Skip to content

16.04.2011

К ВОПРОСУ О ПОЛЬЗЕ, ЗНАЧЕНИИ И ПРЕДНАЗНАЧЕНИИ. ЗНАНИЕ — СИЛА, ТАК ЛИ ЭТО?

4597

ВЕЗЕНИЕ, ХОТЕНИЕ, СТРЕМЛЕНИЕ, ЗНАНИЕ, УМЕНИЕ — ЧТО ЭТО ТАКОЕ?

и так, что такое любовь? — О, это … такое, большое, чистое, светлое и очень, очень радостное! Если все это таки так, то куда и почему все это исчезает? Было и сплыло, а что дальше?

Любовь всегда была неоднозначным и довольно расплывчатым понятием. Но в наши дни под любовью подразумевают в основном новую разновидность любви – Партнёрскую любовь. Причиной такого толкования любви стало равноправие, доведённое до крайности – до противоестественного равенства полов.

Возлюбленных на всём протяжении истории человечества соединяла инстинктивная Природная любовь, которую и воспевали поэты всех времён и народов. Причём воспевали они не столько взаимную любовь, сколько неразделённую, с которой связано больше эмоций. Но раньше в браке традиционно не было места для любви, ведь в брак во все времена вступали исключительно по принуждению, ради достижения социальных и материальных целей, часто не своих, а родителей или хозяев. Поэтому любовь всегда ассоциировалась либо с добрачными страстями, либо с внебрачными связями.

Движущей силой Природной любви является «зов пола» — проявление инстинкта продолжения рода у всего живых существ, дающих потомство посредством двуполого размножения. Обычно этот инстинкт проявляется у «братьев наших меньших» сезонно, но у людей, жизнь которых с веками всё меньше стала зависеть от времён года, зов пола стал «демисезонным».

646d354c0bb90852a5-45484236

Основной задачей для продолжения рода было банальное обеспечение выживаемости потомства через его приспособляемость к окружающей среде. Это обеспечивалось периодическими случками с разными особями для того, чтобы из произведённого потомства выживали самые «удачные» особи. И именно по этой причине зов пола (Природная любовь для людей) ограничен по времени, чтобы дать возможность особям спариваться в разных сочетаниях. Современникам это не очень нравится, хотя понятно, что в инстинктах не могли быть заложены такие понятия как моногамия, личностная близость и семейное счастье, ведь все они — результат достижения обществом высокой степени цивилизованности.

К тому же, нужны определённые предпосылки для того, чтобы поднять Природную любовь на качественно новый уровень и превратить её в бессрочную Супружескую любовь – залог семейного счастья и моногамии. А подавляющему большинству людей до ХХ-го века они были просто недоступны. Именно поэтому семейное счастье и личностная близость супругов до сих пор традиционно воспринимаются как чудо или награда «за заслуги перед высшими силами». Но люди всегда стремились к счастью, которое «дарит» Природная любовь. Ведь она позволяла всем возлюбленным, невзирая на их социальное и материальное положение в обществе, испытать привязанность, взаимозависимость и в чём-то наркотическую эйфорию. А так как такие сильные и приятные чувства сравнительно быстро заканчивались, сменяясь отчаянием и разочарованием, людям при отсутствии соответствующих научных знаний (Эвтихизменогамология) приходилось придумывать всевозможные мистические объяснения.

Для современников уже не так фатален «уход» взаимной любви по окончании природного срока, ведь им доступны основные предпосылки для перехода от эйфории Природной любви к семейному счастью Супружеской любви. А предпосылки эти: всего лишь равноправие, достаточные знания об интимной жизни и отсутствие неуместной стыдливости и брезгливости. И, казалось бы, современники, которым стали доступны эти предпосылки, должны были «купаться в счастье». Правда уже многим парам, которых соединила Природная любовь, удаётся «случайно» личностно сблизиться и «заработать» семейное счастье. Но, к сожалению, знания и равноправие привели к противоположному результату.

