Skip to content

30.05.2014

О ТЕХ, КТО ПРЕДПОЛАГАЕТ И ТЕХ, КТО РАСПОЛАГАЕТ …

7408986_m

У Норденшёльда в его плавании, разумеется, были некоторые сложности со снабжением его парохода «Вега» углем. Поэтому, по договору с купцом А.М.Сибиряковым, одним из главных организаторов экспедиции, «Вегу» до поры сопровождали ещё три судна поменьше: они были нагружены топливом и кое-какими товарами для Сибирякова. Два небольших судна — «Фразер» и «Экспресс» потом должны были войти в Енисей и перейти на перевозку грузов Сибирякова и его товарищей, а пароходик «Лена» под началом Кристиана Иоганнесена — дойти до, как легко догадаться, устья Лены, разведывая путь, и подняться по ней до Якутска (а потом, как предполагалось, совершить и обратный путь). В связи с этим плаванием Норденшёльд приводит любопытный документ:

«Прежде чем сообщить о плавании «Лены», я должен коснуться в нескольких словах мер, принятых Сибиряковым для облегчения плавания этого судна от места разлуки его с «Вегой» в дельте реки Лены и до его настоящего места назначения – города Якутска. Нет сомнения, что судну без лоцмана очень трудно проходить по речной дельте, широко раскинувшейся, прорезанной множеством то глубоких, то мелких рукавов и в гидрографическом отношении совершенно не исследованной. Поэтому, по распоряжению Сибирякова, на северной окраине дельты «Лену» должен был встретить речной лоцман. Колесову было поручено заключить с лоцманом следующий договор, который я здесь привожу дословно, так как он во многих отношениях интересен. Представленная мне копия договора гласит в переводе:
Grav_5_hi
«Якутск, тысяча восемьсот семьдесят восьмого года, 18 февраля, я, нижеподписавшийся якут Афанасий Федорович Винокуров, заключил нижеследующий договор с Иваном Платоновичем Колесовым, купцом второй гильдии города Якутска.
1. Я, Винокуров, обязуюсь в качестве лоцмана провести судно экспедиции профессора Норденшельда вверх по реке Лене из деревни Таз-Ары, лежащей в 150 верстах ниже деревни Булун. От острова Тумат, расположенного в северо-восточной части дельты Лены, я обязуюсь для проводки того же судна до деревни Таз-Ары за мой собственный счет нанять лоцмана из местных жителей, хорошо знающего самый глубокий рукав реки Лены, до деревни Таз-Ары. Этого лоцмана начальник экспедиции обязуется отпустить у деревни Таз-Ары.
2. Так как плохо владею русским языком, я обязуюсь взять с собой толмача-якута, знающего русский язык и грамотного. В мае нынешнего года я, Винокуров, должен с толмачом отправиться из города Якутска вниз по реке Лене до острова Тумат и там вместе с толмачом дожидаться прибытия экспедиции.
3. На пути вниз по реке к острову Тумат я обязан нанять из местных жителей опытного проводника, который проведет наши лодки до острова через самый глубокий рукав дельты Лены. На пути из деревни Таз-Ары до острова Тумат я обязан измерять лотом и отмечать глубину фарватера.
4. Я обязуюсь найти между деревней Булун и самим островом Тумат два места для зимовки судна, вполне подходящие и надежные в весенний ледоход. Кроме того, я должен представить начальнику экспедиции записку обо всем, что может ему быть полезным для облегчения плавания и зимовки судна, а также обязуюсь указать места, опасные или неблагоприятные для судоходства.
5. По прибытии на остров Тумат первой моей обязанностью будет найти глубокую и удобную для морских судов стоянку на западной стороне острова. Для этой цели я должен иметь две собственных лодки, которые, в случае нужды, обязуюсь передать экспедиции в собственность. Я обязуюсь у найденной стоянки на каком-нибудь высоком, видном с мыса Оленек месте на берегу острова выстроить сигнальную вышку из плавника или из земли, не ниже семи метров. Я должен утвердить на этой вышке знак из трех или более толстых бревен, а в верхней его части установить длинный шест с блоком для поднятия флага. Флаг должен находиться по крайней мере на высоте 13 метров над землей. Я обязан охранять этот поставленный таким образом морской знак, пока не замерзнет река. Для выполнения этого условия Колесов снабдил меня готовым флагом, блоком и канатом. В темные ночи я обязан близ морского знака разводить два или три больших костра, или же вешать на нем фонари так, чтобы с моря были видны эти огни или фонари.
