Skip to content

06.12.2015

ДЕГРАДАЦИЯ И ЕЁ ПРЕОДОЛЕНИЕ

Сегодня СМИ полны сообщений о чрезвычайных событиях и бедах.

И уже сами по себе эти факты — серьезный знак и предупреждение о какой-то надвигающейся катастрофе, это уже начертанные слова: «Мене, текел, перес» (Дан. 5, 25).

Между тем о надвигающейся катастрофе человечество менее всего думает, а его отношение к ней, начиная со времен Всемирного потопа, ничуть не изменилось: народу не до размышлений, а его элита ведет себя так, как она часто и вела себя в подобных случаях: она погружена в пиры Валтасара.

И в этой связи уместно спросить: почему на каких-то этапах развития общества происходит сбой в социальных механизмах его защиты, вплоть до потери инстинкта самосохранения, невосприятия реальных смертельных опасностей, отторжения людей, предупреждающих об этих опасностях?

I. Расчеловечивание. Что это такое?

Причины этого явления различны. Но одна из самых главных причин — процесс, который можно назвать расчеловечиванием человека и общества.

Расчеловечивание — это процесс духовно-нравственной деградации, несет абсолютную смерть человеку. О нем говорится в Библии как о мерзости запустения души человека, как об оскотинивании человека, о превращении людей в скот бессмысленный. И в ней показаны механизмы расчеловечивания человека.

Начинается процесс расчеловечивания с духовного угасания, которое наступает, когда люди уходят от Бога [Спасибо автору, зав. кафедрой теологии, за то, что он, как нам видится — с пониманием дела — не упомянул имя иудейского идола для миллионов одурманенных людей планеты. Бог — да, Создатель. Иудейский идол — нет. — Прим. ss69100], либо начинают поклоняться идолам.

Духовное угасание запускает механизмы разрушения других сфер общества. Прежде всего, начинает рушиться нравственность, наступает нравственное разложение. Затем наступает разрушение других социальных сфер.

Чтобы по-настоящему понять суть этого явления, надо хотя бы в самой малой степени понять, что такое человек. Странно. Нам кажется, что самое трудное — понять то, что от нас далеко. Человеку кажется, что это атом непонятен, Вселенная непонятна.

На самом же деле самое непонятное — это сам человек, вопреки тому, что человеку и кажется, что лучше всего он знает самого себя, так как он всегда видит самого себя. Но в том то и дело, что видеть — это не значит знать. Мы каждый день видим перед собой живое.

Но разве мы знаем, что такое жизнь? А между тем человек — это еще более сложное явление, чем жизнь.

Удивительно, как человечество открывало человека в человеке. Поразительно удивление древних греков перед осознанием человека, его разума, его могущества.

С каким восторгом открыла для себя человека эпоха Возрождения и каким было ее разочарование в человеке! Все знают открытие Коперника, а многие ли знают, что почти в это же время произошло не менее важное открытие — открытие детского возраста?

Более того, это открытие стало куда более трудным для принятия общественным сознанием, чем открытие Солнечной системы. И через два века оно еще не стало всеобщим достоянием: в XVIII веке Руссо упрекал современных ему педагогов, что они воспитывают детей, не зная детства.

Самое же трудное в понимании человека состоит в уяснении той истины, что человек есть принципиально иное явление, чем просто живое существо. Поэтому, хотя бы на уровне самого приблизительного понимания, надо отделить в человеке жизнь человеческую от жизни физической, биологической. Живое есть живое, а человек есть человек.

Здесь уместно такое сравнение: любое живое существо состоит из химических веществ. Но сколько бы мы ни изучали состав веществ, из которых состоит живое, мы интуитивно чувствуем, что жизнь — это нечто принципиально иное, нежели состав веществ и их свойств, из которых оно состоит. Жизнь есть жизнь, а вещества есть вещества, хотя без них существование живого организма невозможно. Соответственно, и человек — это не только жизнь, но и нечто принципиально иное.

