Skip to content

13.11.2014

О перспективах английских принцев занять престол Романовых

All_Aces

То-то в России все удивлялись, отчего нам так настойчиво и, казалось бы, беспричинно навязывали смотреть по ЦТ церемонию свадьбы наследника английского престола принца Уильяма с девицей Кейт Миддлтон. Но смотрели. И смотрели с удовольствием. Некоторые, особо впечатлительные, даже слезу пускали. Красиво, черт побери! Свою монархическую династию «в распыл» в 18-м году пустили, а на чужую глядя, в восторге умиляемся… А уж у нашего царя Николая дочки были на загляденье, не в пример англичанкам, да и наследник парнишка смышленый…

А как поживает братец Гарри?

В ТЕ ДНИ экс-дипломат Александр Баунов предложил радикально сменить форму правления в России: вернуться к самодержавию и посадить на российский престол британского принца Гарри. Помните, рядом с наследником мелькал на свадьбе и его младший братец, смешливый рыжеволосый шалопай с громадными витыми эполетами на плечах… В России, понятное дело, предложение расценили как прикол. Зато британская The Daily Mail отнеслась к идее неожиданно серьезно, уцепившись за цитату Баунова:
«Пусть принимает парады, наносит визиты, дает обеды и выступает с новогодними поздравлениями… У нас не бывает королевских свадеб, и я в этом не вижу ничего хорошего. Вся наша придворная жизнь вращается вокруг депутатов с избыточным весом, бездарных певцов и бывших участников телевизионных реалити-шоу. При виде свадьбы (принца Уильяма и Кейт Миддлтон — ред.) и приготовлений к ней, мне думается, что было бы хорошо восстановить у нас монархию», — тиражировала The Daily Mai идею отставного русского чиновника.
Но только ли г-ну Баунову принадлежит в России эта идея? У нее, как оказалось, немало приверженцев. Предложение перестает быть курьезным на фоне результатов недавнего интернет-опроса на сайте «Сноба». По его данным, 39% россиян хотели бы жить в России с конституционной монархией… Для сравнения: нынешний строй поддерживают лишь 24%, и только 12% хотели бы жить при коммунизме.
А тут еще в 2013 году Россия собирается пышно отметить 400-летие Дома Романовых. «Тверская газета», как известно, начала готовиться к этому событию загодя, второй год на 15-й странице еженедельника печатаются материалы, посвященные династии последних русских царей. Но нынешней весной в политических кулуарах обеих столиц как-то по-особенному зазвучали разговоры о том, что дата 400-летия может одновременно стать поводом к восстановлению монархии — пускай в усеченном виде, во главе с государем, имеющим всего лишь парадные представительские функции, как в большинстве нынешних монархий Европы. Может быть, к этому подталкивает тупиковость и слабость нынешней модели управления страной?!
Но возникает вопрос: кто сейчас может реально претендовать на российский престол и как вообще в России определялся порядок престолонаследования?

Закон императора
Соответствующий закон был обнародован и вступил в силу при императоре Павле I. Это случилось 5 апреля 1797 года — в день коронации императора. Российский закон основан на праве мужского первородства. И хотя он не исключает женщин из престолонаследия, но предоставляет преимущественное право мужчинам. Лишь когда пресекается последняя мужская династическая линия, женщина может наследовать престол сама. В соответствии с законом Павла всегда указывается одно-единственное лицо, которое де-юре и является главой императорского дома. В настоящее время в России нет монархии, но если народ вдруг захочет ее восстановить, то только это лицо может вступить на престол. Любой другой вариант явится узурпацией. Вопрос крови — серьезный вопрос.

Сейчас, в силу закона о престолонаследии, главой Императорского дома Романовых является великая княгиня Мария Владимировна. Ее наследник — сын, великий князь Георгий Михайлович. Все остальные родственники членов династии, которые эмигрировали из России и спаслись после революции, происходят от браков, не соответствующих законам династии, и потому не могут ее возглавить или обладать какими-либо правами на престол. Есть, конечно, целый ряд лиц, которые в настоящий момент не принадлежат к Российскому императорскому дому, но имеют гипотетическое место в очереди российского престолонаследия. Это произошло в силу того, что многие представительницы Российского императорского дома выходили замуж за европейских принцев, иногда даже царствующих монархов. Они переезжали в страны, где были их мужья, у них было потомство. И вот это самое потомство по женской линии, в силу закона императора Павла I, находится в гипотетической очереди на российское престолонаследие.

