Skip to content

22.11.2017

И ПАРАДОКСОВ ДРУГ

tumblr_nsksarkFk91ri6x74o1_540

«Хотя мастера чань порой утверждают, что коаны формируются стихийно и главным образом интуитивно, тем не менее, анализ их содержания и структуры позволяет выявить ряд  специфических приёмов, которые объективно участвуют в этом процессе и отражаются в отношениях между элементами коанов.

Сразу отметим, что главным методом построения коанов является метод контраста, который реализуется посредством того или иного способа соотнесения противоположностей. Это относится и к содержанию, и к языку, и к внутренним отношениям в коанах. При этом в качестве противоположностей могут выступать и реальные объекты с их свойствами, и ментальные феномены — мысленные образы, понятия, слова, их значения.

Охарактеризуем наиболее часто встречающиеся способы оперирования с противоположностями в процессе построения коанов.

I. Соединение противоположностей.

Этот способ объединяет в одну структуру противоположные феномены таким образом, что они образуют целое, элементы которого тем или иным способом дополняют, восполняют, обогащают, модифицируют друг друга, придают друг другу новый статус и т. д. Данный способ реализуется с помощью ряда особых приёмов.

1. Дополнение какого-либо феномена его противоположностью.
Цель этого приёма — показать ошибочность использования того или иного явления, действия и т. п. обособленно от их полярных коррелятов. Такое использование из-за своей односторонности оказывается неэффективным и даже ущербным. Продемонстрируем это на примере коана «Кулак Мокусэна». […]

2. Соединение разнородных реалий.
С помощью этого приёма строятся комбинации, элементы которых, взятые по отдельности, являются вполне обычными, нормальными феноменами. Но чаньские мастера, взяв их совершенно из разных областей и соединив, производят нечто нереальное, в таком виде в действительности невозможное. […]

3. Соединение реального и воображаемого.
Благодаря этому приёму совершаются действия и события, которые в действительности или нежелательны, или невозможны. Тем самым создается парадоксальная картина реально невозможного единства. Так, на вершине горы может расти трава без корней, листья могут шелестеть, хотя нет ветра. В другом коане воображаемым мечом совершают воображаемое отсечение головы. Суть такого приёма — утверждение чего-то, противоположного реальному, приписывание последнему неёстественных черт, вследствие чего реальность наполняется ментальным, художественным содержанием, становится более впечатляющей, загадочной, фантастичной. В целом картина приобретает особый, сокровенный смысл.

4. Соединение разных толкований символов, высказываний.
Часто одни и те же символы и высказывания можно истолковать по-разному. На этом их свойстве мастера чань построили немало коанов. Поскольку толкования могут иметь противоположный смысл, то коаны приобретают вид противоречивых структур.

5. Соединение взаимоисключающих противоположностей.
Этот приём довольно часто используется мастерами чань для построения коанов. Именно он создает наиболее трудные и невероятные мыслительные структуры. Для этого чань-буддисты считают вполне допустимой такую операцию, как соединение утверждения и отрицания. […]

II. Противопоставление противоположностей.

Этот способ соотнесения противоположностей также реализуется с помощью разных приёмов. Эти приёмы отличаются друг от друга характером самих противоположностей.

1. Противопоставление противоположных реалий действительности.
В качестве таких реалий могут использоваться оппозиции самых различных феноменов — противоположные условия или предпосылки чего-либо, способы жизнедеятельности, образы поведения, добро и зло, вера и неверие, различные убеждения, точки зрения и т.д. […]

2. Противопоставление фундаментального и обыденного. […]

3. Противопоставление реального и представляемого, воображаемого.
В этом случае соотносятся, с одной стороны, какие-либо реальные явления, события и т. п., а с другой -представления о них, существующие в сознании, воображении. Цель коанов на этот раз — показать ошибочность вторых феноменов.

4. Переход от одного поступка к противоположному. […]

5. Противопоставление высказыванию контрвысказывания.
Суть этого приёма заключается в том, что высказанному кем-либо соображению противопоставляется противоположное высказывание. Таким способом формулируется новая мысль, новая идея, которая, в свою очередь, может стимулировать дальнейший мыслительный поиск.

