Skip to content

19.07.2015

Будущее, которое наступило, но которое движется везде с разной скоростью

121329299_siren4

Прогнозирование – дело не благородное… На одних людей прогноз действует, как директива к действию, на других, как точка сопротивление такой возможности – в результате же  порождается масса разновекторных настроений и устремлений…

У нас, в связи с этим, речь пойдет не об этом, а о тенденциях  и настроениях, которые блуждают в современном мире…

Очень укрупнено их можно разделить на три основные группы[1]:

1.       «После нас хоть потоп»  (в основе философия модернистского времени)
2.       Архаика (в основе традиционалистские подходы, консерватизм и регресс)
3.       Новый проект (в основе новые, неясные подходы, так называемых, «Творцов будущего»)

На сегодняшний день мы наблюдаем  яркую мозаику человеческий поступков и дел, ведущих к «потопу», то есть  к определенной точке «невозврата». «Невозврат» не предполагает, что все погибло – он предполагает, что все просто поменяется и мир станет  весьма неприятен для проживания: в нем будет боль и разруха, болезни и голод, катаклизмы и печаль.  «Архаика» — это тоже не есть состояние возврата к «природе», увы, это состояние возврата к менее богатому обществу, и к менее низкому качеству жизни.

Говорить о перспективах сценария «после нас хоть потом» или «архаика» можно долго и нудно, а лучше просто включить новости какого-нибудь дня и увидеть все и разом – картинка не внушает оптимизма: вооруженные разборки, протесты, манифестации, наводнения, катастрофы и прочее. Не надо быть провидцем, чтоб понять, что что-то не ладится в этом мире — уж как-то он развивается шибко убого. Это уже не «сигналы предупреждающего оповещения», а конкретные вопли, что вектор движения был ошибочен: шли конкретно не туда. Сегодняшний обыденный мир весьма неприветлив: он суетлив, быстротечен, в нем  море алчности и жадности, злобы и вульгарности. И что-то гонит людей из созданной ими же действительности, где нет  работы, где нет тепла, где нет настоящих друзей…

И в мире начинают появляться другие тенденции: причем  это, как и небольшие локальные проекты, так и серьезные государственные программы, например, в области «устойчивого развития» («développement durable»).  Изменения где-то совсем незаметны, а где-то – весьма значительны: будущее тихонько подходит…

 Проблематика поиска нового пути заложена  в противоречиях, в которых оказался современный мир. Существующая экономика порождает все больший разрыв между бедными и богатыми. В целом это известный факт – и им вряд ли кого-то можно удивить. Но, как правило, он рассматривается с любых “наукообразных» точек зрения, кроме чисто практической, житейской.  А все предельно просто: в конце концов, на рынке остается все меньше и меньше конечных потребителей – они обеднели и не могут ничего (или почти ничего) себе купить.  И как бы реклама и не  стремилась «убеждать людей приобрести то, что им не нужно, на деньги, которых у них нет, чтобы произвести впечатление на тех, кому до этого нет никакого дела»[2], и продавцы не манипулировали и не играли на слабых сторонах человека, а продавать становится все труднее – денег.точка.нет. А если это так, то на рынке нет обмена, нет движения, нет ни роста, ни развития. Ситуация сродни эпохе развала Римской империи, культура  которой, просуществовав сотни лет, вошла в крутое безвозвратное пике спада. От «высокой культуры» римских городов остались черепки и развалины, торгово-денежные отношения деградировали. Одной из важнейших причин деградации общества было то, что в нем не сохранялась система гармоничного развития производительных сил и присвоения продуктов труда. В целом сегодняшний мир демонстрирует похожую ситуацию.  Все процессы рассматриваются, через призму количества денег в единицу времени: «время-деньги», чем быстрее протекает время – тем большие суммы денег необходимы и желательно быстро. Что до среды то, ее можно охарактеризовать как состояние  «мини максимального равновесия»: революции нет (хотя по миру они уже с успехом шагают), каким-то чудодейственным способом люди сводят концы с концами, но и развития нет, так как такая ситуация выводит из игры все козыри. Основные способы снижение затрат – это снижение заработной платы персонала. Возникает закономерный вопрос: почему именно такой способ? Ответ прост, так как этот способ не требует никаких ментальных нагрузок на управленческий аппарат: взял, да урезал. При этом остается масса денежных, ресурсных, временных потоков, которые используются крайне не рационально. Но для их управления требуются определенные знания – их просто нет и нет желания их получать и напрягаться. При этом подобные подходы встречаются повсеместно, что в конечном итоге приводит к тотальному зажатию потребительского спроса и к деградации экономических процессов.