Суть же этой инаковости состоит в духовности человека. Это такая же определяющая характеристика человека, каковой является жизнь для живых существ. Благодаря этому человек является чем-то кардинально различным, по сравнению со всем живым, подобно тому, как все живое является чем-то кардинально иным, по сравнению с веществами, из которых оно состоит.

При этом именно духовность является главной характеристикой всех проявлений человека, подобно тому, как в живом организме все его проявления, начиная с движения, определяются жизнью. Движение организма — это «живое движение», а не механическое и не химическое. И обмен веществ — это живая химия.

Поэтому и в человеке все процессы осуществляются по чисто человеческим законами, начиная с движения, которое называется «прямохождением», то есть движение человека — это не «живое движение», а «человеческое движение». И осуществляется оно не жизнью как таковой, а волей человека. Человек прямо ходит напряжением своей воли. Разрушьте, отключите волю, и человек не сможет не то что ходить, а даже прямо стоять и при наличии здорового физиологического органа хождения.

Таким образом, определяющим фактором, делающим возможным движение человека, является не его физиологический аппарат, позволяющий осуществлять движение, а человеческая воля, заставляющая человека стоять и ходить прямо. Разрушьте в человеке волю, и человек не сможет ходить.

И это вовсе не отменяет всех других определенностей человека, начиная с того, что человек с точки зрения физики является обычным физическим телом: запустите человека с высоты, и он упадет, как любое другое физическое тело. Но… человек может полететь с высоты как камень. А вот камень никогда не встанет на две ноги и не побежит.

Отсюда становится понятным, что в человеке буквально все определяется его духовностью. И для него нарушение духовно-нравственных законов столь же гибельно, как для живого организма нарушение законов биологических.

Поэтому, когда говорят о возможности нарушения нравственных законов, утверждая относительность нравственных законов и ссылаясь на опыт различных народов, то это не довод в пользу отсутствия духовно-нравственных законов и возможности их игнорирования, а доказательство, что существуют разные степени его выраженности, его понимания и его исполнения у разных народов.

Но чем дальше отходит тот или иной народ от истин духовно-нравственных законов, тем быстрее его смерть. Чем ближе к норме, тем более благополучен человек и народ.

Исходя из сказанного, следует, что поскольку человек есть духовное существо, то человек умирает не только как живое существо, но и как человеческое. И подобно тому, как наступает смерть живого организма, возможна и духовная смерть человека. И этот процесс умирания в человеке человеческого и следует назвать процессом расчеловечивания.

В силу этого человек гибнет как человек в самом прямом смысле. Причем для человека это не менее страшная смерть, чем смерть физическая, физиологическая, биологическая. И погибая как человек, человек гибнет и физически.

При этом, подобно тому, как все живое умирает не только потому, что так сложились внешние условия его жизни, сработал какой-то внешний неблагоприятный фактор — болезнь, голод, холод и т.п., но потому, что смерть есть абсолютная характеристика живого организма, и все живое, исключая самые низкие формы жизни, несет в себе свою смерть, точно так же человек как человек умирает не только в силу внешних причин, но и в силу внутренних — духовно-нравственных причин.

И подобно тому, как есть причины болезни и смерти физической, есть свои причины болезни и смерти духовной. Причиной духовной болезни и смерти является грех, проявления которого бесконечно разнообразны. И действие его не менее опасно, чем действие причин физической болезни и смерти человека.

Духовно-нравственная болезнь, которая именуется духовно-нравственной деградацией, разрушает человека вплоть до того, что он не может воспроизвести потомство. Апостол Павел очень точно указывает: «Прелюбодействуют, а не рожают» (Посл. к Коринф.).

2. Расчеловечивание общества.

Сказанное о человеке не в меньшей степени относится и к человечеству. Говоря об обществе, следует указать, что основную трудность его познания представляет его целостное понимание, то есть понимание, что человеческое сообщество — это такой же целостный организм, как биоциноз или сам человек.

Смертен не только человек, но и человеческие сообщества, целые цивилизации; все человечество смертно. Хотя, наверное, почти каждый человек уверен в том, что человечество бессмертно, несмотря на то, что все сущее — от Галактик до крохотного растения — несет свое отрицание. В крайнем случае, в силу разных причин — от голода до метеорита, может погибнуть тот или иной его сегмент.

