Skip to content

26.07.2015

ГРАНИЦЫ И ПРЕДЕЛЫ — СТАТИКА, ДИНАМИКА И КИНЕМАТИКА

С фокусом и локусом штурманов-попрошаек давайте разбираться. Я беру этот вектор Штурман-Попрошайка, потому что это основные баги. Это ствол дерева багов, все остальные ответвления, можно сказать вариации этих. И это — апофеоз внешнего локуса контроля. 
Внешний локус контроля — это стремление захватить чужие ресурсы, считая их своими. 

Обратите внимание, когда вы просто хотите захватить чью-то территорию, хорошо осознавая, что она — чужая и что вы хотите именно захватить ее, ваш локус контроля — внутренний. Вы осознаете свои границы и видите, где заканчивается ваше и начинается чужое. Вы можете придумать способ, как захватить чужое. Иногда этот способ может оказаться эффективным и даже культурным. В любом случае, если вы хорошо осознаете, что ваше, а что нет, проблем с границами у вас нет, можно обсуждать только этический момент, но мы его обсуждать сейчас не будем.

Не до жиру нам пока, быть бы живу. А без границ для личности — смерть. 

Важно понять, что внешний локус контроля — это когда человек считает чужое своим, именно поэтому он на полном серьезе пытается рулить другими людьми или воображает, что рулит обстоятельствами, меняет их силой мысли или волей своего хочу. 

Внешний локус не делает человека злым или опасным для других, он делает его уязвимым, беззащитным и глупым. 

Именно он становится кормом для других. Ущерба причинить он никому не спообен, кроме, может быть, самых близких, у которых с ним общие ресурсы.

Если вы хотите начать работу над своей энергетической системой всерьез, в первую очередь хорошо осознайте этот момент. 

Внешний локус контроля обеспечивает ваш слив, он никогда не позволяет вам ничего «оттяпать» или «отжать» или «захватить».

Сделать все перечисленное (если вас не волнует этический момент), можно только имея очень хорошие границы и точно видя, где начинается чужое. 

Если вы вор, вы должны осознавать, что не можете просто так прийти в чужой дом и взять, что понравится. Вас в первую же минуту схватят. 

С локусом контроля — то же самое. Вы должны видеть, где чужое, чтобы хотя бы припрятать свои дурные намерения, а лучше вообще их не иметь, это самое безопасное для вас и самое продуктивное. Но осознавать — это минимум, который нужен для вашей самозащиты. 

Почему штурманы во всех последних письмах не только не могут взять чужое, но и сливают свое?

Потому что они не видят, где чужое, из-за очень плохого локуса контроля. 

Вот девушка в этом письме выходит замуж.

Квартиру мужа в его городе она считает своей («у меня появилась квартира») и ту, которую он снимает потом, тоже своей, поэтому раздражается, когда он выбирает удобное для себя место и ссорится с ним. 

Машину общую (или его) она считает своей, поэтому когда разбивает ее, не оформив страховки, не испытывает никакой вины перед ним, наоборот гневается, что он не кидается решать за нее все вопросы, связанные с этой аварией. 

Все ресурсы мужа она считает своими, поэтому так легко принимает условия, а на самом деле легкомысленно отмахивается от всех его условий, решив для себя, что ее «любовь» переделает его так, как ей надо. 

И даже ребенка она считает тем, что имеет право отщипнуть от мужа, который уже хочет развода, а она пытается настоять на зачатии, родить и унести с собой. Но конечно, унеся, потребовать соблюдения всех отцовски обязанностей, финансово и физически. А как же?

Вот внешний локус. 

Он делает из человека дурака, заставляя на голубом глазу тянуть свою лапу туда, где он ничего не может взять.

И поэтому он все время только сливает свое. Не видит разницы между чужим и своим, взять чужое не может, а свое слить — легко. 

Она возомнила, что квартира ее и активно включилась в ремонт. Если бы она оценивала, что это не ее квартира, она не чувствовала бы себя ограбленной. Многие женщины уверены, что зарплата мужа — это их зарплата, поэтому бросают работу. А потом плачут, что у них отобрали ресурсы. Сами слили из-за внешнего локуса. Вцепились зубами в чужое и потеряли свое, пусть малое, но свое, которое можно было умножить. 

Даже с машиной она была уверена, что все за нее сделают другие, и когда пришлось разгребать самой, впала в истерику («энергетическую яму») и окончательно испортила отношения с этим мужем. Но она и мужа уже присвоила, поэтому когда он решил развестись, оказалась разорвана на куски, уже успела срастись с мужем («он мой наркотик») и когда ее выгнали, почувствовала себя съеденной. 

А вот другое письмо. Здесь девушка-штурман не вышла замуж и даже отношения не успела начать.

