Skip to content

02.11.2015

Другой жизни у меня не будет

С добрым утром!

Как в ересь, впадаешь в сомнение: доброе ли оно, это утро? На тебя ежедневно рушится поток информации, словно специально призванной довести до отчаяния, до бешенства или прострации. Ну, как тут не запаниковать, не озлиться!

Время перемен… Скрытая тревога владеет и читателями (слушателями, зрителями), и распространителями информации — журналистами: они — такие же люди.

Многие из нас борются с этой тревогой, как дети в летнем лагере со страхом темноты. Рассказывают на ночь жуткие истории, и пугают всех. Другие проявляют свою растерянность энергичной охотой на ведьм — ищут виноватых. Помните — у А. Блока, в «Двенадцати»:

«А это кто? — Длинные волосы И говорит вполголоса:
—              Предатели!
—              Погибла Россия!
Должно быть, писатель — Вития…»

И те, и другие переживают захватывающе острые ощущения, эксплуатируя тревогу, свою и чужую.

Но, когда к реальным трудностям, справиться с которыми мы пока не умеем, прибавляются еще и отчаяние, и обиды, становится совсем невыносимо.

А если мы вдобавок еще и перессоримся!..

В автобусе кто-то возмутился по поводу плохой дороги и больших интервалов в движении, другой зло обругал правительство, третий запальчиво возразил, четвертый в раздражении пихнул медлительную старушку — и вот уже не разберешь, кто за кого, кто что защищает, и назревает драка…

Утром в кране не оказалось горячей воды, по радио наслушался про угрозу гражданской войны, в магазине увидел новые ценники — и весь день срывал зло на попутчиках, сослуживцах, своих семейных, на первом встречном. К вечеру готов развестись с женой.

Я вдруг ясно ощутил, понял, что другого времени, кроме нынешнего, другой планеты, кроме нашей, у меня не будет, нет! Как не будет и другой жизни. Что все мои проблемы мне решать только здесь, в этом времени. Что ничего другого не остается, как пройти сквозь него, его выстроить.

Как без отдельного звена нет цепи, так без этого мгновенья нет вечности. И пускай ей, Вечности, до меня нет дела — мне есть дело до нее.

Жизнь — моя (!) проблема. Если я ее отхалтурю, не вложусь весь в этот миг — не будет меня завтрашнего, моих ростков, и следа моего не останется.

Чтобы не отчаяться, надо очень мало. Сохранить свое направление в жизни. Не упустить своего. Не остановиться — в своем развитии, профессиональном росте… Не растерять друзей. Не проглядеть детей. Не отмахнуться от своего шанса! А может быть это и много?!

Чтобы не сбиться со своей дороги, надо «всего-то» ограничить ее по обочинам, обозначить две линии:

—              чего тебе НЕ НАДО НИ В КОЕМ СЛУЧАЕ и
—              что тебе НЕОБХОДИМО, ВО ЧТО БЫ ТО НИ СТАЛО!

Зрелый человек — если он зрелый — сам выбирает свои сложности. Он не станет участвовать в драках (в фигуральном смысле и в буквальном), которые ему не нужны.

Но, как определить, что нужно тебе и важно для тебя и что не важно и вредно?

1.            Все, что разрушит, лишит тебя того, что тебе дорого, — вредно.

2.            Что укрепит дорогое, прибавит его — нужно.

Не делай вредного тебе никогда!

Это — о действиях. С ними ясно.

Но, ведь и чувства не всякие тебе нужны. А разве чувства можно выбирать? Они, ведь, рождаются сами.

Ну, во-первых, если действия последовательны, то чувства приспосабливаются к ним. Если чего-то не будем делать, то перестаем этого хотеть. Не влюбляемся в недоступного нам героя кино, не долго пускаем слюнки по поводу того, чего не будем есть никогда, страшимся, но переживаем, смерть близких… Не хотим абсолютно невозможного.

Действиями, их направленностью мы выстраиваем свою реальность и привыкаем к этой неотвратимой для нас реальности.