Кто крайний на царство? Я следующий…
Директор канцелярии Дома Романовых Александр Закатов:
— Есть строгий порядок. После ныне здравствующей главы императорской семьи, великой княгини Марии Владимировны и великого князя Георгия Михайловича престол будут наследовать потомки, которые, даст Бог, будут у великого князя Георгия Михайловича.
Если же эта линия пресечется (например, не будет потомства), права на престол имеют в первую очередь потомки тети великой княгини Марии Владимировны — великой княгини Марии Кирилловны, принцессы Лейнингенской. У нее было достаточно много потомков, и эта династия продолжается.
После этого потомства право на престол имеют потомки второй тети великой княгини Марии Владимировны — великой княгини Киры Кирилловны, которая была замужем за главой германского императорского дома принцем Луи Фердинандом. У них также было несколько детей, есть много внуков.

Затем идет потомство великой княгини Елены Владимировны — это сестра дедушки великой княгини Марии Владимировны, первого императора в изгнании Кирилла Владимировича. Елена Владимировна вышла замуж за принца Николая Греческого, у нее было три дочери. Все они вступили в равнородные браки, у них есть потомство — в том числе принц Майкл Кентский. Опять же Майкл Кентский больше известен в России, но вообще-то герцогом (то есть старшим в линии) является его старший брат Эдвард. Поэтому, если бы до этой линии дошла очередь в престолонаследии, преимущественное право имел бы не принц Майкл, а его старший брат.

Майкла Кентского даже в Твери видели. Страстный автомобилист и коллекционер, несколько лет назад он возглавлял автопробег ретромобилей по России и останавливался на ночлег в нашем городе. Но почему-то не принца Майкла, а принца Гарри охотнее называют в числе российских престолонаследников. Может быть, здесь сказывается мировая популярность леди Дианы, распространяющаяся автоматически и на ее обаятельных сыновей — Уильяма и Гарри?!

Директор канцелярии Дома Романовых Александр Закатов:
— Когда говорят, что принц Гарри мог бы наследовать российский престол, в этом есть доля истины: его дедушка, принц Филипп, является потомком великой княгини Ольги Константиновны, королевы Эллинов, дочери великого князя Константина Николаевича, внучки императора Николая I. Поэтому у принца Гарри есть кровь Романовых, и он может теоретически считаться в очереди на престолонаследие. Но для того чтобы права на российский престол дошли до принца Гарри, необходимо, чтобы вымерла большая часть европейских династий — чего, надо надеяться, не произойдет.

О русской национальной мечте
Что такое император для современной России? Не станет ли он анахронизмом в век тоталитарной американской демократии? Или, наоборот, плавно введет нас в общеевропейский дом.
Во-первых, император — это альтернатива президентскому правлению, которое он автоматически отменяет. Вместо Администрации Президента — Канцелярия Е.И.В. Бразды оперативного управления перекладываются на премьер-министра. Во-вторых, это главная представительская фигура государства. Она же берет на себя всю полноту ответственности за все, что происходит в стране. За все грехи ее управления. Реальным хозяевам страны, обладающим деньгами и властью, очень удобно укрыться в тени такой фигуры. Известна фраза Николая I: «Вы думаете, я управляю Россией? Россией управляют сто тысяч столоначальников». Это император говорил о бюрократии. А сегодня к ней добавились сотни и тысячи больших и малых олигархов, под сурдинку «раздербанивших» общенациональные ресурсы. И все они — министры, бизнес-элита, многочисленная обслуга, чиновники высшего эшелона — заинтересованы в сохранении экономического и политического статус-кво. Что президент? Президентов меняют. И еще неизвестно, какой сумасброд может прийти на смену… А вот помазанник Божий — другое дело! Тем более в России, с ее просторами, дураками и дорогами, где всегда будет жива идея «сильной руки». Вот приедет барин, барин нас рассудит, — образно и емко сформулировал поэт Некрасов нашу национальную мечту.
О справедливом государе в России мечтают все, кто встроен в систему государства и связывает с ним определенные ожидания. Не мечтают только те, кто не встроен, — продавшиеся масонам демократы, сумасшедшие, бомжи и поэты…

Царь Борис в роли Годунова
Пик реставрационных настроений в Кремле пришелся на 1997-1998 годы. Борис Ельцин, озабоченный тогда поисками надежного преемника, всерьез задумался о реализации «Русского пакта Монклоа», то есть подписания, по образцу постфранкистской Испании, некоего договора о политическом примирении — на условии возвращения монархии. Неизвестно, каким образом Ельцин намеревался уговорить на такой шаг, например, коммунистов — но факт остается фактом: подготовка к «возвращению государя» вступила в практическую фазу. Тем более что нашлись у проекта «Царь» и очень влиятельные лоббисты: Немцов, бывший тогда вице-премьером в «правительстве молодых реформаторов» и считавшийся преемником Ельцина, и всемогущий на тот момент управляющий делами президента Павел Бородин…