Но мужчину тоже присвоила, поэтому удивляется «нелогичности его поступков». Она его хочет, значит и он ее должен хотеть. Если он почему-то не хочет, значит просто боится и надо помочь. В результате она сливается и унижается перед ним всю дорогу, бегает, признается в любви, настаивает на сексе, уговаривает, позорится. Слить себя очень легко, а восстановить сложно. И сливают все себя только из-за присвоения чужого. Не видят, что это отдельный человек и, если он нравится, это совсем не значит, что симпатия взаимна, тянуть в отношения щипцами нельзя. 

Внешний локус штурманов — это убежденность, что их хочу делает любой объект доступным для них. 

Штурманы живут в мире, где им открыты все двери, точнее они воображают такой мир, поэтому все время разбивают морды о стены и заборы, а потом сливаются под плинтус у закрытых дверей. 

Штурман потому и становится попрошайкой так легко, что суть того и другого одна — присвоение чужого. Штурман пытается нагло рулить чужим, а получив отпор, начинает просить, потому что отказаться уже не может, уже слил много своего, хотя никто его не просил. 

Многие штурманы знают про свою привычку сливаться, поэтому изо всех сил этого избегают. 

Но это не помогает. Часто даже наоборот это душит отношения в самом зачатке.

Первая — смелый штурман, начала отношения с подстройки снизу, согласилась на все условия, активно вовлеклась, наверняка и вкладывалась в начале (считая, что вкладывается в свое). На ней мужчина хотя бы женился и шанс построить отношения у нее был, если бы она в процессе перестала бы быть штурманом и научилась уважать мужа. Но она достала скалки и стала бороться за власть, поэтому ее выставили за дверь. 

А вторая — настороженный штурман. С самого начала она очень боялась дать лишнего, заклеила решето так, что даже на нормальные вопросы боялась отвечать, и чуть что сразу дистанцировалась. Очень пугливый штурман, считающий, что страх защитит его от слива. 

Не защитит. Локус ее все равно внешний, она ждет от мужчины предложений, ждет так активно, нетерпеливо и нервно, что реагирует неадекватно на его нормальные поступки и слова. Из-за этого косячит, потом будет сожалеть, страдать и сливаться. Даже если не будет бегать за мужчиной, будет страдать по нему. А если и сможет переключиться на другого, не исправив локус, сольется другому сразу, потому что уже расшатала себя и вырастила фигуру, переключение поменяет этой фигуре имя и цвет глаз, а размер фигуры будет тот же. 

Только внутренний локус контроля защищает вас от сливов. Но он не только это делает. Он еще создает притяжение в вашу сторону.

Когда вы опираетесь на себя, вы ведете себя адекватно, у вас хорошая эмпатия и вы обаятельны. 

Особенно если ваш фокус на человеке (интерес и внимание к нему), а локус контроля — всегда внутри ваших границ.

Вот это — идеальная, анти-штурмановская энергетическая система, обеспечивающая вам магнетизм. 

Вы ничего не хотите получить, но хотите давать и видите, что доставит человеку удовольствие. 

Попрошайки умирают от страха, когда слышат о таком. Им кажется, что их сразу сожрут, если они будут только давать, но не брать.

Им кажется, что они могут взять, бедняги. 

На самом деле, человека, который опирается на себя, сожрать невозможно. Он не сольет даже грамм себя, он себя все время растит и умножает.

Не только свою фигуру растит в поле другого, но и себя реального, ресурсы свои. Все, что он вкладывает, возвращается к нему сторицей, если локус контроля у него внутренний.

Почему попрошайки в это не верят? 

Потому что иногда они пытаются что-то давать и сливаются. Их локус контроля внешний, они дают, чтобы взять больше, дают, потому что вцепились в чужое, и поэтому вечно сливаются. 

Почему девушка из вот этого письма так позорно слилась? 

Она навязывала парню угощения, потом себя, потом слова о любви, потом просьбы о встрече. Он потому и попросил денег, что видел ее активный слив, логично было предположить, что она готова заплатить за его внимание чем угодно. Деньги она придержала, но если бы он получше поманил и деньги бы ему начала сливать. Такие как раз и берут кредиты, чтобы сливаться равнодушным мужикам. 

Вот так попрошайки представляют себе щедрость. Такая щедрость их очень пугает. И это действительно страшно. 

Вцепившись зубами в чужие штаны, можно перестать замечать и свою ненужность, и свое унижение. 

А если представить, что девушка эта опирается на себя, что у нее нет такого голода, такой нужды и такой короны, прикрывающей эту нужду, очевидно, что слив в принципе был бы невозможен. 