6. Использование инверсии.
Этот приём используется в коанах или в форме перестановки субъекта и предиката высказывания или в форме перестановки высказываний в комбинации из двух высказываний. Цель такой операции — представить иной, противоположный взгляд на то или иное явление, свойство и т. п., на роль и значимость элементов таких корреляций. Вот, например, как это представлено в следующем коане. Кёсэй однажды спросш у монаха, что за шум раздается за дверью. Монах ответич, что там змея заглатывает лягушку. «Я думал, что жизнь — это страдание, а оказывается, что страдание — это жизнь», — ответич Кёсэй. С помощью инверсии может быть сформулирован новый и притом достаточно глубокий вопрос. Так, отталкиваясь от исходной фразы, чаньский мудрец спрашивает: «Все вещи возвращаются к единому; к чему же тогда возвращается единое?»

7. Использование двусмысленных слов или действий.
Этот приём довольно часто используется мастерами чань. С его помощью достаточно легко поставить человека в затруднительное положение, вызвать в нем непонимание, недоумение, вопрос и тем самым побудить к интенсивной умственной работе […]

III. Подмена какого-либо феномена его противоположностью.

Этот способ построения коанов реализуется также с помощью определенного набора приёмов. Охарактеризуем некоторые из них.

1. Отнесение вопроса к противоположному корреляту.
Всякий вопрос может быть отнесён к определённому объекту, т. е. к тому, что является предметом этого вопроса или признаком предмета. Например, вопрос «Как выглядит твой лик?» относится к такому предмету, как лик, и к такому его признаку, как его вид. Такой способ задавания вопросов можно называть обычным, адекватным. Но вопрос может быть задан парадоксальным образом. Его относят не к соответствующему предмету, а к его противоположности. А такая противоположность оказывается чем-то невероятным: предмет или отсутствует, или становится чем-то трудно представляемым. Тут-то и следует обращаться к чему-то загадочному, неёстественному, переориентироваться в сферу явлений иного рода. Такими являются, например, следующие вопросы, встречающиеся в коанах: «Каким был твой лик первозданный, когда твои родители ещё не произвели тебя на свет?». «Где ты будешь находиться, когда твоё тело будет кремировано и пепел развеян по ветру?». Ясно, что в этих случаях речь идет об ином лике по сравнению с обычным (о вечном, духовном облике человека) и об ином «Ты» (о духовной ипостаси физического «Ты»).

Эвристическая значимость подобных вопросов состоит в том, что они могут выводить мышление к иным типам объектов и явлений, противоположным по своей природе известным типам.

2. Представление чего-либо в ином виде.
Своеобразие этого приёма состоит в том, что у некоторого феномена мысленно исключаются какие-нибудь его черты, признаки, элементы. В результате этой операции данный феномен приобретает иной, а то и противоположный вид. Теперь его содержание количественно беднее, но зато определённее, более выпукло и чётко проступают оставшиеся признаки. Поэтому теперь легче проникнуть в его глубину, в его суть. Феномен приобретает новый смысл, новый статус, раскрывается его истинная природа, скрывавшаяся ранее под слоем поверхностных характеристик. […]

3. Изменение смысла поступка на противоположный.
Смысл поступка — это, прежде всего, его этическая ценность: полезен он или вреден, благотворно или негативно влияет он на моральное состояние людей, может ли он использоваться ими в качестве положительного или, напротив, отрицательного символа? С позиции этих критериев тот или иной поступок может быть оценен и как положительный и как отрицательный.

4. Замещение понятий метафорами.
Коан и заключенная в нём тем самым парадоксальная ситуация могут быть построены путём такого замещения, после чего действия, которые могут быть отнесены к предмету понятия, соотносятся с собственным значением метафоры. […]

5. Подмена адекватного ответа неадекватным.
Этот приём использовался учителями чань, когда они не хотели прямо отвечать на вопросы учеников и отвечали неадекватно. Тем самым они хотели выразить какое-то особое отношение к монахам или к предмету вопроса. […]

6. Совершение поступков, противоположных норме.
Таким приёмом учителя чань выражали какую-либо особую мысль, старались передать ученикам какое-то важное духовное послание. Это видно, например, из коана о необычном поступке наставника. […]

