Skip to content

15.03.2015

ПРЕДИСЛОВИЕ

Black and White wallpapers

Предисловие Юнга к «Aion»

В предисловии к «Aion» Юнг пишет что тема которую поднимает эта книга, имеет прямое отношение к нынешнему состоянию христианского Эона, в соотнесении с астрологической концепцией платоновского месяца Рыб.

Представление о платоническом месяце базируется на астрологическом феномене который называется «Прецессия равноденствия». На рисунке 2 изображен путь земли, солнца и зодиакального круга который представлен несколькими разными кругами. Большой круг на схеме представляет круг небесного зодиака.  Он также именуется кругом неподвижных звезд. В центре рисунка солнце, которое окружает орбита земли по которой земля вращается вокруг солнца в течении года.  Можно заметить, что в различные времена года, солнце, как оно выглядит с земли оказывается на фоне одного из знаков зодиака.

Много лет назад, весеннее равноденствие солнце приходилось в знаке Овна. В процессе прецессии равноденствия это короткий эпизод, который постепенно сменяется в результате  игры небесной механики. Это положение не является фиксированным  и начиная с новой эры (христианского эона) оно оставляет знак Овна и входит в знак Рыб. Сейчас, через две тысячи лет от рождества христова, солнце оставляет знак Рыб и входит в знак Водолея.

Точно также, если бы мы могли вернуться на две тысячи лет до нашей эры, мы увидели бы, что солнце оставило знак Тельца. Этот движение солнце через каждый зодиакальный знак, называется платоновским месяцем, каждый из которых составляет примерно две тысячи лет. Для прохождения полного круга платонического года, должно пройти двадцать шесть тысяч лет.  Этот астрономический факт который астрологи наделяли определенным значением, которое было значимо для Юнга. Начало Христианской эры, оказалась синхронистически связана с началом платонического месяца в котором солнце вошло в знак рыб, а в настоящее время этот период заканчивается. Именно это имеет в виду Юнг когда во введении к этой книги, пишет о изменении психологической ситуации христианского Эона неразрывно связанной с астрологическим платоновским месяцем Рыб.

Во введении к «Эону» Юнг делает два важных утверждения которые могут помочь несколько развить тему. В первом Юнг говорит «Я пишу об этом не как прозелит, но как медик, с присущим медикам чувством ответственности». Слово «Прозелит» в оригинале означает bekennerи быть может лучше было бы перевести его как «верующий конкретной конфессии». Поэтому Юнг предупреждает, что он пишет как врач и не как верующий. На мой взгляд, этими словами, Юнг подчеркивает объективную и эмпирическую точку зрения связанную с медицинской установкой. В этой же связи он чувствует себя обязанным соблюдать медицинскую этику, которая требует прежде всего заботиться о здоровье и благополучии пациента, и не причинении вреда. Юнг пытается выступить как целитель, поставить диагноз и вылечить то что он называет «утопическими психозами нашего времени».

639768_image001 (700x697, 115Kb)Рисунок2. ПрецессияРавноденствий.

 

Астрологическая прецессия равноденствий с солнцем в центре, орбитой земли окружающим их внешним кругом неподвижных звезд, которые с земли выглядят как созвездия. Пунктирная линия указывает как солнце видится с земли в связи с созвездиями в различные времена года.  Сплошная линия указывает на то, как видимая позиция солнце в весеннее равноденствие в течении тысячелетия смещается вверх, так что в настоящее время должно покинуть знак рыб и войти в знак водолея.

Это упоминание о врачебном чувстве ответственности поднимает важную тему которую Юнг остро чувствовал – проблему написания текста для смешанной аудитории. Все кто желает понять книги Юнга, должны понять, что Юнг адресовал эту книгу людям очень разного уровня психологического развития. Осознавая что он должен сказать о целительной панацее, то есть знание которое может оказаться спасительным для многих Юнг также понимал, амбивалентность всякого знания: то что несет спасение одного, для другого может быть гибельным ядом – и это прямо зависело от способности конкретного человека понять о чем идет речь. Юнг старался избегнуть этой опасности, что проявилось в особом стиле в котором были написаны его поздние работы. Например, в «Ответе Иову»   он говорит о мифологическом уровне. То что может быть те кто могли понять и перевести для себя это знание как бы получали сообщение – «есть те кто не может, кому это опасно». Именно так я понимаю слова Юнга о том что он выступает прежде всего как доктор. Другоеутверждениезвучитследующимобразом:

«Не пытаюсь я здесь выступить и в качестве кабинетного ученого, в противном случае я мог бы благоразумно забаррикадироваться за безопасной стеной специализации, а заодно и не подвергать себя нападкам критики».

