Skip to content

02.03.2015

О рукописи Г.Д. Книголюбова

_QyGBVwQlUM

5 августа 1865 г. профессор Московского университета Н.С. Тихонравов приобрел чрезвычайно интересную рукопись, включающую обширное собрание заговоров и молитв. Н.С. Тихонравов заплатил за рукопись 25 рублей серебром — сумму по тем временам весьма и весьма значительную.

Рукопись составил и продал Н.С. Тихонравову некий Григорий Данилович, присвоивший себе псевдоним «Книголюбов». Известно об этом человеке совсем немного. М.Н. Сперанский со слов того же Н.С. Тихонравова характеризовал Г.Д. Книголюбова как «довольно известного списывателя и торговца рукописями в Москве» [1]. До наших дней дошло несколько рукописных книг этого трудолюбивого деятеля. Одна из них называется, например, таким образом: «Акафисник молитвенныи, покаятелный, просителный, умилителный, биседовательный и славителный с молитвами, месяцословом и прочими исправлениями… Григория Д. Книголюбиваго. Москва. В рукописографии Г.Д. Книголюбова 18…» [2].

Содержание рукописи, хранящейся ныне в собрании Н.С. Тихонравова Российской государственной библиотеки (ф. 299, № 728) [3], явственно указывает на то, что ее составитель отнюдь не был литератором и не принадлежал к культурной элите своего времени. Она писана крупным, аккуратным полууставом, почти без знаков препинания. Орфография имеет неустоявшийся и несколько архаический характер (используется «юс малый», смешиваются «ер» и «ерь» и т.д.); в тексте много орфографических ошибок, некоторые слова пишутся по-разному даже на одной и той же странице. Особенно много ошибок в безударных гласных в корне слова (защети вместо защити,салдаты и т.д.). Отдельные написания, не соответствующие орфографической норме середины ХIХ в., повторяются на протяжении рукописи многократно (например, написание не вместо ни в отрицательных местоимениях и наречиях: нечего вместо правильного ничего, некогда вместоникогда и т.д.).

Рукопись форматом в лист (30,0 х 21,5 см) включает 139 листов, заполненных с обеих сторон. К сожалению, сборник дошел до нас не в полном виде; начало и конец его утрачены, рукопись лишена переплета и распалась на отдельные тетрадки и листы. Многие листы потеряны, а некоторые сохранившиеся повреждены. Тем не менее и в таком виде сборник впечатляет своим объемом и разнообразием содержания. На некоторых листах уместилось по нескольку текстов, а всего он включает многие сотни заговоров и в количественном отношении значительно превосходит знаменитый сборник «Великорусские заклинания» Л.Н. Майкова, который увидел свет впервые в 1869 г. и неоднократно переиздавался в последние годы.

В своем первоначальном виде сборник включал, по-видимому, две части: «Молитвы» и «Заговоры», однако от «Молитв» сохранились только несколько листов. Впрочем, судя по их содержанию, составитель не различал кардинально «заговоры» и «молитвы»; большинство текстов, помещенных среди «молитв», вполне могут быть квалифицированы как заговоры, а многие «заговоры» включают в себя отдельные молитвенные формулы или даже фрагменты молитв.

К сожалению, Г.Д. Книголюбов не указывал, откуда ему известен тот или иной текст: взят ли он из какой-то книги или рукописи, зафиксирован по памяти или под диктовку другого человека. О происхождении текстов дает представление запись Н.С. Тихонравова на первом листе рукописи: «Записаны Книголюбовым со слов и выписаны из тетрадки». По-видимому, эта запись сделана Н.С. Тихонравовым со слов самого продавца рукописи, который утверждал, что текст частично скопирован с какой-то другой, более ранней тетради, а частично записан со слуха. Впрочем, текстологический анализ сборника показывает, что при его составлении были использованы не только источники устные и рукописные, но и уже опубликованные к тому времени. В частности, отдельные заговоры были скопированы Г.Д. Книголюбовым с известной книги И.П. Сахарова «Сказания русского народа» (1-е изд. — 1836-1837). Можно также предполагать, что некоторые тексты были частично или полностью составлены самим Книголюбовым с использованием реальных формул народных заговоров и церковных молитв, а в другие он вносил дополнения или изменял их по своему усмотрению. Все это побуждает относиться к заговорам Книголюбова с большой осторожностью и уж во всяком случае не видеть в них простую запись фольклора.

Вряд ли Книголюбов собирался использовать заговорные тексты по прямому назначению (например, едва ли он предполагал лечить с их помощью или изгонять нечистую силу). Сам внешний вид рукописи (большая тетрадь, расчерченные листы с полями, стилизованные рисованные буквицы) как будто говорит о том, что составитель усматривал в ней скорее своеобразную книгу, чем практическое руководство. Во всяком случае ничто в рукописи не указывает на то, что ее передавали из рук в руки или брали с собой в дорогу.

Какая-то рукопись того же Г.Д. Книголюбова была в свое время использована в известной книге М. Забылина «Русский народ: Его обычаи, обряды, предания, суеверия и поэзия» (М., 1880). Современные репринтные воспроизведения этой книги, несомненно, попадались на глаза читателю, а возможно одно из них даже имеется у вас дома. Среди «пособий», использованных при составлении данного издания, М. Забылин называет между прочим: «Рукописный список. Григорья Данилова Книголюбова» [4]. В тексте он кое-где называет этот источник также «рукописной тетрадью» или «рукописной книжкой», а ее автора почему-то именует иногда «Боголюбовым», а не «Книголюбовым» [5]. Всего М. Забылин включил в свое издание около 30 заговоров из тетради Г.Д. Книголюбова. Большинство из этих текстов в нашей рукописи отсутствуют, а те, которые и в самом деле имеют соответствия в нашем сборнике, все же имеют довольно существенные текстуальные расхождения с ними. Это дает основания предполагать, что М. Забылин держал в своих руках какой-то другой сборник, не идентичный с нашим; в то же время этот сборник, несомненно, был составлен тем же человеком.

Сборник Книголюбова весьма интересен и в целом, как памятник русской культуры и рукописной книжности середины ХIХ в., и постольку, поскольку многие тексты, в него включенные, имеют оригинальный характер и не встречаются в других известных нам собраниях заговоров. При этом интересны не только подлинные фольклорные заговоры, но и те, которые, весьма возможно, сочинены самим Книголюбивым. Все они представляют собой результат своеобразного полуфольклорного-полулитературного творчества.

Присмотримся внимательнее к содержанию нашего сборника. Прежде всего бросается в глаза, что он несет на себе явственный отпечаток города и городского образа жизни. В сборнике почти нет заговоров, связанных со специфическими видами сельскохозяйственного труда (первый выгон скота, обереги домашних животных от диких зверей, обереги урожая, защита от града, засухи и т.д.). Зато имеются заговоры, отражающие интересы и занятия купца и даже карточного игрока. В сборнике можно найти заговоры «На торговлю» (л. 17, 31 об., 91 об.), «На извоз» (л. 97 об.-98), «На карты» (л. 78, 91), «Гадание на карты» (19 об.),  «На игры разныя» (л. 90 об.-91). Есть даже заговоры «на алтарею» (то есть на лотерею) (л. 91) и «от ненасыдства» (то есть от обжорства) (л. 56 об.-57 об.).

Составитель сборника явно подбирал заговоры таким образом, чтобы удовлетворить самым разнообразным интересам и потребностям, в том числе и прямо противоположным, взаимно исключающим друг друга. Ведь не случайно он включил в сборник и заговор, призванный помочь поступить на службу в армию и, наоборот, заговор, призванный избежать 25-летней службы (л. 72 об.-73). Есть в сборнике заговоры «от разбою» (л. 85) и «от покражи» (л. 19 об.-20, 74 об.), но есть и такие, с помощью которых можно разомкнуть все замки и запоры или «от кладу отогнать стражей» (л. 20 об.). Аналогичным образом, наряду с любовными присушками, имеется и жутковатый и в то же время забавный заговор, призванный поссорить супругов или близких людей

(л. 77 об.).

По-видимому, отдельные проблемы особенно волновали самого составителя сборника или его окружение; во всяком случае вряд ли случайно то, что он, например, возвращался снова и снова к заговорам от глухоты и слепоты. Любопытно, что на протяжении сборника составитель 9 раз обращается к заговорам от импотенции и приводит целых 18 текстов от этой напасти. Для сравнения скажем, что в сборнике Л.Н. Майкова приведен только один заговор «От плотской немощи», да и тот извлечен из следственного дела ХVII в. В собрании П.С. Ефименко (1878) заговоров от импотенции больше, но и там их всего четыре (все они извлечены из «старинных рукописей»). Записи Г.Д. Книголюбова важны не только тем, что их во много раз больше, но и тем, что по крайней мере некоторые из них явственно несут на себе печать устного происхождения. Например, такое нехитрое средство «от нестанихи» явно не было придумано составителем рукописи, но скорее всего от кого-нибудь им услышано; характерно, что и записано оно в форме практической рекомендации: «Возми краснаго или белаго петуха, подреж гребень над вином стакана, чтобы капли крови в вино капали, и говори: “Каков петух на курицу, таков бы молодец на девицу” (3ж). И дать выпеть. После болному пролесть скрозь женския ноги взат и впирет 3ж[ды]» (л. 111 об.).

Составитель сборника часто прибегает к особой стилистике, которую можно назвать украшающе-архаизирующей. Приведем, например, такой фрагмент заговора от глухоты: «На море на кияне, на острове на Караване стоит дуб, под тем дубом лежит камень, на том камне стоит терем, в том тереме престол, на том престоли сидит царица в порфири красной, перед ней сидит на крылатом на кони юной младой богатырь, в руках держит алатырь камень, не велик не мал» (л. 50). Начинается фрагмент с хорошо известной заговорной формулы (на море остров, на острове дуб, под ним камень), а вот дальше появляются образы, вовсе не характерные для заговора, да и стилистика («царица в порфири красной», «крылатый конь», «юной младой богатырь») напоминает скорее лубочную литературу ХVIII-ХIХ вв., чем подлинный фольклор.

В соответствии с этой же тенденцией в заговоры вводятся иногда имена славянских и античных языческих богов. Например, в заговоре «на скоробег» (то есть чтобы бежать быстро и никто не мог бы догнать), помимо трех евангельских волхвов, фигурируют Перун и Венера: » Ветер, ветер, унеси меня. Жопка, жопка, унеси мои ноги. Ношки, ношки, унеси мою жопку и меня. Каспар, Мелканор, Мерхисардер, дай мне, Перун и Венера, свои скоролетящия крилье, дай мне крылатаго коня, унесите меня, чтобы не могли меня во ста ног, во ста коней догнять, и упоймать, и не в какия орудия вредить, и мое слово порушить. Аминь, аминь, аминь » (л. 35). Замечательно, что этот заговор, обращенный к языческим богам, завершается, как молитва, христианским «аминем»!

Особый интерес представляет обширный заговор «На Фартуну счастия», в котором Фортуна изображена как языческая богиня, в духе аллегорической живописи ХVIII в. (л. 12 об.-13).

