Skip to content

15.06.2019

СУДЬБА ЛИБЕРИИ МОСКОВСКИХ ГОСУДАРЕЙ

Библиотеки на Руси всегда собирались и хранились подобно сокровищницам и числились «в казне», но по разным причинам в пространстве и времени нашего Отечества судьба их, как правило, была не простой, если не сказать — драматической. Так или иначе, всякая дорогая по интеллектуальному содержанию и в материальном отношении библиотека была проблемой, требовавшей огромных ресурсов на ее надлежащее содержание и охранение. Против скверны забвения и социального беспредела защитить ее мог только человек образованный, культурный, сильный и богатый одновременно. И не важно, кем являлся таковой — царем, князем, помещиком, генсеком, государственным министром или… самим государством. Как только этот сильный не мог выполнить свой долг перед литературной сокровищницей или забывал о нем — бесценное собрание погибало или исчезало безвестно… Конкретный исторический исход драмы определялся реальными обстоятельствами.

Рассказывает историк-исследователь Ю. Александров. Утраченная либерея: 400 лет тайне!

Каждый, кто осмелится прикоснуться к истокам библиотечной проблемы на Руси, неминуемо столкнется с одной из загадок русского средневековья — судьбой, как полагают, бесследно исчезнувшей «либереи» Иоанна Грозного.

Как распорядился накануне кончины судьбой своей литературной и информационной сокровищницы царь Иоанн, его вассалы или кто-то другой, никто не знает. В исторический период, укладывающийся в несколько размытые рамки конца 70-х годов XVI — начала XVII века, то есть ближе к началу так называемого Смутного времени на Руси, она, почти не оставив следов, как фантом, исчезла. Но где и как именно произошло исчезновение, было ли оно волей трагического случая или осознанным, хорошо обдуманным сокрытием, никто теперь точно не скажет. Возможно, есть на Руси та земля, в недрах которой под каменными, с хорошей гидроизоляцией сводами стоят кованые дубовые сундуки и лари, в которых вот уже четыре долгих века покоятся редчайшие свитки, рукописи и фолианты, перешедшие Грозному от его бабки, деда, отца и матери, сделавшиеся легендой из легенд, будоражащей воображение ученых и практиков России да и мира.

Отсутствие книг, принадлежавших высокообразованному Иоанну Грозному, — «белое пятно» в русской средневековой истории. Вокруг него до наших дней формируются догадки, строятся «обоснованные» гипотезы. Нет главного — самой царской библиотеки! Той самой, которая по наиболее расхожей версии, со времен женитьбы Иоанна III на византийской принцессе Софье Палеолог и до смертного часа их внука — царя Иоанна IV должна была считаться родовой элитной собственностью и храниться в царских покоях или в почти потайном месте рядом с последними.

Если библиотека существовала, то только избранные руки могли касаться футляров, свитков и окладов содержимого этой сокровищницы, доступной лишь царствующим на Руси особам. К справедливой мысли о исключительно царском наследовании библиотеки мы еще возвратимся по ходу нашего долгого и непростого повествования.

Из чувства любви к сокровищам Отечества нашего запасемся терпением и желанием выслушать упрямую тайну веков.

Какие только пытливые умы брались в XIX—XX веках за осознание и раскрытие этой исключительной загадки?! В историю поисков либереи, в список авторов статей и книг по указанной проблеме вошли Белокуров С.А. и Клоссиус Ф., Лихачев Н.П. и Соболевский А.И., Пересветов Р.Т. и Осокин В.Н., Стеллецкий И.Я. и Тихомиров М.Н., Слуховский М.И. и Михайлин А., Менделеев А. и Тремер Э., Зимин А.А. и Черников Н. Порой авторы отстаивали прямо противоположные точки зрения, но, пытаясь убедить или разубедить читателя в необходимости и обоснованности поисков, они отчаянно расширяли предметную область таинственного происшествия.

Заголовки ряда публикаций этого продолжительного периода взволнованно сообщали читателям России то о «библиотеке и архиве царя Ивана IV» и «библиотеке московских государей в XVI столетии», то о «заседаниях общественных комиссий по розыску библиотеки Ивана Грозного», а то и еще конкретнее: «о загадках Кремля», «о кремлевском тайнике и царской библиотеке» и «мертвых книгах в московском тайнике».

В московском тайнике? Почему такая исключительность?

Тайна, однако, выдержала все атаки на нее, и это само по себе свидетельствует о непроницаемости прежнего покрова над ней.

Попробуем войти в предметную область этого «исторического висяка», отыскать за строками известного то, что сокрыто временем. Предлагается, не торопясь, с учетом имеющейся основной и дополнительной информации предложить на рассмотрение одну из новых версий исчезновения и нахождения бесценной либереи. И поскольку трудное дело это должно быть, по возможности, точно представленным, призовем на помощь многие опубликованные ранее оценки и мнения. Они, как проводники из Настоящего в Старь, как маячки, подсветят нам неверные ступеньки в черный и таинственный колодец веков минувших.