Эта фраза, намекает, что Юнгианский аналитики, именно в силу своей задачи иметь дело с психикой на всех уровнях,  оказываются невольными браконьерами на территории других дисциплин. Идя по следу своей добычи, они вынуждены постоянно нарушать границы других научных дисциплин – истории, антропологии, мифологии и всех искусств.  Очевидно, что преследуемая дичь, это объективная психика чей след можно найти в всех этих древних документах, поэтому необходимо пройти все эти области. Это делает их уязвимыми критицизму со стороны ученых «забаррикадировавшихся» позади «безопасных стен» специализации.

 

Параграфы 1-12. Эго

 

Aionначинается с главы про Эго. Эта книга выстроена по той же структуре как и психика, поэтому то что она начинается с Эго — структурой которую мы встречаем в себе или в других в первую очередь, когда имеем дело с психической реальности. Юнгначинаетэтотпараграфсценногоопределения:

Эго мы понимаем как комплекс, с которым соотносится все содержимое соз­нания. Оно, по сути, образует центр поля сознания; а поскольку этим полем охватывается эмпирическая личность, эго выступает субъектом всех личностных актов сознания.

Затем Юнг продолжает описание того как Эго основывается на двух китах – телесной и психической реальности. В параграфе 6 он пишет:

Представляется, что оно впервые возникает из столкновения соматического фак­тора с окружающей средой и, однажды установившись в качестве субъекта, развивается на основе дальнейших  столкновений с внешним и внутренним миром.

Мы используем термин «Эго» очень вольно, иногда весьма поверхностно. Это не правильно, ведь то, как именно, наш опыт отражается в нашем эго есть одна из глубочайших тайн бытия. Все что мы можем  это лишь определить его как центр сознания. Все сознание должно быть зафиксировано эго для того чтобы оно могло существовать.

Мы не можем в полной мере осознавать эго на протяжении длительного времени. В истории западной культуры, эго впервые в полной мере было открыто Рене Декартом. Конечно определенное чувство индивидуальной идентичности было и значительно раньше, но полное осознание эго было раскрыто и определено только им в его «Рассуждении о методе» опубликованном в 1637 году.

Декарт вывел свою философскую рефлексию из сомнение в существовании всего. Он говорил что для всего мы знаем некое злое божество поместило нас в состояние сна поэтому все что мы видим не более чем иллюзия или фантазия и что мы не можем быть уверенны в существовании чего бы то не было кроме одной вещи которая абсолютно определена: «мы не можем сомневаться в существовании своего собственного эго. Главный результат его размышлений – выраженный в одной фразе – Cogitoergosumобычно переводят как «я мыслю следовательно существую» что не полностью точно. Более точно было бы перевести «Я осознаю следовательно существую». Это краеугольный камень индивидуального бытия каждого из нас: мы не можем отрицать что эго существует, потому что оно есть центр сознания. Всеостальноеможетбытьподверженосомнению, нонеэто.

Один хорошо образованный человек, имевший некоторые знания латыни как то увидел сон связанный с этой темой. Во сне он увидел афоризм Декарта — Cogitoergosumи эта фраза была необычно продолжена — ergosciviodeogratias, deusestчто полностью означает «Я осознаю, следовательно я есть, следовательно, по благодати божьей я знаю что бог есть». Можно сказать, что это интересное дополнение сделало современное бессознательное, дополнив открытие Декарта.

