Skip to content

27.07.2015

О ТОМ, ЧТО РАБОТАЕТ ТОЛЬКО С ТЕМ, ЧТО СУЩЕСТВУЕТ

Уже в наше время нашлось множество ученых, которые отказались признавать общепринятую теорию происхождения человека и весьма преуспели в этом. Наука пока слишком мало знает о происхождении человечества, чтобы закостенеть в одной-единственной теории и отказаться от новых версий. Главным, пожалуй, противником подобного окостенения стал Майкл Кремо, которого некоторые называют новым Дарвиным, вернувшимся, чтобы исправить свои ошибки, а другие – Антидарвиным и жуликом, наживающимся на околонаучных спекуляциях.
Майкл Кремо

Кремо утверждает, что есть множество фактов, которые официальная археология не признает, так как они не укладываются в прокрустово ложе современной науки. Например, фрагменту черепа Homo erectus с острова Ява атрибутируется возраст 1,8 млн лет! Получается, что человек прямоходящий населял Азию задолго до своей предполагаемой миграции из Африки. Подобное свидетельство могло бы стать сенсацией, но слишком многие боятся разрушения общепризнанной картины эволюции человека, и потому они делают все, чтобы предать подобные находки забвению или умолчанию.

Собранные Кремо за десятилетие кропотливой работы факты упрямо говорят о том, что современный человек существовал на Земле на протяжении многих миллионов лет.

Профессиональное сообщество безусловно осудило книгу Кремо «Неизвестная история человечества», написанную в соавторстве с Ричардом Томпсоном. Вот пара характерных цитат.

Обязательное чтиво для тех, кого интересует так называемая популярная антропология для профанов. Настоящая коллекция абсурдных измышлений.

Джонатан Маркс. Американский вестник физической антропологии

Утверждать, что современный тип человека… возник намного раньше, по сути дела, когда не существовало даже отдаленных его предков – простейших приматов, означает не просто поставить под сомнение общепризнанные взгляды, но и отрицать теорию эволюции как таковую.

У. У. Хауэллс, антрополог и физиолог

Впрочем, нашлись антропологи, увидевшие в книге Кремо новые веяния в науке, которых так долго ждали.

Эта книга – вдохновляющий пример неординарного мышления. Авторы придерживаются междисциплинарного подхода к изучению истории человечества. Действительно, существующие в этой области вопросы требуют объединенных усилий археологов, историков, социологов, философов, исследователей религии и специалистов других отраслей науки. Усилия многих из тех, кто занимается подобными исследованиями, лишь усугубили неопределенность в отношении различных аспектов этой проблемы. Авторы «Неизвестной истории» напоминают нам о недопустимости упрощенного подхода к таким концептуально сложным понятиям, как «факт» и «явление», на основании которого делаются умозаключения.

Джин Сейгер, профессор философии Паломарского колледжа, Калифорния

Майкл Кремо, специалист в области истории и философии науки, и математик Ричард Томпсон бросили вызов господствующей точке зрения на происхождение и древнейшую историю человечества. Авторы книги, содержащей колоссальный объем как общепризнанных, так и спорных археологических свидетельств, критикуют существующую научную методику с социологических, философских и исторических позиций, ставят господствующие взгляды под сомнение, обличают попытки сокрытия информации о происхождении и истории человека.

Вестник археологических исследований

Всеобъемлющий, строго научный подбор и анализ имеющихся данных по этой теме. Приведенные в книге свидетельства могут быть признаны или же отвергнуты, однако совершенно очевидно, что игнорировать их невозможно.

Дэвид Хеппель, Отдел естественной истории Королевского музея Шотландии

Книга Кремо при всех своих недостатках, которые не скрывает и сам автор, говоря, что это всего лишь теория, в которой, как и в любой научной выкладке, могут быть ошибки, стоит того, чтобы с ней ознакомиться.

Поддельные кости

Одним из доказательств древности происхождения человека, по мнению Кремо, служат обработанные или сломанные кости животных. Первые подобные находки были сделаны в XIX веке, и они продолжаются до сих пор. Сторонники теории Дарвина утверждают, что эти кости не «ручной обработки», а отметины и сломы сделаны на них хищными животными.

Например, в 1970-х годах Ричард Морлан, сотрудник Археологической инспекции Канады и Канадского национального музея человека, проводил исследования костей, обнаруженных в районе реки Оулд Кроу, и пришел к выводу, что они были обработаны человеком еще до того, как произошла их минерализация. Возраст же этих костей был около 80 тыс. лет. Понятно, что это открытие ставило под вопрос научные представления о появлении первых людей в Новом Свете.

Однако в 1984 году Р. М. Торсон и Р. Д. Гасри опубликовали исследование, утверждающее, что следы на костях – всего лишь результат воздействия на них речного льда.

Морлан признал, что 30 из 34 образцов имели следы, которые вполне могли быть вызваны естественными причинами. Но по поводу четырех образцов он утверждал, что это следы человеческих рук.

Он отправил два образца на экспертизу доктору Пэт Шипман из Университета Хопкинса, и та заключила, что имеющиеся на одной из костей отметины не позволяют сделать какой-либо определенный вывод, тогда как другая кость имеет несомненные признаки обработки инструментом.

Таких историй – десятки, если не сотни. Но и эта, и другие так и не кончились ничем – научное сообщество не хочет признавать новые данные.

Есть даже более интересные с исторической точки зрения находки. В докладе, представленном в Британскую ассоциацию содействия развитию науки, член Геологического общества X. Стоупс описал раковину, на поверхности которой просматривалось, хотя и с трудом, человеческое лицо. Раковина была найдена в геологических отложениях, возраст которых находится в пределах 2–2,5 млн лет!

Многие известные ученые, жившие в XIX и в начале XX веков, независимо друг от друга заявляли, что отметины на костях и раковинах, найденных в формациях миоцена, плиоцена и раннего плейстоцена, были сделаны рукой человека. Вряд ли все эти профессионалы могли ошибаться. Но потом говорить об этом перестали, и теперь мы знаем, что существование человека не могло быть дальше определенного исторического периода. Что бы там археологи ни находили.

