Skip to content

03.06.2017

ВНЕШНЕЕ И ВНУТРЕННЕЕ

40-1-f

  На первый взгляд атеизм имеет больший потенциал в плане формирования внутреннего локуса контроля у личности, но только на первый. Казалось бы, нет ничего, более разумного, чем отнять  у человека веру в Высшие силы, на которые можно надеяться, и заставить его полагаться исключительно на себя. Но первое никак не гарантирует второго. Можно в детстве лишить человека веры в Бога, но диктатом воспитания сделать сугубо зависимым от родителей и дальше по цепочке от всех значимых других.  В семьях абьюзеров вырастают наименее защищённые и плохо социализированные дети.

«В ряде экспериментов было показано, что люди, обладающие внутренним локусом контроля, более уверены в себе, последовательны и настойчивы в достижении поставленной цели, уравновешенны,общительны, доброжелательны и независимы. Склонность к внешнему локусу контроля, напротив, проявляется наряду с такими чертами, как неуверенность в своих способностях, стремление отложит реализацию своих намерений на неопределенный срок, подозрительность, агрессивность и конформизм.

       Похоже, что данная черта является даже не столько индивидуальной, сколько национальной особенностью. По крайней мере, об этом, казалось бы, свидетельствует широкомасштабное исследование, проведенное в начале 90-х гг. в ряде европейских стран. Им были охвачены десятки тысяч людей, населяющих страны Европейского экономического сообщества, а также восточноевропейские посткоммунистические государства. Оказалось, что для менталитета жителей ЕЭС гораздо более характерна тенденция опоры на свои силы, а для жителей Восточной Европы более выражена психологическая зависимость от внешних обстоятельств. Важно заметить, что такое же соотношение выявлено на территории объединенной Германии: западных немцев отличает большая вера в себя, тогда как жители недавно присоединенных восточных земель, будучи представителями того же народа, скорее тяготеют к восточноевропейскому менталитету. Это и понятно: образ жизни, который десятилетиями насаждают правители, не может не сказаться на мироощущении граждан.

   В нашей стране такое исследование не проводилось, хотя его результаты нетрудно предсказать. Мы привыкли, что от воли отдельного человека зависит очень мало, и с трепетом ждем, как распорядятся нашей судьбой добрые и злые волшебники (которые на поверку оказываются совершенно неотличимы одни отдругих). Немудрено, что об этом по большей части повествуют и наши народные сказки. В них главный механизм развития сюжета — сказочное везение, которое позволяет героям схватить за хвост Жар птицу, выудить Золотую Рыбку и т.п. И там уже «по щучьему велению» начинаются чудеса, к совершению которых герою даже не требуется прилагать усилий. Пожалуй, наиболее колоритный сказочный образ – Скатерть самобранка. Веру в этот архетип мы впитываем с молоком матери и всю жизнь живем с надеждой однажды, как по волшебству, оказаться на кисельных берегах молочной реки. Правда, этому вечно мешают всякие Идолища Поганые, но всегда есть надежда, что явится сказочный богатырь и враз поотрубает драконьи головы. Вот тогда и заживем!» (Популярная психологическая энциклопедия. — М.: Эксмо. С.С. Степанов. 2005.)

Действительно, похоже, что на территории посткоммунтстического пространства собрались люди со сходной кармой и установкой на снятие с себя ответственности за свою жизнь.
А если без шуток  подумать о связи данной статистики с атеистической идеологией, то получается, что подмена нравственных законов  христианства коммунистическими идеалами «свободы, равенства и братства» так и не дали людям опоры на свои силы. Во всяком случае, на практике. И смена капиталистического строя на социалистический, повлекшая за собой атеизм, не сделала государство более гуманистическим. На сегодняшний день прошло достаточно времени, чтобы можно  было это утверждать со всей ответственностью.

