Skip to content

13.11.2016

В соавторстве с жизнью

Где на самом деле существует будущее? 
Странный вопрос, но он не настолько однозначный, как выглядит на первый взгляд.

Мы думаем о будущем как о временном периоде с определенным набором обстоятельств (благоприятных или не очень), которые случатся потом. Очевидно, что это не будущее как таковое, а лишь наши мысли о нем. 
Никто никогда не будет жить в таком будущем.

Можно сказать, что «будущее» существует для нас в трех реальностях:
• в реальности наших мыслей — как фантазия (приятная или не очень);
• в реальности, проживаемой нами, — как то, что окрашивает наше ощущение происходящего в настоящем и формирует действия, которые мы предпринимаем;
• в реальности мозга — как сеть нейронных паттернов, генерирующих всё вышеперечисленное.

Эта последняя реальность, реальность нашего мозга, для нас вообще никак не существует, кроме как знание о том, что у нас есть мозг.

То, как будущее существует для нас, генерируется мозгом автоматически, «без нашего ведома».
Причем и то, как мы «раздумываем» о нем, и то, как оно «окрашивает» жизнь для нас в каждый момент настоящего. Без специального вмешательства и ваши мысли о будущем, и будущее, которое влияет на вас в настоящем, «окрашивая» каждый момент твоей жизни (мы называем его «практически-неизбежным-будущим») — всё это генерируется мозгом ниже уровня осознания.

«Практически-неизбежное-будущее» — это будущее, которое генерирует для нас наш мозг без специального вмешательства. 
Основной задачей мозга является выживание. Точнее, так: у мозга нет никакой задачи, мозг — это просто орган, автоматизм которого в текущую эпоху существования человечества настроен на обеспечение выживания, в том числе социального. Он регистрирует из окружающей реальности совсем немного — около 5% — и, основываясь на памяти, «создает», прогнозирует будущее как версию прошлого с коррекцией на эти 5%. 

«Практически-неизбежное-будущее» — это версия будущего, созданного мозгом на основе прошлого с целью выживания, в интересующем нас случае — социального выживания (физическое выживание нам не особенно интересно в рамках этого контекста). 
Избежать его практически невозможно, потому что реальность, в которой вы живете, возможности, которые видишь, цели, которые ставишь и т. д., действия в этой реальности и твои ощущения (настроения, мысли, эмоции) — всё это генерируется мозгом ниже уровня осознания до того, как вы проживаете это осознанно. 
Мы привыкли относиться к будущему, как будто у нас есть большой выбор относительно него. Но это нонсенс, иллюзия, которая возникает благодаря устройству человеческого мозга и восприятия.

Механизм мозговой активности приводит к тому, что без специального вмешательства мозг прогнозирует будущее, основываясь на прошлом. Это значит, что он усиливает фокус на определенных элементах того, что находится перед нами, и генерирует реальность.

Будущее для мозга — это определенный «спрогнозированный» сценарий того, что произойдет, существующий как сеть нейронных паттернов. 
Заметьте, в мозге нет никакой осознанности — в нем есть только биохимическая активность. 
Так вот, традиционно мозг «интересуется» опасными сценариями, для того чтобы подготовиться к выживанию в них. 
Откуда, по-вашему, мозг берет эти сценарии, для того чтобы «выявлять» их в окружающем? 
Конечно, из прошлого! 
И ниже уровня осознания генерирует действия для реализации выживания в этом предполагаемом сценарии. 
Откуда он берет эти действия? 
Конечно, из прошлого! 
А теперь вы мне скажите: к каким результатам приведут действия из прошлого, осуществленные в реальности, которая была «создана», основываясь на прошлом? 
Конечно, к результатам из прошлого!

Все наши привычные действия и представления о будущем ничего по-настоящему нового не создают, а просто являются вариациями на тему прошлого.

Если тот уровень счастья, который автоматизм создает в жизни, нас не устраивает, можно сказать, что это делает нас несчастными (и здесь имеется в виду не какое-то горе или несчастье, а отсутствие интересующего нас уровня счастья). 
Что в этой связи означает «выйти на следующий уровень»? 
Выйти за пределы автоматизма своего мозга.

Только постоянная «трансформация» дефолтного, практически неизбежного будущего (которое является социально-групповым феноменом, хотя и имеет индивидуальный окрас для каждого из нас) дает человеку возможность «быть человеком» путем реализации потенциала осознанности и своего предназначения. И именно это является источником счастья, которого мы все так хотим и тщетно пытаемся заменить суррогатами удовольствия.

Суть такова. 

С одной стороны, необходимо разобраться со своим прошлым — завершить для себя всё, что там осталось, и быть в состоянии сказать: «То, что было — это ок, так, как это было». Без драмы, без привязанности, без излишнего романтизма. 
«Было то, что было. И всё». 
А с другой стороны — гораздо более чутко относиться к жизни вокруг, к людям, которые в ней находятся, к тому, что выражают те цели, которые вы перед собой ставете, прислушиваться к тому, что зарождается вокруг вас.

У человека есть выбор: сдаться «практически неизбежному будущему» как результату автоматического режима проживания жизни или сделать осознанное усилие и попытаться создать то будущее, которое стоит того, чтобы для него жить.
Чтобы получить второй вариант будущего, требуется «завершить» прошлое, снизив его влияние на происходящее с вами, по-настоящему заинтересоваться жизнью вокруг и тем, что в ней зарождается, сделав своим будущим версию «зарождающегося будущего», на которую откликается твое сердце.

