Skip to content

21.02.2015

ЛУЧШЕ ГОР …

18

Знаменательную дату – 50 лет, справила на днях азербайджанская Федерация Альпинизма. Свой юбилей альпинисты отметили в торжественной обстановке, собравшись в бакинском Театре имени Рашида Бейбутова.
Так, что такое альпинизм: экстремальное хобби, зачастую связанное с риском для жизни, или спортивная дисциплина, в которой риска, при должной подготовке и строжайшей дисциплине, ни на йоту не больше, чем, скажем, в тайcком боксе или же тяжелой атлетике?Разобраться в этом вопросе нам поможет Исрафил Ашурлы — президент Федерации Альпинизма Азербайджана и глава молодежной комиссии UIAA (Международная Федерация Альпинизма и Скалолазания), человек, взошедший на 7 высочайших вершин планеты (Килиманджаро, Косцюшко, Эльбрус, Аконкагуа, Мак-Кинли, Эверест и Винсон), покоритель Северного Полюса и один из немногих жителей планеты Земля, который стоял на вершине горы Канченджанга (8586 м.).- Прежде всего, позвольте поздравить Вас с юбилеем.
— Спасибо.

— К сожалению, я пришел на мероприятие с заметным опозданием. Но вечер, как будто, удался.

— Да, удался. Но большие мероприятие редко проходят строго по намеченному плану. Нам, в частности, очень хотелось устроить телемост со знаковыми личностями азербайджанского альпинизма – Юрием Гориным, который проживал в Перми, Александром Воскресенским, живущим в США, и Вагифом и Эммой Оруджалиевыми переехавшими пару лет назад к детям в Канаду.
Увы, за неделю до юбилея скончался Юрий Васильевич, а телемост с Северной Америкой не состоялся из-за разницы во времени. ( прим. 12 часов)
В остальном же праздник прошел без сучка и задоринки. Пришли почти все, кого мы хотели видеть. Хочу отметить, что в первую очередь вечер был посвящен ветеранам, стоявшим когда-то у истоков отечественного альпинизма. Каждый из них вложил немало сил и энергии, чтобы в Азербайджане развивался этот вид спорта.

— А сколько сегодня альпинистов в стране?

— Более 250. Это те,кто ходит в горы на регулярной основе.

— Так все-таки альпинизм – это спорт или экстремальное хобби?

— Что такое экстремальный вид спорта в современном понимании? Это нечто, проходящее по незримой границе, заступ за которую может привести к трагедии. Да, иногда альпинизм также относят к экстриму, но я считаю это ошибочное определение.

— Почему?

— Потому что у нас существует понятие страховки, защищающей вас при срыве . Вы работаете с партнером по связке, и он всячески будет помогать вам в непредвиденной ситуации. Безопасность при восхождении – вот основа альпинизма. Согласен, альпинизм — это нахождение организма на высотах, подчас несовместимых с жизнью. В горах случаются камнепады и сходы лавин. Тем не менее, в горы мы идем не только с целью взойти на вершину, но и чтобы благополучно вернуться. Это есть основная составляющая моего понимания альпинизма.

— Альпинизм зачастую называют философским видом спорта. Почему?

— Хороший вопрос…. Зачастую ты один, вдали от цивилизации, наедине с внутренним миром. Постоянно происходит некий внутренний диалог, преодоление себя. Преодоление не только физическое, но и моральное. А еще альпинизм называют философским видом спорта по той простой причине, что нельзя прийти и поболеть за любимую команду. И телевизионной картинки с соревнований вы не увидите, то есть отсутствует эффект присутствия. В нашем случае все совершается постфактум, мы возвращаемся из экспедиции и делимся впечатлениями. — Привозим фотографии, иногда фильмы. Кому не лень напишет, что-нибудь в блоге. Но большую часть пережитого, несомненно, альпинист оставляет внутри себя самого.

— Ну, все не так уж и плохо. Существуют ведь трансляции с турниров по скалолазанию и ледолазанию. Это ведь, если я правильно понимаю, ближайшие «родственники» альпинизма?