Царское серебро и салфетки с монограммой
Рассказывают, что якобы имеются свидетельства неких анонимных сотрудников Управления делами президента. Воспоминания одного из них даже приводятся:
— Я лично держал в руках салфетку с вышитой царской монограммой; столовое белье для торжественных приемов будущего царя готовилось на совесть. Специальные комиссии отсматривали эскизы «коронационного» фарфора и столового серебра. Частично эта посуда до сих пор используется на кремлевских приемах — естественно, уже без монограммы, просто с орлом. У Пал Палыча Бородина в хозяйстве ничего не пропадало. Пригодилась, кстати, и парадная форма для Первой роты Кремлевского полка, пошитая также специально к коронации. В киверах и колетах по образцу русской гвардейской пехоты 1912 года «кремлевцы» щеголяют на различного рода церемониях до сих пор.
Есть подозрение, что сама реконструкция Большого Кремлевского дворца была затеяна Пал Палычем Бородиным именно в расчете на будущую коронацию. Ведь БКД — коронационный дворец, цари не жили в нем ни дня, а возложив на себя шапку Мономаха и приняв депутации от сословий в дворцовых залах, возвращались в Петербург. Вопрос о том, где жить новому царю, также вставал. В конце концов, остановились на усадьбе «Зубалово» на Рублевке. Плюсов было два: во-первых, уже готовые системы коммуникаций ФСО (в «Зубалово» в свое время жили практически все советские вожди — от Дзержинского до Микояна; только Сталин не любил эту «дачу»: она слишком напоминала ему о Надежде Аллилуевой). А во-вторых, изолированность усадьбы: построивший ее нефтепромышленник Зубалов страдал манией преследования и воздвиг вокруг своего дома первый на Рублевке каменный забор. Рассматривался, впрочем, вариант и замка Майендорф в Подушкино, на той же Рублевке: сейчас именно там находится официальная резиденция президента Медведева.
Кстати, под шумок ловкие люди оптом и в розницу распродавали нашим тщеславным нуворишам титулы князей и графов будущей Российской империи. Все было готово, не хватало сущей малости — царя. Имя будущего императора в документах не упоминалось, однако, по свидетельству того же сотрудника Управления делами в вензелях отчетливо была видна буква «Г». Следовательно, имелось в виду поставить на престол Георгия Михайловича Романова-Гогенцоллерна, потомка ветви Кирилловичей, которому на тот момент едва сравнялся пятнадцатый год.

Велика земля наша и обильна, а порядка в ней нет…
История семьи Кирилловичей на фоне трагической судьбы всего дома Романовых выглядит каким-то фарсом, сценой из фильма «Корона Российской империи»: «Кузен, не позорьте династию!» Родоначальник семьи, великий князь Владимир Александрович, был третьим сыном Александра II, то есть на престол не рассчитывал и к нему не готовился. Именно этим объясняется та досадная оплошность, которую глава Кирилловичей допустил при женитьбе: его невеста, принцесса Мария-Александра Мекленбург-Шверинская, хотя и взяла при вступлении в брак русское имя Мария Павловна, но в православие не перешла, оставшись лютеранкой. Это дало право будущим противникам их сына Кирилла заявлять, что тот не имеет права не только на русский престол, но и вообще на звание русского.
До поры Кирилловичи ни на что и не претендовали. Старший брат Владимира, царь Александр III был здоров и бодр, у него подрастали сыновья — Николай, Георгий и Михаил; боковым ветвям династии рассчитывать было не на что. Все изменилось, когда умер Александр III, а жена Николая II, Алиса Гессенская, так и не смогла родить здорового наследника. На долголетие царевича Алексея никто не рассчитывал; Кирилловичи зашевелились. Великую княгиню Марию Павловну срочно, задним числом, перекрестили в православие — но все испортил Кирилл Владимирович, которого семья прочила в наследники. В 1905 году великий князь женился на принцессе Виктории-Мелитте Саксен-Кобург-Гота, неправославной и, хуже того, разведенной. Николай II и, в особенности, императрица Александра Федоровна, давно и настороженно следившие за маневрами Кирилловичей, немедленно воспользовались моментом: Кирилл Владимирович и все его потомство были законодательно, именным императорским указом лишены всех прав членов императорской фамилии, включая (и это оговаривалось особо) права на наследование престола.
Это объясняет причины, по которым Кирилл Владимирович в феврале 1917 щеголял по Петрограду с красным бантиком, на что ему потом пеняли в эмиграции монархисты. Он, очевидно, рассчитывал, что Учредительное собрание, в пользу которого отрекся вслед за Николаем II великий князь Михаил, призовет на престол именно его как ближайшего наследника и, к тому же, жертву николаевского произвола. Однако революция повернулась совсем иначе. Из России пришлось бежать. В 1924 году, находясь в Кобурге у родственников жены, Кирилл Владимирович неожиданно провозгласил себя Императором Всероссийским Кириллом I, чем внес окончательный раскол в русскую эмиграцию, и без того перессорившуюся между собой. Конфликт между «кирилловцами» и их противниками длится до сих пор — и Кирилловичи подогревают его новыми скандалами.
Сын Кирилла, Владимир, воздержался от того, чтобы провозгласить себя императором после смерти отца в 1938 году, ограничившись званием «главы Российского императорского дома». Однако женился великий князь Владимир Кириллович в строгом соответствии с семейной традицией — то есть со скандалом на всю династию. Избранницей великого князя стала Леонида Георгиевна Багратион-Мухранская, дочь Георгия Ираклиевича Багратиона, о котором также бытует мнение как о самозванце, провозгласившим себя в эмиграции претендентом на грузинский престол. Хуже того, Леонида Георгиевна на момент венчания с Владимиром Кирилловичем находилась в разводе с американцем (неправославным!) Самнером Муром Керби и имела от этого брака дочь. На каком основании дочь Владимира Кирилловича и Леониды Керби получила титул великой княгини Марии Владимировны — случай малопонятный и скандальный.
В 1976 году Мария Владимировна вышла замуж за Франца-Вильгельма Гогенцоллерна, принца Прусского. Их сын, вопреки правилам обоих, российского и германского, императорских домов, получил фамилию матери и официально называется сегодня Георгием Михайловичем Романовым и «наследником российского престола».