Орудия и оружие

Например, многие ученые ХIX века не раз находили орудия и образцы оружия в отложениях периодов раннего плейстоцена, плиоцена, миоцена и др. Это даже открыто обсуждалось на научных конференциях и в профильных журналах. Но сегодня эти находки преданы забвению.

Какими же орудиями пользовался древний человек?

По научной классификации древние орудия делятся на:

1) эолиты,

2) грубые (необработанные) палеолиты и

3) обработанные палеолиты и неолиты.

Эолиты – камни, которые вследствие их естественной формы могут быть использованы в тех или иных целях. Хотя подобный камень, побывавший в человеческих руках, неспециалисту сложно отличить от простого булыжника, у профессионалов выработан целый ряд критериев, позволяющих сделать это безошибочно. В частности, такой камень должен нести на себе следы использования, которые, как уже понятно из сказанного выше, отличаются от следов естественных повреждений.

Эолит из района Кентского плато

Более совершенные каменные орудия, называемыми грубыми палеолитами, имеют на своей поверхности намного более очевидные следы человеческого вмешательства, включая попытки придания им характерной для орудий труда формы.

Эти инструменты из района Кентского мелового плато были классифицированы как палеолиты

А обработанные палеолиты и неолиты относятся к аномально древним каменным орудиям, напоминающим хорошо обработанные и отполированные инструменты периодов позднего палеолита и неолита.

Кстати, уникальные археологические находки каменных орудий порой принадлежали не маститым ученым, а простым «любителям от науки». Расскажу такую историю. Бенджамин Харрисон держал бакалейную лавку в городке Игтэм в графстве Кент во времена правления королевы Виктории. По выходным он бродил по окрестным холмам в поисках кремневых инструментов. По поводу своих находок Харрисон не только консультировался со знаменитым английским геологом сэром Джоном Прествичем, который проживал по соседству, но и находился в постоянной переписке со многими учеными, участвовавшими в палеонтологических исследованиях. Харрисон детально описывал свои находки и фиксировал их местоположение, то есть действовал в строгом соответствии с научными критериями.

Первыми его находками стали отполированные каменные артефакты неолитического типа, возраст которых не может превышать 10 тыс. лет. Все свои неолиты Харрисон нашел на поверхности, но позже стал находить палеолиты в древних речных гравиях.

Прествич и Харрисон сочли, что некоторые из найденных каменных орудий относятся к периоду плиоцена. Позднее многие видные геологи XX века подтвердили поставленный гравиям возраст. Ведущий палеоантрополог начала XX века Хьюго Обермайер считал, что найденные Харрисоном на Кентском плато кремневые инструменты относятся к периоду среднего плиоцена, то есть их возраст может колебаться от 2 до 4 млн лет.

Но критики утверждают, что эолиты Харрисона не более чем плод его разыгравшегося воображения и в действительности являются простыми обломками кремня. Хотя видный современный специалист по каменным орудиям Леланд У. Паттерсон уверен в том, что всегда есть возможность отличить результат самой грубой человеческой работы от результата действия сил природы. Согласно его критериям, эти находки можно было бы принять за предметы, сделанные рукой человека. 18 сентября 1889 года член Геологического общества А. М. Белл писал Харрисону: «Несмотря на грубую обработку, в них есть что-то общее, что отличает их от случайного воздействия естественного трения… Я сделал вывод и буду твердо придерживаться своего мнения».

2 ноября 1891 года Харрисону нанес визит один из выдающихся ученых своего времени Альфред Рассел Уоллис и, осмотрев его коллекцию, подтвердил подлинность инструментов. Джон Прествич, один из ведущих на тот момент английских специалистов в области каменных орудий, заявил критикам: «Утверждавшие это не смогли представить ни одного такого природного образца, хотя с того времени, как они бросили вызов, прошло три года… Что касается возможности того, что свою нынешнюю форму образцы получили в результате воздействия проточной воды, то это не так. Дело в том, что под напором воды углы обычно сглаживаются и камни приобретают округлую форму гальки».

Эолиты Харрисона практически идентичны каменным орудиям труда, сработанным Homo sapiens sapiens, и вполне возможно, что они были сделаны людьми современного типа, обитавшими на территории Англии в период среднего или позднего плиоцена. Некоторые критики полагали, что орудия, обнаруженные Харрисоном, могли быть сделаны человеком, но гораздо позже, а в плиоценовые слои они попали сравнительно недавно.

Чтобы разрешить спор вокруг возраста находок, Британская ассоциация приняла решение профинансировать раскопки в верхних слоях гравиев Кентского плато. В итоге было обнаружено множество эолитов, в том числе и «тридцать образцов, чья подлинность не вызывала сомнений».

В 1895 году Харрисон продемонстрировал свои эолиты на заседании Королевского общества. Хотя там тоже вспыхнули споры, на многих находки Харрисона произвели большое впечатление. В частности, Исаак Ньютон, член Королевского общества и Геологического управления Великобритании, писал Харрисону: «По меньшей мере некоторые из них несут на себе следы человеческого вмешательства… нынешняя форма была придана им умышленно. И сделать это могло только единственное известное нам разумное существо – человек».

Харрисон умер в 1921 году, и те научные возможности, которые давали его находки, были похоронены вместе с ним. Больше о них никто не вспоминал…

Множество открытий каменных орудий, возраст которых составляет порядка двух миллионов лет, было сделано и на территории России, в частности в Сибири. В 1961 году сотни грубо обработанных каменных орудий были найдены на сибирской реке Улалинке, в районе Горно-Алтайска. Согласно докладу А. П. Окладинова и Л. А. Рогозина 1984 года, орудия были обнаружены в слоях, возраст которых колеблется от 1,5 до 2,5 млн лет.