Картезианское открытие эго было заново открыто в детстве каждого из нас. Ребенок в начале говорит о себе в третьем  лице, и затем, примерно к трем годам начинает использовать местоимение «Я». Но это еще не означает что ребенок имеет осознанное сознание эго, которое приходит позже если приходит вообще.  УЮнгатакойопытпроизошелввозрастеодиннадцатилет. Далееонрассказывает:

Я шел в школу из Кляйн-Хенингена, где мы жили, в Базель, как вдруг в какой-то момент меня  охватило чувство, будто я только что вышел из густого облака и теперь наконец  стал самим собой! Как будто стена тумана осталась за моей спиной, и там, за этой  стеной, еще не существовало моего «я». Теперь же я знал, что оно есть. До этого  я тоже существовал, но все, что случалось, случалось с тем «я». Раньше со мной что-то делали, теперь это я делал что-то. переживание было очень важным и новым: я обладал властью.

Столь ясное понимание как у Юнга случается только у некоторых людей, для большинства этот опыт бывает несколько менее выражен, а многие не переживают его совсем. К примеру, я не имел одного, столь пронзительного и ясного опыта который был описан выше. Я помню только что где то около одиннадцати или двенадцати лет я оказался очарован словом «Я» и его значением. Я повторял слово опять и опять, до тех пор пока темный и таинственный внутренний ландшафт не открывался предо мной. Целостное представление о себе как об отдельной, сознательной индивидуальности, носителе уникального сознания отличающегося от всего мира, пришло ко мне из глубокого таинства, которое я пережил в этом возрасте постоянно повторяя это слово – Я.

Далее я привожу философское развитие этой темы у Шопенгауэра. Это был очень важный автор для Юнга. Здесь мы приводим начало главного шедевра философа «Мир как Воля и Представление»:

«Мир есть мое представление»: вот истина, которая имеет силу для каждого живого и познающего существа, хотя только человек может возводить ее до рефлективно-абстрактного сознания; и если он действительно это делает, то у него зарождается философский взгляд на вещи. Для него становится тогда ясным и несомненным, что он не знает ни солнца, ни земли, а знает только глаз, который видит солнце, руку, которая осязает землю; что окружающий его мир существует лишь как представление, т. е. исключительно по отношению к другому, к представляющему, каковым является сам человек. Если какая-нибудь истина может быть высказана a priori, то именно эта, ибо она — выражение той формы всякого возможного и мыслимого опыта, которая имеет более всеобщий характер, чем все другие, чем время, пространство и причинность. … распадение на объект и субъект служит общей формой для всех этих классов. … ибо это распространяется на самое время и пространство, в которых только и находятся все эти различия. Все, что принадлежит и может принадлежать миру, неизбежно отмечено печатью этой обусловленности субъектом и существует только для субъекта. Мирестьпредставление.

Тема, которую так ярко и живо раскрывает Шопенгауэр – различие между субъектом и объектом. Для Юнгианской психолологии эта идея является одной из ключевых, поскольку является источников типологии Юнга утверждающей наличии экстраверсии и интроверсии. Экстравертом является тот, кто прежде всего устанавливает связь с объектом, интроверт – связывает себя прежде всего с субъектом. По моему опыту, понимание этого различия, легче воспринять интроверту, нежели экстраверту. Мне даже часто казалось что экстраверт вовсе не способен понять это различие.  Однако, если мы хотим выделить, освободить свое сознание из бульона коллективных представлений, состояния мистического соучастия с миром и всеми объектами которые есть в нем, мы должны прежде всего осознать это различие.

В этой главе, Юнг говорит нам что Эго  как субъект сознания имеет два аспекта. С одной стороны, эго есть субъект восприятия (перцепции) но с другой – агент Воли. Эта двойственность поднимает вопрос о свободе Воле  к которому Юнг обращается в параграфе 9:

Эго, по определению, подчинено самости и относится к ней как часть к целому. Внутри поля соз­нания оно, как мы сказали, обладает свободой воли. Под последней я предполагаю не какое-либо философское понятие, а всего лишь хорошо известный психо­логический факт «свободного выбора», точнее, субъ­ективное ощущение свободы. Но, точно так же, как наша свободная воля наталкивается на необходимость внешне­го мира, она обнаруживает свои пределы и в субъективном внутреннем мире, вне поля сознания, где на­талкивается на факты, принадлежащие самости. И, в точности как обстоятельства или внешние события «слу­чаются» с нами, ограничивая нашу свободу, так и самость воздействует на эго как на нечто объективно происходя­щее и весьма слабо поддающееся изменениям со стороны свободной воли.