А царь-то не настоящий!
Успех Кирилловичей в России в начале-середине 90-х можно объяснить разве что незаурядными актерскими и пиаровскими способностями Марии Владимировны и, в меньшей степени, Владимира Кирилловича — да, пожалуй, еще общей востребованностью «монархической идеи» в постперестроечной России. Как бы то ни было, факт остается фактом: промо-туры «главы императорского дома» и «наследника российского престола» по стране транслировали ведущие телеканалы, а сами Кирилловичи стали желанными гостями на всех телевизионных шоу.
Кирилловичи проиграли потому, что поставили не на ту лошадь. И когда звезда Немцова, как и всех «младореформаторов», стала стремительно закатываться после кризиса 1998 года, противники вчера еще всемогущего вице-премьера нашли возможность подложить Борису Ельцину на стол экспертные заключения историков Московского и Санкт-Петербургского университетов, из которых явствовало, что Кирилловичи прав на престол не имеют.
Ельцин очень не любил, когда его обманывали. По кремлевским коридорам еще долго ходили слухи о «выволочке», которую устроил президент Павлу Бородину. Всемогущего управделами от позорной отставки спасло только клятвенное уверение в том, что он и сам стал жертвой обмана. В Немцове же Ельцин после «царской истории» окончательно разочаровался и отправил несостоявшегося преемника в политическое небытие.
Финалом несостоявшейся реставрации стала церемония захоронения останков Николая II и членов его семьи в Петропавловском соборе Санкт-Петербурга в июне 1998 года. Первоначально этой церемонии предполагалось придать символическое значение: за гробом последнего царя должен был идти наследник, призванный на престол всеми политическими силами России. Вместо этого всем приглашенным на церемонию Романовым было недвусмысленно предложено не беспокоиться: монархия в России уничтожена, похоронена и больше не возродится. Надвигался августовский кризис, перед Россией и перед Борисом Ельциным вставали другие задачи.

Правь, Британия, русскими морями?
В определенных кругах православных русских монархистов господствует идея о приглашении на российский престол кого-то из английской королевской семьи. Чаще всего называют имена принца Чарльза и Майкла Кентского.
Напомним, отец Чарльза герцог Филипп родился и некоторое время жил в Греции. Его отцом был греческий принц Андрей, а бабкой — Ольга Константиновна, великая княжна из Дома Романовых. Кстати, муж королевы Англии Елизаветы герцог Филипп — православный по вероисповеданию. В Англии в последнее время часто говорят, что и сам Чарльз тайно принял православие.
С 1996 года принц Чарльз неоднократно посещает Афон — единственную православную республику в мире, состоящую из монахов. Чарльз и его отец герцог Эдинбургский Филипп являются членами американо-британского общества «Друзья горы Афон», которое финансирует реставрацию монастырей.
Интерес к православию у Чарльза Филипповича вполне осознанный, он дважды в год посещает Святую гору, постоянно останавливаясь в Ватопедском монастыре, иногда более чем на месяц. Принц Уэльский открыл на территории монастыря Ватопед отреставрированную церковь св. Евдокима. Сейчас Чарльз еще взял под опеку православные святыни в Боснии и Косово.
Православный истеблишмент России, как мы уже заметили, отдает английской королевской семье особое предпочтение. Православные люди примерно так восторгаются принцем Чарльзом: «Среди прочих гостей на его свадьбе была и меццо-сопрано из России — солистка Мариинского театра, патроном которого является принц Чарльз. По просьбе Чарльза Екатерина Семенчук исполнила полюбившийся принцу отрывок русского православного «Символа веры».
Второй претендент на российский престол, как уже говорилось, — принц Майкл Кентский. Особенная активность вокруг его фигуры проявлялась в 2005-06 годах, когда остро стоял вопрос о «престолонаследии» после ухода Владимира Путина с президентского поста. На какое-то время этот «проект» утих, но сегодня снова возродился — в преддверии 400-летия Дома Романовых.
Принц Майкл Кентский, его предполагалось называть «царь Михаил», является внучатым племянником последнего российского императора Николая II и двоюродным братом ныне правящей британской королевы Елизаветы II. Он возглавляет Российско-Британскую торговую палату. По армейской специальности принц военный переводчик с русского языка, служил в Штабе военной разведки (DIS), то есть изначально готовился к работе на …русском направлении.

