Skip to content

13.07.2011

О ЛЮДЯХ, ПЛАНЕТАХ И КОСМОСЕ

Или еще раз о парадоксе Ферми, который, на самом деле, совсем не парадокс. А, точнее, парадокс — но лишь с точки зрения обыденного мышления. Подобное утверждение может, конечно, показаться странным. Тем более, если знать, что сам Энрико Ферми был гениальным физиком, да и множество его последователей так же не страдали слабоумием. Однако, как не странно это звучит, даже гениальные физики в большинстве своем оказываются слабо способными к выходу за рамки господствующего общественного сознания – что, разумеется, проявляется не только по данному поводу. (Есть еще более показательный пример А. Д. Сахарова.) Но начнем рассказывать по порядку.

Итак, парадокс Ферми, сформулированный физиком в середине 1950 годов, состоит в отсутствии видимых следов развития внеземных цивилизаций. Которые, за миллиарды лет существования Вселенной вообще, и нашей галактики в частности, должны были буквально заполонить весь окружающий мир. В реальности же мы подобного не наблюдаем – Космос остается нем и заполнен только «естественными» явлениями природы. Кстати, странность подобной ситуации была отмечена еще в первой половине XX века — когда, получив в свои руки возможность беспроводной связи на огромные расстояния, человек решил, что с данного момента он имеет возможность разговаривать с иными планетами. Эксперименты с межпланетными радиопередачами начались еще в 1920 годы – когда были предприняты попытки связаться с Марсом. Особую популярность подобная идея приобрела во время т.н. «Великого противостояния» 1924 года. Впрочем, еще до этого, в самом начале XX столетия, известный изобретатель Никола Тесла утверждал, что принимает сообщения с Красной Планеты. Впрочем, что в реальности он слышал – сложно сказать. Поскольку изучение радиодиапазона в это время только-только начиналось, и масса природных сигналов «периодического толка» еще не была изучена.

Но вот в 1920 годах стало понятно, что никаких радиосигналов с нашего ближайшего соседа получить не удается. Мощные передатчики и чувствительные приемники оказались бесполезными – в отличие от проведенных в это же время астрономических исследований, из которых стало понятно, что Марс, судя по всему, планета сухая и холодная. И хотя писатели-фантасты еще в течение нескольких десятилетий населяли Красную Планету разнообразной флорой и фауной, ученые чем дальше, тем более скептически начали относиться к возможности существования «марсиан». Впрочем, то же самое можно сказать и про остальные планеты Солнечной Системы. Если в начале XX столетия большая часть из них казалась неким аналогом Земли (неизбежно имеющими своих обитателей), то к середине века подобные иллюзии начали рушиться одна за одной. Ближайшие «миры» оказывались холодными и безлюдными (за исключением Венеры, которая оказалась горячей и безлюдной). А значит, никаких «братьев по разуму» быть там не могло по определению.

Тогда «надежда на встречу» была перенесена на более далекое окружение. На звезды.

Да, лететь до них было на много порядков дальше, нежели на планеты Солнечной системы — поскольку даже с ближайших из них свет идет несколько лет. Но при этом никаких физических ограничений на межзвездные сообщений не было. Тем более, что к середине столетия человечество обрело возможность генерации достаточно мощных радиосигналов – спасибо противостоянию сверхдержав. (Радиотелескопы основывались ровно на тех же технологиях, что и радиолокационные системы.) В таком случае установление контакта рассматривалась довольно близким делом – если не ближайших лет, то, по крайней мере, десятилетий.

* * *

Однако, так же, как и в случае с планетами Солнечной Системы, любителей межзвездных контактов ждал закономерный облом. И прослушивание эфира, и посылка в него сообщений не принесла ничего обнадеживающего. Представления о космосе, забитом радиосообщениями с разных планет, оказались ошибочными. Эфир был, конечно, до краев заполнен разного рода сигналами, но все они, увы, имели природное происхождение. (Даже те, что имели периодическую форму.) В итоге радиоастрономия достигла огромных успехов, были сделаны множество фундаментальных открытий – вроде квазаров – но к главной цели исследований она так и не приблизилась. Поэтому неудивительно, что уже с 1950 годов многие ученые, а за ними и обычные люди, начали испытывать определенный скептицизм в этом плане. Причем, самое страшное тут было даже на то, что желанный контакт установлен не был – а то, что до некоторых начало доходить, что его вообще быть не может. В самой жесткой форме данная мысль была выражена в т.н. «гипотезе уникальной Земли». Согласно ее, несмотря на наличие триллионов и триллионов триллионов всевозможных планет во Вселенной, разумная жизнь в реальности смогла появиться только на одной.