И это кажущаяся парадоксальность. Атеизм отнимает у человека высшую цель жизни и смысл, находящийся за гранью физического существования тела. Он отнимает у человека не только представление о своём высшем я, с которым каждый подсознательно стремиться отождествиться, как об «искре Бога», но и связь с Высшим, то есть с Богом/Создателем/Абсолютом. Человеку просто некуда расти, он упирается душой в потолок, и если этот потолок его устраивает ситуационно и материально, может прожить всю жизнь, так и не поняв, какой потенциал потерял.

Вера в высшие силы не отнимает у человека своих сил. Свои силы у человека отнимает представление о том, что человек ничтожен и не имеет права реализовать свою волю. Представление о том, что христианство – религия рабов, выросла на почве грубой адаптации изначального учения. Сейчас мы уже не сможем узнать доподлинно, было ли искажено Евангелие, где конкретно было искажено, и что из аутентичного не дошло до современной аудитории. Но в том, что дошло, есть утверждение Христа, что все люди – дети Божьи, и «то, что я смог, и вы сможете. И больше сможете».

Все поздние спекуляции из оперы «вы ничтожные рабы, не достойные того, сего, пятого, десятого» в корне противоречат словам Христа согласно Евангелия. Не трудно догадаться, кому это выгодно. Людям свойственно транслировать «высокодуховные истины» через фильтр своего сознания. Отсюда и убеждение атеистов, что религия лишает сил и уверенности в себе, сдвигая локус контроля во вне.
Религия – да, но не вера. Вера даёт прямой канал связи с теми самыми Высшими силами, приватизировать которые так стремятся религии всех мастей, а ещё сильнее, церковь как институт.

Как для ребёнка родители являются богами, и процесс взросления заключается в том, чтобы в итоге самому стать взрослым и начать самостоятельно определять и выстраивать свою жизнь, так же отношения с Высшими силами в идеале предполагают постепенное сознание, что все Высшие силы находятся внутри человека и могут быть реализованы ровно в том объёме, который сейчас ему нужен.
В идеале каждый человек может при должном упорстве найти и отстоять свой канал прямой связи с Богом. Но сделать это слишком трудно и больно, приходится преодолевать массу неоднозначных и трудных искушений,  посему многие бросают это дело и фанатеют в каком-либо религиозном эгрегоре, либо приобретают тёмный канал и млеют в иллюзии, что канал светлый.

Я не против церквей ни в коем разе. Я за автономию и свободу выбора каждого конкретного индивидуума  в рамках отдельной религии или вне её. В храм каждый приходит для личного разговора с Богом. Но конечной целью каждой церкви должна быть способность её прихожанина в один прекрасный момент уйти из психологической зависимости и перейти на «автономное  внеэгрегориальное общение» с Богом. Как с детьми. Так же, как не все родители в состоянии отпустить своих детей, так же точно сейчас церкви в целом преследуют цель, обратную психологической сепарации с прихожанами. Но это тоже одно из искушений, и один этапов пути ищущего человека – отделить мух от котлет, веру от религии, а внутри религии, найти те способы настройки на общение с Богом, которые не уведут в сторону.  Можно родиться в компании и умереть в компании, к Создателю каждый приходит поодиночке.

На этом пути разбираться придётся как с Тенью «Уничижение», так и с Тенью «Гордыня», и ещё с кучей более мелких «тараканов». Свободу никто не подарит, её можно только завоевать.

Можно ли стать независимым от института, читай, эгрегора церкви?  Об этом  Иисус тоже говорил, что настанет время и настаёт уже, когда поклоняться Богу будут не в том храме и не на той горе, а в Духе, и именно таких последователей ищет себе Бог. То есть если следовать букве даже канонических святых благовествований, вполне возможно получить связь со своим Высшим без посредников.Поэтому, на мой взгляд, внутренний локус контроля у человека, имеющего веру в Высшее,  даёт наибольший потенциал по сравнению с атеистом, ведь идентификация со своим высшим я как частью внешнего Высшего становится внутренними силами, на которые можно опираться в повседневной жизни. Правда, на таком этапе вызревания жизнь перестаёт быть повседневной.

 



« »