Произошёл перегиб в сторону увеличения роли полового удовлетворения при отсутствии брезгливости к нелюбимому телу. Поэтому, несмотря на предпосылки, большинство современников пошли иным путём, приведшим их в условиях равноправия к новомодной Партнёрской любви, которая и укоренилась, «благодаря» доступности развлекательного секса. Ведь после Сексуальной революции развлекательный (дружеский) секс стал привычным уже с юного возраста.

Такое поведение подростков — вроде бы показатель свободы личности и не осуждается обществом, как, скажем, употребление алкоголя, табака и наркотиков несовершеннолетними такого же возраста. Но дело ведь не в изменении норм общественной морали, а в том, что побочным действием такой привычки стали трудности с личностным сближением. Ведь экспериментальный, развлекательный и «спортивный» секс с нравящимся, но малознакомым партнёром приводит лишь к сексуальной зависимости, а не к личностной близости, как принято думать.

Однако многие принимают такое взаимное притяжение за «настоящую» любовь, хотя это всего лишь Партнёрская любовь – суррогат Природной любви. Но в условиях отсутствия Природной любви, современники бальзаковского возраста вынуждены довольствоваться и таким суррогатом – Партнёрской любовью, при этом искренне веря, что это и есть настоящая любовь. И дело у них даже доходит до свадьбы. Хотя если даже вспыхнет Природная любовь между парой, привыкшей к развлекательному сексу, она весь природный срок может потратить на упоённость сексом, так и не сблизившись личностно.

Партнёрская любовь – так называемые Отношения – это всего лишь дружеская привязанность, которая на время «прогоняет» душевное одиночество и помогает удовлетворить половую потребность. Отношения – просто дружба пары независимых личностей, «отягощённая» сексом. А такая дружба вполне выглядит внешне как личностная близость, поэтому не только окружающие, но и сама пара принимает Отношения за любовь. Примерно так же многие супруги считают свой Партнёрский брак счастливым, хотя живут как соседи по коммунальной квартире, не понимая сущности семейного счастья, пока обстоятельства не вынудят их понять разницу.

Путаницу в восприятии создаёт ещё и то, что часто пары, соединённые Природной любовью и вступившие в брак, «просыпаются» по окончании природного срока в Партнёрском браке, так и не сумев достичь Супружеской любви. К тому же, в Партнёрском браке, заключённом парой, соединённой Партнёрской любовью, такие же проблемы, как и у «потерявших любовь» супругов – душевное одиночество и личностная независимость, мешающие им жить «душа в душу». А раз результат тот же, то в любом случае проще развестись и найти новую половину, хотя учесть ошибки не всем «по плечу», чтобы избежать их.

783ce54c0bdd202198-45484424

Обычно целью Партнёрской любви является отнюдь не семейное счастье, а всего лишь комфортное удовлетворение половой потребности без создания семьи. А при таких взаимоотношениях, не скреплённых Природной любовью, рано или поздно тело партнёра начинает «приедаться», а личность – раздражать. Поэтому и приходится разойтись и стать друг для друга «бывшими», потому что трудно долго терпеть рядом чужую личность.

«…трудно ли терпеть рядом чужую личность» — Хороший вопрос? А если трудно, то почему? Трудно это КАК? — Хорошо это или плохо?? А что такое ПЛОХО???

Пара, соединённая Природной любовью, редко становится парной личностью, как это бывает при вспышке взаимной Природной любви. Ведь партнёры продолжают оставаться независимыми личностями со своими эгоистическими интересами, что и мешает им идти на компромиссы, разве что в виде сделки: «ты мне — столько, я тебе — столько же». А при таких взаимоотношениях крайне трудно пожертвовать чем-то личным. В то время как личностно близкие возлюбленные готовы пожертвовать чуть ли не всем, что у них есть. Поэтому и достигаются компромиссы довольно легко и по любым вопросам после откровенного разговора двоих душевно близких возлюбленных.