— Я и не говорил, что «плохо»…и, вы совершенно правы, спортивное лазание, ледолазание, скайраннинг и ски-альпинизм – это дисциплины, отпочковавшиеся от альпинизма. Их уже можно назвать сугубо спортивными дисциплинами, так как для проведения соревнований в некоторых из них вообще не требуются горы. Все происходит в городе, на искусственном рельефе. Приходи и смотри на здоровье в реальном времени. Альпинизм же многогранен, и является синтезом упомянутых дисциплин. Хороший альпинист должен быть силен и в ледолазании, и в скалолазании, будучи адаптированным к высоте, при необходимости совершать быстрые восхождения и спуски.

— Меня всегда интересовал вопрос: функционируют ли на высоте обычные фотоаппараты или существуют специальная техника? —

Работают, просто надо стараться держать в тепле аккумуляторы, чтобы не сели на холоде. Многие экономят на весе и берут компакт камеры. В 2005 году, мне несказанно повезло и я стал первым азербайджанцев, высадившемся в Антарктиде. Понимая, какие невиданные красоты могут ждать меня в пути, я понабрал всевозможной фото-техники (смеется) общим весом… 11 кг !
Очень уж хотелось поделиться с друзьями видами края «Белого безмолвия». Там, кстати, тоже есть горы, высочайшая из которых – массив Винсона. Но во время восхождения мы попали в ужасный шторм, и товарищи буквально умоляли не брать весь этот лишний груз.

— Насколько я понимаю, лишний груз – это помеха?

— Безусловно! Чем легче поклажа, тем меньше тратится сил на восхождение. Безусловно, технику лучше брать профессиональную. Но и обычные аппараты в наши дни способны сделать отличную картинку. А самое главное, у них есть очевидные плюсы: они малы, компактны и легки.

— Возможна ли ситуация, при которой погодные условия не позволяют фотографировать?

— Да, и довольно часто.

— В таком случае, как альпинист докажет, что был на вершине?

Грубо говоря, каждый второй будет выходить в непогоду на маршрут, а потом возвращаться и говорить, что достиг вершины, но «метель не позволила сделать фото». Ну, или скажет, что «потерял агрегат в пути». — Есть такое понятие, как «Слово альпиниста», и ему принято доверять.
Cуществует некий кодекс чести, который ни при каких обстоятельствах нельзя нарушать. Альпинист, единожды уличенный во лжи, уже не в состоянии восстановить свою репутацию. Это касается каждого, вне зависимости от достижений и регалий. Мне известны имена нескольких именитых альпинистов, которые когда-то были уличены во лжи.

— Да уж, серьезно все у вас. —

… и никак иначе. Не зазорно не достичь вершины. Зазорно лгать. — Расскажу вам историю. Как то взошел я в одиночку на вершину пика Победы. Погода – хуже не придумаешь, дальше 10 метров не видно не зги, ни о каком панорамном снимке и речи быть не могло. Но мне повезло найти контрольный тур, рядом с которым я обнаружил металлическую капсулу.

— И вы положили туда свою записку?

— В том то и дело, что не удалось мне ничего написать, условия были крайне неподходящие. На счету была каждая минута, и я, забрав капсулу, пустился в обратный путь. Намеревался предъявить ее как свидетельство того, что был на вершине легендарной горы.

Давайте проясним ситуацию: в моем понимании, существуют некая капсула, в которую альпинист кладет записку со своими данными. Так?

— Да, все верно. Это может быть банка, бутылка или просто маленькая коробочка. В нее кладут записку, где указаны имя, дата и время восхождения. Но в моем случае трудно было написать и пару слов. Необходимо было возвращаться в базовый лагерь немедля, это реально был вопрос жизни или смерти. Горы вообще учат вас не мешкать, и решения принимаются мгновенно. В палатке, рассматривая капсулу я обнаружил в ней записку годичной давности, оставленную украинской командой. Она и стала моим доказательством присутствия на вершине Победы, которое я предоставил начальнику лагеря. А заодно и объяснил ситуацию.

— А где теперь находится та, «украинская» капсула? Вам удалось вернуть ее на место?