Другой советский ученый, Юрий Мочанов, раскопал каменные орудия, похожие на европейские эолиты, над долиной реки Лены, в местности под названием Диринг-Юрлах. С помощью калий-аргонового и магнитного методов был определен возраст формаций, в которых были обнаружены образцы. Он составил 1,8 млн лет.

Эти находки никак не согласуются с общепринятой версией о том, что особи Homo erectus, первого представителя семейства Homo, стали покидать свой африканский дом только около миллиона лет назад.

Кто же изготовил эти орудия? Мэри Лики в своей книге о подобных, так называемых «олдованских» каменных орудиях, найденных на территории Африки, пишет: «Можно вкратце упомянуть о примере из нашего времени. Случай, о котором идет речь, произошел в Юго-Западной Африке. Экспедиция из государственного музея Виндхука встретила людей из племени ова тжимба, которые не только делают из камня орудия для расщепления костей и другой тяжелой работы, но также используют простые необработанные кремни в качестве ножей и скребков».

То есть нет оснований отрицать возможность того, что анатомически современные люди могли производить грубые каменные орудия. Ведь даже в наши дни некоторые племена изготавливают каменные орудия самой различной степени обработки, от примитивной до сложной.

В своем труде Майкл Кремо подробно описывает несколько историй, произошедших с палеолитами, которые также являются артефактами, то есть, по научным данным, не могут принадлежать к той эпохе, в отложениях которой они были найдены.

Судьба людей, которые их нашли, одинакова: находки вызывали споры при жизни их авторов, а после смерти ученых, сделавших «неудобные» открытия, их имена были стремительно забыты и вычеркнуты изо всех учебников. Очень хорошо поясняет позицию дарвинистов профессор Холмс, осуждая автора неудобных находок Уитни: «Если бы профессор Уитни в полной мере был сторонником принятой в наши дни версии эволюции человека, он бы трижды подумал, прежде чем высказывать по этому вопросу свои выводы, противоречащие общей массе доказательств, говорящих об обратном».

Вдумайтесь: если факты противоречат теории – факты надо забыть.

Первобытная культура: сенсационные находки

Но что же первобытные люди делали эти миллионы лет? Почему они не совершенствовали свое умение, не развивали искусство, если это и в самом деле был человек разумный? Чарльз Лайэл в своей книге «Древняя история человека» еще в 1863 году писал: «Вместо грубых гончарных изделий или кремневых орудий труда… мы должны бы находить скульптурные изображения, превосходящие по красоте бессмертные творения Фидия или Праксителя, остатки древних железнодорожных и телеграфных линий, на которых бы учились лучшие конструкторы и инженеры наших дней, астрономические приборы и микроскопы, подобных которым сейчас нет в Европе, а также прочие предметы, подтверждающие высочайший уровень развития искусства и науки».

Кремо утверждает, что это не так, и история человечества, вернее, последних двух веков знала множество находок очень высокого художественного уровня, но почти все они оказались утраченными, так и не попав в музеи, потому что не вписывались во временны-е рамки теории Дарвина.

В книге графа Бурнона «Минералогия» есть любопытный рассказ о находке французских рабочих конца XVIII века: «В течение 1786, 1787 и 1788 годов рабочие добывали в карьере близ французского городка Экс-ан-Прованса камень для обширной перестройки здания Дворца Правосудия. Это был темно-серый, довольно мягкий известняк, который быстро затвердевает на воздухе. Между пластами известняка залегали слои песка, смешанного с глиной, содержащей различные доли извести.

Поначалу никаких посторонних включений не попадалось, но, когда десять верхних пластов были отработаны и уже подходил к концу одиннадцатый, на глубине сорока-пятидесяти футов (12–15 метров) рабочие с удивлением увидели, что его нижняя поверхность покрыта ракушками. В слое глинистого песка между одиннадцатым и двенадцатым горизонтами разработок были обнаружены фрагменты колонн и осколки полуобработанного камня – того самого, который добывали в карьере. Тут же были найдены монеты, рукоятки молотков, другие деревянные инструменты или их фрагменты.

Но в первую очередь внимание рабочих привлекла доска толщиной примерно в дюйм (2,5 см) и семи-восьми футов (2,1–2,4 м) длиной. Хотя она была разбита на куски, ни один из них не пропал, поэтому можно было без труда восстановить эту то ли доску, то ли плиту. Оказалось, что это щит – аналогичный тем, которые и в наше время используются в строительстве и каменоломнях; и точно таким же образом он был истерт, имел такую же округлую форму и неровные края».

Граф Бурнон также отмечает: «Частично или полностью обработанные каменные блоки не подверглись никаким изменениям, а вот осколки щита, деревянные инструменты и их фрагменты превратились в агат – очень изящный, приятного цвета. Итак, на глубине пятидесяти футов под одиннадцатью слоями плотного известняка обнаружились следы труда человеческих рук, причем каждый из найденных предметов свидетельствовал о том, что работа производилась прямо здесь, на месте обнаружения указанных предметов. То есть человек побывал тут задолго до того, как сформировалось несколько известняковых горизонтов, и человек этот стоял на столь высоком уровне развития, что уже знал искусства и ремесла, умел обрабатывать камень и делать из него колонны».

Научное издание «American Journal of Science» опубликовало эти строки в 1820 году. Сегодня, увы, в научном журнале такая публикация невозможна.

Еще более интересная находка произошла в Шотландии в 1844 году. Сэр Дэвид Брюстер объявил о том, что в глыбе песчаника, извлеченной из каменоломен Кингуди, был обнаружен железный гвоздь (возраст песчаника, уже по современным данным, был от 360 до 408 млн лет!). Гвоздь нашли при обработке камня, причем сначала ржавое острие, а шляпка оказалась внутри глыбы. То есть гвоздь не мог быть вбит в камень после извлечения его из карьера.