Некоторые тексты нашего сборника несут на себе отпечаток определенной исторической эпохи. Например, один из заговоров от сифилиса связывает распространение «французской болезни» с нашествием Наполеона (л. 9). В другом заговоре от той же «французской болезни» с полным сочувствием и уважением описаны действия доктора, излечившего «красного молодца», хотя обычно в заговорах описываются, конечно, действия знахаря, а никак не представителя официальной медицины (л. 9).

Несколько текстов из сборника Книголюбова обращены к бесам и другой нечистой силе. Например, ярко выраженный «отреченный» характер несут на себе заговоры карточных игроков. Согласно одному из них, «на море на кияне, на острове на Буяне, на камни бел алатири стоит дуб, под етим дубом стоят святыи отци Кузма и Дамиан и 4 евангелиста. Мимо их идут дочери Иродовы, несут карты-колоды. И спросиша их святыя отцы и 4 евангелиста: “Что за жены, и куда идете, и что нисете?” Они отвещаша им: “Мы дочери Иродовы, нисем карт колоды на обогрыш и выигрыш к рабу (имя)”» (л. 78). «Святые отцы и 4 евангелиста» приказывают Иродовым дочерям продолжить свой путь и обеспечить выигрыш.

В другом заговоре объясняется, как можно отучить от карточной игры. Отправиться для этого нужно на кладбище: «Возми колоду карт новою, дай игрущему сыграть игру и брос ты ее в могилу. Сказать: „Мать могила, ты принимаеш в сибя всякаго человека и все его затеи и занятии некогда не возвращаеш. Тако прими в сибя карты с его отхотуй и желанием, раба Божия (имя). Как вам, карты, сгнити, из могилы не выходити, тако и рабу Божию (имя) в карты некогда не игровати и на сие покушание и желание не имети. Во имя Отца, и Сына, и Святаго Духа. Аминь, аминь, аминь“» (л. 16 об.).

Отдельные тексты нашего сборника произносятся от лица знахаря или какого-то другого человека, который чувствует себя всесильным и приписывает себе сверхъестественные способности. Если он и обращается к Богородице, архангелам и святым, то вовсе не для того, чтобы им молиться, а для того, чтобы приказывать. В некоторых текстах субъект заговора явно или неявно ставит себя в положение Бога или иного сакрального существа.

Одна из услуг, которые предлагают маг или знахарь, заключается в том, что они помогают любопытствующим заглянуть в будущее. Для этого нужно наступить на правую ногу знахаря и заглянуть ему через правое плечо (или, соответственно, встать на левую ногу и заглянуть за левое плечо). Ритуал и сопровождается, и описывается таким заговором, в котором говорящий кощунственно отождествляет себя с Христом (л. 90). Говорящий как бы помещает себя в центр мироздания и вырастает до небес, так что оказывается среди звезд и даже солнце видит снизу, а не сверху: «…Подо мною солнце, надо мною месяц, круг меня звезды и вся земля и вода, зъзади вся тайность открытая…».

В одном из заговоров нашего сборника приведен и замечательно интересный апокриф, повествующий о происхождении заговора и молитвы: «На море-кияне, на острове Буяне, на том и на сем свети белом стоят четыре столба на мести безводном и безземном, на тех четырех столбах сидит сам Господь Господей, Бог Богов, Саваов вседержитель Иисус Христос, с братом своим Сатаной, с Матерью своей Пресвятой Богородицей, со ангелами и со архангелами, со всею бесплотною силою, со пророками, со апостолами, с праведными со мучениками и со всеми святыми. Они творили небу и землю, воды и огни, растения и животных, человека и слова. Господь сотвори добро, а Сатана зло, Господь сотворил молитвы, а Сатана чары, бес сотворил волхвование и порчи, а Господь избавление, бес сотворил смерть, а Господь живот и здравие» (л. 86 об.). Христос, ошибочно отождествленный здесь с Саваофом, выступает в данном случае в одном ряду с Сатаной, который к тому же назван его братом. Они сообща создают «небо и землю, воды и огни, растения и животных, человека и слова». Молитвы и чары, согласно такому взгляду, столь же органично дополняют и уравновешивают друг друга, как добро и зло или жизнь и смерть. В то же время знахарь, пользующийся чарами, по этой логике является служителем Сатаны; впрочем, это явно не очень-то его пугает.

Будущие исследования покажут, чего больше в сборнике Г.Д. Книголюбова — литературных импровизаций на фольклорной основе или фольклорной архаики, скрытой под слоем литературных стилизаций.

[1] Сперанский М.Н. Описание рукописей Тверского музея. М., 1891. С. 82.

[2] Там же. С. 1-2. К сожалению, часть страницы с точной датой рукописи оторвана.

[3] Ссылки на данную рукопись далее даются непосредственно в тексте с указанием листа.

[4] Забылин М. Русский народ: Его обычаи, обряды, предания, суеверия и поэзия. М., 1880. С. II

[5] Там же. С. 322, 325.

Заговоры из сборника Г.Д. Книголюбова [1]

(л. 1) От недугов. Иду я, раб (имя) из ворот во чистое поле во окиян-море, становлюсь я, раб (имя) на бел горючем камне алатыре, опоясаваюсь белой пеленой, заговариваю своего раба (имя) от всех злых недугов с принедугами и с полунедугами вся злыя недуги недужити раба (имя). Отсылаю вас во окиян-море, в бездны преисподния, в котлы кипучия, в жар палючай, в смолу горючия по сей день, по сей час, по мое крепкое слово, а был бы раб сей здрав и жив и здравие его не было в тереме княжем, а цилее бы его не было во все околице, а был бы он здрав и жив от роду и до веку по всю его жизнь. Слово его крепко.

(л. 6) От лому рук. На море на кияне, на острове на Буяне лежит камень, на камне стоит гора, на той горе лежит рука Иоанна Предотечи. Возму я сию руку в болную свою руку, подаст мне здравие, рабу Божию (имя), рука не будет болети, все разныя болезни отпадут и исцилятся от сего время до конца его жизни.

(6 об.) От нерождения. Напиши записочки: “Двири небесныя отве[р]зошася, и ты, отроча, выйди, вон зовет тя Господь наш Иисус Христос”. И положи за пазуху.

(л. 9) От француских болезней. На море на кияне, на острове на Буяне есть мать черная яма, в ние входи[т] и вон исходит красной молодец. Захворал, занемог тот молодец, великой язвой заразился, многих осквернил. Случилось у отца его дохтора исциление скорое от всех разных француских скорбей и болезней, и бысть ему сия язва не в язву, болезнь не в болезнь, скоро исцелил, и очистил, и здравие воставил, и прогнал сию язву и заразу францускую в смрадною пучину, Содом и Гоморскою, от раба Божия (имя), не велит опять болезни сей ворачоватся, впреть до веку открыватся и прикасатся, а быть сему рабу скоро исцелну здраву и живу от сего время, от сей минуты во всю его жизнь. Ами[нь]. <…>

Или: По морю по кияну, по острову по Буяну по Можайской дороге шел францус скверной своей силуй поганой, пришел в росийскою землю он, скверной, негодной, пакосной француз со всей силуй поганой, разсеял по всей России разныя свои скверныя француския болезни и женам крови, и всем бели и рези навел, и всем болезнь лютою и заразу нестерпимою, ввел в Росию болезнь новою и неслыханною. Ой, ты, скверной негодной француз с силуй погануй! Зачем ты свою болезнь сию здесь оставил? Возми назат к сибе, а я сему рабу (имя) исциление и здравие дам. Ты, ресь, лом, бель, гной, кровь, изыди, очистись, а ты, рана и боль сия, у раба (имя) заживи, затяни, исчезни, не буде некогда, не отрыговай, не воспоминовайся во веки веков с сей минуты. Ты, слово мое, крепко.

(9 об.) От беды. Выхожу я во новы сени дубовыя, на широк двор заборчатой, гляжу я по всем по дорогам, перепутьям, вижу я от земли до до неба звезды ясныя. Вы, дороженьки и перепутьица, задержите моего раба (имя), вы, звезды ясныя, затемните свой светлой, яркой свет, чтобы без вашего светушки не было не ходу не проходу. Насылаю я на раба сего лютого тоску со кручиною, сон со дремотою, забытье с беспамятью, а был бы он глух и нем по мою лютою беду, насылаю я на рабу (имя) такую зазойливою печаль со бедою, сон со дремотою, а был бы он слеп и нем по мою лютою беду.

(л. 11) От нестанихи. На море на синем сидит девица на золотом стуле, прядет шелковую кужель на золотое веретенцо, ниточки тонки, ниточки оборвались, у раба Б[о]жия (имя) на всех рабиц Божиих кровь-руда поднялась (3).

От нистанихи и проход заимется, *лому перелому[2] написать на масле коровъем сие: горема, мехарзи, рзлалома егв: р: в: л: в: по вас. И дать съесть.

Или взять воды в стакан, вынуть шкворинь, пропустить стакан скрозь диры внись, перелить воду в другой стакан с приговорам: “Как шкворинь в оси крепок, так бы у раба Б[о]жия (имя) тур был крепок и стоял тверд”. И дать выпеть, а шкворень опять вколотить.

Или: На море на черном сидит монахиня на черно-багровом стуле, прядет шелковую кужель на серебряное веретенцо, ниточки тонки, ниточки оборвались, похоть и хотения *и плоть[3] у раба Божия (имя) на всех рабов Божиих поднялась, навсегда хотелась, испускалась. Аминь, аминь, аминь.

Или: Благослови, Христос, благослови, Христос, благослови, Христос, сего раба (имя) уду стояти, твердому быти. Христос от марей зачинается, во плоти раждается, вся / (л. 11 об.) животная ярится, от того раждается. Ной взя попарно всех животных, посли расплодишася и ковчех на горах установися, тако Господи избави раба Божия (имя)[4] от порчи, и от нистанихи, и от ослабления уда нижняго, и от бесплотия, и чтобы стоял крепок, силен и яровит был, и плоть спускалась, во всем поправился по вись век, по всю жизн.

Или: Господи Иисусе Христе, Сыне Божии! Аминь. Все порчи, козни, злости отгоняю, я уд сей у рабы (имя) поправляю[5] и востановляю. Как был у младаго яровитаго, такой теперь буть. Во имя Отца, и Сына, и Святаго Духа. Аминь, аминь, аминь.

Или: На море на кияне, на острове на Буяне стоит древо палма. Как она стоит тверда и крепка, не качается, не шатается, так бы у сего раба (имя) стоял нижний уд тверд и крепок на всякою рабицу имрацу отныне, и до века, и на всю его жизнь. Отговариваю я у раб[а] (имя) все волшебныя козни, порчи и притки словами моими на всю его жизнь.

Или: Как ярится питух на курицу, бык на коров, баран на овцу и всякая животная на животну, так бы у раба (имя) был тур нижняй уд яровит и похотлив, на всех рабиц имрац стоял тверд и крепок, некогда не портился от сего время на все его веки.

Или: Како Господь Бог Иисус Христос утвердил реки и потоки и како царь Давыд скрепил землю, тако, Господи, утверди и укрепи, отврати в рабе твоем (имя) порчу, скорбь, и болезнь сию от Пресвятыя Госпоже владычицы нашея Богородицы и присно девы Мареи со всеми святыми камень запечатанному от лукавых, и от иудей, и воином, стрегущем пречистое тело. Воскрес еси тредневно, даруи рабу мирови, жизнь. Сего ради силы небесныя вопияхути от сего время по всю его жизнь: аллилуиа, аллилуиа, аллилуиа (3).