Осваиваем ее необходимость. Принимаем ее. Во-вторых, оказывается, что, сохраняя хоть минимальное внимание к своей внутренней жизни — внутреннего «сторожа», можно отстраниться — не принять ненужное тебе чувство, не увлечься им, не влезать, не вживаться в него, не распалять себя.

Легче не допустить чувство в момент зарождения, чем потом пытаться избавиться от захватившего переживания, подавлять его в себе.

Этот выбор называют — «не терять присутствия духа», то есть своего личностного отношения к себе и к любым переживаемым событиям.

И тогда иногда отодвигаешься от события, словно на двадцать лет вперед и глядишь на него из этой остуженной покоем дали… Или вдруг отстраняешься от чувства, как в жуткие моменты на театре, где напоминаешь себе: да это же только театр, артисты, это все — только на сцене. Вспомни, пока информация не завладела тобой, она — только изображение жизни, может быть, ошибочное; только чье-то мнение, тот же театр. Не живи ненужными тебе чужими чувствами, мнениями, идеями, чуждыми тебе интересами.

А что тебе необходимо во что бы то ни стало? Какие действия, состояния, чувства?

Понятно — это все, что тебя мобилизует, делает энергичнее, собраннее, устойчивее. Все что помогает готовить твое будущее. Ну и подмечай, развивай, поддерживай, тренируй в себе те

состояния и чувства, которые хоть мало-мальски приближают тебя к тому, что тебе нужно. Не просмотри их, когда они в тебе появляются! Дай им волю овладевать тобой.

Откройся тем идеям, событиям, мнениям, тем людям, которые вызывают в тебе такие чувства. Заботься об этом непрерывно. В этом коридоре и двигайся по жизни. Доброго тебе дня!

И помни: другого времени у тебя не будет!

 

 Три медитации

 

I. Медитация первая: Не воюй со своей погодой!

С добрым утром! С сегодняшней тебя новой погодой!

Мы не обижаемся на погоду и обычно не пытаемся ее переделать. К погоде мы применяемся. По здравому размышлению используем ее такую, какая она есть.

Но у тебя есть и своя собственная погода — внутренняя. То, с чем ты в это утро в этом месте и в этих обстоятельствах (бытовых, личных, производственных, денежных) проснулся — твое состояние, настроение.

Обрати внимание на эту свою сегодняшнюю внутреннюю погоду, вслушайся в себя. Но не вмешивайся.

Терпеть не могу расхожее: «Учитесь властвовать собой».

Это не Пушкина совет. Это ленивый, скучающий и рисующийся перед собой юноша поучает, когда хочет красивенько отделаться от назойливой, надоевшей ему своими излияниями, сентиментальной и неувлекательной девицы.

Пушкин же говорит: «Услышишь суд глупца и смех толпы холодной, но ты останься тверд, спокоен и угрюм!»

Ты тоже нередко угрюм утром. Но с этой своей угрюмостью борешься. Стараешься ее преодолеть, чтобы не маяться собой и не мешать этим своим состоянием близким и сослуживцам.

Сколько раз ты уже убеждался, что эти усилия напрасны: и угрюмость не устраняешь, и себя изматываешь. И разве может быть иначе?

Отвлечение от своей внутренней погоды приводит к взвинченному, суетливому, вовсе неестественному поведению. А попытки «бороться» с собой, со своими настроениями, «подавлять» себя мешают тебе осваивать свой внутренний мир, познавать свой характер, свои особенности. Не знакомый с собой и не готовый к себе, ты становишься беззащитным перед наплывом твоих собственных — истинных — импульсов и настроений, которые тогда мнятся тебе опасными, разрушительными, ведущими к потере жизненных смыслов.

Подавленное, настроение, как и невыплаканные слезы, плачет органами.

Но попробуй прислушаться к нему в себе. Больше того: побереги свою угрюмость, не тащи себя из нее искусственно.

Ведь угрюмость — это состояние, которое, как всякое состояние, отражает события жизни. Если оно тебе не нравится, то менять надо бы не его, а вызывающие его события.