Еще удивительнее то, что человек, а значит, и человечество, в строгом смысле этого слова, возникли каких-то 40 тысяч лет назад [Выше автор совершенно справедливо заявил, что „для человека нарушение духовно-нравственных законов столь же гибельно, как для живого организма нарушение законов биологических

Но как же так получается, что существуя на протяжении, по автору, 40 тысячи лет, человек выжил? Значит, он уже непременно обладал духовностью. Верил Создателю.

А отсюда следует, что иудейский идол, рождение которого относят на две тысячи (а с учётом исследования возраста Плащаницы — всего на тысячу лет назад) — просто идол. Иудейский. — Прим. ss69100], то есть буквально на наших глазах. За это время уже исчезли многие цивилизации. И никто не гарантировал вечной жизни всему человечеству на этой земле.

Анализ причин гибели цивилизаций показывает, что цивилизации чаще всего гибли не в силу внешних, физических, хотя и это было, а в силу внутренних причин, в силу духовно-нравственной деградации. Ни голод, ни холод, ни болезни, ни нашествие врагов и т.п., как правило, были причиной гибели цивилизаций.

Чаще всего что-то ломалось в духовно-нравственном строе сообщества, и оно гибло. И это связно с тем, что и на уровне общества, как на уровне жизни человека, духовно-нравственные характеристики являются определяющими.

Другими словами, если духовное начало является фундаментальной характеристикой человека, то оно же является таковой и в социуме. При этом любое человеческое сообщество имеет определенную духовную сферу социума, представленную прежде всего той или иной религией. И смерть того или иного сообщества чаще всего наступает в силу духовно-нравственных причин.

Таким образом, главная причина расчеловечивания, то есть смерти общества, состоит в том, что идет духовно-нравственное угасание, выгорание, умирание, разложение социума. Причины духовно-нравственного неблагополучия общества называются тем же словом, что и причины неблагополучия человека, — грех. Именно грех — причина разложения духовно-нравственной сферы общества.

При этом искусственное стимулирование духовности чаще всего уже не оживляет духовность и нравственность, хотя и притормаживает процесс их распада.

Почему пало Израильское царство? Потому что по приказу его царей его жители вынуждены были поклоняться идолам. Дальше началось угасание всех нравственных норм. Богатые в погоне за богатством потеряли всякое чувство меры. И когда пришли враги, то народ предпочел смерть и рабство, нежели защиту своего обезумевшего «креативного класса».

По этой же схеме пало Иудейское царство. Только в нем процесс будущей гибели был запущен забвением истинного Бога, хотя и поклонение идолам встречалось. Вспомним, что стало причиной распада единого древнееврейского государства?

При этом в духовно деградирующем обществе разрушается все — от семьи до государства. Пример последних времен Рима, в котором были миллионы разноплеменных рабов, но почти не было римлян, — лучшее тому подтверждение.

Более того, если самые выдающиеся люди гибнущих цивилизаций осознавали угрозу смерти социума в силу его нравственного падения, как это было в Риме уже с I в. до н. э., начиная с Цицерона и императора Августа, то им очень редко удавалось преодолеть распространяющуюся катастрофу.

Общество, охваченное духовно-нравственной болезнью, не слышит своих мудрецов и святых. Римляне также не слышали философа Цицерона и императора Августа, как люди в библейские времена не слышали пророка Ноя. Результат и в том, и в другом случае известен. Всемирный потоп во времена Ноя. Через 4-5 веков после Августа Римской империи не стало. Жизнь других духовно заболевших цивилизаций была короче.

Классический пример гибели государства в силу ухода от Бога — это разрушение Советского Союза. Чем мощнее и величественнее строилось его здание, тем больше был риск его разрушения. И чем грандиознее был Советский Союз, тем меньше шансов оставалось у него на выживание. На песке нельзя построить здание.

А между тем именно об этой угрозе менее всего думает современное человечество. И менее всего принимает меры, тем более адекватные, чтобы преодолеть смертельно-опасную болезнь, охватившую его.