(л. 11 об.) От злобы. Я въступаю чрез порог, Иисус Христос будь мой товарищ. Кто силен как он, а силние тово, кто против меня. Во имя Отца, и Сына, и Святаго Духа. Аминь. <…>

Или: Иду я, иду к своему пану, стану я перед ним гадюкою, гадюкою. Дай ему, Боже, соломенныя ноги, дубовый язык, чтобы он встал не взят не впирет и во всем исполнил волю мою. Аминь, аминь, аминь.

(л. 12) <На успех?> [Начало утрачено] Сануда, зануди ты полуночная! Запега, запеки ты утренняя! Преврата, преврати рабов Божиих всех! Иду я, раб Божий (имя) спать и почивать, кладу спать и почивать. Спи я, раб Божий (имя), спокойно, почивай, а вы, рабы Божии, все не спи не почивай, не дам вам не заснуть, не спочить, не есть, не пить, не в биседах сидеть, не с ыными лучшими меня размолвить. Есть у миня конь вороной, есть у миня меч огненной, есть у миня иголки, есть у миня шпилки, есть у меня вертена. Конем вас топчу, мечом вас секу, иголками вас колю, шпилками вас шпигую, вертенами вас кручу, крещеных, порожденых до сибе на совет денной, ночной привиди, вызываю. Беги вы скоро-наскоро, ходко-находко, борзо-наборзо, не дать им не пить и есть, не спать, не леч. Как не могут быть бес хлеба-соли и без воды, так чтобы не могли без меня, раба Божия, все людии, муской и женской пол, пока ко мне не придут, не покорятся, не поклонятся мне, рабу Божию (имя). Воставляю чисту и веселу, как серебро на воде и сонце на[6] небе, мне же вы все поклонитеся, мне же вы все покоритеся, меня же вы все полюбите и жалейте, все со мною дружно и советно живите и всю мою волю и желание исполняйте. Отныне и навеки веков. Аминь.

(Надеть колцо на указателной перст.) Обручаюся я, раб Божий (имя), миром, любвей и советом со всеми людми, человеками, с муским и женским полом. (На гривинник купить три свечи гривинныя, уторвать у каждой снизу по кусочку и постоновить их Иоанну воиственнику, спасителю Богородицы, и взять земли при входе, где ноги оптерают. Скатай с воском и воск, соль, хлеб, корень. Ладонку зделай, а водой умойся, капли с лица накапай в ладонку, повись накрест, воду вылей, где два угла сходются, скажи:) Как углы сходются, так бы вись народ ко мне сходился! (Последнии 5 копеек поровну нищим раздать, скажи:) Молитесь за успех мне, раба Божия (имя), на что я желаю всегда быть по-моему.

(л. 12) На Фартуну счастия. Взять стакан непочатой воды, положить колцо, гревенник, хлеба, соли, Адамовой главы, плакуну, одолену, Ивану-царевых очей, постоновить на главу и говоря:

Мать Фартуна, бог счастия, ты благословила и наделила многия народу счастиям, таланам, миром, премудростью и богадством. Царей на царство поставляеш, / (л. 12 об.) простых в чины производиш, бесчастных счастиям надиляеш, немирных примиряеш, многим мудрость, разум даеши, бедным богадство подаеши. Тако, мать Фартуна, бог счастия, подай, сотвори мне, рабу Божию (имя), во всем всегда, во всякое время счастия, богадство, мир, любве, мудрость, разум, хитрость, от всего худаго и недобраго избавления. Яко Адаму, Ною, пророку Давыду, сыну его Саламону подавал Господь, сотвори и мне всегда, вечно, каждой день, кажду ноч, каждой час, каждую минуту и секунту, на каждом шагу[7], на каждом взору ходящаму, сидящему, лежащему и спящему и востающему во все мои веки, во всю мою жизнь до гробовой доски, всему моему задуманному случатся и исполнятся, действоватся, силну быть, по моему по всему во веки веков. Аминь.

Встану я, раб Божий (имя), перекристясь, пойду благословясь из двири в дверь, из ворот в вороты. Выйду я поля в широкая раздолья, на моря на киян, на острова на Буян, на нем лежит камень Алатырь, на етим ками стоит соборная церкавь, в этой соборной церкви посреди стоит престол, на етим пристоли сидит благодатная матерь пресвятая Богородица с милостивовом спасителем Христом. Круг етаго престола 77 пристолов, на етих пристолах сидят 77 другов и благодетеляв апостолов. Круг того престола з 77 престолов служат, исполняют ангели, архангели, херувимы, серафими, власти, силы, престоли, господства, чины, мученики, пророки, преподобныи угодники священныи и все святыи бесчисленныя полки. Сотворите и подайте мне, рабу Божию (имя), визде, всегда, по всякое время во всем счастия, талану, богадства, мир, любве, разум, *славу, честь[8], хитрости, премудрости во всем желаемом и задуманном, силу, действия, исполнения, збытия по вись век, по мою`жизнь. Аминь.

Востану я, раб Божий (имя), перекристясь, пойду благословясь из двири в дверь, из ворот в вороты. Выйду я в чистоя поля, в широкая раздолья, во все четыре стороны, от земли до неба. Выйду я на моря на киян, на остров на Буян, на нем лежит камень Алатырь, на етим камне стоит соборной храм, в этем соборном храме стоит престол, на етим престоли сидити милости счасливая наша мать Фартуна с благополучным отцом Судбой, круг етого престола 3300 прес / (л. 13) толов, на етих пристолах сидят 3300 мудроразумных хитрочудотворов древних и днешных. Около того пристола и 3300 пристолов служат, исполняют все задуманное и желаемо лики купидоны, граци, амуры, ангели, воздушныи духи, мудреци, хитреци, действенники, жреци, пророки, исполнители, бесчисленныя полки. Сотворите, подайте мне, рабу Божия (имя), визде, всегда, во всякое время во всем счастия, талану, богадству, мира, любве, славы, чести, разуму, хитрости, мудрости, памяти, успеху во всем желаемом, задуманном, силу, действия, исполнения навечно и бесконечно, по вись век, по мою жизнь ненарушимо, во веки веков. Аминь.

Месяц ты ясной, звезды светлыя, сонце красное, где вы были, скоро ходили, Божия повиления ежедневно исполняети? Мы на небе были, вись свет прошли и все на земли и поднебесью знаем и видем. Что в миру дела[е]тся, что исполняется, так бы и у меня, раба Божия (имя), все исполнялось, збывалась, и все знать, и видить, творить, милостивая мать Фартуна, счастия, премудрости бог, судьба, свет белой, ночь темная, воздух, вода, земля, камни, древа, травы, человеки, скоти, птици, зви[р]и, гады, насекомыи, духи, разныя вещи, солнце, луна, звезды, небо, облаки и все создания Божия, како вы пред Богом и пред человеком служити, покораятися, исполните, сослужите, покоритесь бесперерывно. Мать Пресвятая Богородица сына своего укрывала пиленою, всегда его лелеяла и за ним ходила, некогда его не в чем не оставляла и не позабывала, тако и ты, мать Фартуна и счастливая отец судьба, покрой меня, раба (имя), своей пиленой счастливой, воскорми меня премудростьюй, исполнением и всегда за мной ходи, некогда не оставляй, не позабывай.

Сяду я во Давыдовом доме, на Саламоновом престоли, надену на себя багряницу света белаго, возложу корону неба чистаго, обую сапоги земли и всего создания Божия, возму стипедтр, державу всего во всем свети. Что хочу, то и творю, все в моей власти, воли и сили бысть, тогда все со всего света ко мне придут и все создания Божия мне покорится и исполнится, все подо власть мою падет. Как Господь небо и землю и все, что есть видимая и невидимая единым словом и в шесть днеи вся сотвори, единою дланию и одержиши ю и о ком / (л. 13 об.) озираеши ю и все пред ним покорятся разно творится, тако бы и мне, рабу (имя) вся покорилась, исполнялось, действовала все в моей воле и желании видимое и невидимое. Будь во веки веков. Аминь. Тут будет моя слава и держава, как Божия и Сатаны сила и власть.

Пойдет горы сребром и златом, потекут реки сытой, польются моря премудростиюй и властьюй, оденуся счастием и благополучием, всего у меня наполнится, всего у меня будет доволно, славой прославлюся, чистьюй очистися, уму, мудрости, чудес наберуся, успех, счастия, талану, силы, действия исполнится, богадство, доволности бес числа пребудет, все меня возлюбют и возвеличают, на суде не осуждуся, нечем не побеждуся, бед и несчастий избавлюся, болезни и злости не прекачнутся, от погибелей спасуся, от чародея и нечистаго духа и злонаваждений ограждуся, всякое злое и недоброе отшатнется и не прикоснется, все на свети меня вострепещет, устрашится и убоится, падет длани моея. С Фартуной счасливуй обручуся, с судбой исполненнуй побратаюся, с богадством, довольством, успехом подружуся. Как Господь Бог свет, небу, и землю, и всю тварь, небу и землю скоро сотворил, нечего ему не отслушалось, все его воли покорилось, тако бы мне все скоро исполнилось, и корилось, и збылось. Что хочу, то и получу, все, все в мое воли бысть, все на свети мне корись, исполняйся и збывайся по моему думу, и желанию, и хотению от сего время, от сей минуты и по всю мою`жизнь, вечно и бесконечно. Всегда, ныне, присно и во веки веков. Аминь.

Заговариваю сим заговором фартунное счастие, исполнение и во всем действие, сим заговором быть как писано и сказану сверху донизу, и что забыто и незнамо, невидему, неслыхано, всему быть по-моему, запираю пятми замками медными, пятми ключами сиребринами, кидаю ключи в окиян-море, под бел горюч камень Алатырь. Ети[9] ключи кит-рыба схватила, некто кит-рыбу не упоймает и ключей моих не возмет, так и мой / (л. 14) заговор не нарушит и меня не превозможет, меня не одолеит. Как создания Божия справедливо, так и мой заговор действосилен. Замки — мои руки, ключи — мои ум и разум, камень — я, раб; кит — вся моя сила, действо и власть надо всем всегда; море — мои слова и му[д]рость, остров — моя жизнь. Вегда, вечно и бесконечно, в мои веки верно, ненарушимо. Во имя Отца, и Сына, и Святаго Духа. Ныне, присно и во веки веков. Аминь.

(Надеть колцо на золотой палец[10].) Обручаюсь я, раб Божий (имя), Фартуной ко всему на свети и мудростьюй и ко всему исполнятся действовать. (Водой на зоре утренняй умытся, не стерая и не смывая 3 дня, последняю воду вылить где не то, травы, хлеб, соль, капли с лица на гривиньник, 3 гривенныя свечи постоновить всем святым, бесплотным силам, деисусу, у каждой уторвать низу по кусочку, еще земли у церкви, где ноги оптерают, в воск закатай и все в ладонку, носи на себе на кресте, последния пять копеяк раздай поровну нищим и скажи:) Молите за счастие, действие и исполнение успех раба (имя) всегда, вечно и бесконечно. Аминь.