— (смеется) В музее нашей федерации. Дело в том, что мое восхождение пришлось как раз на закрытие сезона. Но я честно сказал, что готов вернуть капсулу на место в следующем сезоне или взять на себя расходы, если кто-то другой понесет ее наверх. Но ничего этого делать не пришлось. Начальник лагеря сказал, что капсула – это его подарок в музей федерации альпинизма Азербайджана.

— Может ли случиться так, что ветер унесет капсулу?

— В горах, где ураганные ветра, может случиться все, что угодно. Но разве дело в них? Если вы можете доказать восхождение – прекрасно! А если не можете…. Так и что с того? В принципе, никому и ничего доказывать вы не обязаны!
Разумеется, если это не касается какого-либо рекорда. Тут уж необходимы доказательства. Но, по большому счету, записки и фото – это скорее дань традициям, ведь сегодня на службе у человека GPS навигаторы, которые показывают весь ваш путь – долготу, широту, высоту.
Помимо всего прочего, данная система спасет жизнь альпинисту, сбившемуся с пути в условиях плохой видимости.

— Правда ли, что на вооружение у современных покорителей гор есть противолавинные датчики?

— Правда. И их задача спасти попавшего в лавину альпиниста, так как в этом случае счет идет на минуты. К сожалению, многие ленятся носить с собой эти датчики.

Исрафил, прокомментируйте мнение, что альпинисты 50-ых годов прошлого века , не имеющие всех этих технологий и легкого снаряжения, были, мягко говоря, намного круче нынешних.

— А никто этого и не отрицает. Одежда и ботинки полвека назад не были такими теплыми, снаряжение было тяжелее, хороших сублимированных продуктов не существовало. Могли бы мы работать также эффективно со снаряжением 50-ых годов?
Навряд ли! Думаю, именно поэтому альпинистов тех лет и принято считать легендами. Но с другой стороны новое снаряжение дает новые возможности для совершения таких сложных восхождений, какие раньше тяжело было представить.

— Раз уж упомянули легенд: есть ли у вас кумиры?

— Их, в принципе, не мало. Но самым-самым назову итальянца Вальтера Бонатти (1930-2011).

— У меня тоже есть кумиры в спорте – футболист Зинедин Зидан и боксер Мохаммед Али. Но я могу наблюдать за чудесами в их исполнении по ТВ. Вопрос: как это дело обстоит в альпинизме, ведь вы ни разу не видели «работу» Бонатти ?

— Оставленный Бонатти след, череда удач и не удач, его жизнь — давшая импульс последующему развитию альпинизма, делают его героем.

— В альпинизме есть термин – «проложенный маршрут». Насколько он важен?

— Крайне важен. Потому что существуют маршруты, по которым проходили единожды. Повторить их никому не удалось.

— Возможно ли в одиночку покорить знаковую вершину? Ну, скажем, Эверест.

— Да, история знает такого человека. Это Райнхольд Месснер – первый покоритель всех 14 восьмитысячников.
Причем большинство из них он покорил в одиночку. В последнее время 70 – летняя легенда проживает в Тирольских Альпах. Соло восхождение – это показатель высочайшего мастерства.

Исрафил, вы уж извините за прямоту, но весь этот риск… Оно того стоит?

— Если убрать в сторону излишнюю патетику, то ни одна гора в мире не стоит даже слегка обмороженного мизинца, не говоря о чем-то более серьезном. Положа руку на сердце, следует казать, что альпинизму присуще познать свои пределы и выйти за них.

— Но у всего есть и обратная сторона

— Во время восхождения, те, кому мы дороги, испытывают колоссальное напряжение.

— Буду ли я далек от истины, если предположу, что по времени ваше наслаждение минута в минуту равно их переживаниям?