Другим способом описания свободы воли является определить её как энергию либидо находящуюся в распоряжении Эго. Это очень важно как для самопознания, так и при работе аналитика с пациентами. Необходимо, иметь представление, хотя бы приблизительные, относительно предела своей свободы воли так и о границах свободы воли пациента.  Бессмысленно ждать, что он или она возьмет на себя ответственность за то что находится вне границ круга его или её свободы Воли.

В параграфе 11 Юнг говорит нам об ограничении свободы Эго, её зависимостью от бессознательного:

С открытием Самости,  позиция эго, до тех пор бывшая абсолютной, подверглась релятивизации: хотя эго и удер­жало за собой свое качество центра поля сознания, возник­ли сомнения в том, является ли оно центром личности. Оно — часть личности, но не вся личность. Как я уже сказал, попросту невозможно оценить, насколько велика или мала его доля в ней, насколько оно свободно или  же зависимо от свойств вышеназванной «вне-сознательной» психе. Мы только можем утверждать, что его свобода  ограничена, а его зависимый характер доказан, и зачастую весьма убедительно. Мой опыт подсказывает, что никому  не следует недооценивать зависимость эго от бессознатель­ного. Конечно, нет необходимости напоминать об  этом тем, кто и без того склонен переоценивать важность последнего. Своего рода критерием меры здесь могут послужить  психи­ческие последствия неверных оценок; далее мы еще вернем­ся к ним.

Последняя фраза заслуживает особого рассмотрения. Я думаю это очень важно для аналитической работы – «критерием меры могут послужить психические последствия неверных оценок».

Чтожеэтозначит? Ядумаю, чтоэтосвоегородапризывкэкспериментальномуподходу. Если я не знаю точно степени свободы Воли пациента, я могу протестировать её. Например попробовать определенную стратегию отношений и затем наблюдать за последствиями. Если мои оценки были ошибочны я смогу скорректировать их. Самое важное сохранять эмпирический подход, быть свободным для экспериментировать. До тех пор пока сохраняется осознанность, возможно исправит допущенную ошибку.

Вначале мы должны спросить себя – «какова степень свободы воли у эго индивида с которым мы взаимодействуем»? Затем, через определенное время стоит задать себе еще один вопрос, который тесно связан с первым: «к кому мы обращаемся на самом деле»? То что человек сидит напротив нас, смотрит на нас, и может быть даже улыбается нам, вовсе не означает что мы говорим с его Эго. Мы можем обращаться  к отдельному комплексу этого человека, к его тени, аниме или анимусе, даже Самости, иногда это быть одновременным обращением к нескольким инстанциям. По ходу общения, фокус энергии того к кому мы обращаемся может колебаться и изменяться. Удерживая этот вопрос в сознании, мы можем осознанно менять нашу манеру разговора в соответствии с тем к кому мы обращаемся.

 

Paragraphs 13-42[1]Тень

Обращая внимание на тень мы способствуем тому что она оказывается кристаллизована в нас и в нашем окружении. Как говорят в народе «Вспомнишь дьявола и он появится».   С другой стороны, это не позволяет Дьяволу подкрасться сзади, что сделало бы его более опасным. Говоря об эго в прошлой главе мы остались на поверхности. Такова природа эго – это внешний феномен. Для того чтобы погрузиться глубже эго вы должны сломать этот лед, после чего первое что вы столкнетесь в индивидуальной психике – тень.

Эта короткая глава из Aionпредставляет собой самое подробное и всестороннее изложение природы тени которую Юнг оставил, но она не многословна и не систематизирована. В «Двух эссе об аналитической психологии»   Юнг говорит о тени, в отношении личного бессознательного. Юнг определяет тень как «негативную сторону личности, сумму всех неприятных качеств которые мы хотим спрятать, вместе с недостаточно развитыми функциями». Что Юнг называет «Недостаточно развитыми функциями»,  на мой взгляд связано с инфантильной психикой, то есть речь идет о недоразившемся и оставшемся инфантильном комплексе.