3. Можно ли преодолеть духовно-нравственную деградацию современного человека?

Если с позиций сказанного посмотреть на современное человечество, то самое опасное зрелище представляет собой Западный мир, который, видимо, уже прошел свои точки невозврата, уже утратил инстинкт самосохранения и стремительно уходит в небытие.

По крайней мере, для думающих людей уже очевидной истиной является вымирание северного полушария Земли: Европы, США и России. А их земли, их страны, их города занимают духовно более сильные люди.

И естественно, как и в случае с больным человеком, встает вопрос: сможет ли европейская цивилизация выздороветь? Сможет ли она вырваться из стремительно ускоряющегося духовно-нравственного, а далее и социального кризиса? Сможет ли она преодолеть духовно-нравственную деградацию?

Для того, чтобы это произошло, надо осознать, что духовно-нравственная деградация — это более страшная и опасная болезнь для человека и человечества, нежели болезнь физическая. Между тем для современного западноевропейского мировоззрения, современной науки здесь вообще нет проблемы.

Видимо, дальше всех ученых в осмыслении этого явления продвинулся К. Маркс, который в своих трудах подробно описал феномен расчеловечивания на примере пролетариата Западной Европы.

Однако К. Маркс изучал внешнее расчеловечивание, расчеловечивание как результат жизни пролетариата Западной Европы в бесчеловечных условиях. В этой связи становится ясным, что внешняя свобода (например, свобода, данная английским крестьянам еще в средние века) — это еще не гарант реальной свободы, тем более оптимального развития человека и общества.

При внешней свободе можно установить более страшное рабство — рабство, лишающее человека даже человеческого облика, чем при ее внешнем отсутствии.

Но ведь для Маркса не существовало духовной сферы, да и нравственность для него имела значение только в увязке с социальной проблематикой.

Между тем духовные болезни в науке почти не изучены. Более того, их изучение почти невозможно в силу того, что в последние века само духовное как нечто реально существующее, в науке усиленно отрицается. Вместе с тем, духовные болезни — это огромный спектр реальных болезней от алкоголизма до шизофрении. И они намного опаснее болезней физических.

Во-первых, их труднее диагностировать, особенно на начальных этапах; во-вторых, они непредсказуемы, и непредсказуемо поведение субъекта, этой болезнью охваченного; в-третьих, она протекает более сложно; в-четвертых, они очень часто даже не осознаются как болезнь, как опасность, а нередко и выдаются за норму.

Самое же опасное в духовной болезни — это подавление индикаторов предупреждения об опасности, вплоть до потери инстинкта самосохранения. Все живое несет в себе инстинкт самосохранения. Главный индикатор предупреждения об опасности живого организма — боль и страх.

И человек, как живое существо, эти индикаторы имеет. Человек также имеет индикаторы предупреждения и о духовном неблагополучии: стыд, совесть, жалость и разум.

Но особенность духовной сферы, в отличие от органической, состоит в том, что если болевые рецепторы человеку отключить не под силу, по крайней мере, пока медицина может подавить боль только искусственно, то отключать и даже уничтожать духовные, нравственные индикаторы опасности и в массовом масштабе человечество давно научилось.

Но их отключение — это открытие дороги греху, что позволяет ему господствовать над человеком и обществом, открывая путь духовно-нравственной деградации, а значит, гибели человека как человека.

Поэтому, если причины внешней опасности современное человечество вполне реально осознает и принимает более-менее адекватные меры, то причин духовно-нравственного неблагополучия даже не замечает. Более того, очень часто сами духовно-нравственные болезни оно выдает за норму или что-то вполне терпимое, а потому даже не квалифицируют как болезнь.

При таком состоянии болезнь не лечат и не видят причин ее лечения. В силу всего сказанного лечение духовно-нравственных болезней человека и общества в настоящее время становится почти невозможным.

А при уже наступившей духовной деградации никакой болевой реакции нет, человек не реагирует ни на одну духовно-нравственную опасность. И поэтому у него очень мало шансов вырваться из лап болезни.