7. Перенос действия с предмета на представление о нём.
Суть этого приёма состоит в следующем: какой-то человек, говоря о чем-либо, оперирует представлениями об этом. Другой же соотносит с этими представлениями реальные действия, как если бы речь шла о самих предметах. И, основываясь на этом, данный человек наделяет первого физическими свойствами. […]

8. Замена слов жестами или поступками.
Нередко учителя чань в своей практике использовали вместо слов какие-нибудь действия, поступки, жесты. Это делало выражаемые таким образом мысли особенно трудными для понимания, но зато требовало от учеников большого напряжения умственных способностей. Такой способ общения отразился в целом ряде широко известных коанов, выглядевших по этой причине особенно парадоксальными. Ученикам приходилось немало потрудиться над разгадкой их смысла. […]

То, что происходит в сознании, в душе, по мнению чань-буддистов, трудно выразить словами. Во многих случаях последователи чань противопоставляли словам жесты, движения различных частей тела. В итоге в этой среде сложился своеобразный эзотерический язык.

Основной принцип построения коанов. После проведенного анализа способов построения коанов этот принцип становится вполне очевидным.Это принцип контрарности. Он заключается в соотнесении противоположностей, в построении структур, содержащих противоположные, контрарные элементы.

Соотнесение именно таких элементов и позволяет создавать парадоксальные ситуации. Поэтому первой установкой процесса исследования коанов должен быть контрарный подход: выявление противоположных элементов в коанах, определение характера их соотнесения (соединения, противопоставления, подмены) и распознавание конкретного приёма, реализующего это соотнесение. Все эти операции выступают в качестве первичных шагов при истолковании коанов. Благодаря тому, что в основу структуры коанов кладется принцип контрарности, исключается полный произвол в подборе их элементов. Они должны представлять собой оппозицию, состоящую из противоположностей. Таким образом, первой и определяющей чертой логики коанов является отношение контрарности между их элементами — между вопросом и ответом, утверждением и отрицанием, между содержательными элементами коана и т. д. Из этого можно сделать первый методологический вывод, имеющий большое значение для разрешения парадоксов, содержащихся в коанах. Искомый элемент должен представлять собой противоположность какому-то элементу коана, данному в нём явно или неявно. Проблему, однако, сразу не удаётся решить, поскольку не всегда просто определить, какой из имеющихся элементов следует выбрать в качестве искомого коррелята реконструируемой оппозиции. Отношение контрарности может проходить внутри коана по разным линиям и планам, из которых нужно отобрать более подходящий для ответа. Часто, например, неясно, в каком аспекте, в какой роли, функции или статусе следует рассматривать известный элемент. И поскольку таких характеристик у подобного элемента может быть несколько, то и предполагаемых решений также будет некоторое количество. Поэтому нужно искать ещё и другие необходимые предпосылки правильного решения. Коаны, как и научные проблемы, подчиняются достаточно известным и весьма продуктивным стратегиям решения. Это движение в процессе поиска искомого от общего к частному или, наоборот, от конкретного к универсальному, от фундаментального к обыденному и т. п.

Описанные выше приёмы построения коанов также можно использовать в качестве стратегии поиска их решения. Поскольку в них указаны типы противоположных феноменов, то это может помочь определить тип искомого элемента коана, что будет подсказкой в его поиске. Например, если мы установили, что типом данного в коане элемента является «фундаментальное» или «реальное», то типом искомого элемента будет, соответственно, «обыденное» или «воображаемое».

После установления основного принципа, заложенного в структуре коанов, их можно определить как краткие содержательные структуры, построенные на основе того или иного вида контрарности. Кстати сказать, что и все учение чань базируется на этом принципе — на единстве или противопоставлении противоположностей».

Майданов А.С., Коаны чань-буддизма как парадоксы, в Cб.: Противоположности и парадоксы (Методологический анализ) / Под ред. И.А. Герасимовой, М., «Канон +»; «Реабилитация», 2008 г., с. 326-345.



« »

Share your thoughts, post a comment.

(required)
(required)

Note: HTML is allowed. Your email address will never be published.

Subscribe to comments