Skip to content

14.12.2014

ДРАКОН И СОЛНЦЕ

 Перемены-2018 в Китае и Россия

Китайцы пишут иероглифами. Иероглифы изображают мысль конкретно: символами-картинками, выступая непосредственным кодом сознания, тогда как буквы записывают звуки речи. Этим феноменом письма обусловлена специфика мышления китайцев.

Калиграфия на тему иероглифа Дао «Путь Неба»

«Социализм с китайской спецификой новой эпохи» (中国特色社会主 义新时代). Вот формула, в 2017 г. решением XIX всекитайского съезда записанная в устав правящей в стране партии, по которой нация с 2018г. приняла к исполнению порядок жизни с опорой на исконную традицию цивилизации желтых людей. Ибо то, что в переводе воспринимается как абстрактное понятие – «социализм» – образованный китаец, опираясь на смыслы каждого иероглифа, способен вообразить, как: «союз кланов вокруг престола предков в цветах присущих (те се) Срединному государству». Эти цвета: красный, желтыйсиний, белый и черный

Принципиально важно, что у китайцев цвет неба – черный. Это то, что в науке носит имя «космос», а библия называет «тьма над бездною». Белый же символизирует мир невидимый: «Тот Свет». Тогда как красный – это цвет крови: человека в богатстве, славе и мудрости (соотносится с конфуцианством). Желтый – цвет почвы: расового отличия, здоровья и культуры ханьцев (здесь доктрина вечности буддизма). А синий – цвет гармонии (учения даосов).

В ХХ веке символ красного пополнился «идеями Мао Цзэдуна» – китаизированного марксизма – которые стали господствовать в концептуальной власти Срединного государства, а под именем «маоизм» стали захватывать умы и сердца революционных окраин.

Желтый цвет остался за китайскими националистами. А под синий встали китайские либералы – поборники свобод и «прав человека». 

Кланы в Китае образуют родственники, свойственники, земляки и однокласники. Кланы складываются по жизни в одном поколении сверстников с обязательствами, распростаняющимися на детей и внуков. Отдельный человек в Китае – не индивидуальная личность и не клетка общины, но «железный винтик» машины бюрократии, где для движения необходимо «протягивать связи», а трения и затыки смазывать взяткой. Именно кланы ревностно следят за соответствием движения общества в соответствии с согласованным курсом, линией и политикой государства. Серьезный отход от этой выработанной и согласованной на перспективу как минимум трех поколений государственной линии карается не опалой, а тюрьмой и смертью; нельзя откупиться деньгами, не помогает и щит славы.

Привилегии чиновников не наследуются и полное обновление власти «активными» происходит в бюрократическом цикле пяти поколений. Так и в КНР: первое поколение руководителей связвно с именем Мао Цзэдуна, второе – с Дэн Сяопином, третье – с Цзян Цзэминем, четвертое – с Ху Цзиньтао, пятое – с Си Циньпином.

С провозглашением Си Цзиньпином Китайской Мечты, как идеала, замещающего «идеи Мао Цзэдуна», ныне завершается отстранение от власти «революционеров старшего поколения». 

Внутри страны красная революционная символика все больше заменяется желтой национал-социалистической. Но при этом, в масштабе глобализма, на внешних связях с США и ЕС остаются синие – китайские либералы, получившие имя «комсомольцы». 

Ныне действующий «союз кланов» сложился в 1989 году после «усмирения контрреволюционного мятежа» китайских либералов.

То была попытка инициированной западом «цветной революции» – мирного протеста студентов на площади Тяньаньмэнь в Пекине – которую националист Дэн Сяопин, возглавляя Военный Совет ЦК КПК (вершина власти в КНР), безжалостно подавил силой войск. 

Состав кланов демонстрирует купюра 100 юаней образца 1990 г.

Союз кланов образца 1990 года: наследники Мао Цзэдуна – красные «партийцы»; наследники Чжоу Эньлая – синие «комсомольцы»; наследники Лю Шаоци и Чжу Дэ – желтые «драконы».