— Секунда в секунду…. Ведь часто близкие не имеют с нами быстрой связи, (как правило звонки со спутниковых телефонов, которые мы включаем лишь во время сеансов связи) а тут по ТВ проходит информация, что где-то сошла мощная лавина. Вы хотя бы попытайтесь представить, каково им?
Не имея понятия о месте нахождения любимого человека, родные проводят тяжелые часы в неведении, в ожидании хоть какой-нибудь весточки. «А не попал ли мой сын (брат, муж) под лавину?» — этот вопрос терзает их.
Кстати, в 2013 году азербайджанские альпинисты заставили своих родных испытать настоящий кошмар! Мы тогда находились в Пакистане, на горе Нанга Парбат, в лагере № 2, расположенном на высоте 6100 метров.
Наше восхождение было прервано информацией из базового лагеря расположенного на высоте около 4000 м, который ночью был атакован террористами. Палачи казнили десятерых наших товарищей из других стран и одного местного повара.
Через несколько часов мы были срочно эвакуированы прибывшими на вертолетах военными.

— И ваши родные видят эту трагедию по Евроньюс?

— По Евроньюс ли, или другому каналу, я уж не знаю. Но по признанию родных и близких, они провели самую кошмарную ночь в жизни. Огромное спасибо послу Азербайджана в Пакистане Дашгыну Шикарову, который связался с официальным Баку, а также оповестил родных и близких.

Исрафил, как вы относитесь к мнению, что каждый вид спорта награждает человека одной (или даже несколькими) чертами характера. Положительными, разумеется. Кому – то степенность, кому-то хладнокровие или упорство. К примеру, мой хороший знакомый Ильгар Юсифов известен фантастической пунктуальностью. Именно фантастической. Скажем, он занят в интернете какой-то работой, и на вопрос, когда он освободится, следует ответ: «Через 50 минут». Часов нет ни на руках у Ильгара, ни на мониторе, но ровно в упомянутое время, минута в минуту, он встанет из-за стола. Это даже не пунктуальность, а нечто иное. Может, внутренние часы? Как бы то ни было, по признанию самого Ильгара, этому приобретенному качеству он обязан многолетним занятиям ушу.

— Альпинизм привил лично мне высокую степень ответственности, упорство, коммуникабельность, умение находить общий язык с людьми и терпеть лишения. Но прежде всего альпинизм учит работе в коллективе и добросовестному выполнению обязанностей. Любая недоработка у нас, скажем, недобросовестно подготовленный элемент страховки может стоить кому –то жизни.

— Одним словом, альпинизм учит многому.

— А еще горы учат делать все быстро и надежно. В данном случае «быстро» следует понимать не как спешку, а как некую последовательность действий, совершаемых с минимальной затратой времени. Требовательность к себе — этому меня тоже научили горы. Мы же понимаем, что повседневная жизнь допускает неточности. Но горы этого не терпят.

-Уместна ли конкуренция в альпинизме?

— А почему бы и нет? В основном она заключается в том, какая из команд первой достигнет вершины. Но все должно проходить под контролем начальника экспедиции.

— В альпинизме, как нигде, требуется дисциплина. Так ли это?

— Безусловно. Причем дисциплина строжайшая, а потому зачастую не обойтись без руководителя в экспедиции. Он распределяет силы, тактику, стратегию экспедиции.

— Может ли халатный человек попасть в экспедицию?

— Теоритически такой вариант возможен. И последствия такого попадания могут быть плачевными.

— Влечет ли халатность в горах уголовное преследование?

— Нет, только суд совести. (смеется) Ну, или по возвращении в базовый лагерь команда может устроить такому человеку «сладкую жизнь».

— Азербайджанские борьба, бокс, дзюдо и даже футбол имеют свои отличительные черты. Существуют ли таковая у отечественного альпинизма?

— Существуют различные стили восхождения. Первый — так называемый «осадный» или «гималайский», когда большая экспедиция высаживается и долго прорабатывает маршрут. Второй – восхождение в «альпийском стиле», когда один или два человека с минимальным набором снаряжения совершает восхождение в кратчайшие сроки.
Разумеется, второй вариант более сложный. Нашему сегодняшнему альпинизму присущ пока первый стиль, но надеюсь, что ребята в будущем начнут ходить в альпийском стиле. Есть еще восхождения на восьмитысячники, которые совершаются с кислородной поддержкой или без нее, но у нас пока очень мало альпинистов ходящих на такую экстремальную высоту.

