Skip to content

29.03.2015

СТАНОВЛЕНИЕ И РАЗВИТИЕ

terraoko-2015011202-10

Зачем человеку столь большой и умный мозг? Каково его предназначение? И вообще; откуда, как и почему появился вдруг у сравнительно слабого, голого, двуногого, самого молодого на Земле биологического вида этот изумительный орган, давший ему возможность не только выжить, но и победить, поработить, подчинить своему господству другие живые существа и возвеличиться за их жертвенный счёт?

Над этими, казалось бы, дурацкими вопросами, ломает себе головы уже не одно поколение любомудров. Тем более, что вопросы эти далеко не праздные, не сугубо научные и даже не только мировоззренческие, но основополагающие, ибо достижения научно-технического прогресса, идущего в ногу с регрессом нравственным, уже поставили под угрозу само существование Жизни на Земле.

Напрасно глашатаи этого «протезного» прогресса уповали, что, поскольку антропогенное вмешательство в жизнь Природы совершается существами, наделёнными разумом, этот самый разум уже и выступает ручательством разумного преобразования биосферы в ноосферу. Такое заблуждение разделяли и некоторые, весьма крупные, учёные, например, В. И. Вернадский. На деле, однако, мы видим обратное: биосфера на наших глазах превращается в некросферу.

Природопожирающая западная цивилизация, руководствующаяся библейской догмой о всевышнем «боге-творце» и низменной Природе-«твари», противоестественна и, следовательно, порочна. Неужели разум дан человеку для того, чтобы он додумался до Големов и Франкенштейнов, изобрёл вивисекцию, ядохимикаты и атомную бомбу? Чтобы ранил, отравлял, истязал Землю?

***

Ещё Альфред Уоллес, учёный, самостоятельно создавший теорию эволюции, обратился к Чарлзу Дарвину со своим знаменитым вопросом: «Откуда взялся у человека мозг?», имея в виду скачкообразное количественное и качественное отличие мозга человека от мозга других животных.

Уоллес указывал, что столь совершенный орган мысли не мог развиться на основе одних природных закономерностей за каких-нибудь несколько сотен тысяч лет четвертичного периода. Почти во всём согласный с Дарвиным в отношении эволюции живых существ, Уоллес склонен был сделать для человека исключение. Он считал, что непостижимо быстрое исторического развитие ТАКОГО мозга можно объяснить лишь прямым непосредственным вмешательством Творческого Вселенского Разума.

Существо возражений Уоллеса и выводы, сделанные им, сводились к тому, что некая Высшая Движущая Сила руководила целенаправленным развитием человеческого мозга. Конечно же, Уоллес имел в виду не надприродного «бога-творца», а самородную творческую мощь и волю самой Природы. Уоллес вообще допускал идею эволюционизма лишь в соединении с наличием скрытого внутреннего Промысла Природы; без созидательного Природного Разума эволюционная гипотеза представлялась ему лишённой смысла. Уоллес понимал Природу как целостный планетарный и, шире, — Вселенский Сверхорганизм.

Тех же воззрений придерживался Джордж Уолд, лауреат Нобелевский премии по физиологии. В своей публичной лекции «Жизнь и Разум во Вселенной» (1985) он сказал : «Я, как практически все биологи и большинство других людей, полагал, что сознание или разум – позднейший продукт эволюции животных. Но мне пришло в голову, что, наоборот, как раз постоянное всепроникающее присутствие Разума и вело материю в данном направлении. И тут я обнаружил, что оказался в прекрасном обществе: идеи такого рода тысячелетиями существовали в древних восточных философиях. И некоторые выдающиеся исследователи , работавшие в области физики (в веке), пришли к таким же мыслям».

Действительно: и древнеегипетский жрец, и учёный брахман, и отшельник–даос, и античный натурфилософ, и персидский суфий, и сибирский шаман, и кельтский друид, и тибетский лама, и древнерусский волхв, и современный физик, — все они, от Ксенофана и Эмпедокла до Эддингтона и Шредингера, говорят, пусть и разными словами, но об одном и том же.

