Skip to content

12.12.2016

ИМПЕРИИ ТОЖЕ СМЕРТНЫ, ОНИ РОЖДАЮТСЯ, ЖИВУТ, ЖИВУТ …

gun_memo_000022_01

Одним из основных игроков на поле геополитики уже много столетий является Великобритания. Это довольно небольшое по площади островное государство на северо-западе Европы, расположенное далеко не в самой лучшей климатической зоне, тем не менее обладает политическим могуществом, позволяющим ее правящему слою определяющим образом влиять на ход событий не только в Европе, но на всей планете. О том, как это произошло, мы беседуем с историком Арсеном Мартиросяном, перу которого принадлежит немало увлекательных книг о нашем прошлом, в том числе исследование «Кто привел войну в СССР? Великобритания против России — СССР: зачем Сикрет Интеллидженс завалила заговор Тухачевского?»

— Арсен Беникович, в одной из своих книг вы пишете, что у любой разведки есть две «ахиллесовы пяты»: связь и почерк. О первой общественности кое-что известно благодаря книгам о разведчиках и кинематографу, относительно второй широкая публика остается в неведении.

— Между тем первую без второй — не нащупать. Выдающийся ас советской контрразведки ныне покойный Иван Алексеевич Маркелов при жизни любил приговаривать: «Ищите агента по почерку разведки — он неизменен, потому и подводит». Это сущая правда: прежде, чем подведет разведку связь, угрозу провала создаст неизменность почерка. По-разному о себе дает знать эта «ахиллесова пята» всех разведок мира, но самое любопытное, что не только в работе с агентурой. Некоторые обнаруживают себя и в проведении так называемых специальных акций, особенно стратегического характера, тем более ориентированных на тотальное манипулирование общественным сознанием.

— Хотелось бы на эту тему поподробнее. Кого имеете в виду?

— Это я о почерке разведки, многие века специализирующейся на проведении акций в противоборстве с окружающим миром за утверждение особой роли своей островной страны в глобальной расстановке сил на мировой арене.

— Вы о британцах?

— Именно. Я позволю себе привести довольно пространную цитату, которая важна для понимания сути темы нашей беседы. «Битвы выигрываются кровопролитием и маневром, — отмечал Уинстон Черчилль в своих воспоминаниях. — Чем более велик генерал, тем большую роль он отводит маневру и меньшую — кровопролитию… Почти все битвы, которые расцениваются как образцы военного искусства… были битвами маневренными, в которых противник часто обнаруживал себя побежденным в результате использования какого-либо неизвестного ранее приема или изобретения, какого-либо необычного, быстрого, неожиданного удара или уловки… В войне возможны многие, разного рода маневры и лишь некоторые из них осуществляются непосредственно на поле боя. Используются маневры на крайнем фланге или в глубоком тылу. Маневры во времени, дипломатии, технике, психологии; все они отдалены от сражения, но часто воздействуют на него решающим образом, и задачей всех их является найти более легкие пути, отличные от непосредственного кровопролития для достижения главной цели».

— Что это означает на языке спецслужб?

— На языке спецслужб этот слегка витиеватый пассаж Черчилля насчет всевозможных маневров называется использованием специальных средств. Оно включает в себя широчайший круг различных тайных, нередко связанных с кровопролитием, но всегда очень сложных, зачастую крайне запутанных операций секретной войны разведок, использование мер, которые кажутся странными в данный момент и лишь впоследствии оказываются чрезвычайно разумными.

Приведу еще одно высказывание, которое принадлежит соотечественнику Черчилля и одному из лучших знатоков истории британской разведки Брауну. Он указывал: «Опыт Англии в использовании специальных средств был очень длительным, более длительным, чем у какой-либо другой державы. На протяжении свыше пяти столетий ее государственные деятели и генералы применяли их для того, чтобы создать королевство, а затем империю, и чтобы защитить их от врагов».

Именно так все и было в истории становления и расцвета могущества Британской империи. Даже сама закладка основ будущей империи не обошлась без использования специальных средств и именно в геополитических целях.

— Когда все начиналось?

— Отсчет начала строительства будущей Британской империи историки обычно ведут с царствования Генриха VIII. Именно с него началась протестантская реформация в Англии, в горниле которой и был выкован каркас будущей империи — английское королевство, каким его знают последние пять веков.

— Арсен Беникович, чтобы читатель не обращался к энциклопедиям, давайте поясним: согласно традиционной версии истории Генрих VIII Тюдор, по-английски Henry, родился в 1491 году. Он был третьим ребенком Генриха VII, первого британского монарха из династии Тюдоров. После ранней смерти своего брата Артура Генрих оказался главным претендентом на наследство отца и получил титул принца Уэльского. По настоянию отца, желавшего укрепить союз с Испанией с помощью династического брака, против своей воли женился на Екатерине Арагонской, дочери Изабеллы Кастильской. Королем Англии стал в 1509 году, умер в 1547-м. Генрих VIII известен большим числом браков, некоторые из которых заканчивались казнью бывшей супруги, а также уничтожением политических противников, среди которых был и Томас Мор, и церковной реформой, приведшей к появлению англиканской церкви.

— Происходившие тогда в Англии процессы не были связаны с религиозными разногласиями и уж тем более с неукротимым либидо Генриха VIII, приведшим к знаменитому расторжению его брака с Екатериной Арагонской и последовавшей затем женитьбе на Анне Болейн.