Гвоздь из песчаника

В 1852 году журнал «Scientific American» опубликовал статью под заголовком «Реликвия давно ушедших времен»: «Несколько дней назад в холмистой местности, что в нескольких десятках метров к югу от гостевого дома преподобного г-на Холла, жителя Дорчестера, производились взрывные работы. Мощный взрыв привел к выбросу огромного количества породы. Каменные глыбы – некоторые из них весили несколько тонн – разбросало в разные стороны.

Среди осколков был обнаружен металлический сосуд, разорванный взрывом пополам. Сложенные вместе половины составили колоколообразный сосуд 4,5 дюйма (11,3 см) высотой, 6,5 дюйма (16,5 см) в основании и 2,5 дюйма (6,3 см) у горла, со стенками толщиной примерно в восьмую часть дюйма (0,3 см).

Сосуд был изготовлен из металла, по цвету напоминающего цинк или некий сплав со значительной долей серебра. Стенки сосуда украшали шесть изображений цветов в виде букета, великолепно инкрустированных чистым серебром, а его нижнюю часть опоясывала, тоже инкрустированная серебром, виноградная лоза или венок. Резьба и инкрустация исполнены столь мастерски, что предмет этот можно отнести к прекраснейшим произведениям искусства.

Выброшенный взрывом, таинственный и чрезвычайно интересный сосуд, вмурованный в горную породу, находился на глубине пятнадцати футов (4,5 м). В настоящее время сосуд находится у г-на Джона Кеттелла.

Д-р Дж. Смит, недавно совершивший путешествие на Восток, где исследовал сотни любопытных предметов домашнего обихода и сделал их зарисовки, утверждает, что никогда не видел ничего подобного. Он зарисовал сосуд и сделал точные замеры его габаритов, чтобы предоставить их ученым для исследования.

Как уже отмечалось, нет никаких сомнений в том, что сосуд был выброшен взрывом вместе с горной породой, но, может быть, профессор Агасси или какой-нибудь другой человек науки поведает нам, каким образом он оказался вмурованным в камень? Сей предмет заслуживает самого тщательного изучения, поскольку ни о какой мистификации в этом случае не может быть и речи».

Возраст этой горной породы – более 600 млн лет.

В 1889 году в Нампе, штат Айдахо, была найдена искусно сделанная маленькая глиняная фигурка, изображающая женщину. Ее извлекли при бурении скважины с глубины 90 метров, пройдя сначала более четырех метров почвы, затем примерно такой же толщины слой базальта, а вслед за ним несколько перемежающихся напластований глины и плывунов.

Вскоре помпа, отсасывающая песок, стала выдавать на-гора множество глиняных шариков, покрытых плотным слоем оксида железа. В нижней части этого пласта появились признаки подземного слоя почвы с небольшим количеством перегноя, и была извлечена фигурка.

Вот как описывает ее очевидец: «Она была сделана из того же вещества, что и упомянутые глиняные шарики, примерно в полтора дюйма (3,8 см) высотой, и с поразительным совершенством изображала фигуру человека… Фигура была явно женской, а ее формы там, где работа была завершена, оказали бы честь известнейшим мастерам классического искусства».

Скважина была забрана в чугунные трубы, постепенно, по мере продвижения вниз, наращиваемые сверху и скрепляемые болтами, что делало невозможным падение фигурки вниз из более ранних слоев.

Слой, в котором была найдена фигурка, имел возраст около 2 млн лет.

В 1919 году уже упоминавшийся У. Холмс из Смитсоновского института в книге «Справочник по древностям американских аборигенов» писал: «Обнаружение мастерски выполненной фигурки, изображающей человека, в столь древних отложениях до такой степени невероятно, что неизбежно возникают сомнения в ее подлинности. Интересно отметить, что возраст этого предмета – при условии, что он подлинный, – соответствует возрасту проточеловека, чьи кости Дюбуа извлек в 1892 году из верхнетретичных или нижнечетвертичных формаций острова Ява».

Кремо отмечает, что яванский человек еще менее вероятен, чем находка этой фигурки, но об этом мы поговорим позже. Далее Холмс пишет: «Данная находка, в смысле ее колоссальной ценности, подобна обнаружению калифорнийского золотоносного песка, ибо она отодвигает возраст американской культуры неолита в невообразимую глубину тысячелетий; поэтому ее достоверность, безусловно, нуждается в дополнительных доказательствах. Даже если ее действительно подняли на поверхность с больших глубин, допустимо предположить, что речь не идет о подлинном включении в напластования лавы. Существует вероятность того, что такой предмет мог попасть в эти отложения через расщелину или водоток, что подземные воды протащили его через несколько постоянно перемещающихся слоев плывунов туда, где на него и наткнулся бур».

11 июня 1891 года газета «Morrisonville Times» сообщила о странной находке госпожи Калп. Расколов глыбу угля, чтобы сложить куски в ящик, она увидела маленькую золотую цепочку тонкой старинной работы, примерно 25 см в длину. Сначала она подумала, что цепочку кто-то случайно уронил, но обнаружила, что оба ее конца вмурованы в кусок угля. Уголь был добыт в шахтах Тейлорвиля или Паны (Южный Иллинойс). После смерти госпожи Калп цепочка перешла к одному из ее родственников, однако дальнейшая судьба находки неизвестна.

Возраст угольного пласта, в котором была найдена цепочка, оценивается в 260–320 млн лет.

Это не единственная находка в американском угле. В 1897 году неподалеку от Уэбстер-сити (штат Айова) шахтер на глубине 40 метров наткнулся на каменный брусок темно-серого цвета, длиной около 60 см, шириной 30 см и толщиной около 10 см. Поверхность твердого камня покрывали линии, которые образовывали многоугольники, напоминающие ограненные бриллианты. В центре каждого такого многоугольника абсолютно четко было изображено лицо пожилого человека. Все эти лица, кроме двух, «смотрели» вправо.

В частном музее Южного Миссури хранилась железная кружка, найденная в 1912 году при раскалывании глыбы каменного угля. От кружки в камне осталась выемка, и к тому же происходило это при нескольких свидетелях. Музей, увы, после смерти владельца был закрыт, и большинство экспонатов, в том числе и кружка, просто утеряны.