Но часто угрюмость — и вовсе не плохое состояние. Помните  выкрик у Андрея Вознесенского?

«Тишины хочу, тишины!..
…Мы в другое погружены.
В ход природы неисповедимый…»

Угрюмость — это состояние, оберегающее нашу внутреннюю погоду, отражающее нашу включенность в свои глубинные нужды, нашу необходимость оставаться самими собой. Это глубокая внутренняя сосредоточенность на неизвестных тебе твоих, самых значительных для тебя, интересах, стремлениях.

Угрюмость помогает нам оставаться самими собой в ситуации недостаточной определенности. Помогает не начинать ненужных действий.

Доверяя угрюмости, ты не влезешь в бесполезный скандал, не придашь значения несущественному. Ты всего этого просто не замечаешь, как Слон не замечает Моську.

А иногда угрюмость толкает на неожиданный для нас поступок. Он обнаруживает нам нас самих с совершенно новой стороны, побуждает по-новому посмотреть на себя, лучше понять.

Молодой человек десять лет был женат.

Заботливый он ни разу, по словам бывшей жены, даже намеком не обнаружил никаких претензий.

Безотказный он одиннадцать лет ходил в институт: шесть лет — учиться, пять лет — работать на кафедру. Однажды проснулся. Сказал жене, что подал на развод. Уволился с работы. Уехал в другой город. Поступил на другую работу. Женился на другой женщине и уже двадцать три года счастливо не прячет своей утренней угрюмости.

Мы ведь для себя также неизвестны, как завтрашняя погода.

Девушка, вопреки протесту всех родных и друзей, вышла замуж.

Сыграли пышную свадьбу. А, когда надо было становиться женой фактически, она вдруг не смогла. И не смогла ничего с собой поделать. Много старший ее муж ждал около двух месяцев. Наконец, попытался предъявить свои права мужа.

Неожиданно для себя, девушка в ответ убежала от него из дому прямо в ночь. Так эта свадьба и не состоялась.

Мы очень мало про себя знаем, И в действительности мы — несравнимо больше, чем наши знания о себе.

Ребенок балуется, шалит или плачет. Можно его одернуть, остановить, заставить прекратить неудобное нам поведение, пристыдить: — Смотри, все ж над тобой смеются!

А можно прислушаться и поучиться у ребенка естественности и собственной подлинности. Если доверять этой нашей утренней угрюмости, если ей следовать, не отступив от себя, мы, может быть, сумеем понять ее причины — не сейчас, так потом, в предстоящих нам событиях. Для следующих наших поступков.

Используй свое настроение!

С новой, сегодняшней, тебя, твоей внутренней погодой!

Пусть она будет той печкой, отталкиваясь от которой, ты идешь в свой день. Доброго пути!

Да, кстати, вспомнил…

…Один эпизод из утренней жизни нашего дома.

Хмурыми, торопливыми, раздраженными зимними темными утрами нас дома когда-то тяготила и вызывала натянутость необходимость быть друг с другом приветливыми, улыбаться…

Тогда я поставил на стол копилку. И мы договорились, что всякий, кто за утро хоть раз улыбнется, бросит в нее штраф.

Вскоре копилка была полна, а мы не могли сдерживать улыбок…

 Медитация вторая: на ходу

С добрым утром! С новой погодой!

А впереди — трудный день. Будут в нем и нервотрепка, и неудачные попытки, и раздражающие долгие ожидания, и другие огорчения… Хорошо бы к ним себя подготовить! А как?

Пока ты занят или занята утренним туалетом, пока бреешься или расчесываешь косу, плещешь в лицо водой, — вспомни!

И не пугайся при этом самых общих штампов. Вспомни маму в детстве…раннее, с запахом сена, утро в июне… парное молоко и бабушку… березку и речку… рыбу, которая съела жука с крючка твоей первой удочки…

У тебя непременно есть свое такое раннеутреннее воспоминание. Распахни навстречу ему окно. Отвори ему дверь…

Для медитации — погружения в себя — совсем не обязательны особое состояние и позы. Брейся, причесывайся — и вспоминай, вслушивайся.