По сути, это было возвратом к библейской системе представлений и подвергало сомнению всю существующую научную картину мира. Поскольку при бесчисленном количестве разного рода условий предположить, что жизнь или хотя бы разумная жизнь стала возможной только в одном месте, было бы странным. Даже если отбросить гипотезу панспермии. А значит, из идеи «уникальной Земли» невольно вытекала совсем уж абсурдная «ересь», вроде того, что Вселенная «знает» о существовании жизни на нашей планете, и больше не желает ее создавать. То есть речь шла уже о прямом возврате к пантеизму. А там вообще…

Впрочем, почему вообще? Почему отсутствие прямых радипереговоров в эфире между созвездием Стрельца и Малой Медведицей может рассматриваться, как следствие отсутствия космического разума во Вселенной? Ведь понятно же, что жизнь – даже не разумная, но достаточно сложная – не может развиваться на каждом камне и требует для себя особых условий. Так пускай она возникает не на каждой первой, а на каждой девятой (как в случае Солнечной Системы), сотой – да хоть десятитысячной планете. Ведь даже в случае зарождения разума на каждой миллионной звезде количество цивилизаций будет огромным – в одной нашей Галактике находится от 200 до 400 миллиардов звезд. Что соответствует от 200 до 400 тысячам вариантов разумной жизни. Правда, в данном случае эти самые «миры» будут разделены колоссальными астрономическими расстояниями в тысячи и десятки тысяч световых лет – что делает контакты их друг с другом невозможными. (Если только не будут изобретены методы сверхсветового сообщения.) Но даже в этом случае утверждение о «гипотезе уникальной Земли» будет огромной глупостью…

* * *

То есть, получается, что ученые, придерживающиеся подобного мнения, просто не умеют считать? Конечно же, нет – считать они умеют, и межзвездные расстояния прекрасно представляют. Однако они так же знают, что есть в мире одна тонкость, которая способна прекрасно бороться с этим – даже если и не существует возможность двигаться быстрее скорости света. Подобная тонкость именуется «экспансия». Как она работает, можно прекрасно увидеть в играх, подобных незабвенной «Civilization», у которой, кстати, есть множество космических «клонов». Суть же у всех этих игр — если отбросить военные действия, одна – максимизация распространения собственной расы на максимально возможную территорию. Сначала из исходной точки отправляются «поселенцы», которые строят «город». А потом, этот самый «город» начинает сам производить «поселенцев» – с соответствующими последствиями. Поэтому, чем больше городов имеется, тем быстрее происходит процесс колонизации – правда, в игровой реальности он упирается в размеры имеющегося «поля».

То же самое можно сказать и про реальность реальную. А именно – если какая-то цивилизация начнет освоение планет, то вначале у нее этот процесс будет идти весьма туго. Ведь необходимо долететь до нужной звезды, высадиться, построить города, освоить нужные приемы хозяйствования… На это, разумеется, уйдут тысячи лет – лишь по истечению данного срока новый «форпост» космической расы сможет создать свой проект колонизации. Но когда это произойдет, новые экспедиции смогут отправиться уже к следующей звезде. И чем больше будет этих «форпостов», чем больше расселится цивилизация по звездным системам, тем проще и быстрее будет идти процесс экспансии. Настолько, что со временем освоены будут не только пригодные для жизни планеты, но и вообще, все, что подвернется под руку. А поскольку у цивилизации имеется, как минимум, несколько миллиардов лет для подобного процесса (возраст нашей Галактики 13 млрд. лет, ну, и 5-7 млрд. можно «дать» на планетогенез-зарождение жизни-развитие цивилизации), то понятно, что за это время можно не только колонизовать все звезды Млечного Пути, но и вылететь его за пределы.

Так что никаких сотен и тысяч световых лет между цивилизациями быть не может. А могут быть или разумные существа на каждом «клочке суши». Или невозможность этих существ вообще перейти на «космический уровень». Причем, без исключений, поскольку одна, вышедшая за указанный порог, раса через миллиард лет освоит все и вся. Ну, или невозможность существования иных разумных существ, за исключением людей – то есть та самая «теория уникальной Земли». В этом случае, кстати, наше будущее более, чем прекрасно – так как именно человечеству предоставлена «честь» стать первым и единственным видом разумных существ во Вселенной, и заселить собой весь Млечный Путь. В отличие от «теории порога», которая прямо заявляет: «сказано в морг – значит в морг». Поэтому неудивительно, что у «уникальной Земли» находятся поклонники – так как оказаться одним в мире все равно приятнее, нежели осознать неизбежность своей гибели. То же стоит сказать и про сторонников еще одного объяснения «молчащей Вселенной» — идеи отказа от космической экспансии. Согласно которой, с определенного этапа развития цивилизация теряет к интерес к космосу, предпочитая создание «виртуальных миров». Ну, или какие-нибудь методы погружения в глубины собственной психики. В конце концов, это так же лучше, нежели погибнуть в ядерной войне…