Но в глубине этого мира зарождается новое понимание жизни, выстраивается новая философия, ищется новый тип общества. Назвать эти поиски протестными вообщем-то и нельзя (это явно, не что-то типа хиппи), назвать маргинальными – тоже в целом нельзя (это явно не «пограничный» элемент).  Это достаточно большое уже количество людей, которые не хотят жить по-старому, ощущая, что вечная погоня за «еще и еще»,  в конце концов, приводит лишь к потере самого себя, к потере собственной идентичности.

Что-то новое уже реально появилось в настроениях, оно где-то сродни культуре качества[3], которая, интегрируясь в общество (организацию), меняет поведение людей, меняется способ видения  вещей, жизни, деятельности.  Но и культуре качества, и культуре нового бытия нельзя обучить на семинаре, как нельзя обучить и подходам устойчивого развития или программе реализации «новых проектов». Это не передаваемый с помощью формального обучения аспект, он не описан ни в каких книгах. И это нечто необходимо воспитать в себе, а для этого надо время и позитивная, развивающая среда. И многие стали просто брать и конструировать свою среду для себя. Это и эко-поселки, и арт-студии, и клубы, и даже некоторые ПР-проекты крупных бизнес структур, это и любительская инновационная деятельность (кто-то собрал турбину Теслы, а кто-то разработал собственный ветряк, работающий в степных условиях Украины)  и многое-многое другое.

Из этих всех исканий проистекают и новые настроения: поиск и познание самого себя, любопытство и интерес к  своему окружению, желание сделать мир мягче и приятней для проживания. Кажется, что все эти действия разрозненны, им мало уделяется внимание прессой и ТВ (они заняты освещением «потопной» деятельности). Но может это и хорошо – это позволяет каждой отдельной группе «перевосоздавать» свой мир, свою культуру, а потом, встречаясь с другой «перевоссозданной» культурой, радоваться тому, что идеи общие, что мысли сходятся, что вместе можно сделать больше.

Конечно, процесс перевоссоздания коллективной картины мира человечеством на базе «здравого понимания» – будет делом не простым, не легким и очень долгим – это будет ломка  и потери, но он уже начался, и он уже идет.



[1] Подобную разбивку можно  встретить у разных ученых [Переслегин С., Лиэтар Б, и др. ] По оценкам  Б.Лиэтара в 2000 году к субкультуре модернистов, пропагандирующей потребление, личный успех и вечное обогащение относилось до 47% населения Америки и Европы.  К традиционалистам, проповедующим культуру воспоминаний и консерватизм, относилось  до 24 %.   А процент «творцов будущего» доходил до 29, и их численность достаточно быстро растет[1] — ежегодный процент прироста не менее 1% [Выборки приводятся по Б.Лиэтар «Душа денег», -М.: Олимп:АСТ:Астрель, 2007.- С.321-336]. Быстрый рост – это значит, что в 1975 году эту парадигму развития поддерживало не более 3% населения, к 1995 году – их стало 23,6%, а к 2000 – их уже стало 29%.  Следует понимать, что  увеличение этой группы приводит к уменьшению двух других.  

[2] Виктор Папанек «Дизайн реального мира»

[3] Термин «менеджмента качества».

 


« »

Share your thoughts, post a comment.

(required)
(required)

Note: HTML is allowed. Your email address will never be published.

Subscribe to comments