Тогда, в 1989 году, после провала попытки повернуть Китай на путь либерализма, троичная гармония в обществе была достигнута на условиях победителей – китайских националистов «драконов». 

По сговору, на 10 лет рычаги власти отдавались политическим наследникам Мао Цзэдуна «шанхайцам» в лице Цзян Цзэминя. Именно красные, через практику «тройного представительства» (богатых, умных и всего народа) легализовали передачу партией денег развития в частные руки, а умных отправили на учебу в США с задачей осесть там, чтобы вникнуть в тайны высоких технологий.

Затем на следующие 10 лет власть переходила к наследникам синей линии либерализма Чжоу Эньлая — «комсомольцам». Синие провозгласили курс на гармонию и научное развитие страны, чем обосновали «заимствование полезных плодов культуры Запада» и так обеспечили беспрецедентный рывок экономики Китая.

Наконец, под задачу победного завершения в 2019 году желтой свиньи (символ сытого достатка китайцев) цикла Сяокан «малого процветания», начатого Дэн Сяопином в 1979г., к рычагам власти вернулись «драконы». «Драконы» – это военные кланы глубокого залегания в материковом Китае, на Тайване, в заморской диаспоре, сложившиеся ещё в период Опиумных войн середины XIX века и имеющие твердые основания в мировой закулисе. 

«Драконы» ныне призваны осуществить историческую миссию:

— превратить Китай «в мировую державу первого порядка»;

— вернуть «единоутробных» ханьцев на Тайване в лоно Родины;

— после 2020 г. начать переход в цикл Датун «великое единение» (с официальным именем «сообщество народов единой судьбы»).

Исполнение миссии полного космического цикла перемен в Поднебесной (начавшегося в династию Хань) по конфуцианскому канону требует от «драконов» восстановления утраченной в период «малого процветания» связи народа с Великим Дао. Для этого Си Цзиньпину лично требуется решить сакральную задачу (связи мира видимого и невидимого) – получить мандат на власть не от людей, но от неба. И с «мандатом неба» принять на себя бремя Сына Неба. В этом смысл периода «новой эпохи» в записанной в Устав КПК формуле порядка жизни «социализм с китайской спецификой». 

У китайцев картина мира выглядит следующим образом:

Центром Неба, вокруг которого вращается небосвод, выступает Полярная звезда. Этот сверхгигант звездного неба фиолетового цвета выступает местом обитания Небесного Императора (Шан Ди) и олицетворяет Северный полюс Мироздания. В догмате христиан Отец-Вседержитель есть «Творец небу и земли, видимым же всем и невидимым». У китайцев Творец Мира безличный – это Великое Дао, о котором нельзя сказать ничего определенного. «Дао рождает Одно (единое). Одно рождает два (единое раздваивается). От двух рождается Троица. Троичность порождает все вещи» (ДаоДэцзин).

То есть Небесный Император – Всевышний – не есть Творец, но лишь глава иерархии порядка. Так вот: на небе Полярная звезда, а под небом на земле Император (Хуанди) Срединного государства, вокруг которого вращается весь поднебесный мир. А потому история – это витки разных периодов с раскладом центробежных (хаос), равновесных (малое процветание) и центростремительных (великое единение) сил, которые людям изменить нельзя. Да и Библия говорит про «обращение духа на круги своя» (Еккл1:6). 

Суть: на долю Си Цзиньпина на кругах Мироздания выпало предназначение Неба приступить к глобализации по-китайски

Поэтому в КНР и происходят важные правки устанавливающих документов власти от людей: запись формулы новой эпохи в Устав КПК, изменение Конституции КНР под бессрочное правление Си и руководство КПК как сущность китайского национал-социализма.

В Китае не совесть и справедливость как в России, и отнюдь не признание прав других, как на Западе, но лишь врожденная тяга «сохранить лицо» перед кланомвыступают мотивом поведения.

В Китае не соблазн и не страх с%D



« »

Comments are closed.