В 17ом параграфе «Aion» Юнг пишет о проекции тени и отмечает что эффект проекции тени изолирует субъект от окружения превращая реальные отношения в иллюзорные. Конечно же, эта проблема часто поднимается на поверхность в аналитической практике. Вновь и вновь пациент приносит на анализ проблемы, которые коренятся в теневых проекциях. Когда это происходит, и в особенности когда в снах действуют теневые фигуры связанные с людьми в окружении сновидца, теневая фигура должна быть возвращена обратно в психику пациента. Образ иллюстрирующий этот процесс – перегонный сосуд  изображенная на рисунке 3. Содержимое колбы нагревают в результате чего пар поднимается. Он конденсируется в верхней части сосуда а затем возвращается в основную часть сосуда. Это то что мы должны делать когда анализируем теневую проекцию. Вместо того чтобы позволить проекции просочиться на окружение мы возвращаем его обратно в психику.

639768_image003 (260x404, 4Kb)

639768_image007 (460x244, 3Kb)

Перегонный сосуд в двух версиях – первая из алхимического текста семнадцатого века и вторая из современной химической лаборатории. Их применение одинаково: вещество подвергается нагреванию в нижней части сосуда, испаряется и поднимается наверх где конденсируется, потом по мере охлаждения вновь опускается вниз туда где находилась изначально. Параллельпсихологическойработеспроекциейтени.

Это может быть выполнено правильно только если пациент является подходящим кандидатом для анализа и нам не следует рассчитывать что многие из тех кто становятся нашими пациентами таковы. Если происходит агрессивное сопротивление этому процессу перегонки это значит, что аналитический метод не подходит для данного конкретного человека. Взаимодействуя с слабым или слишком молодым эго, надо помнить что оно часто неспособно к ассимиляции тени. Это как если бы человек находясь внутри маленькой лодки не может позволить себе пытаться вытащить большую рыбу, потому что в противном случае лодка перевернется и утонет. Поэтому сопротивление анализу теневых проекций может быть оправданным. Для того чтобы развиться правильно юное эго должно начать с отделения себя от тени и установить что для него благо а что зло. Такое эго, находится в состоянии своего рода «отрицательной исповеди» принятой в древнеегипетской религии. Согласно египетской книги мертвых, покойный приходит в адский мир на суд, где встречает богиню истины Маат и должен произнести исповедь. Умершийговорит  Богинетак:

«Язнаюимена42 богов. Вот, я знаю вас, владыки справедливости. Я не чинил зла людям, я не нанес ущерба скоту. Я не совершал греха в месте истины, я не творил дурного, я не кощунствовал, я не поднимал руку на слабого, я не делал мерзкого перед богами, я не угнетал раба перед лицом его господина, я не был причиной недуга, я не был причиной слез, я не убивал, я не приказывал убивать, я никому не причинял страданий, я не истощал припасы храмов, я не портил хлебы богов, я не присваивал хлебы умерших, я не совершал прелюбодеяния, я не сквернословил, я не прибавлял к мере веса, я не давил на гирю, я не плутовал с отвесом, я не отнимал молока от уст детей, я не сгонял овец и коз с пастбища, я не ловил рыбу богов в прудах ее, я не останавливал воду, когда она должна течь, я не преграждал путь бегущей воде, я не гасил жертвенного огня в час его, я не пропускал дней мясных жертвоприношений, я не чинил препятствия богу при его выходе. Я чист. Я чист. Я чист. Я чист».

В таком случае, прежде чем какой либо анализ тени станет возможен, эго нуждается в длительной поддержке и укреплении границ.  Поэтому аналитик будет полностью согласен с пациентом что те ублюдки с которыми он должен иметь дело, реально  отвратительны. И в этом тоже есть определенная истина, поскольку они могут иметь в себе большой «крючек» на который цепляются эти проекции. И то, какой путь должен быть избран в анализе, зависит от уровня развития эго конкретного пациента.

TheSyzygy: AnimaandAnimus

Глава Юнга о Сизигии начинается с параграфа 20. И прежде чем рассмотреть эту главу, вначале нам необходимо рассмотреть этот термин сам по себе. Сизигия означает пару, бинер или диаду. Парные Эоны, которые эманировало гностическое божество называлось Сизигии, но первоначальное значение этого слова обозначало «связанные вместе». Это слово получено из двух различных основ – synозначает «с» и «zygon» означает «поперечная дуга в упряжке». Продольная полоса упряжи связывает телегу как проиллюстрировано на рисунке 4 и перекрестную линию называемую zygon. Спина лошади скользит в двух петлях zygon. Zygonили Сизигия дословно означает пару лошадей запряженных в одну упряжь.