Сказка — ложь, да в ней намек…
Сказанное более похоже на фантазии или беллетристику. Может быть, поэтому бывший работник спецслужб, английский писатель Фредерик Форсайт даже написал роман «Икона», в котором агенты ЦРУ и английской СИС делают главой Российского государства Майкла Кентского («царя Михаила»). В 2005 году книга была экранизирована в США.
Вот как описывается в книге референдум по изменению конституционного строя России и назначения в стране английского царя:
«Иностранные обозреватели долго придерживались мнения, что после семидесяти лет коммунистической индустриализации русские в основном стали городскими жителями. Это было ошибочным убеждением. Более 50% россиян все еще жили в основном тихо и незаметно в маленьких городах и деревнях в сельской местности, раскинувшейся от Белоруссии до Владивостока, занимая десять тысяч километров в длину и охватывая девять часовых поясов.
И на этой земле существовало 100 тысяч церковных приходов, входящих в сотню епархий православной церкви, и каждый имел свою большую или маленькую, с луковкой-куполом, приходскую церковь.
И в эти церкви морозным утром в воскресенье, 16 января, устремились 70% русских людей, а с амвона приходский священник читал письмо патриарха. Ставшее позднее известным как «Великая энциклика», это письмо было самым ярким и впечатляющим посланием Алексия II. Оно было одобрено закрытым совещанием митрополитов на предыдущей неделе; хотя голосование и не было единогласным, но зато убедительным.
После утренней службы русские отправились на избирательные участки. Из-за огромных расстояний и отсутствия электронной техники в сельских районах на подсчет голосов ушло два дня. Из действительных бюллетеней 60% были “за” нового царя, 35% — “против”.
20 февраля исполняющий обязанности президента и Госдума направили предложение принцу, проживающему вне России, принять титул и обязанности, в рамках конституционной монархии, царя Всея Руси.
Через десять дней российский авиалайнер после долгого полета приземлился в аэропорту Внуково. Перед зданием аэропорта ожидала большая делегация во главе с Марковым, в нее входили спикер Думы, лидеры всех крупных партий, начальники штабов и патриарх Алексий II.
Из самолета вышел призванный Думой принц английского дома Виндзоров».

Короли и капуста

Австралийский фермер оказался обладателем прав на британский престол

Всем известно, как британцы чтут свой монархический строй, как нежно и трепетно относятся к своим правителям и как переживают, когда какая-нибудь Камилла Паркер-Боулз отваживается «втереться» в королевскую семью. Все помнят, как Виндзоры, не считаясь с чувствами принцессы Дианы, заставили принца Гарри сдать кровь на анализ ДНК — уж больно рыжим и непохожим на отца он казался. И опять же все помнят, что в детстве принцу Уильяму запрещалось летать с отцом в одном самолете и ездить с ним на одной машине, чтобы несчастный случай не лишил жизни сразу двух будущих королей. И вдруг оказывается, что голубая кровь испорчена уже много столетий назад и на британском престоле должен сидеть не принц Чарлз, не Уильям и даже не Гарри, а Майкл Эбни-Хэстингс, водитель грузоподъемника из глухой австралийской деревушки.

Съемочная группа британского телеканала Channel Four и сотрудничающий с ней историк Майкл Джонс в результате серьезного исторического исследования пришли к выводу, что предки Майкла Хэстингса были незаконно лишены короны в XV веке, так как король Эдуард IV, правивший в Англии с 1461 по 1483 год, был на самом деле незаконнорожденным ребенком. Следовательно, трон должен был достаться второму сыну Ричарда, герцога Йоркского, герцогу Джорджу Кларенскому, прямому предку Майкла Хэстингса.

Cам герой этой истории относится к ней с изрядной долей юмора, хотя и считает очень правдоподобной, если не правдивой.