Смысл взаимоотношений пары сожителей не меняется, если их по-современному назвать гражданскими супругами, бой-френдами и гёрл-френдами. К тому же, в отличие от Природной любви, при которой пара стремится к созданию семьи, Партнёрская любовь обычно приводит лишь к «вялотекущему» сожительству: пару объединяют общий быт и совместное удовлетворение половой потребности. Партнёры в такой паре не становятся друг для друга самыми-самыми, единственными и родными — они друг для друга взаимозаменяемы. И поэтому им легко согласиться на «секс втроём», свингерский обмен партнёрами и «групповуху». Ведь если рядом с тобой живёт не твоя единственная и неповторимая половина, а целью Отношений и Партнёрского брака считается «хороший секс», то почему бы не разнообразить половую жизнь с помощью других тел?

Но современники пошли ещё дальше с выбором тел. Именно из-за того, что для Партнёрской любви, как и для Партнёрского секса пол партнёра не важен, с каждым годом растёт количество бисексуалов и бисексуалок, которых по инерции продолжают называть геями и лесбиянками. А из-за того, что Партнёрская любовь на самом деле способна объединить как разнополую, так и однополую пару, этот факт вконец «размыл» смысл и понимание любви.

И если мало кто понимает разницу между Природной, Супружеской и Партнёрской любовью, и все эти разновидности называют одним расплывчатым словом Любовь, этим вводятся в заблуждение даже грамотные (по сравнению с предыдущими поколениями) современники. И именно из-за такой путаницы многие ищут любовь и счастье там, где её просто не может быть. Впрочем, большинство привыкло искать любовь не с серьёзной целью, а лишь в качестве развлечения (секс без обязательств) и «бегства» от одиночества, ставшего настоящим бичом цивилизованных стран. А душевное одиночество – благодатная почва для Партнёрской любви. И отчаявшись найти свою половину для семейного счастья, современники от одиночества согласны даже на Партнёрскую любовь, которая не приносит ничего кроме разочарования в любви вообще.

Партнёрский брак и Партнёрская любовь, не приводящие к семейному счастью в условиях равноправия и материальной независимости полов оказываются иногда даже удобными для карьерного роста. Но если Партнёрский брак с одной стороны — это личное дело супругов, то с другой – это должно заботить общество, ведь при таких взаимоотношениях невозможно воспитать в детях стремление к Супружеской любви и семейному счастью в будущем. Хотя это мало кого заботит, ведь не только супруги из Партнёрских браков, но и матери-одиночки препятствуют будущему семейному счастью своих детей. Нет понимания того, что стремление к семейному счастью и Супружеской любви не инстинктивное, а воспитывается родителями в атмосфере гармоничной семье.

ТАКИ ВОСПИТЫВАЕТСЯ, А ЕСЛИ НЕТ?

Дофаминовая любовь

В детстве я читала много книг. Больше всего — фантастики. Меньше всего — книг о любви. Фантастика мне казалась куда более приближенной к реальности, чем все то, что было написано про любовь. Самым фантастическим в любви для меня был тот факт, что все героини романов непременно влюблялись в негодяев. Скарлет О’Хара —  в Рэтта Батлера, Татьяна Ларина — в Онегина. Ну ладно, романтические негодяи не играли в карты на своих девушек, не пили, не буянили и не били дам (тогда бы какие они были бы романтические?).  Но, согласитесь,  с девушками, которые были в них влюблены,  вели себя мерзко. Пушкин вообще про это написал «Чем меньше женщину мы любим, тем больше легче нравимся мы ей».

Я по молодости не могла поверить, что женщины по доброй воле могут выбирать для себя плохие, тяжелые, ранящие отношения. Решила, что Пушкин — дурак, и это интересно. Чтобы пристально изучить это интересное недоразумение, я даже чуть не поступила в университет на факультет русского языка и литературы. Но судьба распорядилась иначе. Мне посчастливилось самой влюбиться в негодяя, после чего пришлось поступать на факультет психологии, чтобы пристально изучать себя.