За счет протестантского вольнодумства, то есть средневекового специального средства глобальной борьбы, тогда был осуществлен разрыв Англии с Испанией и Римом, что было продиктовано исключительно геополитическими соображениями: наступила эпоха великих географических открытий, и центр мировой силы, ранее находившийся в Средиземноморье, в основном в Венецианской республике, стал перемещаться в сторону Атлантики. И от того, кто первым всерьез и надолго установит контроль над морскими коммуникациями в этом океане, напрямую зависело и то, кто будет господствовать над остальным миром. Католические Испания и Португалия первыми проложили морские пути к Американскому континенту и в Азию. Они фактически поделили весь известный тогда мир, но не удосужились обеспечить долговременный контроль, и в итоге достаточно быстро все потеряли. А Англия приобрела.

Точно так же и первый шаг в строительстве будущей Британской империи в открытую был сопряжен с так называемыми специальными средствами. Известно, что этот шаг внешне связан с разгромом в 1588 году знаменитой испанской «Непобедимой армады». Но мало кому известно, что этот небывалый успех, так много предопределивший в судьбе Туманного Альбиона, связан и с небывалым успехом британской разведки в лице одного из наиболее блестящих и выдающихся ее асов того времени, великого, кстати говоря, специалиста по части психологических войн Джона Ди.

— Джон Ди… Вряд ли кто знает о нем среди наших читателей.

— Что же, дам короткую справку. Джон Ди родился в 1527 году, умер в 1608-м. Человек очень эрудированный: математик, астроном, страстный библиофил, географ, владелец лучшей в те времена во всей Европе научной библиотеки. Кроме того, придворный астролог английской королевы Елизаветы I, один из главных магистров Ордена Розенкрейцеров и одновременно один из лучших, если не самый лучший, разведчик, состоявший на связи лично у главы елизаветинской разведки сэра Френсиса Уолсингэма. Специализировался на добывании секретной информации из высших монархических кругов Европы и на осуществлении особо важных стратегических акций влияния. Среди его операций — распространение так называемых предсказаний бурь на 1588 год, чем он пытался помешать рекрутированию матросов и солдат для кораблей «Непобедимой Армады» Испании. Сведения о намерении испанцев отправить ее к берегам Англии он лично и добыл, получив с помощью своей агентуры доступ к переписке между Римским Папой и испанским королем Филиппом II…

— А когда британцы стали работать по России?

— Пагубного внимания британской разведки — одной из наиболее характерных отличительных черт политики Туманного Альбиона — русско-английские отношения не избежали с самого их начала. Британские купцы посещали русский Север, велась переписка между династией Рюриковичей и правителями Англии. Да и особого языкового барьера тогда не было, многие купцы знали несколько языков.

— Карамзин писал о том, что во времена Ивана III славянский язык был общеразговорным в Европе, включая Турцию, а о правителях Московской Руси Василии III и Иване Грозном IV известно, что они знали несколько иностранных языков…

— Вы упомянули Ивана IV. Историки до сих пор гадают, что же такого экстраординарного стряслось с ним, вследствие чего он превратился в кровавого Ивана Грозного? Если внимательно приглядеться к этой истории, окажется, что налицо все необходимые данные для едва ли не категоричного утверждения, что к этому, видимо, причастна британская разведка того времени.

— Арсен Беникович, а это, простите за прямоту, не маниакальная тяга во всем видеть руку Туманного Альбиона. Есть ли факты?

— Хорошо. Но обо всем по порядку. В 1963 году, после вскрытия комиссией Министерства культуры СССР гробниц Ивана Грозного, его сыновей — Ивана Ивановича, Федора Ивановича и воеводы Скопина-Шуйского, открылась страшная картина. В останках Ивана IV Грозного была обнаружена чрезмерно высокая концентрация одного из самых ядовитых для человеческого организма металлов — ртути! Причем ее содержание достигало 13 граммов в расчете на тонну, в то время как обычно в человеке содержание ртути не превосходит 5 миллиграммов на тонну! Разница — в 2.600 раз!

При этом следует учесть, что во время этого анализа, к сожалению, не было принято во внимание то обстоятельство, что при похоронах Иван Грозный был облачен в схиму — монашескую одежду, богато расшитую золотыми нитками. Золото, поясню, является сильнейшим поглотителем ртути. Следовательно, подлинное содержание ртути в останках Ивана Грозного должно было быть значительно большим!

В останках Ивана Ивановича также была зафиксирована ртуть — до нескольких граммов на тонну, что также абсолютно ненормально. А вот в останках младшего сына — Федора Ивановича — ртути обнаружено не было! Простое сопоставление этих фактов приводит к единственному выводу — Ивана IV и некоторых членов его семьи целенаправленно травили ртутью.

Первенец Ивана IV и Анастасии Захарьиной — Дмитрий — родился здоровым и нормальным ребенком, а умер от банальной простуды. Он простудился во время поездки с отцом на богомолье, а простуду в те времена далеко не всегда могли вылечить даже царские лекари. Ртути в его останках не обнаружено.

Второй сын Ивана IV и Анастасии — Иван — тот самый, которого Иван Грозный в 1581 году убил посохом, родился в 1554 году, когда самому Грозному было всего 24 года, и рос здоровым и сильным