Skip to content

12.12.2017

Как вывести историков из окружения?

045f194f6a3998132f9895e6c13c

Ясно одно: делать это следует организованно, а еще лучше — комфортно, с кухнями, обозами и маркитантками. Но, возможно, главным объектом нашей заботы должна стать Церковь. Попов обижать не надо бы, — невзирая.

Когда попы договаривались о согласовании даты Сотворения Мира, это был важнейший политический момент. У меня разных шкал штук тридцать, то есть разногласия были нешуточные. Победил сильнейший, — а как иначе? На кону стояли ресурсы, в том числе, человеческие. Год разногласий — 700 тысяч погибших и умерших от голода. Надо ли винить священников в недостаточной упертости во имя научной истины? Я бы не стал.

История — вспомогательная дисциплина науки Идеология.
А наука Идеология нуждается не в отвлеченной исторической истине, а в победе — прямо сейчас. У юриста — свои цели, у бойца смешанного стиля — свои. И у каждого свои критерии правоты. Идеология это боец, а История это юрист, работающий на бойца. Задача юриста — найти обоснование, а не нудить.

Напомню, что даже суд — процесс состязательный, и побеждает в нем тот, кто лучше подготовился к процессу. Механической правды в суде не существует потому, что общество — не механизм.
Как только общество станет механизмом, человечество умрет — как в опыте со Вселенной-25. Границы нас убивают. Поэтому гуманитарная истина условна и очень пластична: сегодня гуманно принести врага в жертву, а завтра — простить. История — гуманитарная дисциплина и, напомню, — вспомогательная.

ЛОЖЬ ВО СПАСЕНИЕ КАК СИСТЕМА
Существуют мидовские договоренности, — важней их мало что есть.
Поймали шпиона и втихую обменяли — есть ли здесь кто-то заинтересованный в обнародовании истины? Нет таких.
Условный Сталин ведет сепаратные переговоры с условным Гитлером. Что об этом узнают историки? Да, ничего не узнают.
Столкнулись интересы держав — на пограничных островах. Перетолковали, пришли к согласию, и первооткрывателем стал числиться Иванов, а не Гольдберг.
Какие претензии к Иванову? Это вообще не его уровень. И тем более не уровень его фанатичного бытописателя.

Вот всплыло, что у Саддама не было ядерного оружия, и что это изменило? А главное, сколько раз подобное не всплывало?
Ну, хорошо, американцы на Луну не летали. Знаете, сколько явно подложных патентов в моей базе? Да, две трети, не меньше.
А есть еще и различия в трактовках… я делал описание изобретения — одно слово меняет все. И я убил на это месяца три.
А теперь представьте массив патентов за 19 век и потребуйте от историка установления истины — особенно там, где профессиональные патентоведы не справились.
Историк имеет дело с обществом, а общество, оно как суд, — процесс соревновательный: кто выиграл, тот и прав.

ПЕРСПЕКТИВА
Истина будет установлена. Это неизбежно.
Едва будет оцифрована критическая масса документов 19 века (возможно, считанные проценты), мат.анализ все поставит на свои места — очень быстро.
И здесь, кто не спрятался, я не виноват.

ЗАДАЧИ
Основной текущей задачей представляется вовсе не установление истины, а подготовительные работы.
Мы собираемся перемонтировать скульптурную группу высотой с Родину-мать, состояющую из желатиновых карт и фарфоровых костяшек домино. И лично я не хочу, чтобы при работах кто-то из монтажников или слесарей расшибся или утонул в поплывшем желатине. Поэтому — сначала маты, пароллон, пенополистирол и страховочные тросы во всех мыслимых видах. Поэтому никакого мата на площадке, никакой нервотрепки и никакой суеты. Работаем как альфа: тихо пришли, тихо сделали, тихо ушли.

ПРЕДСКАЗУЕМЫЙ РЕЗУЛЬТАТ
Бесформенная масса превратится по итогам перестановок в сияющую жар-птицу, захватывающую дух каждого туриста — раз и навсегда. Сожалений о прошлой конструкции быть не должно. И не будет, если собрать правильно.
Наша история, на деле, прекрасна.



« »

Share your thoughts, post a comment.

(required)
(required)

Note: HTML is allowed. Your email address will never be published.

Subscribe to comments