(л. 16) От порчи. На море на кияне, на острове на Буяне, на поли на поляни свитит месяц не на осинов пинь, а на человека, не в зелен лес, а на душу, не в широкой дол, а на избавление, не окол пня ходит, а в доме, не волк мохнатой, а человек во плоти и в тели булатном, не у него на зубах вись скот рогатой, а у дикаго волка, не в лес человек заходит, а в дом свой забродит и живет месяц, месяц золотыя рожки, расплав пули, притупи ножи, измочаль дубины, напусти стърах и жалость на звиря и человека и гады. Пошли помощ и избавления и из оборотня в рабу из волка в человека, чтобы они белаго человека не брали, волчью бы шкуру с него сняли. Откуда взялась наслана, туда бы отдали, а раба сего назат в дом отослали. Слово мое крепко, крепче волхвы, фараонова порчи и злаго человека. Ключ — небо, земля — замок. Во имя Отца, и Сына, и Святаго Духа. Аминь, аминь, аминь.

Или: Рафаил, Рафаил, сокруши проклятою куллу, освети (имя), черныя, вороныя, голубыя, кария, белыя, красныя очи отпусти его от робу. Как была прежде, израсти его тело, како у юноши взрослаго, как цвет / (л. 16 об.) лазурев, оживи его долши правиднаго Ноя. Господи, помилуй, Господи, помилуй, Господи, помилуй, изгони, изжени, очисти из раба Божия (имя) всякой гад насекомой и нечистоту, изнутри тело спаси, сохрани и помилуй. Во имя Отца, и Сына, и Святаго Духа. Аминь, аминь, аминь.

(л. 16 об.) От картежной игры. Возми колоду карт новою, дай игрущему сыграть игру и брос ты ее в могилу. Сказать: Мать могила, ты принимаеш в сибя всякаго человека и все его затеи и занятии некогда не возвращаеш. Тако прими в сибя карты с его отхотуй и желанием, раба Божия (имя). Как вам, карты, сгнити, из могилы не выходити, тако и рабу Божию (имя) в карты некогда не игровати и на сие покушание и желание не имети. Во имя Отца, и Сына, и Святаго Духа. Аминь, аминь, аминь. Тако можно ото[11] всего отвись (sic).

(л. 27 об.) На Винеру. Режу я ноготь на сем четвергов. Сбералися старцы да старици, редотовитыя молодици и красныя девици, вытирали ноготь съпиленою, зиленою, нутренною, изнутри да в шелку на сырую землю. Как гусь без воды, тако бы раба (имя) без меня, раба (имя), не жить не быть, тошновала бы, и горевала бы, и с памяти не выпускала бы. Ключ в море, язык во рте. Во имя Отца, и Сына, и Святаго Духа. Аминь (3).

Или: Как на мне пот сохнит против жару, тако бы сия раба (имя) сохла обо мне и думала, не дня не ночи спокою не имела. Кто выпъет моего поту кровнаго, чтобы сей раб плакал и воздыхал обо мне душою и сердцем, жалел, как Божия Матерь плакала о сыне своем любезном, так чтобы и сей раб тужил обо мне, рабе Божии (имя), на пот.

Или: Шивда, вниза, каланда, миногама, иида, иида, якуталима, битама, нуффаша, знизама, охота, ми, копуцо, копуцом, копоцом, ябудалла, викгаза, мейда, ио, иа, поццо, ио, иа, виппацо, зоокатамо, зоосцома, никам, никам, щолда, пац, пац, пац, пац, пац, пац, пац, пац, пинцо, пинцо, пинцо, дынза, шо, но, пинцо, пинцо, дынзо, чоно, чиходам, викхаза, мейда, боцово, хондыремо, боцопо, големо, руа[12], хадорындо, галемо, ио, иа, о, ио, иа, цок, ио, иа, цок, неппуда, боалтамо, гилповека, шолдо, шоно, шоно, пинцо, пинцо, пинцо.

Или: Лягу я, раб Божий (имя), благословясь, встану я, раб Божий (имя), перекристясь, пойду я, раб Божий из двири в двирь, из ворот и вороты, на широкою улицу. На широкой улици бегут 77 бесов. Закричу я, раб (имя) громким голосом: “Куда вы, бесы, бежите, куда летите?” Отвечают бесы: “На синем море песок пересыпать”. А подите, взойдите в рабу (имя) и 77 жил потпятных, кров разожгите, тело распалите по рабе (имя), есть бы ей не заесть, пить ей не запить, гулять не загулять, спать не засыпать, рабу (имя) с мыслей не спускать (3). На пирекрески подмышкуй что (sic).

(л. 33) [Любовные заговоры. Верхняя часть листа утрачена. Без начала] <…> как народ Божей в церков Божию на поклонение и моление скоро с усердием и желанием соберается скоро, тако бы и раба Божия (имя) ко мне, рабу Божию (имя), всегда спешно и скоро приходила. Что я думаю и желаю, исполняла, некого не стыдилась, не боялась, всякой день, всяку ноч, всякой час, всякою минуту и секунту. И зажеч ее, то она сама скоро прибежит к тибе.

Или: Встану я, раб Божий (имя), перекристясь, пойду благословясь из двири в двирь, из ворот в вороты, в чистоя поля, в широкая раздолья. На моря на кияне, на острове на карване там есть камень ель, на том камне лежит таска таскучая, таска таску побивает, в огонь и полонья посылает. Не ходи ты, таска таскучая, в огонь и полонья, а поди ты в (такой-та) дом, вселися ты в рабу Божию (имя), в ея буйную голову, в глаза и в живот, в сердце и белое ея тело, в лихо сия печень, свяжи ты по рукам, и ногам, и по всем ея составом и костям, чтобы она, раба Божия (имя), обо мне, рабе Божии (имя), горевала бы и тосковала бы всякой час, всякою минуту и секунту, едою не заедала, питьем не запивала, гулбой не загуливала, сном не засыпала бы, всегда обо мне, рабе Божии (имя), воспоминала. Как билася и тосковала белая рыбица на желтых песках, так и ей, рабе Божии (имя) [конец текста утрачен]

(л. 34 об.) Животных ловить. Встаю я, раб Божий (имя), поутру рано, Богу помолюсь, во младом месяце умоюсь, частыми звездами осыплюсь, темным облаком облочусь. Пойду я из двери в дверь, во темныя леса, во чистыя поля, по мхам, по болотам, на киян-моря, на бел алатырь камень. На бел алатыри камни золотой престол, на золотом престоли Матерь Пресвятая Богородица сидит со своими апостолами. <ср. л. 71 об.: Рыбу ловить>

(л. 35) На скоробег. На восток наклонь главу налево и бок игово (?). Ветер, ветер, унеси меня. Жопка, жапка, унеси мои ноги. Ношки, ношки, унеси мою жопку[13] и меня. Каспар, Мелканор, Мерхисардер, дай мне, Перун и Венера, свои скоролетящия крилье, дай мне крылатаго коня, унесите меня (туда), чтобы не могли меня во ста ног, во ста коней догнять и упоймать и не в какия орудия вредить и мое слово порушить. Аминь, аминь, аминь.

(л. 38 об.) На плоть. На море на кияне лежит камень Алатырь, на камни стоит пристол, на престоли Христос раждается во плоти, растет и за нас грешных мучался, плоть спустиша, на небо вознисеся. И у раба Божия (имя) на всех рабиц Божиих похоть и ярость возжигайся, ярость ярися, похоть хотися, нестаниха стой и тверда будь, плоть спускайся. Како благодать Божия дается теплота, оттепляется огнь, возжигается всякое растение, оживляется, отрыгаются, израстают, дощь спускаятся, так бы и у сего раба Божия (имя) плоть спускалась, ярость воставала, похоть была, дети заченались и раждались пущи и лиши прежняго. Все порчи и Божия воли разрушаю, выше сказанному помогаю, по всю его жизнь, по вись его век от сего слова, от сего время до конца его жизни. Во имя Отца, и Сына, и Святаго Духа. Аминь.

Или: Да воскреснет Бог. Святый Предотеча Господень Иоанн, дай помощ, избави и помоги от нестанихи, от бесплотия раба Божия (имя) во дни и ночи, на каждою годину от окаяннаго диавола, от злаго человека, от воли Господнии. Прошу тебя, Господа Бога нашего, за мя страдавшаго и претирпевшаго. На море на кияне, на острове на Буяне, на камне Алатыри стоит дуб[14], на етим дубу 77 суков, на каждом суку 77 луков, сидит сам Господь Иисус Христос, Пречистая скорбящая Божия Матерь со ангелами, со архангелами, со всею небесною силою. Испускали стрелы, отгоняли, разрушали нестанихи, бесплотии, порчи и волныя от раба Божия (имя) денные, полуденные, ночные, полуночные, часовые, получасовые, ветренные, местые (sic), нителные, саванные, на еде, на питие, на травах, на вещах, на огнях и всех распутиях и жилищах, строениях, собраниях. Во имя Отца, и Сына, и Святаго Духа. Аминь.

(л. 68 об.) От крови. <…> Ты, тело, притворись в ретку кров, в сыру землю, жилы в нитку, кости в сыро древо, страх в смелость, господь на крест распяся, копием уязвися, не устрашися. Потече не кров, а вода. Ты. метал, претворися в воск, ты, кров, будь вода, скрось тело метал пропускаю телу и жилам вреда и боли не делаю, чувствия не даю, сам Господь Бог Иисус Христос сказал: Ехал старик стар, а ты, руда, не кань. Во имя Отца, и Сына, и Святаго Духа. Аминь.

(72 об.) От свободы. Бог изгна[15] Адама и Евву из рая и Сатану с неба, грешников в рай не прияша, во ад грешника отослаша, тако же бы и сего раба Божия (имя) в приеми в рекруты не приняли. Как Богу греки не нравются и не любют, так бы и раб Божий (имя) в приеми не понравился и не полюбился, отослали его назат прочь. Как у дедушки нашего Адама и у бабушки нашей Евви уста не отверзаются, руки не поднимаются, ноги не двигаются, глаза не отворяются, тако же бы и на сего раба Божия (имя) у всякаго началника, судьи, власти и властелина уста не отверзались, руки не поднимались, ноги не двигались, глаза не открывались, некакую его доброту не покусились, не прелстились и его не брали, а его бы назат отпустили. Архангел Михаил, грозный воевода, защети своим щитом раба Божия (имя) от рекрутского набора, в салдаты приема. Как Лот жену на поли остави, тако же бы и раба Божия (имя) не приняли, проч назат отослали, казался бы нечем не годен, не потходен. Прямое слово по его веки веков. Аминь.

От свободы. Как девица жиринку выбирает, так бы молотца (имя) в рекруты выберали. Как девица ширинку в пялицах распяливает, так бы молотца (имя) в меру[16] стоновили. Как девица ширинку вишивает, расматривает и расцвечает, так бы молотца (имя) в мери расматривали и роспрамляли. Как девица на ширинку в пялицах любуется и мила ей кажется, так бы на молотца (имя) все любовались и мил им казался. Как девица думает, куда ширинку[17] употребити, так и молотца (имя)[18] желают и думают приняти. Как девица ис пялицав совсем[19] ширинку вынимает, так и молотцу (такому) лоп кричат / (л. 73) совсем, в салдаты принимают. Как девица ширинку чистит и отправляет, так и молотца с кругу приводют, стригут и брят. Как девица ширинку уберает, так и молотца совсем в салдаты отводют жить, в служби царскуй служить, Богу да великому государю 25 лет приказовают. Во имя Отца, и Сына, и Святаго Духа. Аминь. (На платок проговорить, по лбу им в мери махнут[20], отдадут.)