Начнем с географии

Царь Иоанн IV Васильевич (Грозный) любил не так много мест на своей Руси. Вот они: Москва, Александровская слобода, Коломенское, Верея, Вышегород, Боровск и, возможно, прилегающие к ним населенные пункты, в которых постоянно или временно, на период пребывания, отводились ему покои. Сюда он наезжал с князьями, боярами и опричниками, чтобы вершить государственные дела, отдыхать, охотиться или развлекаться, согласно своим представлениям и традициям. Этот справедливый «географический» посыл, может статься, будет одним из вспомогательных ключей к открытию тяжелой двери тайны «за семью печатями» Минувшего.

Итак, библиотека московских государей, вероятно, включавшая в себя писаные и печатные издания (в том числе греческого, византийского и азиатского происхождения) неожиданно и бесследно исчезла, превратившись в неуловимый для многих поколений исследователей проблемы призрак.

Обратимся к эскизу событий, имевших место до наступления XV века. Свидетельствуют, что Восточная Римская империя, или Византия — одно из старейших европейских государств. В XIV веке в Малую Азию начинается активное проникновение османских турок, которые быстро набирают силу. Дружба или вражда с ними имеют для более слабой в военном отношении Византии стратегическое значение. Иоанн V Палеолог ведет переговоры с папой в надежде на помощь с его стороны. Так, историк Оскар Егер в издании «Средние века» (СПб., 1904), в частности, сообщает, что в 1369 году Иоанн V лично совершает вояж в Рим и почти готов «отступить от догматов, признающим святого духа, исходящим лишь от Отца, а не от Отца и Сына, от употребления пресного хлеба при таинстве причащения и других разногласий, разделяющих восточную церковь с западной».

Отмечается, что та поездка в Рим, попытка достичь примирения и договоренностей по спорным вопросам, через это объединение христианских сил в борьбе с мусульманским нашествием не увенчались успехом… Византия осталась один на один с грозным врагом, который впоследствии захватил ее территорию и разрушил прежнюю государственность. Одновременно османские турки теснят здесь и христианство. Что происходит с уникальной библиотекой византийских царей? Судя по тому, что дорога из Царь- града (Византия) в Рим и Грецию во времена правления Иоанна V была еще свободна, книжное сокровище должны были спасать, эвакуируя наиболее ценные памятники литературы, искусства и науки в адрес родственников — царственных особ, находящихся в безопасности за рубежом. В роковые для империи времена динамика событий и сама христианская вера должна была взывать именно к таким действиям!

В это время Русь, несмотря на победу в Куликовской битве (1380), все еще находится под бременем, наложенным на нее Ордой, и ежегодно платит дань Казанским и Астраханским ханам, скрепя сердце, пытается ладить. Крымским — такая дань платится вплоть до Екатерины Великой. Известно, что властитель Средней и Малой Азии Тамерлан, напоминая о себе и мощи своего войска, в 1396 году опасно приблизился к границам Руси и разорил ряд ее городов. Но православное христианство на русской земле жило и воодушевляло русский народ для борьбы с иноземным засильем.

Однако, несмотря на столь драматический расклад, весь христианский мир запомнил победу на поле Куликовом. Ее не могла не заметить и должна была по достоинству оценить страдающая от турок Византия. Настает момент, когда отвергнутые папой византийский царь Иоанн и его последователи, без сомнения, обращают свои взоры к Московии.

Здесь в этот период правит внук Иоанна Калиты — Дмитрий Иванович Донской (1363—1389), ведущий упорные войны с Ордой, Литвой и их сателлитами. Через 73 года, с началом царствования Иоанна III Васильевича (1462—1505) начнется активное объединение русских земель вокруг Москвы. Именно Иоанн III женится на греческой царевне Софье Палеолог и именно этот московский князь заявит всему миру, что является наследником византийских императоров. Невозможно представить, чтобы Московия, наследница и лидер мирового православия, претендовавшая на роль «Третьего Рима», всерьез отважилась на это, будучи «бескнижной».

Мощный книжный потенциал непременно существовал и, скорее всего действительно поступил однажды извне. Но, как и наследники библиотеки Аристотеля, московские государи, опасаясь многих внешних и внутренних угроз, хранили тайну «библиотеки» и мест ее содержания. Царь Иоанн IV берег унаследованные им книги пуще глаза, доверяя их перемещение и охрану самым преданным подданным -— готовым, если потребуется или будет приказано, без промедления отдать жизнь за своего властелина. А возможно, не доверял свое сокровище надолго никому, периодически «заменял» людей.

Действующие лица

Насколько могут быть связаны с тайной исчезновения библиотеки подданные и близкие соратники царя Иоанна Грозного именно в канун его кончины?

Кто