Виновник торжества

«Когда продюсер приехал в Австралию, чтобы, как он объяснил, встретиться со мной, о точной цели своего визита он говорил довольно туманно. Честно говоря, я сперва подумал, что он пьян… А потом он приехал сюда и представил мне доказательства. Я был совершенно ошеломлен», — рассказывает Майк Хэстингс. — Таким образом, я становлюсь королем Майком I! Но мне этот титул не нужен. Посмотрите, какую жизнь ведут эти люди».

Майк живет в маленькой австралийской деревушке Джерильдери к юго-западу от Сиднея и работает водителем на экспериментальной ферме по выращиванию риса, а недавно был избран в муниципальный совет. Простой труженик уверен, что выплывшая на свет королевская родословная окажет не слишком большое влияние на его жизнь, если не считать того, что из 1100 жителей Джерильдери несколько человек уже поддразнивают Хэстингса и при встрече в местном пабе делают реверансы.

Я мог бы послать Лиззи [Елизавете II] счет за наем жилья! Семья этой пожилой дамы вот уже 500 лет живет в моем бывшем дворце.Майк Хэстингс

Хотя шансы австралийского водителя когда-нибудь занять британский престол невелики, он истинный аристократ, четырнадцатый граф Лоудонский. «У нашей семьи есть титулы, но никогда не было денег», — не без грусти рассказывает он. Дело в том, что Майкл Хэстингс вовсе не австралиец по происхождению. Безусым юношей в 1960 году он приехал в эту страну в поисках приключений и до сих пор серьезно относится к своему титулу графа и тщательно следит за содержанием семейных владений в Великобритании. При этом он воинствующий республиканец и ратует за то, чтобы Австралия порвала всякие связи с британской короной. Ну а «все эти королевские истории», сколь бы правдивы они ни были, по его мнению, походят на фарс.

Как это было

«Королевская история» выглядит так. Из учебников истории известно, что после смерти Эдуарда IV, в 1483 году, в Англии правил его сын, тоже носивший имя Эдуард, — но правил недолго. Эдуард V и его брат Ричард были брошены их кровожадным дядей, Ричардом Глостерским, в Тауэр. С тех пор их следы теряются (в 1674 году в знаменитой лондонской темнице действительно были найдены скелеты двух мальчиков). Через некоторое время после своего отнюдь не родственного поступка Ричард заявил, что оба мальчика — на самом деле бастарды.

Но Майкл Джонс обнаружил в Руанском соборе, на западе Франции, документы местного епископата, доказывающие, что в момент зачатия будущего короля его родители находились на расстоянии 200 километров друг от друга, что по тем временам составляло пять дней пути. Согласно обнаруженной бумаге, в течение пяти недель, пока Сесилия и стрелок Блэйбурн оставались в Руане (чета герцогов жила там, Блэйбурн — служил), Ричард Йоркский воевал с французами в городе Понтуазе под Парижем. Так что зачатие Эдварда произошло в отсутствие его официального отца.Но Майкл Джонс пошел дальше Ричарда Глостера. По его мнению, бастардом был уже отец погибших мальчиков. Эта гипотеза, кстати, уже рассматривалась историками, но никаких доказательств предъявлено не было, если не считать того, что в свое время герцогиня Йоркская Сесилия сама «свидетельствовала против себя». Некий иностранный путешественник Доминик Манчини слышал в Лондоне в 1483 году, как Сесилия «в бешестве» клялась, будто ее сын (Эдуард IV) — незаконнорожденный и что она готова повторить свои слова перед судом. Кроме того, ходили слухи, что герцогиня состояла в связи с простым стрелком Блэйбурном. Наконец, внешне Эдуард не был похож на предков и братьев. Обычно историки говорили, что «гордая Сис» — так герцогиня была прозвана за свой крепкий характер — хотела очернить сына из ненависти к его жене, Элизабет Вудвиль, или что ее заставил сделать это признание ее младший сын Ричард Глостерский, в результате унаследовавший трон под именем Ричарда III (1483-1485).

Британия конституционного кризиса не боится

В Букингемском дворце от комментариев по поводу Майкла Хэстингса уклонились, отметив лишь, что вопрос о персоне будущего короля находится в ведении британского парламента. В конце электронного письма, присланного в ответ на запрос Channel Four, говорилось: «Время от времени Букингемский дворец информируют об историях, в которых фигурируют люди, которые, не будучи членами королевской семьи, заявляют свои права на трон». Столь спокойная реакция не удивительна, так как случай Майкла Хэстингса — далеко не первый в ряду подобных.

Так, в 2002 году была издана книга известного английского историка Эндрю Уилсона «Викторианцы», в которой право Виндзорской династии на британский престол тоже подвергалось сомнению. Согласно версии историка, королева Виктория (прабабушка нынешней королевы Елизаветы II), вступившая на британский престол в 1837 году, была незаконнорожденной. Но и это еще не все: Уилсон утверждал, что и ее супруг, принц Альберт, также был не слишком-то голубых кровей.

