Skip to content

08.01.2013

«В РОЖДЕСТВО ВСЕ НЕМНОГО ВОЛХВЫ…»

Снова волхвы идут на свет звезды. Снова нас, разобщённых и отчуждённых, объединяет ожидание Рождества. Ожидание Рождества — акт нашей верности Богу. Время особой ответственности друг перед другом, особой смелости открыть свои сердца, просить прощения, не бояться любить и доверять. Показать, что мы не «стадо дикобразов, бредущих по снежной пустыне, жмущихся друг к другу от холода и колющих друг друга своими иглами» (А. Шопенгауэр). Из дикобразов превратиться в волхвов, «грудой свёртков навьюченный люд: каждый сам себе царь и верблюд» (И. Бродский), в волхвов — не неведомых царей, а обычных людей, пришедших поклониться Младенцу.

В Рождество быть волхвами — состояние души,   подразумевающее стремление стать чистыми и вновь обрести способность дарить — как для встречи любого новорождённого (чистота и подарки). Тем более для встречи рождающегося Христа.

В эти дни мы постараемся вспомнить забываемые за житейской суетой слова: верность, любовь, дружба. Постараемся стать немного детьми — найти в себе ребёнка, искреннего, простодушного, бескорыстного, которого мы предали или забыли.

Если мы не сделаем этого, если не изменимся, случится страшное: «…И Тебя в вифлеемской толпе не признает никто…» (И. Бродский). Нужно желать измениться, желать любить, и тогда…

…Не потребность в звезде
пусть ещё,
но уж воля благая
в человеках видна издали,
и костры пастухи разожгли.

Воля благая призовёт нас отправиться в дорогу, и однажды мы увидим звезду, которую не видно в самые мощные телескопы. Незримая, она совершает свой путь, чтобы в эти дни приблизиться к земле.

Волхвы пришли. Младенец крепко спал.
Звезда светила ярко с небосвода.

Когда, оставшись в пустоте, в пустыне, один на один с Рождеством, они, подумав, «что поздно верить чудесам», свой взгляд поднимут к небесам, они вдруг почувствуют, что сами — чистосердечный дар.

Дарить себя — великая привилегия любви.

Верность всегда рядом с любовью, по сути, она и есть любовь. Осмеянная многократно «вечная любовь», не укладывающаяся в границы, если принимать жизнь как бесконечность существования духа.

Бог, Который вечен и верен, принимает нас такими, какие мы есть.

Есть неписаный кодекс чести, основанный на Священном Писании и подкреплённый подвигами святых, будь то св. Людовик в сияющих доспехах, рыцарь, король и мистик, или св. Франциск в рубище, не менее рыцарь, король и мистик…

Мир спасут любовь и верность, обращение к этому нравственному катехизису, к этическим принципам, формировавшимся во времена «детства» европейской — христианской — цивилизации, и обращение к ребёнку, живущему в каждом из нас. Тогда человек перестанет быть маленьким, но считающим себя взрослым Каем, собирающим из льдинок в чертогах Снежной Королевы слово «вечность» и забывшим, как цветут розы. Он станет волхвом — преодолев холод, сковавший сердце, сможет встать и пойти. Движение согреет его, и сердце оттает, оживёт.

Так происходит чудо:

В холодную пору…
Младенец родился в пещере,
чтоб мир спасти;
мело, как только в пустыне
может зимой мести…

(И. Бродский).

Анна Смирнова



« »

Share your thoughts, post a comment.

(required)
(required)

Note: HTML is allowed. Your email address will never be published.

Subscribe to comments