639768_image005 (700x256, 15Kb)

Figure 4. Syzygy.

В использовании Юнга, этот термин отсылал к мужскому и женскому принципу сопряженному вместе в психике человека. Рисунок 5, может быть рассмотрен нами как сжатое изображение структуры психики. Это также, изображение этой книги, Aion. Начав изучать схему сверху вниз, мы начинаем с уровня Эго на вершине. Затем мы видим тень, изображение которой в некоторой степени указывает на то что тень  отбрасываема светом эго. Тень можно рассмотреть как следующий уровень психики. Когда мы смотрим еще глубже, мы видим Сизигию – женский и мужской принципы, представленные Анимой у мужчины и Анимусом у женщины. На самой большой глубине появляется Самость, вначале в её личностной манифестации, затем в  более коллективной, как историческая, мировая и наконец как переживание единого пространственно-временного континуума.  Всеэтиуровнимывнимательнопроанализируемнесколькопозже.

Рисунок 5 также иллюстрирует то как мужское и женское эго соприкасаются с Самостью через их контрсексуальные компоненты. В середине диаграммы представлено своего рода абстрактное «чистое эго», которое находится точно между мужским и женским принципом и которое на самом деле всего лишь идеал которого не существует в реальности. С левой стороны мы видим женское эго, которому ля того чтобы установить связь с Самостью следует пройти через Анимус. Напротив – мужское эго, которое точно также должно установить связь с Анимой.

Юнг говорил что анима и анимус состоят из трех факторов: качества противоположного пола которые есть у конкретного человека, архетипический образ и личный жизненный опыт общения с противоположным полом (пар 41). Первые два фактора  врожденные. Третий, связанных с жизненным опытом, является приобретенным и конечно в реальной жизни эти врожденные и приобретенные факторы невозможно четко различить между собой, поскольку они сочетаются друг с другом и перемешаны в беспорядке между собой.  Что касается третьего фактора, опыт общения с матерью или отцом чрезвычайно важен, но не только родители вносят свой вклад в формирование приобретенных характеристик Анимы или Анимуса. Помимо матери, огромный вклад в образ анимы вносит сестра, дочь, любовница, жена и напарница.  Все они формируют тот уровень анимы который является приобретенным. Но позади этого личного опыта, существует архетипические факторы которые мы можем встретить в мифах как образы «божественного проводника, источника вдохновения, опасной соблазнительницы, персонификации жизни, судьбы, предназначения сами по себе, и наконец архетипический принцип Эроса.

Для женщины опыт связанный с Анимусом также очень схож. Пржеде всего это отец, затем брат, сын, любовник, муж и напарник, на личностном уровне. НА архетипическом уровне можно найти божественного проводника, источник вдохновения, опасный соблазнитель, персонификация духовного смысла и наконец принцип Логоса.

В этом контексте очень важно то, насколько эго находится в связи с с анимой или анимусом, это весьма значимо для оценки пациентов для анализа. Я различаю четыре разных состояния: инфантильное состояние, состояние проекции, состояние одержимости и состояние осознанности. Инфантильное состояние символизируется мотивом инцеста матери и сына или отца и дочери. Юнг описывал это состояние у мужчин во множестве работ, и эти мысли очень важны для повседневной аналитической работы. ЭтосостояниеинфантильнойсвязисАнимой:

Его Эрос пассивен как у ребенка: он надеется быть пойманным, втянутым, окутанным и поглощенным. В действительности он стремится попасть в обороня­ющий и питающий материнский зачарованный круг, в состояние младенца, избавленного от всех хлопот, испы­тывающего на себе заботу всего мира, который прямо-таки заставляет его быть счастливым. Неудивительно, что реальность исчезает из поля зрения!

Зачастую рядом с ним действи­тельно находится мать, которая внешне немало заботиться о том, чтобы ее сын стал мужчиной, но на деле не пренебрегает ничем в своих неустанных жертвенных стараниях помешать ему повзрослеть и жениться. Между матерью и сыном имеется тайный заговор, и можно наблюдать, как каждый из них помогает другому в преда­тельстве по отношению к жизни.