Напомним, что король Вильгем IV не оставил наследников, поэтому права на трон перешли к его племяннице, Виктории, дочери, как всегда считалось, герцога Кентского Эдуарда. Однако, по убеждению Уилсона, на самом деле отцом Виктории был ирландец сэр Джон Конрой, секретарь герцогини, с которым она состояла в длительной любовной связи. В доказательство своей версии автор «Викторианцев» приводит медицинские факты. В частности, он отмечает, что у всех потомков королевы Виктории нет и следа порфириновой болезни. Это заболевание — нарушение пигментного обмена, нередко чреватое психическими расстройствами — было до Виктории наследственным заболеванием британских монархов из рода Виндзоров. Именно порфириновая болезнь была причиной сумасшествия деда Виктории короля Георга III. Кроме того, Виктория наградила своих многочисленных потомков гемофилией, которой не страдало 17 поколений британских монархов и которая, предположительно, была у Конроя. Известно также, что до брака с матерью Виктории герцог Кентский в течение 25 лет жил с француженкой мадам де Сен-Лоран, но детей у них не было, так что во дворце ходили слухи, будто герцог не способен к зачатию.

Принц Саксен-Кобург-Готский Альберт был двоюродным братом Виктории. В 1840 году они поженились. В течение всей совместной жизни четы (принц Альберт скончался в 1861 году в возрасте 42 лет) супруг оказывал на Викторию огромное влияние и чтился подданными. Однако Уилсон, не щадя британцев, заявляет, что принц Альберт, как и сама Виктория, не был сыном своего отца, герцога Эрнеста Саксен-Кобургского, а родился от связи своей матери с бароном фон Мейерном — гофмейстером герцогского двора еврейского происхождения. По словам Уилсона, принц не только не был внешне похож на своего старшего брата, но и, в отличие от него, не унаследовал сифилис своего родителя.

Все это означает, что многие коронованные особы Европы ведут свое происхождение от беспринципного ирландского солдата и немецкого еврея. Удивительно только, что все эти королевские семьи не унаследовали качества, традиционно свойственные ирландцам и евреям: красоту и ум.Эндрю Уилсон, историк, автор книги «Викторианцы»

Книга, казалось бы, сенсационная по содержанию, произвела впечатление только на прессу, но не на рядовых британцев или королевскую семью. СМИ упорно, хотя и недолго, трубили о том, что правление Елизаветы II может оказаться нелегитимным и что право на престол, по логике вещей, должно перейти к принцу Эрнсту Ганноверскому, мужу принцессы Монако Каролины. Однако этим, естественно, дело и ограничилось.

Характерно, что королевский биограф Роберт Лейси, автор переведенной на множество евпропейских языков монографии о королеве Елизавете II под названием «Величество», отнесся к гипотезе Эндрю Уилсона с нешуточным энтузиазмом. Он не только не пытался опровергнуть ее, но заявил, что аргументы Уилсона на редкость убедительны, что у матери Виктории, как всем известно, действительно была связь с Конроем, и даже назвал Викторию «лукавой», отметив эту же черту характера и у секретаря герцогини. Лейси, по его собственному признанию, и сам придерживается мнения, что Виктория и Альберт вовсе не были кровными родственниками тех, чьими потомками они официально являются.

Легитимность конституционной монархии в Соединенном Королевстве уже давно покоится не на магии крови, а на согласии и воле народа Британии.Роберт Лейси, королевский биограф, автор книги «Величество»

Однако, утверждает Лейси, «это обстоятельство лишь увеличивает тот вклад, который Виктория и Альберт внесли в упрочение британской монархии. Кроме того, это также подкрепляет династическую концепцию — число ее сторонников в современной Британии постоянно растет — согласно которой легитимность нашей монархической системы переросла идею династического наследования трона… Можно представить себе — если обратиться ко временам средневековья и норманского завоевания — сколько раз прерывалось кровное родство в династическом наследовании британского трона (конечно, если бы в те времена историки обладали современными способами доказательства!). И ведь кто знает, к чему это могло привести!»Виндзоры избаны своим временем и самой историей — и точка, уверен Лейси. Самое главное — не закон о престолонаследии, а Общественный договор.

Акт о престолонаследии против Общественного договора

Несмотря на не лишенные патетики рассуждения королевского биографа, некоторые англичане считают, что с Общественным договором в Британском королевстве как раз не все ладно и что именно он приносится в жертву пресловутому Акту о престолонаследии.

