Skip to content

19.06.2015

Из жизни непростого слесаря Иванова. 

liza_ray___leap_of_faith_by_lizaray-d5lzi3k

«Однажды администрация завода сказала: Хороший ты парень Иванов, хоть и не парень уже, не пьёшь и не воруешь, хотя мог бы и причина есть, а давай-ка, станешь ты у нас, на передовом заводе, главным слесарем? Слесарь Иванов почесал голову, сдвинул на затылок кепку и посмотрел в небо…» 

И бежали дни как часы и шли месяца как недели и годы текли так, будто прошел один месяц. Кружился холодный снег и лил дождь и падали красные яблоки на свежую траву и молодые звезды чиркали по в древнему небу, добывая кому-то счастье. Слесарь Иванов жил все так же, работал и через несколько лет вдруг стал главным слесарем на заводе. Он и сам не заметил как это получилось. Просто однажды администрация завода сказала: Хороший ты парень Иванов, хоть и не парень уже, не пьешь и не воруешь, хотя мог бы и причина есть, а давай-ка, станешь ты у нас, на передовом заводе, главным слесарем?
Слесарь Иванов почесал голову, сдвинул на затылок кепку и посмотрел в небо. Звезды чиркали очень высоко и еще дальше, видимо где-то на юге, падали крупные яблоки. А по небу над головой вот вот должны были поползти снеговые облака.
Все было обычно, все как всегда.
И слесарь согласился.
Ему казалось что ничего не изменилось в его жизни. Он так же жарил себе яичницу по утрам из трех желтков, так же засыпал около полуночи и видел те-же сны.
Света обнимала его в этих снах, но теперь не так часто и слесарь больше не плакал, а лишь улыбался во сне. Мало ли, что приснится.
А однажды про Иванова написали в газете. Что вот мол, смотрите, уже не очень молодой, но все еще подающий надежды главный слесарь. Есть такой.
Его друг шофер Запорожко не простил ему этого. Все прощал, а вот этого не простил. Потому что он был гораздо лучший шофер чем Иванов слесарь. И нет справедливости. И нет слесаря Иванова, а есть самозванец.
Слесарь Иванов только пожал плечами, с тех пор как он потерял Свету, он переживал любую потерю легко. Пожелал Запорожко счастливого пути и закрыл дверь, хотя шофер еще долго гневно бибикал. Слесарь не обиделся, Запорожко многие годы был ему верным другом, и не его вина, что хотел он всегда быть лучше всех. В конце концов у него еще оставались инженер Федоров в Альпах и на лыжах и добрый Кириллов с женой и борщем.
Однако на этом дело не кончилось. Газету с портретом Иванова неожидано увидели на радио. Увидели и подумали, раз о слесаре в газете пишут, то и на радио его надо позвать, а то как-то неудобно. Позвали его и спросили: «А как вы, Слесарь Иванов, относитесь «к событиям на» и слесарь ответил. Впрочем, ничего нового он не сказал. Что нового могло произойти в мире, где каждый день зреют яблоки и падают звезды, а никому, кроме садовников и звездочетов, нет до этого дела. Да и нет уже почти совсем никаких садовников, есть огородники и садоводы, а садоводы это совсем не садовники. Ни чистых фартуков ни сказки. Ну, может звездочеты еще сохранили немного волшебства, сняв с себя высокие колпаки с золотыми звездами и назвавшись разом остро, сине и гулко — астрономами…

Федоров послушал радио с Ивановым, помахал ему лыжей и пожелал счастья. Но не ушел. Значит искренне пожелал.
Потом слесаря Иванова показали по телевизору. Сказали, смотрите люди, какой в наших краях появился слесарь. О нем в газете написали, на радио он выступил, по логике вещей надо его и по телевизору показать. Ну вот вам, товарищ Иванов, логика вещей.
Смотрите какой, он прост, добр и немного грустен. Что еще нужно чтобы быть хорошим парнем?
«Быть парнем» — подумал слесарь и снова почесал начинающую седеть голову.
Он пришел к доброму Кириллову и на этот раз выпил стопку перед борщем. Потому как ну не каждый день тебя показывают по телевизору.
Борщ был хорош и стопка тоже. В центре стола Кириллова лежали крепкой горкой красные яблоки.
Слесарь взял одно, закрутил темном столе и глядя на него, засмеялся. Яблока ему не хотелось, но заботливый Кириллов положил Иванову его в карман. И слесарь пошел домой.

…этим же вечером ему написала Света.
Наверное, если бы с неба разом упали все звезды, разом исполнив все желания, только тогда слесарь поверил бы что это возможно. Дело даже не в том, что ничего особенного она не написала, прошло несколько лет, почему бы и нет в конце концов. Дело было в том, что очень боялся слесарь, что если и снился он ей хотя бы раз, Света с утра только морщилась, думая «Ерунда какая-то приснилась» и скорее бежала в ванную.
Но Света писала что она видела его по телевизору, слышала по радио и в газете читала, что рада за него и всегда верила, что однажды он станет непростым слесарем. Что у нее тоже все хорошо и счастливо и растет у нее теперь маленькая дочка. «А глаза и улыбка?» — спросил слесарь. И Света его успокоила, у девочки такие же глаза как у нее и улыбается она так же.

Мир слесаря собрался в одну прозрачную каплю и перевернулся.
И вовсе не от того, что словно звезда в темном небе, сверкнула мысль что может быть случилось чудо и странная его судьба однажды забрав у него любимую женщину, сделала это только для того, чтобы вернуть ему двух.
И вовсе не от того, что улыбнулся он тут же, поскольку не появляются детки просто так, сами по себе и «все хорошо и счастливо» то есть давно уже у девочек Свет есть свой, любимый мужчина для одной и папа для другой. И все в одном лице. И лицо это, совсем не Иванова.

Но вдруг явно и свежо, как в детстве, запахли беременные дождем тучные облака. Закружились беззвучно, словно быстрые мотыльки, нежные снежинки. Где-то далеко упало яблоко на зеленую траву, тяжело и веско, словно лошадь копытом переступила. Ослепительными искрами летали по небу вечно молодые звезды, неся на упругих хвостах чьи-то заветные желания.
Слесарь Иванов вдруг ощутил, что Света никуда не уходила. Что она всегда была здесь, во всем, в снежинке касающейся щеки, словно ее ресницы когда-то, в улыбке малыша в детской коляске, с которым Иванов перемигнулся возле подьезда, в запахе снега и теплом дожде, так похожем на смех Светы.
В девушке, которую может быть еще суждено ему встретить.
Мир снова покачнулся и встал на место.
Он снова был волшебен и тем самым обычен. Как всегда.
«Я пойду узнавать тебя, Света!» — весело сказал Иванов и высоко-высоко подкинул красное яблоко в руке. И поймал его.


« »

Share your thoughts, post a comment.

(required)
(required)

Note: HTML is allowed. Your email address will never be published.

Subscribe to comments