— Случались ли разочарования в ком-то из альпинистов?

— Вы знаете, в поход как правило идешь с хорошо знакомыми, проверенными людьми. Хотя бывают и исключительные ситуации, когда знакомство происходит непосредственно в экспедиции. Нечто подобное, например, было в Пакистане, когда несколько групп объединились в одну – азербайджанская, польская, российская, украинская, грузинская, литовская.
Кого-то знали по предыдущим экспедициям, кого-то видели впервые. Мы составили костяк команды, но до этого какое-то время притирались друг к другу.
Это было необходимо, ведь нас ждала работа на одном маршруте. И вот в процессе общения ты видишь, как много общего у представителей разных стран, культур и религий. Все это люди одного характера, одного калибра, со схожим мышлением.

— Непокоренная вершина, которая манит … Не назовете ее?

— Когда таковой был Эверест, но он покорился мне. А сегодня… Если не возражаете, пусть это пока останется тайной.

— Покорив ее, вас наверняка увлечет новая. Таковая уже намечена?

— Скажем так: есть на планете Земля вершина, которая притягивает во сто крат сильнее всех остальных. И не факт, что когда-нибудь она покорится Исрафилу Ашурлы.

— То есть мечта может навсегда остаться мечтой?

— Вполне.

— Красота, адреналин, желание оказаться в числе избранных… Так чем все-таки манят вас горы?

— Совокупность указанных факторов плюс патриотизм. Осознание того, что в числе избранных есть гражданин Азербайджана – это невероятное чувство.
На этот счет есть замечательные слова Маргарет Тэтчер: «Человек поднимается на Эверест ради себя, но, достигнув вершины, поднимает флаг своей страны».
Кстати, во многих странах первопроходцы Эвереста приравниваются к национальным героям, им присваиваются рыцарские титулы и высшие награды.

— Раз уж заговорили об Эвересте. Первым его покорителем принято считать новозеландца сэра Эдмунда Хиллари (1919-2008). Так?

— Да. Он первым вместе с Тенцингом Норгеем взошел на Эверест в 1953 году.

— В таком случае, просветите меня, пожалуйста. Почему первопроходцем не признают британца Джорджа Мэллори (1886-1924)? Ведь даже по дате его смерти становится очевидным, что его покорение вершины было много раньше 1953 года.

— Потому что нет доказательств того, что Мэллори и Ирвину удалось достичь вершины. Они погибли в горах, но при подъеме на Эверест или при спуске, до сих пор неизвестно.
Только в конце 90-ых годов было найдено тело Мэллори. Но фотоаппарата, который британец взял в поход, обнаружено не было.
Фирма «Кодак» (аппарат именно этой фирмы был у Мэллори) заявила, что если удастся найти аппарат, и он не будет серьезно поврежден, то их специалисты дают гарантию на восстановление снятых кадров.

— Но аппарат так и не был найден.

— Китайцы говорят, что нашли его, но никому не предъявили его в качестве доказательства.

А почему тело Мэллори так и не спущено вниз?

— К сожалению, на Эвересте покоятся около 300 тел, и ни одно из них не спущено и не предано Земле. Альпинистам идущим на восхождение не по силам осуществлять их спуск.
Для этого требуется отдельные дорогостоящие экспедиции. Но дело не только в деньгах. На сегодняшний день не существует техники для спуска тел. Вертолеты пока не могут работать на тех высотах.
Надеюсь, в ближайшее время вопрос все-таки будет решен. И это правильно. Тело не должно лежать на снегу, его следует придать земле в соответствии с обрядами того или иного народа. Или сожжено, как это принято в Индии. Да и, честно говоря, с психологической точки зрения нелегко подниматься в гору, когда на пути лежат человеческие тела. Это действует удручающе. Помню, отправляясь в путь, я сильно переживал.
Многие из них сохранились как мумии, и я попросту не знал, как следует поступать при «встрече». Придать телу правильное положение? Положить возле него камень?
Одним словом, невольно размышлял не столько о предстоящем восхождении на Великую вершину, сколько о мертвецах. Поверьте, не очень приятно отправляться в путь с мыслью, что может споткнуться о чье-то бездыханное тело. Или наступить на него. Но мне несказанно повезло: восхождение сопровождалось сильным снегопадом, и я не увидел ни одного тела.
А вот группа, отправившаяся в поход днем позже, сообщила, что видела «Мистера зеленые ботинки».

