Skip to content

08.11.2016

О МЕЛОЧАХ, СЛУЧАЙНОСТЯХ И СОВПАДЕНИЯХ

«На войне, как на войне» — говорили французы, и они были правы. Порой кажется, что на ней очень многое из невозможного становится возможным. Может ли подлодка победить танковую дивизию? Как оказалось, может!

Во время Второй Мировой войны средиземноморское побережье Северной Африки несколько лет было ареной для сражений между немецко-итальянскими войсками с одной стороны, и Великобританией с союзниками — с другой. Противники вели боевые действия на узкой полосе побережья шириной в сорок миль и длиной в 1200 миль, на которой расположены Тобрук, Бенгази и Триполи. «Африканские качели» бросали моторизированные части от порта к порту в попытке выбить из них противника, чтобы «задушить» его в пустыне, лишив возможности получать самое необходимое: воду, топливо, боеприпасы, продовольствие и подкрепления.


В июне 1942 года Эрвин Роммель, прозванный «Лисом Пустыни», нанёс английскому генералу Окинлеку «удар в челюсть» на ливийском «ринге». Англичане потерпели сокрушительное поражение — пал Тобрук, а 8-я британская армия спешно отступала в Египет. Роммелю достались богатые трофеи и более 30 тысяч пленных из гарнизона, оборонявшего город. Затем немецкие «панцеры» вышли к Эль-Аламейну, поколебав мощь Британской империи. Перед ней замаячила мрачная перспектива потери Египта и утраты контроля над Суэцким каналом. Далее события могли бы развиваться согласно «эффекту домино»: угроза потери Мальты, превращения Средиземного моря в «лужу» Гитлера и Муссолини, потеря контроля над нефтяными месторождениями Ближнего Востока. 

 


Премьер Великобритании Уинстон Черчилль в этот момент находился в США, где встречался с президентом Франклином Рузвельтом. 21 июня Черчилль узнал о взятии Тобрука и о том, что британский флот собирается покинуть Александрию, не дожидаясь «визита вежливости» немецких пикировщиков с их смертоносными бомбами. Данный факт шокировал британского премьера. Несколько месяцев назад пал Сингапур, а теперь рухнул Тобрук, что выбило из игры более ста тысяч солдат, ставших пленниками Оси. Нет, это было не просто поражение, теперь на кону стояла репутация британской армии. Поэтому на вопрос Рузвельта, чем США могут быть полезны в данной ситуации, Черчилль ответил прямо: «Дайте нам столько танков „шерман“, сколько вы можете, и доставьте их на Ближний Восток как можно скорее».Однако американские военные были против передачи британцам новейших танков, только начавших поступать в армию США. Снимать свою рубашку ради союзника они не желали, поэтому начальник штаба американской армии, генерал Джордж Маршалл, заявил Рузвельту следующее: «Г-н президент, выпуск танков „шерман“ сейчас только начинается. Первые несколько сот танков были переданы нашим собственным бронетанковым дивизиям, которым до сих пор приходилось довольствоваться устаревшим снаряжением. Это ужасная вещь — брать оружие из рук солдата. Тем не менее, если англичане так сильно нуждаются в них, они должны их получить. Кроме того, мы могли бы передать им сто 105-миллиметровых самоходных орудий».В результате Рузвельт и Маршалл приняли соломоново решение: не «раздевать до гола» американские танковые дивизии, но дать британцам, что требовалось. 30 июня 1942 года был брошен клич на заводы по всей территории Америки — работать по-стахановски! Выполняя экстренный заказ, рабочие танковых и оружейных фабрик в течение следующих девяти дней трудились по 14-20 часов в сутки. Танки, гаубицы, истребители танков и боеприпасы были погружены на железнодорожные составы, которые погнали на высокой скорости в Нью-Йорк, где их уже ждали шесть крупных, быстроходных судов.


Как писал американский историк Клэй Блэйр, американцы грузили на суда три сотни «шерманов» и сотню 105-мм самоходных гаубиц М7. Однако «шерманы» шли не в полной комплектации — у танков отсутствовали двигатели. Последние тоже загрузили на суда, но отдельно от танков. Почему так случилось? Рассмотрим две вероятных версии.

Версия первая. Можно предположить, что американская промышленность не смогла уложиться со столь срочным заказом в такой короткий срок, и на танки просто не успели поставить двигатели, так как обстановка в Египте накалялась и обдавала жаром пятки англичан. Поэтому было решено отправить всё, как есть.

Версия вторая. Причиной такого необычного решения могла быть уловка для прессы и оппозиции в Сенате и Конгрессе США. Газетчики могли разнюхать, что англичанам поставляют новейшие танки, которые только начала получать американская армия. Рузвельту, возможно, не хотелось давать публичные пояснения, почему так происходит, поэтому, во избежание скандала, «шерманы» могли грузить на суда под рубрикой «запчасти», а не цельные изделия. 


Транспорт «Фэйрпорт»

Чтобы сэкономить время, груз распределялся на судах непоследовательно. В результате все танковые двигатели оказались на борту теплохода «Фэйрпорт», который относился к судам класса С-2. Данные суда отличались высокой скоростью и экономичностью и строились в США с 1939 года. 13 июля 1942 года «Фэйрпорт» покинул гавань Нью-Йорка вместе с другими судами под охраной двух крейсеров и семи эсминцев. Всего конвой состоял из 8 судов, построившихся в четыре колонны по два судна в каждой.