Да, бывают исключения, о чем свидетельствуют не только те святые, которые начинали свой путь к святости с последних ступеней духовного и нравственного падения, в последний момент осознавшие ужас своего духовно-нравственного состояния, но и люди, понимающие ужас своей болезни, например алкоголизма. Но в том то и дело, что в этом случае включаются духовные, нравственные индикаторы — стыд, совесть и т.д.

Поскольку духовные болезни сегодня не лечатся, а если и лечатся, то далеко не в том объёме, который необходим, то эта болезнь охватывает, подобно эпидемии все человечество. Только в одной России в силу духовно-нравственных причин гибнет более полутора миллионов человек в год: алкоголизм, наркомания, самоубийства, немотивированная преступность и т.д., и т.д., и т.д.

Почему же мы не хотим видеть смертельной опасности, нависшей над человечеством? А потому, что уже много веков Европа, в том числе и Россия, рассматривают жизнь человека и человечества в основном под углом зрения внешних условий его существования — наличия энергии, пищи, воды и т.п., то есть под углом зрения наличия факторов, необходимых для физического существования человека.

И при анализе человечества с позиций физических условий его существования у человека как будто бы не должно быть особых причин для волнения: да, многие материальные запасы, от пресной воды до энергии, подходят к концу.

Но наука обещает найти новые источники их пополнения: овладев термоядерной энергией, человечество обретает неисчерпаемый ее источник; создав нанотехнологии, человечество будет делать искусственную пищу и т.д. и т.п., вплоть до теоретически возможного конструирования технологии обеспечения физического бессмертия человека. И поэтому Европа, в принципе, должна быть удовлетворена: сбылась многовековая мечта европейского Просвещения — люди сыты и здоровы.

Но почему же так мало счастья в Европе? Не будем говорить о все нарастающей волне жестких проблем Европы. Спросим себя: будет ли даже физическое бессмертие человека означать его человеческое бессмертие. Нет! Ведь человек и человечество несут в себе и свою внутреннюю человеческую смерть, порождаемую духовными причинами.

Между тем как раз об этой опасности человечество почти не думает. И в этом отношении оно удивительно напоминает Советский Союз, который все время и непрестанно готовился к горячей войне, наготовив больше всех в мире ракет и танков. А в результате он был уничтожен без единого выстрела совсем другим оружием — оргоружием.

Современное человечество пытается спастись от физической смерти, оно даже разрабатывает проекты создания бессмертия человека… И не замечает тотальной смертельной болезни, в которую оно всё глубже погружается. Поэтому человечество скорее всего погибнет от причин, о которых оно даже не задумывается, более того, давно их отвергло как суеверие и предрассудок.

А между тем процесс расчеловечивания набирает все большую силу. Более того, анализируя современное общество с этой точки зрения, нельзя не видеть, что современный духовно-нравственный кризис Запада, при всем его социальном благополучии, неизбежно ведет к системному кризису всего социума.

В результате сегодня Запад не только деградирует сам, несет человечеству разложение и смерть. Он убивает целые страны, вколачивая их в доисторическое состояние. Обезумевший, вооруженный ядерным оружием и самыми тонкими технологиями расчеловечивания, современный Запад страшнее любого варварского государства с его железными ордами.

Подчеркнём ещё раз — смертельная опасность духовно-нравственного кризиса общества заключается в том, что он охватывает все социальные сферы, начиная с нравственной и заканчивая культурной, что ведет к деградации этих сфер.

Самое же опасное при этом заключается в том, что исчезают духовно-нравственные точки опоры развития общества, ему становится не на что опереться. В результате начинают распадаться все социальные сферы, в силу того что каждая сфера начинает работать сама по себе, и даже не для себя, а для обслуживания людей, находящихся в этой сфере, когда человек свое служение превращает в свое кормление.

Священник превращает служение Богу в свое кормление, военный — служение Родине в свое кормление, чиновник — служение государству в свое кормление, ученый — свое служение науке в свое кормление. Однако любое дело кончается, когда оно превращается в способ делания денег. Выгорает любая социальная сфера, выгорает общество в целом.

Духовный кризис рождает тотальное неисполнение или извращенное исполнение любых решений. Сегодня руководство России принимает часто правильные решения. Но их исполнение?!