— «Мистер зеленые ботинки»?!?!

— Это может прозвучать дико, но у каждой мумии есть свой псевдоним. Ведь настоящие имена нам неизвестны. А«Мистер зеленые ботинки» — это трагически погибший несколько лет назад индийский альпинист, чье тело лежит выше 8000 метров.
На ногах у него пластиковые ботинки желто-зеленого цвета…. Вы знаете, в каком то смысле все погибшие альпинисты – это напоминание нам, живым, какие опасности таят в себе горы.
Это мемориал, который я предпочел бы никогда не видеть.

Правда ли, что в последние годы людей, готовящихся покорить Эверест, тренируют в барокамере?

— Это практикуется с 80-ых годов прошлого века, когда готовилась первая советская экспедиция на Эверест. Их готовили примерно также, как и космонавтов.
Вообще до 1982 года альпинисты Советского Союза не имели возможности покорять Гималайские и другие культовые вершины, находившиеся за пределами СССР. Они в основном прокладывали сложнейшие маршруты в горах Кавказа, Памира и Тянь Шаня. Некоторые из пройденных ими маршрутов тогда, никто не решается повторять в наши дни.

— Альпинизм СССР был силен, насколько я знаю.

— Очень силен. В лучшие годы, а таковыми для советского альпинизма принято считать 70-ые, им занимались до 300 000 людей. Вы представляете, насколько сильно было альпинистское движение?

— Ну, если разделить 300 000 на 15 республик, то получается 20 000 на каждую. Не так уж и много.

— Нет, это не мало на самом деле.

— В конце беседы хотелось бы вновь вернуться к юбилею. Если не ошибаюсь, его проведение планировалось намного раньше.

— Да, но ряд событий, в том числе и трагических, вынудили нас отложить проведение юбилея. В октябре в Гималаях погиб один из наших альпинистов – Мурад Ашурлы. Для меня это была еще и личная трагедия, ведь Мурад был моим двоюродным братом. И именно вместе с ним я впервые попал в горы.

— К сожалению, я не был знаком со своим тезкой. Но, по воспоминаниям его знакомых, это был талантливый, добрый, жизнерадостный и всесторонне развитый человек.

— Так и есть. Родившийся в России и переехавший в США, он всегда помнил о своей исторической Родине. Он стал вторым азербайджанцем поднявшим над Эверестом флаг Азербайджана.
Кроме того он первым из наших взошел на 18 различных вершин в Андах и Гималаях. Вот, пару дней назад я вернулся из Далласа (США), где жил Мурад.
Там, в штаб-квартире компании «Ericsson» состоялась презентация его книги «FindingyourEverest» ( «В поисках своего Эвереста»).

Книга рассказывает о том, куда может привести человека мечта. Она призывает действовать, а не говорить себе «нет я не смогу, мне это не дано». Мурад, как трудолюбивая и дельная натура, искренне верил, что нет ничего невозможного. Он верил, что мечты следует воплощать в реальность.
Вот об этом в 2013 году Мурад и задумал написать книгу, которую завершил накануне поездки в Непал и планировал издать ее по возвращении. Увы, судьба распорядилась иначе. Но коллеги и друзья, руководство корпорации «Ericsson», в которой он проработал без малого 18 лет, издали ее в память о друге.

— Если ли в книге фраза, которая запомнилась вам больше всего?

— «У каждого в этой жизни – свой Эверест. Самое трудное – найти его, взойти на него, получить необходимый опыт и применить полученные уроки в дальнейшей жизни». …


« »

Share your thoughts, post a comment.

(required)
(required)

Note: HTML is allowed. Your email address will never be published.

Subscribe to comments