Вспомни большие слова: Мама. Достоинство, Родина… Вспоминается что-то главное для тебя. У каждого это свое.

Кроме сегодняшних утренних (и не утренних) настроений, нашей внутренней сиюминутной «погоды», у нас есть и наши более глубинные направленности. В нас живут все прежние погоды, есть и свой внутренний климат.

С погодой своей, как уже говорилось, не следует воевать, но можно опускаться в более глубокие ее пласты в самые неизменные состояния.

Это ты сейчас и проделал или проделала, вызвав в памяти ассоциации детства.

Это могут сделать музыка, поэтическая строка, запах.

Утро. Распахнутое окно. Русь…

Ступай же за порог, в новый день, в свободу  этого мира.

Повтори несколько раз — про себя или вслух — свое собственное имя. Пусть твое детство и твое имя поведут тебя сквозь сопротивление сегодняшнего дня. Пусть они сохранят твою внутреннюю независимость и стабильность.

С доброй вас погодой, дамы и господа!

Не забудьте в жару, нырнув, погрузиться в глубокую тишь и прохладу себя.

 

III. Медитация третья: Открой себя миру

С добрым утром, с новой погодой тебя!

С утра спешим, готовимся к предстоящему. Сосредоточены. Раздражаемся, когда отвлекают. Отгорожены и отталкиваем все лишнее. Великолепно! Но… нам нужны силы, а их источник здесь, в нас — мы же отслонились от него.

У тебя много органов чувств. Открой их все! Мир, хлынув через них, поддержит тебя в бодрости, в тонусе, насытит собранность энергией.

Открыть — это просто!

Едва проснувшись,

—              напряги и отпусти голень, ощути бедро, ягодицы;
—              пробеги внутренними движениями по спине, шее — до затылка;
—              проглоти  слюну, разомни лицо, погримасничай;
—              пошевели плечами, дойди до пальцев рук, до груди, живота;
—              вернись — до подошв.

Мышечное чувство. Чтобы его включить, нужно несколько мгновений. Остальное доделает зарядка.

Почувствуй, чего касается кожа щеки, спины, груди, живота, как локоть ощущает ткань простыни. А позже плечом ощути рубашку.

Осязание даст тебе множество новых импульсов.

Потяни ноздрями. Чем пахнет утро? Человек рядом с тобой? Фортка и кухня? Включай обоняние!

Потом, в пыли и бензиновой гари улицы, ты его отключишь, но оно уже дало тебе многое.

Прислушайся к звучанию комнаты, дыханию человека рядом. Как чиркает камнем о камень воробей. Как звучит твой город.

Прислушайся к звучанию твоего тела. А будет время, — приложи ухо к стволу высокого дерева. Слух даст столько импульсов, что только успевай вбирать их в себя.

И, наконец, оглянись, приглядись, как движутся люди в твоем доме, приметь жест знакомой руки, мимику близкого лица.

Краем глаза заметь окно и поверни к нему взгляд. Там занавеска, рама, за стеклом — дерево. Различи цвет и свет там и здесь. Попробуй уловить настроение утра!

Ты открыл шлюзы энергии, которой наполняет тебя мир.

Когда ты вновь и вновь будешь невольно убегать от окружающей тебя реальности в дела и уставать, потрать несколько мгновений на этот душ впечатлений, полученный от твоих органов

чувств. (Я их не все перечислил) Не забывай остановиться, оглядеться вокруг и в себе — и мчись

с успехом дальше. Выходя  за порог дома, повтори свое собственное имя. Скажи о себе, как о другом человеке, как хвалят ребенка. Я говорю себе сам: — Миша — хороший!..

Наполняй день собой!

 

___________________________________
___________________________________________________



« »

Share your thoughts, post a comment.

(required)
(required)

Note: HTML is allowed. Your email address will never be published.

Subscribe to comments