Skip to content

26.06.2015

Мурпоче Цим Мун

++++n

Котэ Мурпаче Цин Мун переживал уже третье своё просветление!

Первое просветление посетило достопочтенного Цин Муна ещё в детстве, когда тот озоруя и немного голодая гнался за жирным хомяком, покинувшим свою клетку из-за плохо затворенной дверцы!
В тот, счастливый для дхармы всех котов, момент Цин Мун был потрясён ясностью происходящего действа, ибо ничего не думал в тот миг! И поэтому так прекрасно осознал, что отсутствие всяких мыслей отсутствием внимания не является!
До этого, воспринимая и впитывая дхарму своего матёрого отца Пуш Муна, маленький котёнок старался быть солидным и горделиво неподвижным, как и его родитель.
Но какая-то заводная пружина всегда прерывала нарочито спокойное поведение, и котёнок пускался в пляс то за своим пушистым хвостом, то за мухой, влетевшей в окно, то за кусочком какой-нибудь нитки или бумажки! Мать умилялась, но отец недовольно жмурился и отворачивался,всем своим видом показывая немое осуждение.
Однажды, он прыгнул на Цин Муна и стал его душить! При этом на ухо Цин Муну отец повторял и повторял заветные слова кошачьей дхармы — мантру ХРРР.
Шкура котёнка оказалась прокушенной, он почти задохнулся, когда отец отпустил его и прочитал проповедь «Кот в доме — тигр на улице» о соответствии движений мыслям!
Оказалось, что всякий кот, познающий дхарму, мыслит только таким образом, чтобы движение тела было продолжением мысли. А если мысли нет, то и движения тоже нет! Оказалось также, что эту трудную дисциплину следует осваивать даже во сне!
С тех пор Цин Мун всё свободное время посвящал наблюдению своих мыслей и синхронизации их со своими движениями, и спать он стал чутко, почти, как взрослый кот!
Стоило ему забыться, как тут же появлялся Пуш Мун и выстраивал свой великолепный пушной корпус в струну — нос к носу Цим Муна, и напоминал ему — ХРРР.
В тот день, когда Цин Мун уже освоил дисциплину, он и увидел хомяка, бегущего в сторону дверной щели!
И ничего не смог с собой поделать! Тело впереди всяких мыслей подхватилось и само понеслось за хомяком. Хотя никаких мыслей при этом Цим Мун не имел!
И когда жирный зад хомяка пересёк дверной проём на полу, Цим Ман совершенно отчётливо понял, что то, что постоянно следило за его мыслями и движениями, живёт своей жизнью, настолько свободной от Цим Муна, что всякое движение есть мысль, а всякая мысль есть движение!
И даже многочасовые «лежания» на подоконнике -есть движение, замороженное Цим Муном, а следовательно мысль!
В ту же ночь автоитет Пуш Муна рухнул навсегда! Цим Мун спокойно заснул, отлично понимая, что уйти от мысли, которая есть движение, невозможно.
И тут перед ним опять оказался Пуш Мун! Схватка была недолгой. Оба отделались разодранными ушами и прокушенными шеями!
Но Пуш Мун признал, что его сын превзошёл учение отца, и с тех пор оставил его в покое!
Второе просветление Цим Муна случилось во время своей женитьбы на сибирской красавице Марусе, которую привезли в дом Цим Муна с Дальнего Востока!
Посвящение в брак было долгим и тщательно ритуальным!
Три дня и ночи Цим Мун ходил вокруг своей невесты и делал странные поклоны кошачьим богам!
Когда он уже основательно устал, то заметил, что Маруся тоже уснула, и довольно крепко!
Цим Мун прыгнул на жену! Он ожидал жестокого сопротивления, и был готов к драке и последующей любви, но сопротивления не последовало! Маруся очень спокойно и кокетливо приняла Цим Муна, и только немного ворчала, когда тот суетился и пыхтел.
В самый кульминационный момент, когда тело Цим Муна яростно запело каждым своим усом и каждой своей шерстинкой, Цим Мун понял, что существует ещё одно состояние — полное отсутствие внимания, мыслей и движения!
Для ощущения всей чудесной палитры чувств, моральных и физических, совершенно не требовалось никакое внимание, чувства приходили сами! Они не внимались, они просто происходили!
Так Цим Мун понял учение о «безопорном внимании», а также понял, что состояние безопорного внимания есть следование той опоре внимания, которая самопроизвольно возникает в этом внимании!
Тогда опора исчезает, а внимание застывает в ясности своего полного самоосознания!
