Skip to content

08.11.2015

СУТЬ, ЦЕЛИ И СМЫСЛ — СКАЗОМ И ПОКАЗОМ

0_a885f_6e396225_orig

Маленьким пчелкам говорят, что надо учиться, надо трудиться и быть скромными. Не нужно в 17 лет думать о сексуальной привлекательности, это грязно и пошло, нужно думать о том, как получить хороший аттестат и сдать нормы ГТО. Им говорят, что счастье и смысл жизни – в том, чтобы посвятить себя служению своей стране и своей семье, получить профессию и родить детей, а секс – это плохо, тем более до 18 лет, но и после 18 лет танцевать стриптиз и демонстрировать сексуальную доступность – очень плохо.

Вы думаете, что пчелок обманывают? В том-то и дело, что нет. Смысл действительно состоит в том, чтобы посвятить себя служению (только не навязанному кем-то, а выбранному), а секс как цель жизни – прямая дорога в яму депрессии, и очень рано. Не может быть смыслом жизни то, что должно стать средством питания, как сон и еда. Все виды насыщения тела – средства для жизни, а не цель жизни. Как только цель перемещается в эту плоскость, начинается саморазрушение.

Ханжество состоит не в том, что пчелок обманывают насчет цели жизни, а в том, что пчелок заставляют делать вид, что эта цель у них есть. Но такой цели у пчелок нет. Нет у них пока достойного смысла жизни, не видят они счастья в труде, не интересно им ГТО, не мечтают они посвятить себя семье, все это фальшивые абстракции, не насыщенные для них никакой энергией, а наоборот забирающие силы. Энергией насыщено совсем другое, то, что пчелки уже освоили. Им нравится быть красивым и сексуальными. Вот в этом они действительно чувствуют свою незаурядность и превосходство, от этого они получают восторженные взгляды мальчиков и мужчин, и яркие эмоции, к этому испытывают интерес и влечение. А к труду и обороне нет. Увы.

И это провал системы их воспитания, но это не повод воспитателям делать огромные глаза в ханжеском изумлении, дескать «Чтооо?? Девочкам нравятся танцевать такие танцы??» А что им должно нравиться? Логарифмические функции? Ну да, есть такие девочки, которые приходят в экстаз от математики, но для этого их способности в этой области должны быть развиты. А если способности развиты на тройку, и в литературе на тройку, и во во всех остальных сферах примерно так же, то не будет там никакого удовольствия, а будет избегание стресса. Вот в сфере эротической привлекательности у них пятерка! В этой сфере есть успехи и бонусы. Туда и интерес.

Ханжество – это такая модель мира, которая вообще отрицает принцип удовольствия, спонтанности, радости, интереса, и считает, что можно приказать и заставить, и удовольствие возникнет, а если не возникнет, то и ладно, без него можно жить. Но без энергии человек очень быстро увядает, а удовольствие – это состояние энергетического подъема, означающее, что мозг готов на это отпускать энергию. Ханжи хотят получить власть над своей химической системой – заставить свой мозг поставлять энергию так, как они ему приказали. И вот за этот тупой деспотизм они и получают бунты.

Если человек пытается издеваться над собой, бунтует его организм, подрывая его болезнями. Если он пытается давить на ребенка, бунтует ребенок, сбегая из дома или устраивая концерты. Если ханжеское давление осуществляется в рамках социума, бунт разворачивается там. Иногда, правда, никакого бунта нет, а есть просто слом и разложение системы, но об этом грустном варианте даже говорить не хочется, хотя в жизни мы видим очень много сломанных людей, утративших интерес к жизни.

Воспитание не может быть ханжеским, ханжество – это худшее, что может быть в воспитательной системе. Вы говорите ханже, что вы нечто любите, хотя и понимаете, что это вредно, а ханжа смотрит на вас как на ничтожество с презрением. Сам ханжа при этом тоже может это любить, но скрывает под белым пальто. Или пытается отделять мух от котлет, хотя мухи эти котлеты давно уже съели.

То есть сам ханжа может любоваться на эротические танцы с горящими глазами, но он не хочет видеть на этом месте свою дочку, поэтому обещает убить, если она будет учиться таким танцам. Но дочка видит горящие глаза и своего ханжи, и других мужчин и мальчиков, и эти глаза не горят так сильно, когда она читает им свой реферат по истории. «Дочунь, дай папе отдохнуть» — просит такой отец. Нет, он не обязательно в это время смотрит порно, он может и не быть таким лицемером, может даже искреннее возненавидеть порно из-за того, что презирает разврат, верит в Бога и любит свою дочь, может даже стать ради этого импотентом, но пока у него не будут гореть глаза на тему истории, или какой-то другой умной сферы, он не сможет поддержать в ребенке влечение к этой сфере. То есть дело не в том, чтобы возненавидеть нечто вредное (и сидеть как дура без подарка), а в том, чтобы страстно полюбить нечто полезное. И это касается не только родителей, но и других значимых окружающих. Девочка не может заниматься с кайфом тем, от чего у ее близкого окружения на лице зевота и скука. Она будет любить то, от чего в ее близком окружение пробуждаются эмоции. Только эмоции заразительны, морализаторство нет, даже наоборот.

Воспитание – это процесс передачи своего опыта, и в основном, эта передача идет через эмоциональную сферу. Ребенок копирует не то, что родитель его заставляет копировать, а то, с чем у родителя связаны эмоции. Ребенок запоминает и перенимает только эмоционально окрашенные паттерны, и чистую информацию встраивает уже в эти формы, по-своему, но в то, что уже есть.

Поэтому просмотрев такой танец пчелок, и справедливо отметив неадекватность педагогов, которые допустили это на публику, нужно сделать следующий вывод. Девочкам этим, к сожалению, не интересно почти ничего, им интересна эротика. Интересна настолько, что они утратили чувство реальности, и не понимают, насколько неуместно и вульгарно выглядят их интимные танцы на сцене в детском театре. Такая сильная потеря адекватности бывает лишь тогда, когда эротика начинает занимать центральную часть жизни.

В самой эротике нет ничего плохого, одно хорошее, но когда эротика выходит из интимного пространства и становится единственным интересом в жизни, это очень печально. Ни у родителей девочек, ни у педагогов, ни у их окружения, не получилось заинтересовать этих девочек чем-нибудь еще, так сильно, как их интересует сексуальная привлекательность.

Но ничего шокирующего в такой новости нет, и это совсем не новость, поскольку эротика интересует девочек-подростков по дефолту, а все остальное нужно специально развивать, само собой оно интересным вдруг не станет. Само собой интересным становится то, что постоянно идет эмоциональным, ярким, радостным фоном, и вызывает ассоциации того, как это увлекательно, доступно и вкусно.

В творческом и интеллектуальном окружении такую заразительность имеют искусство и наука. В окружение ЗОЖ-ников такую заразительность приобретает фитнес и здоровое питание. Чтобы по дефолту заразить человека чем-то полезным, ему нужно создать эмоционально насыщенную среду, где все или многие любили бы делать это и получали бы от этого кайф, общались на эту тему, искрились этим и обменивались импульсами.

То есть чтобы пчелки трудились день деньской с песнями, они должны видеть, что их родители и сверстники кайфуют от труда. Пока же родители притаскиваются с работы и проклинают жизнь, в которой они обязаны туда ходить, пчелки будут стараться избегать эту каторгу, несмотря на любые ханжеские призывы. Будут избегать, ища любые лазейки.


« »

Share your thoughts, post a comment.

(required)
(required)

Note: HTML is allowed. Your email address will never be published.

Subscribe to comments