Так, журналисты британского ежедневника Guardian в декабре 2000 года заявили, что Виндзоры не имеют права на престол не потому, что кровь у них не слишком голубая, а потому, что действующие в Великобритании законы противоречат современному европейскому законодательству о правах человека, и попытались инициировать судебное преследование королевской семьи. Сотрудники левоцентристского издания подчеркивали, что закон о престолонаследии, согласно которому страной не может править незаконнорожденный, а с XVIII века — и католик (то есть не прихожанин англиканской церкви), «представляет собой дискриминацию отдельных групп населения», и обратились за помощью к адвокату-правозащитнику Джеффри Робинсону. Журналисты-республиканцы высказывали также недовольство тем, что до сих пор действует постановление 1848 года, согласно которому любой человек, призывающий к свержению монархии, должен быть выдворен из страны. Однако для Виндзоров и это разбирательство серьезных последствий не имело.

Правда, через три года после описанных событий «откровенно дискриминационным» Акт о престолонаследии назвал уже британский премьер Тони Блэр. «Несправедливость этого закона, по которому католики не имеют права наследовать престол, не подлежит сомнению. В ближайшем будущем я собираюсь решить эту проблему», — заявил он. Но ближайшее будущее, судя по всему, все еще не наступило. Во всяком случае, никаких изменений в британское законодательство внесено не было. Католики как не имели, так и не имеют права на престол. Более того, стать монархом не может даже бывший католик, отказавшийся от своей веры, а также супруг католички или, соответственно, супруга католика.

Джордж Буш, бедный родственник

Так или иначе, династические дела — штука крайне сложная и запутанная, и у Виндзоров действительно полным-полно родственников разной степени близости, которые обычно не принимаются в расчет. Как ни странно, родней британским монархам приходится, например, американский президент Джордж Буш — младший. Впрочем, Буш оказался родственником едва ли не всем европейским монархам вместе взятым.

К слову сказать, Джордж Буш — не первый президент из этой семьи. XIV правителем США был Франклин Пирс. Любопытно, что в рейтинге президентов 2002 года он оказался одним из худших, заняв 39-ое место (последнее, 43-е, место, естественно, досталось самому Джорджу Бушу).Болгарскому царю Симеону Сакс-Кобургу Гота, скажем, он сколько-то-юродный брат. Напомним, что Сакс-Кобург Гота — «настоящая» фамилия британской королевской семьи, от которой пришлось отказаться во время Первой мировой войны. Связь Буша с монаршими особами осуществляется по материнской линии. Мать американского президента, Барбара Пирс Буш, — потомок Ричарда Пирса, приехавшего в Америку в XIX веке и геналогия которого простирается аж до 974 года. В частности, в ней встречается и дом Перси из графства Нортумберленд.

Британские права на Россию

Если уж углубляться в династические связи, то нельзя не попытаться отыскать родственников британских монархов и в России.

Напомним, что Романовы в знаменитом Готском альманахе названы Романовыми-Гольштейн-Готторпскими. Дочь Александра II Мария была женой герцога Эдинбургского, а затем Саксен-Кобург-Готского Альфреда, второго сына британской королевы Виктории. Их дочь, принцесса Виктория-Мелита, вопреки воле Николая II стала женой великого князя Кирилла Владимировича. Правнук Кирилла и Виктории, Георгий Михайлович, был бы реальным претендентом на российский престол, если бы тот до сих пор существовал.

Кроме того, внучка Виктории, Гессен-Дармштадтская принцесса Алиса Виктория Елена Бригитта Луиза Беатриса стала женой российского императора Николая II, приняла православие и назвалась Александрой Федоровной. Сестра же Александры Федоровны, Елизавета, стала женой великого князя Сергея Александровича, дяди Николая II. В 1918 году она была убита большевиками, и Русская православная церковь причислила ее к лику святых.

Так что правящие британские монархи — довольно близкие родственники Романовых. Скажем, королева-мать — вдова Георга VI, приходившегося Николаю II двоюродным племянником.

Светлое будущее Туманного Альбиона

В связи с этим бесконечным династическим детективом невольно вспоминается американский фильм режиссера Дэвида Уорда «Король Ральф» 1991 года. Сюжет у фильма более чем незамысловатый: действие происходит в наши дни, в результате несчастного случая британский престол остается бесхозным, и на трон может претендовать один-единственный человек королевской крови — Ральф Джоунс, тапер из Лас-Вегаса. Это бодрый и жизнерадостный малый, простак с плохими манерами и примитивной лексикой. Личный секретарь нового монарха Уиллингхэм тщетно — на радость желтой прессе — пытается обучить Ральфа монаршему поведению. Вот такое забавное начало, а дальше — интриги, интриги и еще раз интриги.

Фильм очевидно дурацкий и фантастический. Но это комедия, и смешна она именно тем, что не так уж далека от правды. Что бы ни случилось в английской королевской семье, с такими династическими связями — в Америке ли, в Австралии ли — обязательно найдется тапер или водитель, у которого будут все права на британский престол.

Вероника Голицына



« »

Share your thoughts, post a comment.

(required)
(required)

Note: HTML is allowed. Your email address will never be published.

Subscribe to comments