Или <вариант того же заговора, но с противоположным результатом>: Как девица ширинку не выбирает, так бы молотца (имя) не брали. Как девица в пялицах ширинку не распяливает, так бы молотца (имя) в меру на круг не ставили, не раздевали[21]. Как девица ширинку вышивает, не разматривает, так бы молотца (имя) в приеми не расматривали. Как девицы ширинка в пялицах не люба[22] и не мила ей не кажится, не по нараву, так бы молодец (имя)[23] в приеме не люб, не мил, не казался, не по нраву всем был. Как девица ширинку и пялицав хочит бросит, так молотца (имя)[24] ис приему хочут все назат выпустити. Как девица ширинку недошиту ис пялицав вынимает, не очищает, так и молотцу (имя) кричат и бреют[25] затылок. Как девица ширинку бросает, ее не уберает некогда, некуда ее не употребляет, так и молотца з затылком вон ис полаты выгоняют, опять в другой раз не приводют и некогда во веки веков негде в салдаты не пренимают, лоб не забревают, затылок потчищают, вон из меры, ис приему на волю раба (имя) отпускают, в доме своем родительском жить повилевают, каждой раз каждой набор. Во имя Отца, и Сына, и Святаго Духа. Аминь. (На платке проговорить, в мери по затылку махнуть, не отдадут.)

(л. 74) От непохоти. Похоть, ярость, востань, воружись и укрепись. Как камень алатырь крепок, как древо ковчега не гниюща, на море на кияне лежит камень алатырь крепок, так бы и туру стояти крепку, некогда не упадати, как огнь геенской ясно горит жарко, тако будь у раба (имя) михирь крепок и ярость плотская великая и все вы порчи будьти не в порчи безсилия в силу и крепость притворись. Во имя Отца, и Сына, и Святаго Духа. Аминь.

(76 об.) От напатку. Во имя Отца, и Сына, и Святаго Духа. Аминь. Господи, благослови. Встаю я перекристясь, поюду я (имя) благословясь из двири в двирь, из ворот в вороты, выйду я в чистое поля, в широкое раздолья на моря на киян, на остров на Буян. Богу помолюсь, на все четыры стороны поклонюсь, на небо святое воззрю, вижу я самое на престоли Пресвятую[26] Богородицу, благословляет и заграждает. Благослови меня, матушка Пресвятая Богородица, Иисус Христос, ангели-хранители, благословите меня на всякое начатие, на всякое желание, на всякое дело и во все стороны итьтить. Пойду я из улици в улицу, из людий в люди, навстречу мне, рабу Божию (имя), светлое Христово Воскресение с веруй, любвей, надеждуй. Возмилуйся я, раб Божий, светлому Христову Воскресению, обрадуй ты меня, Господи, на сей день Господень, как возрадовались, и возлюбили, и возмиловали тебя все князья, и бояра чинныя, и простыя люди, и вся птица поднебесная, и весь свет, и народ христианской, и весь суд, и збор праведной, так бы возрадовались, возлюбили и возмиловали меня, раба Божия (имя), князья и бояра, чинныя люди, вся птица поднибесная, и вись свет, и народ христианской, и вись суд, и збор праведной, и на меня некто не нападали, правдуй и неправдуй не обижали, худа, зла и лиха заочно и в лицо некто не думали, и не мыслели, и не делали. Грубнаго и противнаго некакаго слова обиднаго при мне и заочно не сказали в доме, и дворе, на улици и на дороги, в зборе и на суде, некаким судом и словом не могли бы осудити и обинити, некакими казнями наказовати, некакими словами поносити, нечто худа и недобра не могли мне, рабу (имя), сотворити, а все бы на мою сторону по моему желанию, и хотению, и по моей воли / (л. 77) творили, исполняли. И во всех моих правах и неправах меня прощали, честь и славу мне воздавали и меня любили, жалели, миловали и почитали, како меня кто увидели, все бы возрадовались и возвеселились. Как возрадуются и возвисилятся Христа-Бога Матери Пресвятой Богородици, ангелов и архангелов, Господних мучеников Христовых и святых Божеих, воскресния Христова, праздников святых, так бы и меня, раба Божия (имя), возрадовались, возлюбили и возжалели, возмиловали и почитали и во всем мою волю и хотение исполнили, во всем свети белом в деревнях, селах, городах, губернях, в людях, мирах, в собраниях, в судах, в словах и книгах, в разговорах и мыслях, на ходбе и на стоянии, на сидении, на дели, все бы на мою сторону держали, за меня стояли, что я хочу и желаю, исполнили все бы. Не могли на меня насмотрется и не назрится, все бы меня ради были, с радостью и с честию, с почтением меня звали, визде меня с покорностью, с унеженностю принимали и не могли бы со мною ростатся, без меня бы все тосковали и горевали, какали[27], рыдали, как Адам и Евва о рае, как Богородица о Христе, или что потиряли[28], или аки[29] беды бо великой на сибя ожидали. Казался бы я, раб Божий (имя), всей подсиленной, всякому человеку, мужскому и`женскому полу дражае и милее в стократ злата и зребра, камения драгоценнаго, дня белаго, солнышка краснаго, и пищи, и петия. Все бы по мне, по рабе (имя), все бы любили, почитали, миловали, жалели и с честию принимали меня, раба (имя), все бы в мою волю, желание, хотение исполняли, мне, рабу (имя), быть по-моему и в моей воли каждой день, каждой час, каждою минуту и секунту. Буди мое слово крепко, крепче камня алатыря и булата. Аминь, аминь, аминь.

(л. 77 об.) От жребия. На море на кияне, на острове на Буяне лежит на самом дне камень алатырь, этот камень некогда на вирх не выходит и некто его на вирх не поднимает, так бы и мой, раба Божия (имя), жербий последняй нумер всегда мне приходился и доставался. Как Исаву не достался жребия, вместо его другой брат получил, так бы  и мне, рабу (имя), жребия не досталось, вместо меня другому попался. Как Сатане Бог не даде жребия, свергнул в бездну, тако бы и мне чреду не было, жребия не досталось, попался бы мне жребие да самой последняй сотенной нумер. Как Господь грешника не принимает, ему не нравится, к Сатане его отсылает, так бы и я, раб (имя), при жербеметании чинным и простым людям не нравился, и казался бы я им негодным, и меня бы не брали, а отослали назат вон, в дом мой отослали. Во имя Отца, и Сына, и Святаго Духа. Аминь.

(л. 77 об.) Развратить. Взять земли ис-пот пяты дверныя и говоря: На море на кияне, на острове на Буяне лежит камень алатырь, на камни алатыри стоит дом, у того дома двирь, коса некогда не притворяется, так бы и рабы (имя) друг от друга разлучились, некогда не сходились, не дружились, друг на друга коса смотрили, как двирь скрипит, так бы и рабы (имя), когда сойдутся, друг на друга сирдились. Как бык на навозною кучу быченится, так бы и они друг на друга быченились и ненавидели. Как змия на человека сипит и проч бежит, так бы и рабы (имя) друг на друга сипели и врозь бежали. Как царь Давыд, иной Саламон, от жен отстал, их не мо / (л. 78) г видить, некогда с ними не сходился, в том Богу роскаелся, так бы и сей раб Божий (имя) от рабы (имя) и от всех рабов разных отстал, и не мог бы их видить, и с ними сойтится, раскаелся бы, отставил и позабыл все, некогда опять не прельщался и на сие не покушался. (Псалом) Помилуй мя, Боже. Во имя Отца, и Сына, и Святаго Духа. Всегда, ныне, присно и во веки веков. Аминь.

(л. 78) На карты. Иродовы дети, род и племя, отци и матери, сестры и братья, тетки, и дяди, и прадеды, и деды. Все вы белые, красные, белые[30], покоритесь и повенитесь мне. Все мне счастие отдайте и поручите, как вы покорялись и повиновались дочерям иродовым на брачном пиру во почетном столу. Тако же и у меня, раба (имя), быть по моей воли и желанию, линии и счастю, выиграшу, со всеми рабами играть и мне всех обыграть и все, что у них есть, выиграть, нечего не оставлять, все мне получать, каждой раз, каждыя сутки, день и ноч, каждой час, каждою минуту, от сего слова по все веки веков. Аминь.

Или: На море на кияне, на острове на Буяне, на камни бел алатири стоит дуб, под етим дубом стоят святыи отци Кузма и Дамиан и 4 евангелиста. Мимо их идут дочери Иродовы, несут карты-колоды. И спросиша их святыя отцы и 4 евангелиста: “Что за жены, и куда идете, и что нисете?” Они отвещаша им: “Мы дочери Иродовы, нисем карт колоды на обогрыш и выигрыш к рабу (имя[31])”. И посла их святыя отцы и 4 евангелиста: “Подити вы, дочери Иродовы, к рабу (имя), снисити ему карт колоды, помогити и пособити ему, рабу (имя), играть, всех людей во всяком мести обыгровать. Дайти ему помогу и подмогу, счастие и линию выигровать и отыгровать у всех, все денги и всякии вещи, кто бы где бы с ним ни играл[32], все бы раб (имя) скоро сийчас выиграл, каждой раз, каждыя сутки, день и ноч, каждой час, каждою минуту и секунту, ненарушимо, вечно и бесконечно и вся бысть исполнишася, как свирху донизу сказано и приказано, нечто неизменимо и мое не проиграно”. Вся бысть в моих руках и очах, линия и счастия от сего слова по все мои веки веков. Во имя Отца, и Сына, и Святаго Духа. Аминь.

(л. 85) От разбою. Избави сам Господь Иисус Христос, Матерь Божия Пречесная Богородица, и вся небесная сила, и все святыи, Илия Пророк, Кузма и Дамиан, Егорий Победоносец, Михаил-архангел, 4 евангелиста, Воскресения Христово, Егорьев день, жилезныя ноги, дубовая кров, крылатои бег. Изсылаю все скорби и болезни, бури и веру под ноги от раба Божия (имя), укрепляю жилезныя ноги, дубову кров, крылатыя беги, крепши стали и булата, здравие небеснаго и земнаго ключа, как ветры и молонья, и сонца шипко летает, корабль плавает, так бы раб (имя) бойко и шипка бегал, нечто не чувствовал, не уставал. Во имя Отца, и Сына, и Святаго Духа. Аминь.

(л. 86) На счастия получить. Да есть всириель, забдиель, саксемиель, тесниемь, теориель, асмаель, небиель, набаель, патиель, ремафись, ариель, ланиель, амаель, адониель, жермиель, пасаель, садаель, моризиель, флориель, зороастр, гермес, эрат, габалис, аппон. Да сотворися, да исполнися во всякое время, на всяком мести мне, рабу (имя). Небо и земля сотворися, вся утвердися да утверди и случися сие слово всякой день, всякою минуту, всегда, ныне, присно и во веки веком. Аминь.