И искусство «не клевать на опору» и является вторым просветлением!
Через много лет Цим Мун научился пребывать в состоянии безопорного внимания почти непрерывно!
Он учил своей дхарме всех местных котов и кошек в течении 8 лет!
Все кошки были его жёнами, а все коты ходили избитыми и поцарапанными Цим Муном!
Авторитет Цим Муна достиг таких высот, что даже хозяева стали его звать Мурпаче!
Мурпаче Цим Мун собирал два раза в год в полнолуние свои знаменитые сатсанги!
Коты и кошки садились вокруг Цим Мана по правильной окружности, и Цим Мун запевал свои знаменитые на всю деревню гатхи!
Коты подхватывали хором, и громко всю ночь читали мантры про безопорное внимание, хотя почти никто не понимал, что происходит.
Самому способному и голосистому своему ученику Цим Мун дарил красивую кошку из своего многочисленного гарема!
Он очень правильно подбирал пары. И поэтому котята в деревне, через некоторое время, все стали походить на маленького Цим Муна! А в округе шептались, что тантра Цим Муна так хороша, а гарем так облагодетельствован вниманием Патриарха, что всех котят «заначинает» сам Цим Мун!
И вот к Цим Муну пришла неожиданная старость!
Он устал проводить сатсанги, ему надоели все его кошки, а коты его не трогали только из чувства глубокого уважения!
Но однажды, когда Цим Мун возжелал полакомиться бабочкой шоколадницей в саду, и уже совсем было стал жевать свою добычу, на него вылетел совершенно рыжий, просто огненный подросший котёнок, и смело залез Цим Муну в пасть отнимать бабочку!
Цим Мун опешил от такой наглости, и замахнулся лапой, но в следующий миг, рыжий котёнок уже оказался на загривке Цим Муна, и яростно драл его шерсть!
Цим Муну хотел подпрыгнуть, ловко перевернуться и наказать нахалёнка, может быть даже убить, но …не смог!
Лапы разъезжались, а в мышцах не было более сил! И весь свет наблюдал, как рыжий подросток «мутузит» знаменитого Цим Муна!
После такого происшествия Цим Мун удалился жить под крыльцо, и очень редко вылезал погреться на солнышке!
Однажды, Цим Мун, как обычно, вышел из под своего крыльца попить воды, и, вдруг, увидел, как мимо него пронёсся целый выводок огненно-рыжих задорных котят!
Он посмотрел на своё, когда-то такое любимое окно, где сидел на подоконнике и проповедовал дхарму, и увидел своего бывшего противника!
Рыжий котёнок не только стал отцом, но и основательно заматерел, раздался в лопатках, его апельсиновый хвост гордо вздымался почти до самой форточки, а усы торчали так далеко, как ни разу не видел в своей жизни Цим Мун!
Зелёные глаза рыжего смотрели на Цим Муна задорно и унижающе!
-Все теперь будут слушать мою дхарму и ходить на мои сатсанги — промурлыкал рыжий!
-А что значит твоя дхарма? — спросил Цим Мун.
-Моя дхарма заключается в простом понимании! Мысль всегда отделена от движения!
Движение не есть мысль! А «безопорное внимание» всего лишь означает, что объект просто не идентифицирован! Ты — старый дурак! Приходи на сатсанг сегодня ночью, я задам тебе жестокую трёпку!
Цим Мун пошёл прочь!
Он вышел за калитку и медленно побрёл в лес, в котором никогда не был!
Пройдя очень много, Цим Мун нашёл солнечную полянку, на ней росли стройные молодые берёзки!
По полянке гулял ветер, и шевелил старый мех Цим Муна!
Цим Мун лёг, и стал ждать смерти…
Он лежал очень долго, солнце пять раз успело встать и зайти. И когда пришла смерть, и судоржно перевернула Цим Муна на бок, и вытянула струной — Цим Мун достиг своего третьего и последнего просветления!
ВСЁ МЕНЯЕТСЯ! МЕНЯЕТСЯ ДАЖЕ ДХАРМА! Меняются её проповедники и поклонники.
И совершенно неважно какую дхарму ты исповедовал.
Дхарма всегда принимает вид своего проповедника.
Дхарма всегда является военным трофеем.
И дхарма для Цим Муна была, всю его жизнь, убегающим толстым хомяком, чей зад был так широк, что не формировалась опора внимания.
Последней мыслью Цим Муна была мысль о том, что Дхармы не существует.
И последняя мысль идеально синхронизировалась с последней судорогой тела!



« »

Share your thoughts, post a comment.

(required)
(required)

Note: HTML is allowed. Your email address will never be published.

Subscribe to comments