Skip to content

29.10.2015

ДЛЯ ТЕХ, КТО ПОМНИТ — БЫЛА ТАКАЯ КНИЖКА, «КОРТИК» НАЗЫВАЛАСЬ…

ГОЛЬ НА ВЫДУМКИ ХИТРА
К ВОПРОСУ О ЛИЧНОЙ ОТВЕТСТВКННОСТИ И СУТИ  В МИРЕ ПРОИСХОДЯЩЕГО

«Если есть вопрос, то и ответ найдётся непременно.  Исцеление не там, где симптомы.
Прелесть настоящего момента в том, что все карты открыты, а ищущий найдёт».

   Напротив здания Высшей Школы КГБ находилось кафе «Звездочка». Однажды, когда мы завалились в кафе, директор, Иван Степанович, развел руками. Оказалось: пива нет.

— Нужна идея, — сказал Громов. — Без идеи пива не достать. Какие предложения? Ну?
   Он угрюмо посмотрел на слушателей. Первым прорезался Зорин.
— Нужно провести инспекцию в пивзаводах, — сказал Зорин.
— Что это такое?
— А еще Вышак!
— Я не Вышак сейчас, а столбняк.
— Мы же КГБ. Напрягай бестолковку.
— КГБ, — протянул Громов. – Что ж ты раньше об этом не говорил, что мы КГБ. Теперь понятно.
—Какие ближайшие пивзаводы рядом?
— Коломенский, — ответил Зорин. – Я, как чувствовал, что пива сегодня не будет и по всей карте пролазил, и знаю, какие пивзаводы в Москве и точные координаты. Ближайший Коломенский.   Громов подозвал Иван Степановича и объяснял ему суть инспекции.
— Подловят на хрен, — ответил Иван Степанович.
— Лучше по хорошему.
— Тебе пиво нужно? – спросил Громов.- Нужно. Вот тот-то. А нам еще больше нужно. Мы без пива до общежития не дотянем. В дороге помрем. Это же на похмелку самая нужная вещь. У нас вчера бал контрразведчиков был. Надрались, что еле до Вышки доползли. Да еще эти чертовы семинары. Просидели шесть часов. Ты вот просидел бы шесть часов с бодуна без похмелья. Тот-то же. Политэкономия, мать ее так: товар – деньги – товар.
— Ты че, — взорвались слушатели, — пришел лекцию читать Иван Степановичу. У нас нет ни товара, ни денег.
Громов замолчал и угрюмо посмотрел на столики.
— Да. Ни того, ни другого.
— Ну, так едем, деньги брать, — сказал Иван Степанович.
— Да на хрена нам деньги, — ответил Громов. — У нас другое есть покрепче денег. Нам за него и деньги дадут, и товар — пиво, и на отвал наедимся. А жрать, знаешь, как хочется. Мы вчера все стипендии на подружек спустили.
— Совет Вышки в лице Громова, Зорина, Слезко сели в машину Иван Степановича.
— Подловят нас, — сказал Иван Степанович. – Будут орехи.
— Через час подъехали к пивзаводу. На проходной вахтер.
— Нельзя. Вход посторонним запрещен, — сказал он.
— Это кто посторонние? – угрюмо спросил Громов.
— Вы.
— А я думал ты. – Громов вытащил корочку и показал. — Мы инспекция КГБ по проверке пивзаводов. На тебя к нам поступили сведения, что ты пиво тащишь с завода.
Важность вахтера улетучилась в миг.
— Ну, одну, две бутылки.
— А ты посчитай, сколько вахтеров и умножь на одну две бутылки. Сколько будет. Это же расхищение государственного добра.
От расхищения госдобра вахтер сдулся, как шарик.
— А как директор, — спросил Зорин. – Что за человек. За дачу ложных показаний знаешь, сколько дают?
Вахтер был откровенным.
— Ворует. Тащит все. В тысячу раз больше, чем я.
Характеристика была подробной. Вплоть до жены директора.
— О жене после. Где кабинет его.
— Брать будете, — прошептал вахтер.
— Судя по документации.
Вахтер и дальше расписывал директора, но выслушивать его у нас не было сил.
 Директор встретил нас, как и вахтер: посторонним нельзя, вход запрошен, но при виде наших корочек стал добрейшим человеком.
— Воду не доливаете в пиво? – спросил Громов.
— Упаси, Бог, — прошептал директор.
— Как с соблюдением санитарных норм. Рабочие в халатах. Болезни, экзема.
   Он расспрашивал директора, как профессиональный санитарный врач. Когда слушатели после спросили его, откуда он таких слов набрался, Громов ответил, а черт его знает. С бодуна сами знаете не только, какие слова выскакивают, черти в глаза лезут.
С соблюдение санитарных норм, халатами, экземой было все в порядке, но не в порядке было с нервами директора. Такое бывает. Он в присядку кружил возле Громова.
— Может, пройдем по цехам, посмотрим, — сказал он. – Чистота, порядок, белизна…
Директор не скупился на слова.
— Цехи у вас длинные, — ответил Громов. — Долго ходит по ним. А мы устали от этих проверок. Что ни пивзавод, то директор вор. Скоро начнем подгребать в Лефортово. Некоторых уже подгребли. Там тюрьма хорошая. Сразу к стенке. Да. Устали мы. По пивзаводом только и мотаемся.
Отдохнуть вначале нужно.
Директор оказался смышленым.
Отдых начался в столовой. Четыре красивых официантки притащили все запасы директора. Господи, чего только не было на столе. Лопали от души.
— Как официантки? – спросил Слезко. – Проверены.
— Сам проверял, — брякнул директор.
— Понятно. В следующий раз мы их тоже проверим сами.
Застолье длилось часа три. После застолья Громов, еле, ворочая языком, похлопал директора по плечу.
— Документация у Вас в порядке. Нужна только поддержка.
Директор оказался человеком сведущим.
— Сколько?
Громов посмотрел на Ивана Степановича.
— Пусть грузят столько, сколько влезет в машину. Я еще такси вызову.
— Такси не нужно. Я грузовичок дам, — вклинился директор.
Нагрузили так, что и машина Иван Степановича, и грузовичок присели до земли.
Закончилось тем, что при выходе вахтер отдал нам честь, а директор спросил.
— Так можно надеяться, что документация в порядке?
— На первый взгляд, да, — ответил Громов, — а вот на второй взгляд пока не известно.
— Товарищи кэгэбисты на второй взгляд будет еще в лучшем порядке, слово даю, — сказал директор.

   Вот так и шастали мы по пивзаводам. Вот что значили корочки КГБ в то время. Скажите, что мы были нахалами. Да. Скажите, что мы пользовались властью КГБ. Не совсем. Настолько насколько становились тупоносными люди при слове КГБ.

Из ИНЕТА

 

________________________
_____________________________________________


« »
Read more from ДАЙДЖЕСТ
1 Comment Post a comment

Trackbacks & Pingbacks

  1. Аноним

Share your thoughts, post a comment.

(required)
(required)

Note: HTML is allowed. Your email address will never be published.

Subscribe to comments