Но самая древняя находка, точнее, находки, были обнаружены в Южной Африке, и их, к счастью, удалось сохранить. На протяжении нескольких последних десятилетий южноафриканские шахтеры находили сотни металлических шаров, из которых по меньшей мере один имел три параллельные насечки, опоясывающие его как бы по экватору. Шары были двух разновидностей: одни цельные, из твердого голубоватого металла с белыми крапинками, другие полые, с губчатым наполнением белого цвета.

Металлический шар из Южной Африки

Ныне несколько из них находятся в музее южноафриканского города Клерксдорп, хранитель которого отмечает: «Шары эти – полная загадка. Выглядят они так, как будто их сделал человек, но в то время, когда они оказались вмурованными в горную породу, никакой разумной жизни на Земле еще не существовало. Я никогда не видел ничего похожего».

Возраст породы составляет 2,8 млрд лет.

Можно, конечно, усомниться в реальности некоторых находок, как и в атрибутированном им возрасте, однако авторитет ученых, засвидетельствовавших не только сам факт существования этих находок, но и их древность, заставляет искать новые ответы в хорошо, казалось бы, знакомой нам истории человечества.

Увы, в наше время сделать это весьма сложно.

Останки современного человека

В 1888 году при рытье котлована в лондонском пригороде Гелли-Хилл, предварительно сняв несколько наслоений песка, суглинка и гравия, рабочие достигли мелового слоя и вдруг наткнулись на скелет человека, вмурованный в отложения. Он находился на глубине 3 м от поверхности земли и примерно в 60 см от верхней кромки мелового слоя.

Были вызваны эксперты, которые убедились, что скелет вмурован в меловой слой, после чего был изъят череп. Согласно современным методам датирования, отложения Гелли-Хилл относятся к Голштинской межледниковой формации, то есть их примерный возраст 330 тыс. лет. Но анатомическое строение найденного скелета соответствует современному человеку, притом что официальная научная версия гласит, что первые люди с современным анатомическим строением (Homo sapiens sapiens) появились в Африке всего 100 тыс. лет назад, а в Европу они пришли примерно 30 тыс. лет назад, вытеснив оттуда неандертальцев.

Но в 1949 году было обнародовано заключение, что скелет захоронен в среднеплейстоценовых отложениях недавно и что возраст костей, не подвергшихся окаменению, не превышает нескольких тысяч лет. Аргументом послужил тот факт, что содержание азота в костях из Гелли-Хилл примерно соответствует аналогичному параметру относительно недавних захоронений из других районов Англии. Азот – одна из составляющих белка, со временем распадается, но многое тут зависит от конкретных условий. Зарегистрировано множество случаев, когда белок сохранялся на протяжении многих миллионов лет. Кости, к тому же, были обнаружены в вязких суглинистых отложениях, благоприятствующих сохранности белка.

В 1970 году канадский археолог Алан Лайл Брайан в одном из бразильских музеев нашел окаменевший купол черепной коробки. Мощные стенки и массивные надбровные дуги были характеры для человека прямоходящего. Черепная коробка была обнаружена в пещере, расположенной в районе Бразилии Священная Лагуна.

Брайан показал фотографии черепной коробки нескольким антропофизиологам из США, и те отказались верить в американское происхождение находки. Но, по словам Брайана, ряд существенных отличий купола черепной коробки, обнаруженного в Священной Лагуне, от известных древних черепов из Старого Света подтверждает ее бразильское происхождение.

Между тем присутствие гоминидов с признаками Homo erectus в Бразилии – совершенно аномальное явление с точки зрения официальной науки. Но тут началось самое интересное: удивительная черепная коробка из бразильского музея непонятным образом исчезла. (Увы, к сегодняшнему дню известны несколько случаев исчезновений из музеев костей, не «вписывающихся» в теорию Дарвина.)

Но и это еще не все. Многие современные находки костей в «неправильных» местах просто не документируются, и даже сложно предположить, сколько возможностей для развития науки оказывается утрачено.

Яванский человек

В конце XIX века значительная часть научного сообщества считала, что человек современного типа существовал уже в эпоху плиоцена и миоцена, а возможно, и раньше. Эту точку зрения поддерживал, в частности, Уоллес, тот самый, что одновременно с Дарвиным пришел к теории эволюционного развития путем естественного отбора.

Но после открытия ископаемых останков гоминида на острове Ява позиции сторонников увеличения возраста человечества серьезно покачнулись.

Совершил это открытие Эжен Дюбуа, голландец, преподаватель анатомии в Королевской средней школе. Но его настоящей любовью было не преподавание, а эволюция. Зная, что оппоненты Дарвина постоянно ссылались на почти полное отсутствие ископаемых свидетельств в пользу эволюции человека, он решил отыскать кости человека-обезьяны и, зная из работ Дарвина, что предки современного человека должны были обитать «в каком-либо лесистом месте с теплым климатом», не сумев получить деньги на научную экспедицию, отправился на Суматру в качестве военного хирурга.

После перенесенного в 1890 году приступа малярии Дюбуа оказался в резерве и был переведен на Яву, где в 1891 году предпринял раскопки на берегу реки Соло Ривер, в центральной части острова, неподалеку от деревни Тринил.

Вскоре была найдена верхняя часть черепной коробки, наиболее характерной чертой которой были мощные, выступающие вперед надбровные дуги, из-за чего Дюбуа решил, что найденный череп принадлежал обезьяне. Дюбуа не придал находке значения, но, вернувшись на место раскопок в следующем году, среди извлеченных ранее костей животных обнаружил бедренную кость, похожую на человеческую. Вскоре неподалеку он обнаружил коренной зуб. Он считал, что все эти находки принадлежали вымершему гигантскому шимпанзе.

Но, списавшись с великим Эрнстом Хэкелем, профессором зоологии в Йенском университете, который, собственно, и предположил существование питекантропа, Дюбуа решил, что найденные им ископаемые останки принадлежали существу, великолепно подходившему на роль «недостающего звена».