(л. 86 об.) От порчи смертной. Господи Иисусе Христе, сыне Боже, помилуй раба Божия (имя) и ты помоги, Отче преблагий, сыне пресвятый, душе святый, Троица святая, неразделимый Боже, избави раба своего (имя). На море кияне, на острове Буяне, на том и на сем свети белом стоят четыре столба на мести безводном и безземном, на тех четырех столбах сидит сам Господь Господей, Бог Богов, Саваов вседержитель Иисус Христос, с братом своим Сатаной, с Матерью своей Пресвятой Богородицей, со ангелами и со архангелами, со всею бесплотною силою, со пророками, со апостолами, с праведными со мучениками и со всеми святыми. Они творили небу и землю, воды и огни, растения и животных, человека и слова. Господь сотвори добро, а Сатана зло, Господь сотворил молитвы, а Сатана чары, бес сотворил волхвование и порчи, а Господь избавление, бес сотворил смерть, а Господь живот и здравие. Господь Сатану спрашивал и упрашивал, ему повелевал: “Зачем ты, Сатана, враг проклятой, многих людей портить, колдовать, волхвовать и чаровать научаеш, им помогаеш и им портить и вред творить на смерть и болезнь неизлечимо и неизгонимо[33] твориш?” Отдай[34], пришли рабу Божию (имя) здравие и жизнь с сего часа долговечною, возми из раба сего твоего беса и сею болезнь назат к себе, вытень[35] из огню от себя, все-все здравие и жизнь. А естли не послушаеш моих грозных, страшных, силних Иисусовых[36] Господних слов, разговорных и отговорных, и всякое зло, и волхвование разрушных, то свергну тебя, проклятаго беса, Сатану, колдуна, чародея, со всеми нечистыми духами и душами в бездну преисподнею, в тартарары, и тамо тебе я сам, Господь Бог Иисус Христос, не дам негде места и покою, сойдет со всею небесною силою и со всеми тыми, двири адския[37] разрушу, все ключи и заговоры, которыми раб Божий (имя) заколдован, заговорен и заперт на время и на смерть возму, самаго Сатану свяжу, всю волю и власть от него отниму и другия все ключи и замки заговорены и заколдованы из воды, ис-под земли, из огню поломя до / (л. 87) ют и повилевают строго и скоро собератся, казатся и открыватся всем различным невидимкам и тайностям различным. Как духи невидимыя с единаго слова пред Сатаной и все покоряются, тако невидимки разныя с единаго слова предо мной, рабом, круг меня остановитесь, во всем мне покоритесь, что хочу, то и творю. Всегда, ныне, присно и во веки веков. Аминь.

(л. 90) Чрез плечу видить[38]. Открой и покажи сам Господь Иисус Христос, не я сам, а сам Господь Иисус Христос и я на месте его, горе Синойской стою и чрез плечи[39] свои все тайное и невидемое открою и покажи, покази, Господи, открой, Господи. Как Адаму чрез плечо свое все показал и открыл все на свети тайное и явное, прошедшее и будущее во всех странах. Ступаю я на горе Господне и стою я, раб (имя), на месте святе, подо мною солнце, надо мною месяц, круг меня звезды и вся земля и вода, зъзади вся тайность открытая, всякой раб Божий, Адамов сын на стопы мои ступает, чрез плеча мои с правой все тайности добрыя открыто, явно видит, нечего не закрыто, не утаенно, все явно и видно. Открой, Господи, покажи, Господи, своею силою, своею мудростию, моем показанием и открытием. Как Адаму-пророку, так всякому человеку нечего не утаится, не закрытся, не застенится свирху, и снизу, и со всех сторон, Божие и бесовское, что есть тайно и явно, каждыя сутки, каждой раз во всякое время, вечно и бесконечно, а раб (имя), с[ы]н Божии, а сии рабы, дети Адамовы, так открой и покаже все чрез мои обеи плечи. Всегда и ныне, и присно, и во веки веков. Аминь. (Встать на правою ногу чрез правое плече или на левою ногу чрез левое плечо посмотрить, все ув[идит][40].)

(л. 92 об.) Остоновить ч[е]л[о]века. Останавливает и заклинает власть и сила небесная. Остоновись недвижимо раб (имя), как Лотова жена, как ковчег на горах, как мертвец во гробу, как статуй в капищи. Будь у раба (имя) жилезныя ноги, булатныя руки, сталное тело, каменныя составы, крименныя кости, дубовоя кров, земелной дух. Вись омертвей, остолбиней, как столп булатной, статуй чугунной, с места не трогайся, не двигайся, остановись, не шевелись, некогда не сходи по мое слово, по мое отпущение. Будь заклят и окаменен сим словом. Во имя Отца аминь, и Сына аминь, и Святаго Духа аминь.

(л. 93) Разрушить заклепы. Расторгнем узы их и отвержем от нас иго их, упасеши я жезлом жилезным и яко сосуды  скуделнеии сокрушия. Да воскреснет Бог и растачатся врази его. Яко исчезает дым, тако да разрушится всякой метал и древо от руки моея. Яко тает воск от лица огня, тако да расыплится все оковы и замки. Яко пред пред лицем моим разрушится, и яко ветр все разлитится, егда Христос воста из гроба. Все заклепы и двери атския разруши и я, раб (имя), разрушаю все заклепы, оковы и замки. Сила Божия велика, слово мое силно, вся разрушая и ломая, нечто против сего не устоя не в век не веков. Господь силен и крепок, Господь силен во брани. Возмите врата, князи, ваша, возмитеся врата вечная и внидет Царь Славы. Всегда, ныне, присно и во веки веков. Аминь.

(л. 97) От порчи и колотья. Возми громовую стрелу или образ, крест найденой, погружай его в воду и скачивай с него, говоря: “Силою честнаго и животворящаго креста и молитвами святых исцели. Избави мя, Господи, во имя Отца, и Сына, и Святаго Духа. Ныне, присно и во веки веков. Аминь”.

(л. 97 об.) На извоз. Господи, благослови, Пресвятая Богородица, благослови, вся небесная сила, благослови, и все святыи, благословите меня, раба Божия (имя), на все 4 стороны, во все разныя места счастливо ехать и все возить. Пошлите и наградите меня, раба Божия (имя), счастиям, линеюй / (98) и успехом всем, чтобы мне беспрестанно без застою ездить и возить всегда бы, каждой час, каждою минуту, во всякое время, на каждом мести, мне работа, и воз, и езда была не пермежилась. Огради меня любвей, желанием, охотуй и почетом неизглаголанным, чтобы меня, раба (имя), все чел[о]веки любили и почитали, как сами сибя, так меня, и повоску, и лошадь мою все бы, стар и мал, богатой и бедной, чинной и простой, и всяк человек, что где есть ко мне набивался, всяк садился, всяк со мной ехать желал, не в чем не рядился и не торговался. Что я запрошу, то бы и давал, нечего не жалел, а лишняя бы сам прибавлял и меня берег, и угощал, и отбою бы не было от сидоков и работы некакой. Как галки и вороны и всякая птица на пищу литит, так бы народ всякой ко мне садился и работы давал. Как народ в церков Божию собирается, так бы и ко мне все визде собирались. Как ангели, архангели, херувимы, и серафимы, и вся сила небесная, и все святыи к престолу Господню сходются, тако бы и ко мне все народи сходились, садились и работы давали много. Как[41] мертвой из гробу не востает, из могилы не виходит, тако бы и от меня[42] всякой народ не отходили, и не отговаривались, и г другому не садились, и работы не давали. Как у Господа всего много и все в его воли и послушании, тако будь у меня, раба Божия (имя), всего много: езды, выезды, возбы, денег, счастия, линий, успеху. И все в моей воли и послушании, каждой день, каждою нощ, каждой час, минуту и секунту, каждое время, на каждом мести, во все мои веки, успех, счасливо, благополучно, здорово и цело я и лошадь моя, збруя, сидок и товар его и все, что есть и случится, мое и чужее. Буде имя Господне и благословение отныне и до века. Буде милость твоя на все сутки и годины Господни. Во имя Отца, и Сына, и Святаго Духа. Всегда, ныне, присно и во веки веков. Аминь.

(л. 100 об.) От остуды. Господи, Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй рабов Божиих (имя), что добро коль красно во еже жити рабам Божиим (имя) въкупе и сугласии, дружно и неразлучно во веки веков. Как душа с телом всегда неразлучно, тако бы быти рабам Божиим (имя), жить и быть дружно, советно, неразлучно, но согласно. Сам Господь, Троица святая, соедени, содружи в согласии рабов Божиих (имя) вкупе, спаси, сохрани и помилуй их от колдуна и колдуници, от всякаго злого человека, от нечистаго духа, от всех остуд и несогласий и зла, от встрешнаго и попирешнаго, от посреднаго и случайнаго. Господь всякаго ч[е]л[о]века любя, Богородица всех любя, и раб (имя) с рабой (имя) любились, согласились, Троица Святая, Сын в Отце и Отец в Сыне неразлучно, тако бы раб Божий (имя) с рабой Божий (имя) за едино, дружно, воедино, советно, неразлучно[43]. / (л. 101) Рабы Божии венчаются, обручаются мирностию и верностию, дружелюбием, согласием соединяются Злой человек, враг, нечистой дух, сам от сибя, от самаго Господа и Святых его отвратись. Отиди, всякая остуда, нелюбов, несугласие, немирность, зло, брань, гульба, недружесть, въсякое худо и недобро. Будьти, рабы Божии въмести, заедино, в одно, как Адамово ребро, создание Божие, плоть едина. Во имя Отца, и Сына, и Святаго Духа. Ныне, присно и во веки веков. Аминь.

(л. 101) От порчи[44]. Речет и разрешает Сатана, начистой дух, всем бесам бес, всей нечистой сили сила. Речет, разрешает, прощает, сам колдун, всем колдунам колдун, всем волхвам волхва, всем чародеям чародей, всем обаянникам обаянник, всем злам зло, которо испортил, пошутил, посмиялся, наворожил, наколдовал, посадил, напустил, сие сотворил, тот сам речет, прощает, разрешает, разрушает, стонет и вопиет. Проклятая порча, порча муская, порча женская, порча бесовская, порча Божия, порча своя, порча чужая, порча колдовская, порча волшебная, порча черодейская, порча обаянная, порча простая, порча мудреная, порча на воде, порча на огне, порча на[45] / (102) земле, порча на воздухе, порча на еде, порча на питие, порча на всем разном, порча разным образом, порча во всякое время, порча на всяком мести, порча слапкая, порча крепкая, порча порча излечимая, порча неизлечимая, порча смертная, порча временная, порча слехкая, порча чажолая, порча недужная, порча скорбная [текст обрывается].

(л. 101 об.) От нестанихи. На море на кияне, на острови на Буяне лежит бел камень, горюч алатырь, на етим камне алатыри стоит дуб, на етим дубу 33 сука, на каждом суку 33 птици с жилезными носами[46], с вострыми, прямыми, крепкими ногтями, посреди всех сидит бык, всем быкам бык, у него рок крепок и прям, всем рогам рок. Вы, птици, отдайти свои носы, жилезны ногти, прямыя и вострыя, рабу (имя). Ты, бык, отдай свой рог, всем рогам рог, рабу (имя) на ярость, на похоть, на плоть, на истицания, на востания, на силу, на действие рабу Божию (имя), на всех рабов Божиих, на женской пол, на всю потсиленною и на вись свет, быть его уду туру, как жилезо, как кость, как бычей рог, порчи исчезноти, природы отпасти, болезни уйтити, притки погибнути, нестанихи не бывати, а ему всегда воставати и действовати силнея и пуще стократ прежняго и во веки веков нерушимо.