Преодолеть же эту болезнь, если разрушена духовная основа, невозможно. Могут ли спасти ситуацию внешние средства, например внешний контроль? Да, можно усилить контрольные функции государства, можно создать какие-то комиссии. Но мы объективно оказываемся в ситуации, о которой предупреждал нас Н.В. Гоголь: нельзя над контролером поставить контролера, а над ним следующего контролера.

И подобно тому, как есть внешние и внутренние причины физической смерти человека и социума, точно также существуют внешние и внутренние причины их духовно-нравственной смерти.

Современное общество деградирует одновременно и в силу внутренних причин: забвения Бога и самой души человека, и в силу внешних причин: его разложение сегодня осуществляется целым интернациональным сообществом, именующим себя либеральным классом.

Это определенные структуры, ассоциирующие себя с мировой элитой; это колоссальные, чаще всего не формальные силы, достаточно давно сознательно и бессознательно запустившие процесс уничтожения духовно-нравственной сферы человечества.

Таким образом, с позиций сказанного главную угрозу современному человеку и человечеству представляют не внешние угрозы, при всех их потенциально смертельных опасностях (физические угрозы: дефицит воды, пищи, энергии; эпидемии и т.д., социально-экономические: войны, социальные конфликты и т.д. при все возрастающем их объеме), а духовно-нравственные.

Причем вал этих болезней будет с каждым днем все нарастать, а шансов спасения, как и при любой прогрессирующей болезни, будет все меньше и меньше.

Надо оговорится, что для людей, особенно верующих, все расширяющаяся эпидемия духовно-нравственных болезней — это неопровержимый симптом надвигающейся катастрофы, а зачастую это уже непосредственный признак преддверия Страшного суда. Можно ли согласиться с их позицией?

Разделяя их опасения, осознавая, что духовно-нравственная болезнь — это явный индикатор жуткой грядущей катастрофы, мы не можем утверждать, что это конец света, преддверие Страшного суда и надвигающийся Страшный суд. Да, много свидетельств в пользу такой версии, начиная с увеличения экологических катастроф и заканчивая потерей веры в людях.

Следует напомнить и о том, что эти события духовно-нравственной деградации спрогнозированы и описаны в трудах русских святых: Феофана Затворника, Игнатия Брянчанинова, Иоанна Кронштадтского и философов, например Владимира Соловьева.

Но ведь никто из людей не может знать, когда придет Страшный суд. А если происходящее сегодня — это не преддверие Страшного суда, а очередная и серьезная болезнь общества, очередное страшное испытание человечества, через которое ему суждено пройти? Значит, мы должны достойно выдержать этот суровый экзамен и найти способы преодоления обрушившихся бед и испытаний.

Есть ли пути преодоления духовно-нравственного кризиса? Опыт человечества свидетельствует — да, есть. Если мы осознаем всю опасность наступающей болезни, то мы можем найти пути и способы ее преодоления. В любом явлении заложены силы самосохранения, в любом живом организме — стремление к жизни, жажда жизни. И человек не исключение. И социум не исключение.

Более того, в самом человечестве воля к жизни обрела уникальные, даже парадоксальные формы: социум спасает смертельно больных людей; спасет одного человека, подчас жертвуя жизнями тысяч других людей.

Поэтому, если мы хотим преодолеть все углубляющуюся и расширяющуюся духовно-нравственную деградацию современного человечества, то прежде всего мы должны понять ее причины, благодаря чему мы сможем найти способы ее преодоления, определить пути и условия духовно-нравственного возрождения.

История человечества, в том числе и нашей страны, свидетельствует: духовно-нравственное возрождение выводит человека (вспомним примеры жизни святых, героев и т.п.) и общество (вспомним судьбу Руси XIV-XV вв., выход России из Смуты начала XVII в.) из самых бедственных состояний.

Поэтому человечество может и должно преодолеть духовную и нравственную энтропию, охватившую его.

 

 



« »

Share your thoughts, post a comment.

(required)
(required)

Note: HTML is allowed. Your email address will never be published.

Subscribe to comments