Отчет о своей находке Дюбуа опубликовал в 1894 году.

Череп питекантропа составляет 800—1000 куб. см, объем черепа современных обезьян приблизительно 500 куб. см, а объем черепа современного человека – в среднем 1400 куб. см. Дюбуа считал, как и многие ученые, что при эволюции череп должен увеличиваться. Но нельзя также не предположить, что это и в самом деле мог быть просто череп гигантской обезьяны. Выступающие надбровные дуги – одно из доказательств этого. Бедренная кость, похожая на человеческую, была найдена более чем в 13 метрах от места обнаружения черепа, среди множества костей животных.

В 1895 году Дюбуа возвращается в Европу и выступает на Третьем международном конгрессе по зоологии, состоявшемся в голландском городе Лейдене. Хотя некоторые из ученых с восторгом признали его находку, другие посчитали, что это простая обезьяна, а третьи вообще усомнились, что кости принадлежали одному и тому же существу. В декабре того же года специалисты со всего мира собрались на заседание в Берлинском обществе антропологии, этнологии и древнейшей истории, дабы вынести свое суждение по поводу находки Дюбуа. Президент общества д-р Вирхов председательствовать на встрече отказался, считая, что найденные кости черепа принадлежали кому-то вроде гигантского гиббона, а бедренная кость вообще не имела к ним никакого отношения. Статус находки так и остается неопределенным.

Профессор зоологии Мюнхенского университета (Германия) Эмиль Селенка собирается отправиться на Яву, дабы поставить точку в этой истории, но внезапно умирает, и экспедицию возглавляет его жена, профессор Ленора Селенка.

В 1907–1908 годах проходят раскопки в Триниле, и в Европу отправляются 43 ящика с костными останками. Но ни одного нового фрагмента питекантропа нет. Тем не менее экспедиция сумела обнаружить следы присутствия человека – расщепленные кости животных, древесный уголь и фундаменты примитивных печей. Это заставляет Селенку сделать вывод, что люди и питекантропы – современники. Теория о том, что найдено недостающее звено, стремительно рушится.

Дюбуа впадает в депрессию и перестает демонстрировать находки. 25 лет кости пролежали в подвале его дома. Он извлек их оттуда лишь в 1932-м. Все это время споры не утихали, но именно в этот год выяснилось, что в ящике с образцами, собранными в 1900 году Криле, ассистентом Дюбуа, на том же месте в Триниле, находятся еще три бедренных кости. Несмотря на сомнительность такого открытия, тем более что места находок были задокументированы весьма плохо, акции сторонников питекантропа прыгают вверх.

В 1984 году Ричард Лики вместе с еще несколькими учеными обнаруживает в Кении почти полностью сохранившийся скелет Homo erectus. То есть выходит, что человек с современной анатомией жил 800 тыс. лет назад.

Интересно, что сам Дюбуа, в итоге, признал, что найденные им кости принадлежат разным существам, а фрагмент черепа принадлежит обезьяне. Но к этому времени яванский человек был уже канонизирован наукой, и Дюбуа никто не послушал, списали все на «стариковские капризы».

Между тем в 1907 году в Гейдельберге (Германия) при рытье котлована на глубине 25 метров находят челюсть. Ее толщина и отсутствие подбородка – черты, характерные для Homo erectus. Но даже сегодня у некоторых австралийских аборигенов встречается гораздо более массивная, по сравнению с челюстью современного европейца, нижняя челюсть, и с менее развитым подбородком. Существо, которому принадлежала челюсть, называют Homo heidelbergensis.

В 1929 году был обнаружен еще один предок современного человека, на этот раз в Китае. Позже ученые соединят яванского, гейдельбергского и пекинского людей в одну видовую группу, считая их представителями Homo erectus – прямого предка Homo sapiens. Но в те времена сходство этих костей никто не считал столь очевидным, и было решено все-таки определить статус яванского человека.

В 1930 году Густав Генрих Ральф фон Кенигсвальд из Геологического управления Нидерландской Восточной Индии послан на Яву. В своей книге «Встреча с доисторическим человеком» он пишет: «Несмотря на открытие пекинского (бейджинского) человека оставалась необходимость найти новые, достаточно полные останки питекантропа для доказательства человеческой природы обсуждаемых ископаемых находок».

Кенигсвальд находит еще несколько костей, но его должность сокращают, и он остается без финансирования. Впрочем, сильно сократив персонал, он продолжает раскопки на деньги жены и некоторых коллег. Вскоре ему улыбается удача – он сумел найти финансирование (спонсором стал Фонд Карнеги), и в 1937 году раскопки возобновляются с прежней силой.

Тут же на поверхности земли близ Сангирана находится несколько челюстно-черепных фрагментов, но определение их возраста затруднено. Все время Кенигсвальд живет в Бандунге, примерно в 200 милях от места раскопок, но после сообщения об очередной находке отправляется туда лично.

Показав рабочим найденную височную кость, он обещает 10 центов за каждый новый фрагмент, а это были большие деньги для этого времени и этой местности, поэтому рабочие начинают трудиться с большим усердием и быстро находятся новые кости. Позже ученый писал: «…я недооценил способности моих цветных коллег делать „большой бизнес“. Результат оказался ужасным! За моей спиной они разбивали кости на части, чтобы увеличить количество предлагаемых мне фрагментов!.. Мы сумели собрать около сорока фрагментов, тридцать из которых принадлежали нашему черепу… И они составили почти идеальную черепную коробку существа, именуемого Pithecanthropus erectus. Наконец мы получили то, что так упорно искали!»

Но вот только остается вопрос, каким образом Кенигсвальд узнал, что найденные на поверхности холма фрагменты черепа относились к кабухской формации периода среднего плейстоцена. Ведь туземные рабочие могли найти этот череп где угодно.

Кенигсвальд реконструирует череп и отправляет его Дюбуа. Череп, собранный из 30 осколков, оказывается намного совершеннее, чем обнаруженный Дюбуа.