У него есть подлинное желание соприкоснуться с реаль­ностью, заключить в объятия землю и заставить житейс­кую ниву приносить плоды. Однако же все, что он делает, — не более чем серия судорожных попыток, ибо и его инициатива, и его способность к постоянству подор­ваны таящейся в нем памятью о том, что мир и счастье в мире можно получить как дар — от матери. Тот участок мира, с которым он, как всякий человек, вынужден сталкиваться снова и снова, всегда в какой-то степени неправилен, поскольку не падает ему в руки, не бежит навстречу, а сопротивляется, требует завоевывать себя и слушается только силу. Он, этот мир, предъявляет требо­вания к мужеству человека, к его рвению, прежде всего — к его смелости и решимости, когда доходит до того, что самое бытие его ложится на чашу весов. Здесь ему потребуется вероломный Эрос, способный подвигнуть его на забвение матери и на тяготы первой любви в его жизни

(ЮнгAion par 20-22)

Состояние описанное здесь так наглядно, в той или иной степени встречаются у всех анализируемых мужчин, в особенности юных. Как правило это не проявляется столь явно, но бессознательная основа всегда в этом, можете вы это увидеть или нет.

В этой главе Юнг не дает сходного описания свяжи между женщиной и её отцом, но в MysteriumConiunctionisон пишет об этом следующее:

Темное солнце женской психологии связано с образом отца, поскольку отец является первым носителем образа анимуса. Он наделяет этот реальный образ субстанцией и формой, ибо в силу своего Логоса он является для дочери источником «духа». К со­жалению, этот источник зачастую оказывается загрязненным как раз в том месте, где мы ожидаем найти чистую воду. Ибо дух, который помогает женщине, это не просто разум, это гораздо .большее: это установка, дух, в соответствии с которым человек живет377. Даже так называемый «идеальный» дух не всегда яв­ляется наилучшим, если он не понимает, как соответствующим образом вести себя с природой, то есть с животным человеком. Это действительно было бы идеально. Поэтому каждому отцу дана возможность развращать, тем или иным способом, природу своей дочери, а учитель, муж или психиатр должны все это рас­хлебывать. Ибо то, «что было испорчено отцом»378, может быть исправлено только отцом, а то, «что было испорчено матерью», может быть исправлено только матерью (par 232)

639768_image010 (420x536, 22Kb)

Рисунок5. ДиаграммаПсихэ.

На верху диаграммы – эго, отбрасывающее тень. Женское и мужское эго, представлено отдельно,  чтобы продемонстрировать как каждый из ни должен пройти через их контрсексуальный аспект (анима или анимус) для того чтобы установить связь с Самостью. В нижней части диаграммы, Самость появляется вначале в личностной манифестации и затем на более глубоких уровнях, в общечеловеческих аспектах, историческом, мировом и вселенском уровне.

Эти комментарии говорят нам главная опасность в материнском комплексе для сына в том что этот комплекс отравит его мужское стремление к активной жизни, в то время как для дочери, опасность отцовского комплекса в порче реальной связи с духом или смыслом.  И та и другая опасность исходит из инфантильной связи с анимой или анимусом.

Во втором случае, опыт Анимы и Анимуса переживаются в проекции на представителя противоположного пола. Есть большое отличие между дальними и близкими проекциями. Удаленные проекции проявляются поклонении кинозвезде или рок певцу. Такие коллективные проекции обычно разделяют целые группы и тот на кого осуществлена проекция никак не вступает в контакт с проецирующим. Поэтому этот феномен имеет очень большое инфантильное  содержание. Близкие проекции действуют напрямую, и они приводят к столкновению в реальной жизни, в котором проецирующий противопоставлен объективности человека, несущего проекцию. Врезультатепроисходитрасширениесознания.

Третье состояние связи с Анимой и Анимусом, я называю одержимостью: мужчина оказывается одержим Анимой а женщина – Анимусом. Когда мужчина оказывается одержим Анимой, состояние которое обычно приходит и уходит с настроением. Он становится чувствительным и обидчивым, его чувства очень легко ранить. На мой взгляд ключевое слова для определения мужской одержимостью Анимы – обидчивость – состояние разочарованности и  каприза.  Другой аспект одержимости Анимой, это крайняя мягкость. Состояние одержимости Анимусом у женщины прямо противоположно. Она становится жесткой, самоуверенной, склонной к бессмысленным спорам. Там где действует Анимус, женщина становится несоразмерно жесткой.