Мыслители всякие, философы-психологи, специалисты всякие медики-гинекологи, и так и эдак подходили к этому вопросу.Кто все на гормоны списывал. Мол, пришел гормон — уноси святых, интеллект — прощай. Ну ладно, интеллект — прощай, а инстинкт самосохранения как же?  Он ведь раньше интеллекта появился?  Многие тут начинали вспоминать Фрейда с его эросом и танатасом — мы, мол любим, чтобы обязательно в любви не только возродиться, но и помереть. А кто Фрейда стеснялся вспоминать, тот говорил, что травматические переживания детства, туда-сюда, не решенные конфликты с отцовской фигурой заставляют искать вновь и вновь повторения ситуации с партнером, чтобы конфликт, наконец-то разрешился. И все они, по-своему, правы, но мне не хватало главного звена. Ну, поняла уже какая-нибудь умная душечка, что попала в разрушительные, зависимые отношения. Фрейда почитала. Внутренние конфликты с психотерапевтом, например,  проработала. Мужа даже поменяла с негодяя на заботливого. А что-то пресно жить с заботливым стало, как алкоголику в завязке. И все с тоской она своего негодяя украдкой вспоминает. Мол, негодяй, мучил меня. А я-то его как любила!

И вообще идея зависимости очень сильно меня интересовала. Ну как так, нашли уже в организме человеческом механизмы формирования зависимости от наркотиков, никотина, алкоголя. Грубо говоря, естественные вещества, которые отвечают за удовольствие от жизни, сначала временно замещаются наркотическими, а потом организм и вовсе забывает, как правильно естественные вещества вырабатывать. И без поступления искусственных веществ извне организм страшно страдать начинает, тогда это уже болезнь — алкоголизм или наркомания называется. Алкоголик в завязке жизни радоваться почти не может, пока не восстановятся в его мозге опять естественные уровни гормонов. А они ой, как долго восстанавливаются, а часто и необратимые уже изменения наступают. И как обидно — печень еще цела, и здоровье есть, а радости уже нет, и будет ли — не известно.

448cd54c0be750dfcb-45484554

Ну хорошо, а как быть с лудоманией? Она занесена в международную классификацию болезней как зависимость. Когда человек играет в азартные игры на деньги и не может остановиться — это точно болезнь, не хуже алкоголизма. Тут какое вещество поступает и откуда, чтобы изменить биохимию мозга? Что заставляет человека отказаться от прочих удовольствий, ради удовольствия получить совершенно негарантированный выигрыш? В разгар этих размышлений, мне на глаза попалась очередная статья «британских ученых» о гормоне под названием дофамин и его значении в системе поощрения. Честно говоря, найти статью сейчас не могу, вспомнила о ней сейчас и боюсь потерять мысль. Если найдете вдруг в сети, киньте мне ссылочку. Идея, которая меня поразила в статье, была простой, как высказывание Капитана Очевидность. «Неожиданный результат или негарантированный выигрыш поднимает уровень дофамина намного выше, чем ожидаемый приз».

 Светлана Панина

http://etroff.net/dofaminovaya-lyubov.html

Дофамин — это гормон, регулирующий много функций в организме. Но нас интересует сейчас функции в системе поощрения и обучения. Активность, направленная на получение удовольствия, сопровождается повышенным уровнем дофамина и уже сама по себе приносит удовольствие. По сути, нам говорят, что удовольствие от даже небольшого выигрыша в лотерею может дать больше удовольствия, чем от получения зарплаты, которую предсказуемо выдают ежемесячно. Тоже мне новость. Хотя, конечно, «подскакивание» уровня дофамина в межсинаптическом пространстве в несколько раз очень сильно напоминает поведение организма при приеме того же алкоголя. И если в лотерею играть часто, то изменение биохимии мозга можно ожидать точно так же, как и при алкоголизме.

Зачем злая природа заложила в человека этот механизм? Оказывается, для нашего же блага. Удовольствие от неожиданной находки — это отличный мотиватор для поискового поведения, обучения, создания чего-то нового. Вспомните любую задачу, ответа на которую не знали ни вы, ни кто-то еще. И свои ощущения, когда вы ее решили — получилось! Я сделал это сам! Эврика! И воодушевление, которое следует за этим, и желание решить более сложную задачу. А если еще прибавить к этому приятность от социальных поглаживаний в связи с решенной задачей — это он, дофамин выбрасывается в кровь, поощряя удовольствием вашу находчивость.