* * *

Короче, можно сказать, что любом случае у человечества нет шансов найти «братьев по разуму», поскольку если бы они были – то их деятельность была бы очевидна. А если этого нет – то и «братьев» нет. По крайней мере, для значительного числа разумных людей это кажется аксиомой. Но все ли в ней столь логично, как кажется на первый взгляд? Оказывается, что нет – иначе не было бы смысла писать данный текст. Существует еще одна маленькая тонкость, которая опять меняет все полностью. То есть, позволяет инопланетной цивилизации существовать, но при этом – не заполнять собой всю Вселенную. Речь идет вот о чем: когда мы говорим об экспансии, то полагаем, что главное – это перелететь через межзвездное расстояние и найти себе подходящую планету. А то, что будет потом – уже не важно, поскольку люди, как любые иные живые существа будут плодиться, подобно кроликам. По крайней мере, до тех пор, пока есть свободные ресурсы. Именно на этом принципе построены все компьютерные симуляторы, начиная с уже упомянутой «Цивилизации», именно эту модель до сих считается господствующей в нашем общественном сознании. Единственное, что добавилось сюда – так это концепция «демографического перехода», достаточно резко сокращающая «естественный прирост». Но она, на самом деле, еще очень слабо представлена в «общественном сознании».

А ведь нет никакой уверенности, что демографический переход – это последний процесс в сфере «воспроизводства человека». На самом деле, уже сейчас мы может видеть дальнейшее развитие этого тренда – а именно, еще большее сокращение рождений. Вплоть до отрицательной величины. Условно говоря, люди упорно не желают воспроизводиться, а рождение детей становится явлением, более чем «дорогим» и нежелательным. Да, разумеется, можно сказать, что это – признак вырождения цивилизации, что это перверсия, а не норма. Но что, если это не так? В конце концов, признать неизбежность гибели цивилизации вскоре после выхода в космос – разве не большая перверсия? Или, скажем, разве не является извращением идея считать сотни миллиардов планет в нашей Галактике чем-то, фундаментально отличающимся от нашей Земли? Простите, но по сравнению с этим мысль о том, что т.н. «естественные процессы» на самом деле могут быть изменены по мере развития, выглядит довольно логично. Да, кстати, стоит догадаться, что само прекращение «естественного прироста» вовсе не означает неизбежное вымирание – хотя бы потому, что существуют способы этого самого прироста стимуляции. Он означает только одно – с настоящего момента воспроизводство человечества становится «инженерной задачей», т.е., задачей, требующей работы не только … ну, вы поняли чего, но еще и разума. Что, в принципе, должно только радовать – если вспомнить, что еще недавно очень популярны были теории вымирания человечества через его перепроизводство.

Но вот отношение к бесконечному распространению разума этот переход меняет очень сильно. Дело в том, что сама необходимость специально заниматься проблемой, которая еще недавно решалась «автоматически», сильно изменяет механизм описанной экспансии, на порядки «удорожая» ее и настолько же усложняя. В данной ситуации довольно неочевидным становится сам вопрос расширенного воспроизводства «внеземных» колоний, тем более, что им надо вырасти до такого уровня, когда они сами становятся способными производить межпланетные экспедиции. И, следовательно, описанный выше механизм лавинного распространения разума оказывается под сомнением. Нет, конечно, можно сказать, что через тысячи лет развития найдется способ обойти данные запреты, сделать все затраты на создание новых разумных существ малозаметными. Но так же можно предположить, что «производство» носителя разума в это время станет еще более «дорогим», нежели сейчас. Что некие гипотетические разумные существа с миллионнолетней историей окажутся еще более требовательными к ресурсам (в том числе, и временным) на свое воспроизводство.

* * *

В любом случае понятно одно – то, что прежнего, «линейного» (а точнее, экспоненциального) роста населения не будет. А значит, нет ничего удивительного в том, что все существующие планеты нашей Галактики до сих пор не оказались заполнеными теми или иными видами разумных существ. Цивилизации с триллионами и сотнями триллионов жителей, заселяющих все и вся, судя по всему, оказываются всего лишь одним из артефактов человеческого разума, переносящего привычные представления европейца начала – середины XX века на весь остальной мир. В подобном случае нет никакой нужды удивляться silent Universe – так как если расселение разумных существ идет по типу, отличному от «лавинообразного», то нет ничего удивительного в относительной редкости населенных планет. И уж конечно, в подобном случае нет никакого сомнения, что «случайного контакта» между высокоразвитыми мирами, и нашей Землей быть просто не может. Это в модели «заполненной Вселенной» было бы естественным наличие плотного информационного и материального обмена между существующими мирами. В случае же «разреженного разума» подобной ситуации просто не может быть.
Впрочем, это не означает, что контакт вообще невозможен. Нет, конечно, совершенно ясно, что рано или поздно, но человечеству будет послан сигнал, а может быть – к нам даже будет совершен вояж.

Но решать, когда это произойдет, будут, разумеется, не на Земле. Впрочем, это и так очевидно…


« »

Share your thoughts, post a comment.

(required)
(required)

Note: HTML is allowed. Your email address will never be published.

Subscribe to comments