Будущее «с чистого листа» — при таком подходе будущее перестает быть «местом» реализации ваших амбиций, основанных на улучшении прошлого, и становится «местом» выражения фундаментально важного для вас в соответствии с тем, что зарождается вокруг.

• Мы, как правило, осуществляем действия, чтобы в будущем, которое наступит потом, появились те результаты, которые нам важны сейчас, основываясь на том, что у нас было в прошлом. Это стандартный взгляд на прошлое, настоящее, будущее и нашу роль во всём этом.
В этой стандартной модели я двигаюсь из прошлого через настоящее в будущее, совершаю какие-то действия, чтобы в будущем появились результаты (которые будут для меня благоприятны и по возможности сделают меня счастливым). Если вдуматься, это взгляд «зрителя» на жизнь.
Если я «наблюдаю» за жизнью, то вижу, как жизнь протекает перед моими глазами, а это происходит именно так — из прошлого в настоящее и потом в будущее. Как зритель в театре: есть первый акт — это прошлое, есть второй акт — это настоящее (текущая эра моей жизни). Третий акт мне неизвестен, и он будет потом, — это будущее.

Но если я — автор, то для меня пьеса живет совершенно другим образом.

• Альтернативный способ смотреть на будущее можно назвать «будущее-сейчас», потому что если обратить внимание на то, как жизнь проживается (не на то, как она концептуализируется, а на то, как она переживается в реальном времени), то в проживаемой жизни мы всегда находимся сейчас.
И вот в этом сейчас — единственно доступном для нас времени существования — каждый может увидеть определенные возможности будущего, еще не реализованные, но уже присутствующие в «сейчас», а не в «потом».
Это то, что «накатывает» на нас, зарождается и реализуется сейчас. Таким образом, будущее приближается к «сейчас», зарождаясь в жизни вокруг нас, а не мы приближаемся к «будущему-потом».

Для автора пьеса происходит не из прошлого в будущее, а из будущего в настоящее. Если я — автор пьесы, то происходящее на сцене (настоящее в нашей аналогии) должно соответствовать тому, что будет в следующем акте (будущем).

Для того чтобы лучше использовать эту аналогию, добавим в нее еще два аспекта. Будем считать, что сценарист жизни — это отдельная фигура, назовем ее «сама жизнь». И даже она еще не полностью разобралась с финальным вариантом сценария. Кроме того, заметим, что на сцене есть актеры, и одного из них мы привыкли называть «Я».

Есть главный сценарист — сама жизнь. Будем считать, что она есть сама по себе, есть актеры, и одного из них в пьесе зовут «Я» и этого невозможно избежать. 
Так же есть сущность зрителя, она точно доступна мне. Собственно, именно в ней я и провожу жизнь. Однако есть еще одна, менее очевидная, вакантная сущность — соавтор пьесы. То есть каждый из нас может быть «актером-зрителем» или «актером-соавтором». 
Это можно соотнести с сознанием и самоосознанием — у каждого из нас есть «оборудование» (мозг), необходимое для этого действа.

Пьеса под названием «Жизнь» выглядит очень по-разному с точки зрения зрителя и с точки зрения соавтора. 
• «Зритель» просто смотрит, и повествование развивается перед ним из прошлого в настоящее и затем в будущее. Обратите внимание, как люди традиционно относятся к жизни: пытаются предсказать сценарий развития событий и как-то использовать его в собственных интересах.
• «Актер-зритель» переживает за то, что произойдет, и ожидает будущего с опаской, стараясь сделать так, чтобы было получше или по крайней мере не хуже.
• Для «актера-соавтора» жизнь — это возможность действовать в соответствии с реализацией будущего, которое он, как соавтор, задумал (разумеется, в партнерстве с автором — самой жизнью). Он живет с вопросом: «Что потребуется сейчас для того, чтобы всё получилось?».

Ключевое различие сценариста и зрителя: зритель пытается предугадать будущее, основываясь на прошлом, сценарист же это будущее создает. Соавтор в текущем акте (настоящем) видит, как зарождается третий акт (будущее), и может принять участие в этом событии. Для него то, что происходит во втором акте пьесы, полностью сформировано третьим актом.

Созидание в соавторстве с самой жизнью формирует такое качество жизни, которое не идет в сравнение ни с какой, даже самой комфортной версией выживания. 

Но для того чтобы получить «должность соавтора жизни», есть определенные условия. Работодатель под названием «сама жизнь» располагает очень широким выбором.

В нашей аналогии — это означает перестать сужать сценарную линию до того, что произойдет с актером, которого мы привыкли называть «Я».
Для каждого из нас это, конечно, ключевой персонаж, но для самой жизни… Знаешь ли, скучно сотрудничать с таким «зацикленным» соавтором… Получается «ограниченный сценарий». Жизнь «увольняет» такого соавтора по причине профнепригодности.

Нужна определенная смелость, чтобы перестать «париться» за персонажа «Я» и встать на сторону самой жизни. 

Хотя… в конце всё для всех заканчивается одинаково. 

Весь вопрос в том, что собой представляет для человека третий акт — потенциальную угрозу или возможность творить в танце с эволюционирующим духом. 

И вот необходимо выбрать, готов ли «Я» рискнуть иллюзией контроля и защищенности от жизни посредством того, что «Я» буду наблюдать, переживать и заботиться о том, чтобы мой персонаж выглядел хорошо на фоне других, или «Я» плюну на всё это, встану на сторону самой жизни и позабочусь о том, чтобы тот, кого я привык называть «Я», действовал в соответствии с тем, что я создаю в соавторстве с жизнью.

/Источник/