Опытные педагоги даже ничего не зная о дофамине строят процесс обучения именно по этому принципу — заинтриговать, позволить справиться с задачей самостоятельно, позволить испытать этот всплеск и потом поставить более сложную задачу или «раскрыть карты» и объяснить теорию. Неопытные педагоги гораздо менее эффективны — они сперва разжевывают теорию и объясняют принципы решения типичных задач, после которых ученики механически и без всякого удовольствия шаблонно что-то царапают в тетрадках. Разумеется, поощрение учителя более предсказуемое, но и менее ценное — за что  тут особо поощрять, если он сам все разжевал, в рот положил, думает учитель, а ученик начинает искать удовольствие в других областях жизни, познавая что-нибудь менее предсказуемое.

А теперь вернемся к зависимым отношениям. Наверняка, вы уже сами догадались, куда я клоню. К системе поощрений, которые в отношениях реализуются как нигде наглядно. В самом деле, как мы воспитываем детей? Ведешь себя хорошо, детка, вот тебе пряник. Ведешь себя плохо — получишь по карме. Если на фоне пряников иногда, внезапно и непредсказуемо и нечасто появляются, грубо говоря, тортики, то уровень дофамина взлетает. Но падает потом не до нуля, а до приемлемого и вполне выносимого уровня дофамина. То есть организму все равно хорошо, даже если недавно было ОЧЕНЬ хорошо.

0_188530_5e6b20c5_orig

А теперь представим себе, что детка ведет себя хорошо, но пряников за это регулярно не получает. Ну, таких, положенных привычных пряников, маленьких радостей от жизни, небольших поощрений, подтверждающих его правильное поведение. Положительной обратной связи, короче. И тут, внезапно, ни с того ни с сего, маменька подозвала, по головке в порыве воодушевления и угостила пряником. О, тут у детки от одного нежданного пряника будет уровень дофамина как от целого фургона тортиков! Вообще, чтобы создать крепкую зависимость детей от родителей, надо держать детей в ежовых рукавицах и время от времени совершенно непредсказуемо выдавать им «джекпот» любви. Что получим в итоге? Фоново низкий уровень дофамина не позволит проявляться поисковому поведению (например, для поиска других источников удовольствия, помимо родительской похвалы), а периодические пики гормонов будут заставлять возвращаться к единственно доступному источнику удовольствия снова и снова. Это всего лишь моя гипотеза. Она просто хорошо объясняет, почему дети из очень сильно неблагополучных семей так сильно привязаны к своим родителям. И часто даже сбегают из усыновивших семей с хорошими отношениями к своим непутевым мамам и папам, даже если это грозит им гибелью.

Те, кто попадает в любовную зависимость, уже имели опыт зависимых отношений в своем детстве. И привыкли к дофаминовым всплескам, перепадам, намного превышающим пики «нормального» наслаждения. И предсказуемые пряники их «не прут».  Вот и получается, если муж постоянно приходит домой после работы вовремя, с пакетами продуктов — это умилительно, может,  первое время, но пресно. А вот если придется гадать — придет или не придет? С продуктами или дружками? Пьяный или трезвый? О, пришел, один и трезвый — ура, джекпот!!! С этого соскочить трудно. Хотя мозг все понимает, тело требует своей дозы гормонов, ему без них плохо. Можно ли от этого уйти? Сейчас я уже могу сказать, что да. Несколько лет неразрушительных и поддерживающих отношений плюс какое-то дело, которое может подарить эти самые «дофаминовые пики» — учиться чему-то кардинально новому — самое оно! Желательно с поддерживающими и талантливыми наставниками, позволяющими проявлять много самостоятельности и риска. Тогда есть шанс, что обмен веществ в мозге постепенно придет к балансу и потребность искать сложные отношения отпадет за ненадобностью. И в простых отношениях станет хорошо и приятно. А, может нейробиологи с фармацевтами придумают, наконец, волшебную таблетку, которая будет балансировать гормоны-нейромедиатроы и лечить зависимость от всего.  Но что же тогда будет делать мировая культура?

Куда денет Плюшкиных, Юнгов и прочих Фрейдов?

 

 


« »
Read more from ДАЙДЖЕСТ

Share your thoughts, post a comment.

(required)
(required)

Note: HTML is allowed. Your email address will never be published.

Subscribe to comments