(л. 102) От порчи. Речет и разрешает, *возвращает[47] сам Сатана, нечистой дух, всем нечистым духам дух, всем бесам бес, всем всей нечистой сили сила, речет, разрешает и прощает сам[48] всем колдунам колдун, всем волхвам волхва, всем чародеям чародей, всем обаяном обаян, всем злам зло, *и дока[49], речет и разрешает и прощает сама колдунья, всем колдуньям колдунья, всем ворожиям ворожия, всем чародейкам чародейка, всем волхвам волхва, всем докам дока, всем видмам видмя и злая жена, которой испортил, погубил, пошутил, посмиялся, наворожил, околдовал, всадил, наслал, сие зло сотворил рабу Божию (имя), тот сам чем казделал (sic!), тем обратно назат поворот речет, прощает, разрешает и разрушает, стонет и вопиет, назат к сибе возвращает. Проклятая порча, порча муская, порча от Бога, порча от сибя, порча чужая, порча колдовска, порча волшебная, порча чародейская, порча обаянная, порча молитвенная, порча святынная(?), порча кудесническая, порча словная, порча симпатическая, порча стиховная, порча бесноватая, порча скорбная, порча недужная, порча болезненная, порча убожная, порча немощная, порча хворобная, порча несчастная и неуспешная, порча остудная, порча распутная, порча умилная, / порча обстоянная и т. д.

(л. 103) От плоти истицания. На море на кияне, на острове на Буяне стоит дуб, не наг не одет. На етим дубу 77 суков, на каждом суку 77 игол, сидит сам Иисус Христос со всею небесною бесплотною силою, со пророками и апостолами. Они *иглами[50] зашивали, истечи заговаривали плоти схождения многоскорое, малакеи от порчи, от похоти, от ярости, от натуги, от крови[51] и от всего, остонавливали, укрепляли, отвращали, избавляли. Господи, помилуй 15. Враг Сатана, откачнись! Во имя Отца, и Сына, и Святаго Духа. Ныне, присно и во веки веков. Аминь (3).

(л. 103 об.) От остуды. Господи, милостиве буде мне грешному, создавый мя, и помилуй мя бес числа. Согреших, Господи, помилуй, помилуй и прости мя, грешнаго, недостойнаго, помилуй мя. Ты, Господи Боже наш, Иисусе Христе, силен и властен на небеси и на земли, вся сотворити и помощ подати всякому человеку во всем и от всякаго зла, и худа избавити. Пред тобою[52] Господи вся на небеси и на земли трепещит[53] и боится и вся тебе повинуется. Ты едином / (л. 104) словом во многове[54] ока сверг Сатану со всею силою вражию с небеси,`единым словом небу и землю, человека и всю тварь сотворил шестью деньми, и от Девы Марии воплотися, родися, на кресте пострада и тем крестом, и молитвою всю силу вражею на земле сокруши, и все волшебныя козни разрушил и человеку власть свою даде своим именем крестным, знамениям врага побеждати козни и зло разруша. А ты, Господи, будешь рабу Божию (имя) избавление и помощ воздавати и его спасати, да буде сему рабу (имя) помощ твоя и рука твоя на добрыя прежния дела его. Спаси, Господи, и помилуй раба Божия (имя) от колдуна и колдуници, от волхва и волхвици, от чародея и чародеицы, от мущины и жинщены, от доки и видмы, от всякаго злаго человека, и от врага сапостата, и от нечистаго духа, и от своей страсти, от встрешнаго и попирешнаго, от посреднаго и гоняющаго, от всякаго зла и козни, от завидующаго и ненависти, и всякой погибели и несчастия. Отгонь, Господи, и отжени, Господи, всякаго нечистаго духа, врага, сапостата и злаго человека от раба Божия (имя), от его семейства, от роду и племени, из дому, и от дому, и[55] от всех его производств, и от всех его дел и промыслов добрых, чем он занимается. Избави и свободи его, раба Божия (имя) от всякой[56] остуды, стужичи, от луки, разлуки, тоски и растройки, убытку и несчастия, от гону и от тягу, порчи и зла, пъянства, гулбы и раи неведомаго, что есть тем зло зделанаго. Спаси и помилуй, Господи, пошли ему, рабу Божию (имя) скорою свою небесною благодать Святаго Духа велие счастие, успех, линию, богатство, во всякое время, во всем его занятии, во всю его жизнь, ненарушемо, неперемежно, седмидесять сем седмерицею крат щасливие и силнее прежняго. Как текут реки со морями от началу века и состановочно по Божиему благословению, тако тыть (sic) у раба Божия с сего время, с сего часу и минуты теч в / (л. 104 об.) его промысле, производстве[57] богадству, счастию, успеху и линии. Укрепи, Господи, утверди, Боже, обрати, Боже, раба Божия (имя) на доброе дело, на истейною путь, на прежние его житье и радение. Да постыдися сего худа и погибели, откройся ему очи внимания и разумения, обратися и прилипися к своему к прежнему добру, к дому и промыслу, отстань, укрепись от сего худаго зла, отстав и забуть сие недоброе и злое, пагубное, несчастное, всеведомое и неведомое, яко днесь несть у тебя, раб Божий (имя), негде его теперь. Ты не раб Сатанин, вражей и злобнаго человека несчастия, а раб *стал[58] Господа Бога Иисуса Христа, Сына Божия, Пресвятой Богородицы, милости Божий велия счастия, линий и успеха и позна свет истенный. Как Троица и душа и тела не разлучается, друг от друга не отходют и друг без друга не могут быть, так бы и сей раб Божий (имя) от дому, от двора, от домашних и от того не мог отлучится, не мог некогда пробыть без своей должности. Как душа в тели, Господь на небе, свет во свети, во своем мести, где им должно пребывают, тако бы и рабу Божию (имя) во своей должности, где ему должно пребывать всегда. Как Бог о добре, праведник о Боге всегда помнит, не соблазняет и не йде на худыя дела, тако бы и рабу Божию (имя) всегда мыслеть, желать и старатся, о своем дели и промысли не забывать и некуды на худыя дела сии не ходить, не соблазнится, не покусится. Как Господь укрепил небу и землю нерушимо, тако же утвердится и укрепится, не растроится рабу Божию (имя). Тресвятое. Отче. Да воскреснет. Как Бога Господа некто не может искусить, испортить и он не соблазнится, он крепок, тверд, тако он и раба[59] сего Божия (имя) не может искусить, испортить, соблазнить, прельстить и привлеч, не на что он не согласитъся, не восхощет, он крепок, тверд. Враг, враг, зло несчастное вражия, откачнись, отыди проч.[60]

(л. 105 об.) От нистанихи. Господи, Иисусе Христе, Сыне Боже, избави раба Божия (имя) от его скорби. Отец и сын и Святый Дух, пречистая Владычица Богородица, Троица Святая, воскресной день, избавти раба и ты, батюшка Нифонт, Киприан, Иоан Креститель, и ты, матушка Иустиния и Варвара великомученица, помогите рабу (имя). Бабушка Соломонида Христа повивала, узлы развязовала, жилы распрямовала и растяговала, ярость давала, в действие и силу претворяла, Симеону повилевала. Господи Боже, Пречистая владычица, Богородица явленная, скорбящая помощница, святыи угодники Божии Нифонт, Киприян, Иоанн Креститель, Кузьма и Дамиян, святая Иустиния и Варвара мученица, помогите, избавте раба Божия (имя) от порчи, скорби и шутки, жилы растянити и распрямите, ярость и плоть вложити, владение и действие вложити. Как махает и действует жиробец на кобылу, бык на корову, баран на овцу, питух на курицу, так бы раб Божий (имя) на всяку рабицу имрацу. Всегда, ныне, присно и во веки веков. Аминь, аминь, аминь.

(л. 108 об.) От нестанихи. Взять ис трех колодизей воды ключевой, вина краснова ливанскова в чистою посудину.

Во имя Отца, и Сына, и Святаго Духа. Аминь. (Дунуть крестообразно, снизу положить ладону и воды.) Царю Небесный. Тресвятое. Отче наш. Яко твое. Господи, помилуй раба (имя). Придите, поклонимся. Помилуй мя, Боже (псалом 50). Богородице Дево 6. Помяни, Господи, царя Давыда и всю кротость его, от земли до небеси. Как царь Давыд был кроток и тверд, так был бы раб Божий (имя) и раба Божия (имя). (1 Михаилу, 1 Антипию заклинателною.)

Во имя Отца, и Сына, и Святаго Духа. Аминь. На мори на кияне лежит алатырь камень, не тронетца, так (имя) раба и рабыню (имя) не мог бы некто испортить отныне и до века. Аминь.

Во имя Отца, и Сына, и Святаго Духа. Аминь. Собирается раб Божий (имя) на Божий суд и на Божию сходку, запирается раб Божий (имя) замками златыми, ключами, вынимает златые ключи, брасает на небеса, чтобы на Божием суде и на Божией сходке, чтобы 77 языков молчали, чтобы едокой раб (имя) все бы делали и говорили.

Святый Боже, святый крепки, святый бесмертны, помилуй раба (имя). (3ж дунуть крестообразно.) Крест креститель, крест хранитель, крест церковная красота, крест Божия похвала, сохрани и помилуй раба Божия (имя) своим животворящим крестом, очисти, обмой своею святою водою. Царица водица, прекрасная девица, / (109) очисти, обмой раба Божия (имя) буйную голову его, и тело, и жилы его, и кости его, и суставы его. Сохрани и помилуй раба Божия (имя), святый Боже, святый крепки, святый бесмертны, помилуй раба (имя). (Обвиди около столба *3 по сонцу[61] и выпить 3 раза в день, воду брать по воде.)

(л. 111) От слепоты. Встал я, раб Божий, перекристясь, пошел я благословясь на желтой луг, умылся я солнцевой росой, утерся я чистым небом, посмотрю я на восточною сторону. С восточной стороны литят 4 ветра буйныя. Куды вы, ветры, летити, куды несетит, облака с неба згонять? Куды вы, ветры, летите, вы за киян[62]-моря, землю[63] райскою, к самому царю сонци красной, принесите от сонца краснаго мне рабу (имя) свет глазам белой и ясной, згонити с глас все темноты в темное черное море, все заволоки на облака серыя, все бельмы на тучи черныя, все болезни на пни и колоды, на болотныя места. Там им / (л. 111 об.) вечно быть, а у раба сего (имя) глаза зорки, ясны, светлы и здравы, как у сонца, быть от сего время и до конца его жизни неизменны. Во имя Отца, и Сына, и Святаго Духа. Аминь.

(л. 111 об.) От нестанихи. Возми краснаго или белаго петуха, подреж гребень над вином стакана, чтобы капли крови в вино капали и говори: “Каков петух на курицу, таков бы молодец на девицу” (3ж). И дать выпеть. После болному пролесть скрозь женския ноги взат и впирет 3ж.