Экспертиза показала, что порода, где Дюбуа сделал свои первые находки, имеет возраст приблизительно 800 тыс. лет. Другие же находки на Яве происходят из горизонтов, чей возраст составляет около 1,9 млн лет. То есть получается, что яванский человек старше самых древних африканских находок Homo erectus, возраст которых составляет примерно 1,6 млн лет. Между тем Homo erectus покинул Африку лишь около миллиона лет назад. То есть, будь яванский человек «местным» или «пришлым» – и то и другое противоречит официальной науке.

Впрочем, позже результаты экспертизы возраста слоев ставятся под сомнение, что правомерно, – этот метод не совсем точен и порою дает ошибки. Возраст костей сокращают до 800 тыс. лет.

Что же в итоге? Все находки, сделанные на поверхности почвы, представляют собой фрагменты черепной коробки и зубов, морфология которых, прежде всего, обезьяноподобная с присутствием некоторых присущих человеку черт. Поскольку точное место их обнаружения так и осталось неизвестно, стоит признать, что на Яве когда-то присутствовало существо с имевшей некоторые обезьяноподобные и человекоподобные черты головой.

Находки же Дюбуа говорят о присутствии на Яве двух видов гоминидов: одного – с головой обезьяны, а другого – с ногами современного человека. Бедренная кость свидетельствует о присутствии на Яве Homo sapiens sapiens около 800 тыс. лет тому назад! Другое существо, которое бы имело такую же бедренную кость, пока не обнаружено.

Как из этой, так и из других подобных находок (например, продолжились раскопки в Китае, где также было найдено некое количество костей) следует вывод, что человек, по всей видимости, сосуществовал с обезьяноподобными гоминидами на протяжении всей эпохи плейстоцена.

В итоге Кремо и Томпсон делают в своей книге такие выводы.

1. Существенное количество обнаруженных в Африке ископаемых свидетельств говорит о том, что похожие на современного человека существа могли обитать там еще в эпоху раннего плейстоцена и плиоцена.

2. Общепринятый образ Anstralopithecus как прямоходящего человекообразного существа не соответствует истине.

3. Статус Australopithecus и Homo erectus как прародителей человека является спорным.

4. Статус Homo habilis как отдельного вида представляется сомнительным.

5. Даже если не выходить за круг общепризнанных свидетельств, многообразие возникающих среди африканских гоминидов эволюционных связей лишает картину полной ясности.

Объединив эти находки и открытия, описанные в предыдущих главах, мы заключаем, что все они, включая ископаемые кости и артефакты, полностью согласуются с точкой зрения, согласно которой современные, с анатомической точки зрения, люди сосуществовали с другими приматами в течение десятков миллионов лет.

Однако не стоит думать, что время сосуществования двух видов безвозвратно прошло. Так называемый «снежный человек» весьма схож, по описаниям очевидцев, с неандертальцем. За последнее время собрано довольно много доказательств его существования, хотя, безусловно, как и во всякой скандальной теме, не обошлось без перегибов и откровенных подтасовок.

Неправильная эволюция?

Так в чем же дело? Где вкралась ошибка? Теория Дарвина, хотя была принята и не сразу, превратилась со временем из теории в аксиому, в непогрешимую истину. Поэтому таким потрясением для научного мира стали сказанные в 1977 году слова Стивена Джея Гулда, профессора зоологии и геологии в Гарвардском университете: «Постепенные изменения никак не подтверждались ископаемыми свидетельствами».

Через пять лет, в 1982 году, Дэвид Шиндел, профессор геологии Йельского университета, в публикации в уважаемом журнале «Nature» поведал, что «фазы перехода между предполагаемыми предками и потомками… отсутствуют».

Сам Дарвин, собственно, писал, что «между всеми живущими и вымершими видами должно было быть немыслимое число промежуточных и переходных связей. Но без сомнения, если эта теория верна, таковые существовали на нашей Земле». Он постоянно задавался вопросом: почему же «мы не находим их без счета в отложениях земной коры?» Напрашивающийся ответ, видимо, пугал ученого, и он списывал все на неполноту полученных человечеством данных. Он даже посвятил этому целую главу в своей книге, убеждая читателя, что в «будущие века… будут обнаружены многочисленные ископаемые связи».

Профессор Гулд говорит, что «чрезвычайная редкость переходных форм в ископаемой истории продолжает оберегаться как профессиональный секрет палеонтологии». А его коллега профессор Найлс Элдридж, комментируя через год скандальное заявление, признался, что «никому не удавалось найти каких-либо „промежуточных“ существ: среди ископаемых свидетельств не обнаруживается никаких „отсутствующих связей“, и многие ученые теперь все больше склоняются к убеждению, что эти переходные формы никогда не существовали». Профессор Стивен Стэнли пишет: «В действительности в ископаемой истории нет ни одного убедительно подтвержденного случая перехода одного вида в другой. Кроме того, виды существовали поразительно длительные периоды времени».

Ископаемая история живого на Земле в том виде, какой мы сегодня ее знаем, начинается в так называемый кембрийский период, который был примерно 590 млн лет назад.

Несколько окаменелостей были найдены в более ранних слоях, но они не похожи ни на что, ныне существующее на Земле, и выглядят чем-то вроде пробы пера.

Далее, около 530 млн лет назад, зародились животные всех известных нам форм – ископаемые или живущие ныне.

Несмотря на то что кембрий продолжался около 85 млн лет, все новые формы родились примерно за 10 млн лет или даже меньше. И нет никаких данных о том, что они «эволюционировали» в дарвиновском понимании этого термина. Более того, из геологических данных вытекает, что подобная стабильность является нормой. Ископаемые формы животных или растений появлялись, жили миллионы лет, затем вымирали. Но практически без изменений. Изменения если и есть, то относятся преимущественно к размерам: увеличивается все животное или растение – или отдельные его признаки. Но вид не меняется: георгин не становится розой, а мышь – крысой. К тому же абсолютное большинство обитающих на Земле существ за весь свой долгий период жизни никак не изменились. Устрицы и двустворчатые моллюски, например, были точно такими же, как и сегодня, 400 млн лет назад. Акулы никак не изменились за 150 млн лет, а тапиры – за 100 млн лет.