Наконец, четвертое состояние может быть описана как осознанная связь с анимой или анимусом. Как пишет Юнг в параграфе 40, Анима и Анимус представляют «функции, отфильтровывающие со­держимое коллективного бессознательного и передающие его сознанию». Когда Эго имеет сознательную связь с Анимой или Анимусом, они более не являются предметом принадлежности и контрсексуальный элемент становится каналам по которому содержимое коллективнго бессознательного может переместиться из бессознательного в эго. Такая сознательная связь с Анимой или Анимусом приводит сознание к установке которая дает регулярное внимание к бессознательному. Юнгзамечаетобэтом:

Хотя действие анимы и анимуса можно осоз­нать, сами они суть факторы, лежащие вне сознания, недосягаемые для восприятия и воли. Поэтому, незави­симо от интеграции их содержаний, они остаются авто­номными, и об их присутствии всегда необходимо помнить. Последнее крайне важно с терапевтической точки зрения, ибо, непрерывно наблюдая за бессознатель­ным, мы отдаем ему ту дань, которая в большей или меньшей мере гарантирует его сотрудничество. Как нам известно, с бессознательным невозможно «поладить» раз и навсегда. Фактически, одна из важнейших задач психической гигиены состоит в том, чтобы постоянно уделять внимание симптоматике бессознательных про­цессов и содержимого бессознательного

Окончательной целью этих маскулинных и фемининных принципов, которые  составляют сизигию, это коньюнция, их соединение. Это интенсивное стремление сизигии достичь соединения проявляется во внешней жизни совершенно естественно. Это то что я мог бы назвать буквальное или выведенное вовне последовательность: мужчина или женщина влюбляются, другими словами, они оказываются захвачены взаимной проекцией. На этой стадии все просто упоительно.  Каждый убежден что обрел родную душу в другом и это блаженное чувство целостности, всякий раз когда они оказываются вместе. Обратной стороной этого, является паническое чувство ужаса, когда они оказываются отдельно. Это начальное состояние, потому что оно в большой степени бессознательно и как правило не может задержаться надолго. Дальнейшееразвитиесобытийможетпойтипотремвозможнымпутям.

Первый и наиболее вероятный вариант заключается в том, что коньюнкция будет реализована на конкретном уровне, что в жизни означает заключение брака, создание семьи и соединение жизненных путей. Либидо некогда установившее связь между анимой и анимусом постепенно  перенаправляется на преодоление трудностей связанных с реальной жизни вместе.

Вторая возможность, заключается в том, что вместо реального осуществления конюнкции произойдет реальная сепарация. Другими словами, проекция уменьшиться или измениться. Когда проекция оказывается снята, тот на кого осущесвтлялась проекция оказывается брошен. Когда так происходит, отвергнутый, оказывается беззащитен перед чувством горя и отчаяния и ярости.  Это комплекс Дидоны, Медеи и Дона Хосе в Кармен. Крайнее выражение ярости или отчаяния активируются, потому что для оставленного происходит утрата образа души и это переживается как предельный и окончательный крах, и полная потеря шанса на коньюнкцию. Альтернативой здесь является понимание что другой человек не был тем самым внутренним объектом, а обретя это понимание начать устанавливать связь с Анимой или Анимусом как с внутренним объектом. Это можно определить как «Когда уходят полубоги, появляются боги». Так было в случае Арианды – после того как её оставляет Тесей, на сцене появляется Дионис.

Третья возможность есть то что постепенное развитие происходит в процессе взаимной проекции, оба постепенно открывают что их влюбленноть основана на проекции Анимы или анимуса, но из этой проекции развивается осознанная способность к реальной любви. Постепенно появляется способность любить партнера таким каков он есть и одновременно с этим устанавливая и развивая связь с внутренним образом Анимы или Анимуса.



« »

Share your thoughts, post a comment.

(required)
(required)

Note: HTML is allowed. Your email address will never be published.

Subscribe to comments