Столь мощный эскорт был оправдан ценностью груза, ведь на борту судов находилось средство спасения англичан от Роммеля. Это соединение вошло в историю Битвы за Атлантику как «Конвой AS-4», который на высокой скорости несся к Кейптауну, где американский эскорт должен был сдать своих подопечных англичанам, а те, в свою очередь, привели бы конвой в порты Красного моря.

Однако, как было сказано у классика — «на ту беду лиса бежала»… 

Переход через Атлантику в это время не был лёгкой прогулкой. C января 1942 года «серые волки» Деница открыли охоту на торговые суда в западной части океана пользуясь тем, что противолодочная оборона у побережья США находилась в зачаточном состоянии. Карл Дениц, командовавший тогда немецким подплавом, стремился послать туда как можно больше своих субмарин…

К тому моменту, как уже известный нам конвой AS-4 покинул порт, немецкие подводные лодки уже на протяжении полугода практически безнаказанно устраивали избиение торговых судов между Нью-Йорком и Карибскими островами, достигнув в этом невероятных успехов.

Однако, в апреле 1942 года, у побережья Америки — в самый, казалось бы, жаркий момент — Дениц отправил три подлодки со специальным заданием в совсем другое место. Они должны были атаковать судоходство в 250 милях от Наталя у бразильского «выступа». Вопреки ожиданиям, в данном районе субмарины обнаружили вместо судов «дырку от бублика» и были перенацеленны штабом подводных сил на Карибское море. Там две из них достигли неплохих результатов, потопив на двоих 12 судов почти на 80 тысяч брутто-регистровых тонн (брт), а вот третья — U-161 капитан-лейтенанта Альбрехта Ахиллеса — успехами не блистала.


U-161 в море

U-161 находилась в море два месяца, и за это время Ахиллес сумел поразить только две цели: он торпедировал панамское судно «Сан Пабло» прямо в гавани Пуэрто Лимон (Коста Рика), а также потопил небольшую доминиканскую шхуну у берегов Панамы. Удача улыбнулась немецкому командиру по возвращении лодки обратно во Францию, когда субмарина шла от Кубы по направлению к Азорским островам, чтобы заправиться с подводного танкера U-463.

Днем 16 июля 1942 года U-161 обнаружила и атаковала вражеский конвой в 500 милях к северу от Виргинских островов. В докладе Ахиллеса штабу говорилось, что в 16:00 он заметил конвой, состоявший из восьми-десяти судов, шедший со скоростью в десять узлов под охраной эсминцев.

Лодка выпустила четыре торпеды и добилась двух попаданий в судно, оцененное в 9000 брт. Но на U-161 слышали ещё один взрыв, поэтому Ахиллес предположил, что остальные торпеды поразили ещё одно судно. После этого лодка сама была атакована кораблями эскорта и получила повреждения. Дениц засчитал эту победу, отметив 17 июля в Журнале Боевых Действий командующего подводными силами, что U-161 сумела повредить два судна, одно из которых имело тоннаж в 9000 брт.

Но ни командующий, ни сам командир лодки не могли предполагать, насколько удачной была совершенная U-161 атака. Ахиллес понятия не имел, что 16 июля он атаковал тот самый американский конвой AS-4, направлявшийся в Кейптаун и вышедший из Нью-Йорка тремя сутками ранее. Разумеется, он не знал, что суда AS-4 имели на борту груз большой ценности: три сотни новеньких танков «Шерман» и сотню 105-мм самоходных гаубиц M7. 


U-161 c поврежденной рубкой и командир Альбрехт Ахиллес

Как гласит известная поговорка, дьявол кроется в мелочах. ( И не только он один…) В случае с атакой U-161 на конвой AS-4 важную роль сыграла та самая погрузка всех танковых двигателей на одно судно, о которой мы раньше говорили. Эта особенность транспортировки и вышла для американцев боком.

Жертвой торпед Ахиллеса оказалось только одно судно — транспорт «Фэйрпорт», который, получив два попадания, затонул спустя 10 минут. Как вы помните, именно на «Фэйрпорт» американцы погрузили все двигатели для «Шерманов». В результате торпедный залп U-161 оказался одним из самых удачных за всю Битву за Атлантику. Двумя торпедами Ахиллесу удалось не только вывести из строя целую танковую дивизию, но и поставить под угрозу судьбу английских войск в Египте.

Гибель транспорта обсуждалась союзниками на самом высоком уровне. Узнав о потере такого груза, теперь уже Рузвельт впал в шок. Обеспокоенный случившимся он распорядился как можно скорее отправить вдогонку плывущим в Африку «Шерманам» быстроходное судно с тем же количеством танковых двигателей. 29 июля 1942 года из Нью-Йорка вышел большой, быстроходный теплоход «Ситрэйн Техас» с искомым грузом на борту. Его капитан Кеннет Таун не знал покоя все 18 суток одиночного плавания до Кейптауна, за время которых он практически не смыкал глаз. Таун знал о важности своей миссии, так как перед выходом в море его поставили в известность о целях его опасного плавания, намекнув, что он выполняет приказ самого президента США.


«Ситрэйн Техас»

«Ситрэйн Техас» прибыл в Кейптаун вовремя и присоединился к остальным судам конвоя AS-4, который англичане провели вдоль побережья Африки сначала в Аден, а затем к Суэцкому каналу, где закончилась эта история. Таким образом американские танки «Шерман» всё-таки попали к Монтгомери и сыграли свою немаловажную роль в сражении у Эль-Аламейна, поставившем крест на продвижении Роммеля дальше на восток.

Владимир Нагирняк

Ссылка.


« »

Share your thoughts, post a comment.

(required)
(required)

Note: HTML is allowed. Your email address will never be published.

Subscribe to comments