Часто эволюция демонстрируется в учебниках на примере лошади. За точку отсчета берется маленький четырехпалый гиракотерий, живший 55 млн лет назад и развившийся в современную Equus около 3 млн лет назад. На схемах можно наблюдать, как его пальцы постепенно срослись в один, как увеличился размер животного и как с изменением рациона изменились зубы.

Сегодня ученые уже уверены, что все это не более чем фикция. Это абсолютно разные ветви, не имеющие друг к другу никакого отношения. Более того: ствол, на котором эти ветви могли бы произрасти, так и не был обнаружен.

Лошадь за свою долгую видовую жизнь сначала увеличивалась в размерах, затем уменьшалась, затем снова увеличивалась. Да, у нее изменились зубы, но, кроме двух этих перемен, никакой эволюции лошади не происходило. И на это ушло 52 млн лет? Лошадь просто бездельница! Или не любит Дарвина.

На возражения о неполноте раскопанных останков есть очень простой ответ:

общее число живущих семейств наземных позвоночных – 329;

общее число зафиксированных в ископаемой истории – 261;

процент обнаруженных ископаемых – 79,3 %.

То есть наши находки по представительности неумолимо стремятся к 100 %. Считать при этом, что мы случайно не нашли ни единого промежуточного вида, по крайней мере, антинаучно!

Доктор Роберт Уэссон в своей книге «За гранью естественного отбора» пишет: «Этапы, на которых рыбы дали жизнь земноводным, неизвестны… самые первые сухопутные животные появляются с четырьмя хорошо развитыми конечностями, плечевым и тазовым поясом, ребрами и отчетливо выраженной головой… Через несколько миллионов лет, свыше 320 млн лет назад, в ископаемой истории неожиданно появляется дюжина отрядов земноводных, причем ни один, по-видимому, не является предком какого-либо другого».

Первые млекопитающие были маленькими животными, жившими в эру динозавров – 100 или более миллионов лет назад. Затем, около 65 млн лет назад, динозавры внезапно вымерли, и около 55 млн лет назад появляется более десятка новых групп млекопитающих. Это и медведи, и львы, и летучие мыши – и все они имеют современный вид. Более того, они появляются не в Африке или другом конкретном районе, а практически одновременно по всему миру. То, что именно их предки жили в эпоху динозавров, пока не доказано. Так же как не обнаружены связи между примитивными существами раннего периода – хордовыми, которых считают предками позвоночных и самыми первыми позвоночными.

Фактически дарвиновская теория показывает свою полную несостоятельность.

Ее, безусловно, можно применить к уже готовым формам – в их развитии действительно играет большую роль естественный отбор. Но он работает только с тем, что уже существует. Естественным отбором легко объясняются адаптационные изменения форм, но ничего более.

Также не может дарвиновская теория объяснить и происхождение сложных органов. То есть, пока сложный орган (например, глаз) не начал функционировать, в его развитии природа не увидит никакого смысла. Может быть, поэтому Дарвин как-то обмолвился одному из коллег: «Глаз до сего дня приводит меня в холодную дрожь».

Существует множество других фактов в животном мире, которые мы никогда не сможем объяснить с точки зрения естественного отбора. Во всяком случае, в том виде, как мы сегодня его понимаем. Доктор Уэссон пишет о ленивце: «Вместо того чтобы сразу же справлять нужду, подобно другим обитателям деревьев, ленивец сберегает свои фекалии в течение недели или больше, что нелегко для животного, питающегося грубой растительной пищей. После чего он спускается на землю, на которую в других случаях не ступает, испражняется и закапывает экскременты. Предполагается, что эта сопряженная с немалой опасностью повадка имеет то эволюционное преимущество, что тем самым происходит удобрение древесного дома. То есть ряд случайных мутаций привел к тому, что у ленивца развилась не похожая на него привычка при отправлении физиологических нужд и что это настолько улучшило качество листвы облюбованного им дерева, что вызвало появление у него более многочисленных потомков, чем у ленивцев, которые испражнялись прямо на деревьях».

Уэссон считает, что организмы эволюционируют как часть общности, то есть как экосистема… которая неизбежно эволюционирует сообща: «Скорее нужно говорить не о происхождении видов, а о развитии экосистем…», и предлагает применить к эволюции выводы теории хаоса.

Объяснение теории хаоса было обнаружено в 1961 году синоптиком доктором Эдвардом Лоренцем. Он решил повторить результат компьютерного расчета, надеясь подробнее изучить конкретный отрезок последовательности. Пытаясь сэкономить время, он начал с середины программы и при вводе цифр ввел только три знака после запятой вместо шести. Изменения, как он считал, будут минимальными. Каково же было его удивление, когда он увидел, что второй график, сначала полностью совпадавший с первым, с каждой минутой отходил от него все дальше и в итоге просто ушел в совершенно другую сторону. Этот эффект получил название «лавинообразного низвержения в хаос». Заметьте, разница в данных менее сотых долей процента привела практически к прямо противоположному результату.

Лоренц вывел два принципа хаоса.

1. Чувствительность к начальным условиям; мелкие события в конечном итоге создают крупные последствия.

2. Важность обратной связи со средой: существует постоянное взаимодействие между развивающейся системой и ее окружением.

Уэссон считает, что вся экосистема, внутри которой существуем мы, является частью всеобщего бытия, которое постоянно и поступательно движется к хаосу. С этой точки зрения становится очень просто объяснить появление различных форм животных, которые не уложишь в механистическое поступательное движение дарвиновской теории.



« »

Share your thoughts, post a comment.

(required)
(required)

Note: HTML is allowed. Your email address will never be published.

Subscribe to comments