6. Из деревни Таз-Ары я обязуюсь провести судно экспедиции до города Якутска, указывая верный фарватер на реке Лене. Толмач в течение всего пути будет находиться при мне.
7. Со дня моего отъезда из Якутска и до конца моей службы в экспедиции Норденшельда я, Винокуров и мой толмач обязаны постоянно быть трезвыми (а не пьяными), вести себя честно и вежливо и точно исполнять приказания капитана.
8. За исполнение всех этих условий Колесов должен мне заплатить девятьсот рублей.
9. После прибытия экспедиции в Якутск я не имею права покидать судна без разрешения капитана, но должен все время оставаться на судне. Если капитан найдет нужным, чтобы я провожал его обратно до устья Лены, я должен исполнить это требование за особую доплату в триста рублей. Во время такого путешествия я не обязан иметь при себе толмача.
10. Если прибытие экспедиции на остров Тумат по какой-либо причине задержится до ноября, то я в праве вернуться вместе с моим толмачом в Якутск и предъявить тут Колесову удостоверение, данное мне и засвидетельствованное комендантом Башлевым или каким-нибудь другим местным должностным лицом, что я действительно поставил на острове Тумат морской знак и жил там, пока река не покрылась льдом, и что я уехал, когда уже нельзя было ждать прихода экспедиции. В таком случае Колесов обязан, в силу настоящего договора, рассчитать меня и выплатить мне всю сумму 900 рублей и еще 200 рублей на обратный путь.
11. Если судно экспедиции прибудет к острову Тумат так поздно, что плавание вверх по Лене будет уже невозможно, то я и мой толмач перезимуем с экспедицией до вскрытия реки в 1879 году. При этом мы, я и мой толмач, должны жить на своем иждивении на месте зимней стоянки судна и служить экспедиции наравне с матросами ее экипажа. С началом навигации 1879 года я обязан провести судно с места зимней стоянки до города Якутска. За это мне следует получить, кроме причитающихся мне 900 рублей, еще 800 рублей. Если и во время этого путешествия окажется необходимым, чтобы я сопровождал судно из Якутска назад к устью Лены, я обязан исполнить это, и мне в таком случае причитается еще 300 рублей. Но если судно будет зимовать в Якутске, я свободен в течение зимы и только во время плавания в следующем году, в случае необходимости, провожу его до устья Лены. Тогда мне причитается получить еще 300 рублей.
12. Из этой условленной суммы Колесов должен мне выдать вперед при заключении настоящего договора 300 рублей, в мае – при отправлении – 150 рублей, а в деревне Булун – 250 рублей на расходы по найму проводника и лоцмана и на другие расходы. Остальные деньги я получу в Якутске.
13. В мае, в срок выезда, если болезнь помешает мне отправиться на остров Тумат, я обязан вернуть Колесову сумму, полученную мною при заключении этого договора, за исключением денег, уплаченных мною толмачу в задаток и за лодки. Если же я тогда не буду в состоянии вернуть эту сумму, я, Винокуров, отработаю невозвращенные мною деньги на золотых приисках Сибирякова.
14. Все вышеуказанное мы, оба договаривающиеся, обязаны соблюсти свято и нерушимо».

Пометка на копии договора показывает далее, что под этим договором якут Афанасий Федорович Винокуров вместо подписи приложил свою собственную печать, вырезанную якутом Алексеем Зосимовым Мироновым и что условия были одобрены купцом Иваном Колесовым.
Но, несмотря на все это, лоцман-якут отпраздновал получку денег такой основательной попойкой, что сломал себе руку. Поэтому он так и не смог отправиться на место назначения, и Иоганнесен был принужден пробиваться на своем маленьком судне собственными силами.»



« »

Share your thoughts, post a comment.

(required)
(required)

Note: HTML is allowed. Your email address will never be published.

Subscribe to comments