Никак невозможно для вас унижение, если вы опираетесь на себя. Вы даете только то, что вас поднимает, а не опускает, что второму ценно, за что он благодарен, чем он восхищен. Вы не делаете глупых, жалких, позорных поступков, потому что все такие поступки люди делают от нужды и зависимости, а еще страха. В состоянии силы и щедрости люди поступают красиво и настоящая щедрость всегда вызывает подъем их значимости. 

Посмотрите, как девушке в последнем письме не хватает такой щедрости. 

Она угрюма, она прохладна, она пассивна, она жадничает все время, ей жаль даже просто эмоций, не то что ласковых слов. 

Будь она теплой, веселой, нежной, заботливой, парень и сам бы захотел жить с ней. 

А если бы даже притормозил, то малейшей дистанции после красивых и щедрых вложений достаточно, чтобы мужчина понял: такую женщину терять нельзя. Дистанция работает только после красивых вложений! Иначе это просто мороз, а то и щипцы. 

Посмотрите, эта девушка очень старалась все сделать правильно. 

Она старалась не щипцевать его, она постаралась дистанцироваться, увидев, что динамика замерла на одном месте. 

Но она настолько жадная и ее фокус настолько сильно прирос к ней самой, что она ничего не смогла вложить в эти отношения. 

Немного секса по графику, но этого очень мало для мужчины с хорошей ОЗ. У него есть выбор девушек. Для его любви нужно было, чтобы он чувствовал кайф от общения. А кайфа в общении жадный штурман дать не может, он все время считает в экселе, сколько дали ему, и если даже не тянет щипцами грубо, ждет и киснет, а потом выливает свои кислые щи партнеру на голову. 

Фокус на себе плох еще тем, что не только делает жадным и кислым, но еще и мешает оценить реальную значимость партнера. 

Все время кажется в эгоцентричном коконе, что другой не так уж и значим, что бросить его легко, что легко будет забыть. 

А в реальности оказывается, что значимость куда выше, образ его преследует, томит, волнует, и этот образ довольно горячий, если вы бросили человека сами, да еще на пустом месте, а не в ответ на его косяк.

У фигур в поле есть две главные характеристики — величина и температура. Холодную большую фигуру легко уменьшить. Но горячая фигура — живая, уменьшить ее нельзя, придется сначала остудить. Остудить фигуру равнодушного человека легко, достаточно снять с себя корону и увидеть факты. Но если вы сами бросили человека, вам очень сложно убедить себя, что он к вам холоден. Вам все время кажется, что он горел и до сих пор еще горит. По этой причине почти невозможно бросить того, кто вас любит. Иллюзии убрать легко, реальность исказить в худшую сторону сложно. Но если даже вас не любят, просто симпатизировали, а вы резко ушли, не отрефлексировав значимость человека, вам может быть тоже очень сложно. 

Поэтому рапунцели и онегины постоянно роют себе вот эту яму: не могут отрефлексировать СЗ партнера, кидают его сами на каком-то своем пороге (из серии «да кто он такой, чтобы не поклоняться МНЕ?») и потом, увидев реальную величину его фигуры, сходят с ума год, два, три и растят фигуру все больше. 

Это произошло даже с нашим Онегиным в ФС. Вспомните, он с самого начала давал Золушке шанс, но ждал от нее много вложений и заметив, что она «не слишком горит» отмораживался. Золушка вела себя тепло и ровно, но Онегину все было мало и он несколько раз ее бросал, когда котел его паровоза взрывался. Он сходил с рельсов отношений. Это происходило из-за неотрефлексированной значимости Золушки. Да кто она такая, думал Онегин, да пошла бы она, если я для нее — не главный приз. Посидев и подумав, он начинал рефлексировать СЗ Золушки как более высокую, чем ему казалось. Ну и подрастала эта СЗ за время его страданий еще и еще. 

В письмах рапунцелей вы видите такое еще чаще. Не горит? Да провались он тогда. Кто он такой? Не так он нужен, таких как он много. 

Спустя время рапунцель успокаивается и рефлексирует значимость парня лучше. Она понимает, что он-таки особенный для нее и его тепла ей достаточно для удовольствия, а вот с потерей его она смириться не может. И ругая свою корону, под которой она так высоко вознеслась, рапунцель идет к нему с повинной. Но значимость ее для парня из-за ее неадеквата падает. И была не такой большой, как ей бы хотелось, а теперь станет меньше. А будь она щедрой и устойчивой, значимость бы ее росла. 

Для устойчивости нужен внутренний локус контроля, а для щедрости — фокус не на себе, а на партнере. 

Давайте это обсудим.



« »

Share your thoughts, post a comment.

(required)
(required)

Note: HTML is allowed. Your email address will never be published.

Subscribe to comments