(л. 113) Сохранение. Встану я, раб Божий (имя), благословясь, пойду я, раб Божий (имя), перекрестясь изызбы в двири, со двора в вороты, с улицы на все четыри стороны. Посмотрю я, погляжу на все четыре стороны, посмотрю я, погляжу на всех четырех сторонах 4 евангелиста, на восходе Мать Пречистая Богородица всепетая, на западе Спас всемилостивой, Господь Иисус Христос, на юге Иоанн Креститель, на сивери Михаил-архангел, на всем свети вся бесплотная нибесная сила и вись лик, собор святых мужие и жен. Они замаливают, спасают и сохраняют меня, раба Божия, от всего, от всего худа, и недобра, и злаго, и болезненнаго, ставют круг меня, раба Божия, каменныя стены, столбы булатныя, тын жилезной в землю на три попрещи и от земли до неба, затворяют вратами медными[64], застелают полом сталным, покрывают[65] облаками, обводют огненными реками, замыкают замками крепкими, ключи относют[66] к самому Христу, горнему и небесному, поставляют стражей, неусыпных херувимов и серафимов и ангела-хранителя, вернаго попечителя, с пламенным страшным оружием. / (л. 113 об.) Избавляюсь, спасаюсь, охраняюсь, защищаюсь, збирегаюсь и милуюсь я, раб Божий (имя), от всякаго недуга и полунедуга, от всякой притки и полупритки, от всякаго спаху и полуспаху, от всякаго пострелу и полупострелу, от всякой спешки и полуспешки, от всякой порчи и полупорчи, от всякаго злаго нашествия и полунашествия, от всякаго злаго, болезненнаго и мороваго поветрия и полуповетрия, от всякаго зглазу, уроков, огласов, оговоров и призорков, от всех страхов и испугов и от всех скорбей, немочей и болезней, от всех зол, бед, несчастий, смиртей, погибелей, и обстояний, от всех добрых и злых, от колдуна и колдуници, от волхвуна и волхвуници, от чародея и чародеици, от видмака и видмы, от знахаря и знахарици, от дока и докици, от чернеца и черници, от простаго и злаго, от духа нечистаго, от домоваго и лесоваго, от полеваго и водянаго, от стрешнаго и дорожнаго, от суду и судьи немилосливаго, от соборища лютскаго, на всяком суду и збори, от скота, от звиря, от гада и птици, и от всякой животной, от время и места злаго, от часа и минуты несчастнаго и от всех зол, бед и несчастий. Сохрани, и спаси, и помилуй меня, раба Божия (имя), от всего нежелаемаго на свети от земли до неба, от востока до запада, от юга до сивира во всякое время, на всяком мести спящаго, лежашаго, сидящаго, стоящаго, на всяком пути ходящаго и ездящаго. Отныне, и до века, и до гробовой доски быти мне целу и невредну. Во имя Отца, и Сына, и Святаго Духа. Всегда и ныне, присно и во веки веков. Аминь, аминь, аминь.

(л. 114) От воспаления и горячки. Во имя Отца, и Сына, и Святаго Духа. Аминь. На мори на кияне, на острове на Буяне стоит изба, холодная холодница, в той избе студена ледяница. Взошел я, раб Божий (имя), в тое избу, холодною холедницу, студену ледяницу. Обмылся и напился, свирху и внутри охолодился раб Божий (имя) от великаго и всякаго внутреннаго и наружнаго воспаления, огню и жару простудился, великой огонь, жар и воспаление и горячесть простудил, огнь Онтонов и летучей выгнал, теплоту естественною оставил, от смерти, и скорби, и болезни избавился, здрав и невредим зделался. Огнь ты, жар, где ты был, туда опяти и поди от раба прочь по все его веки вечныя и ненарушимыя. Слово мое ладно[67] и тепло и верно. Аминь.

(л. 114 об.) От безумия. Встану я, раб Божий (имя), благословясь, пойду я перекристясь из двири в двири, ис ворот в вороты. Выйду я в чистое поля, на росу утреннюю, умоюсь я небесной росой, / (л. 115) утрусь я красным солнцем, на все 4 стороны помолюсь, пойду я на море-окиян. На море-окияне стоит церков Климента папы Римского четырехвратная, четыреглавная, сами двири растворяются, сами главы отверзаются, во тех главах четыреглавных вся премудрость Божия ходит по белу свету. Не ходи ты, премудрость Божия, по белу свету, а поди ты к рабу Божию (имя) и вселися в раба Божия (имя), в главу и во вись нутр, избави раба (имя) от всякаго безумия, сумашествия, помешания, испугу, мозгу рушения, беспамятства, зачитования, забывания, отшибения, и беснования, *и дурости[68], и скорби, и  болезни. Стань в нем как месяц в неби, ум и разум, память и разум, память и мудрость. Укрепи его, Господи, како скрепил свет в шесть дней, избави, Господи, како избавил царя Давида от беззакония, как царь Соломон был разумен, тако бы раб Божий (имя) был умен по вись век, по всю его жизн. Слово его крепко.

(л. 117) От поветрия. Во имя Отца, и Сына, и Святаго Духа. Аминь. Встану я, раб Божий (имя), благословясь, пойду я оградясь, пойду в чистое поле на все дороги и перепутья, посмотрю я на восход краснаго солнышка. Не на небе не на зе / (л. 117 об.) мле, а во всем аерном воздухе, в красном солнушки стоит Мать Пресвятая Богородица с Господом со Иисусом Христом, с Николаем-чудотворцем, с Михайлом-архангелом, раздиляют аер, отсылают скорби от всего мира, от всякаго скота, птици и животной, приходят на помощ, на велику подмогу ко рабам Божиим (имя) и я на помощ. Избави, Господи, рабов Божиих (имя) от всякаго мору, пиревалу, язвы моровой, хвори, немощи, чумы, холеры, тлетворных аерных воздух, падежу, мнимоумерия, нездравия и всех смертей, наслания скорбей и болезней, нашествий и Божиих наказаний, от весенних и летних, осенних и зимних, от врага[69] и сопостата, от самаго Господа Иисуса Христа. Отошли[70], Господи, *устонови[71], избави, Господи, сохрани и помилуй рабов Божиих (имя) целыми и невредными, здравыми и жывыми от сего время на долгия их веки, по всю их жизнь. Всегда, ныне, присно и во веки веков. Аминь.

(л. 120) От невладения. Во имя Отца, и Сына, и Святаго Духа. Аминь. Встану я, раб Божий (имя), перекрестясь, пойду я, раб Божий, благословясь из дома в двирь, из двора в вороты, в чистое поле, в зиленыя луга, на перекресь в 4 дороги, пот красное солнышка, под светлой месяц, под частыя звезды, под тихия воды, под благословение Господне, под утренние росы. Утреннею порою умоюся, небом чистым утруся, на все 4 стороны Богу помолюся, благословением Господним благословлюся, светлым месяцем опояшуся, частыми звездами отычуся, красным солнышком покроюся. Выйду я на море на киян, на остров Буян. На море на кияне, на острове на Буяне лежит бел камень *горюч[72] алатырь, на бел камне горючем алатари стоит соборная и апостольская церковь, в той соборной и апостольской церкви собирается вся сила небесная, все пророки и апостоли, все чудотворцы и святыи мужие и жены, сама Мать Пресвятая Богородица, Михаил-архангел, Илия-Пророк, Кузма и Демъян, Николай-чудотворец, Егорей-Победоносец, Димитрей Ростовский, 12 апостолов и 4 евангелиста. <…>

(л. 121) От летающаго змия к жине. Во имя Отца, и Сына, и Святаго Духа. Аминь. Встану я, раба Божия, перекристяся, пойду я, раба Божия, благословясь из дому в дверь, из двора в вороты. Благослови меня, Господи Иисусе Христе, избави мя, Господи, не хитростию, не мудростию, но твоею страшною и великою силою. На море на кияне, на острове на Буяне, на бел алатари камне, на белом животе, на храбром коне сидит Георгей Победоносец и Михаил-архангел, побеждают змия лютаго, который летал в дом поедать и пожирать людей и скот, избавил девицу царскою и весь град от съедения. Избави и отгони, Господи, от жены, рабы Божий (имя), змия летающаго, деннаго и полуденнаго, нощнаго и полунощнаго, утренняго и вечарняго, часоваго и временнаго, и силу нечисту, зло и пакости, и духа нечистаго, от всех дум и помыслов, видений и мечтаний, действий и воли, устрой и утверди, Господи, ум и разум и огради, Господи, рабу Божию (имя) своим крестом и животворящим от всех зол и пакостей[73], от нечистаго духа, чтобы некогда не летал, не ходил, не прекачнулся, и не прешатнулся, и не был. Спаси, сохрани и помилуй святыми молитвами, от сего время, от сего часу, от сей минуты и по всю ея жизнь и по вись ея век. Змий, враг, сапостат, отшатнись от рабы Божий (имя), полети ты на свое старое жилище, в озеро Содом и Гомор, тамо и буде заклят вечно и бесконечно, во веки веков. Аминь.

(л. 124 об.) От нестанихи. Встану я, раб Божий, перекристясь, пойду я, раб Божий, благословясь, из двири в дверь, из ворот в вороты на восточною сторону. На восточной стороне стоит кузнеца, в етой кузнеци 77 горнов, у каждого горна 77 кузнецов, они у раба Божия раскаливают, разжигают, растяговаю[т] и распрямливают детородный уд в 77 молотов, 77-пудовым весе[74], 77 жил с полужилами, стоновыя, яростныя и похотныя, туровы и еровыя и все разныя закаливают и отделовают в 77 горнах раскаленых на ярость, на похоть, на плоть, на действие. на схождение, на заход, на плод и на все нужное, нагревают и справляют и великою ярость, крепость, стояние и силу предают, в действие и исполнение ставют и направляют, скорби, порчи, шутки и бездействии отсылают. Откуда пришло, туда и поди, от чего стало, от сего отстань, проч от раба Божия (имя), а тур буть прям, как палка, стань, как рог[75], крепок будь как жилезо, действуй как бык на сто коров, так раб сей (имя) на сто рабынь всяких, каждой раз повись век. Как царь Давыд и сын его Соломон, так раб на всех рабынь, верно и твердо, силно и браво, ненарушемо и действително, от сего часа, от сей минуты, от сего слова по вись его век и по всю его жизнь во младости и до старости, и до самой смерти во веки веков. Аминь (3).

(л. 132 об.) От притки и порчи. Во имя Отца, и Сына, и Святаго Духа. Аминь. Лек я, раб Божий (имя), помолился, встал перекрестился, вышел я, раб Божий (имя), из двири в двери, из ворот воротами. Погляжу я, раб Божий (имя), на правой руке, на восточной стороне есть синей лук и белой лук, из синева лука три стрелы вылетали, из раба Божия (имя) притку, порчу, килу и нестаниху выгоняли. И ныне и присно (3).

(Взять соли, масла коровъе и конопляннова, положи в непочатой стакан и особо вина мешай и наговаривай, посли за 3 раза лижи и маж, а вино пий.)

(л. 132 об.) На союз. Один бо стар в стули, он бо те дела знает и совершает и составляет двух за одиное тело, имеит он двоих под данных Данилку и Вавилку, посылает их. Подите, сходите ко рабе Божий (имя), тоску и кручину вложите в рабу Божия (имя) [далее текст утрачен: низ листа отрезан].

Публикацию подготовил А.Л. Топорков



« »

Share your thoughts, post a comment.

(required)
(required)

Note: HTML is allowed. Your email address will never be published.

Subscribe to comments