Все эти искатели и мыслители, находящиеся на разных уровнях понимания и достижения, являются сознательными или бессознательно-стихийными ЯЗЫЧНИКАМИ-ПАНТЕИСТАМИ-КОСМОТЕИСТАМИ. Их проникновенное мировидение коренится в глубоком ощущении космобиологической природы человека (микрокосма) как составной частицы гармонической целостности Вселенского Бытия. Всё сущее родственно и взаимосвязано; всё всегда развивается без начала и конца согласно Жизнеутверждающей Творческой Воле, имманентной Мирозданию. Таково пантеистическое учение об эволюции и её изнутри вовне движущих силах, к которому вольно или невольно приходят многие современные учёные.

***

Со времён Уоллеса наука шагнула далеко вперёд, эволюционная теория обогатилась целым рядом новых противоречивых фактов и непонятных закономерностей, а достижения молекулярной палеоантропологии ознаменовались удивительными открытиями. И вот, опираясь на эти открытия, во второй половине века, концепцию Уоллеса о невозможности объяснить происхождение человеческого мозга и его внезапное стремительное увеличение естественными причинами, поддержал выдающийся антрополог, руководитель кафедры антропологии Пенсильванского университета, Лорен Айсли. В 1960г. появилась его сенсационная статья «Дарвинизм сегодня», начинающаяся с повторения вопроса, заданного в своё время Уоллесом Дарвину и оставшегося без ответа.

Айсли утверждал, что ни учение Дарвина, ни какая-либо другая эволюционная схема не в силах объяснить поразительных, сверхбыстрых темпов развития мозга у ископаемых людей. В своей книге «Нескончаемое путешествие» Айсли приводит слова крупнейшего специалиста в области палеоневрологии Тилли Эдинджера: «Если человек проходил стадию питекантропа, то эволюция его мозга была явлением уникальным, не только по своим результатам, но и по скорости… Похоже, увеличение полушарий мозга не менее чем на 50 процентов произошло, с геологической точки зрения, практически мгновенно и не сопровождалось сколько-нибудь существенным увеличением размеров тела».

А известный англ. биохимик и генетик Дж. Б. Холдейн (1892-1964) в своих трудах неоднократно подчёркивал, что такое впечатляющее увеличение размеров мозга было самым быстрым известным ему эволюционным изменением. Это ещё более удивительно, поскольку речь идёт не о внешней структуре, а о таком сложнейшем органе, как центральная нервная система.

Было бы очень показательно представить графически в виде параболы то ускорение, с которым увеличивался мозг в сравнительно короткие исторические периоды времени. Темп эволюции человека заметно усиливается в последнем отрезке антропогенеза.

Палеоантропологи сравнили размеры черепа наших предполагаемых далёких и близких предков и убедились, что в последние 500 тысяч лет скорость эволюционных преобразований по мере приближения к современной эпохи нарастала подобно многоступенчатой ракете. Физический тип синантропов изменялся быстрее, чем физический тип питекантропов, неандертальцев – быстрее, чем синантропов. И это ускорение эволюции прослеживается лишь до эпохи внезапного появления кроманьонца (т.е. современного человека в законченной, совершенной форме) примерно 30-35 тысяч лет назад.

Кроманьонцы – люди каменного века, жившие в Европе в конце ледниковой эпохи и имевшие черты северной европеоидной расы. Различий между кроманьонцем и неандертальцем больше, чем между последним и питекантропом. Палеопсихологи утверждают, что кроманьонец появился на Земле, уже обладая теми нейрофизиологическими структурами мозга, которые свойственны современным людям. Если он чем-нибудь и отличался от них, то лишь в лучшую сторону.

Первобытный охотник на бизонов был наделён мозгом столь же совершенным, как мозг Пифагора, Коперника, Байрона. К тому же, этот мозг был чрезвычайно отзывчив на тончайшие оккультные вибрации Космоса; был бессознательно гениален. И знаний в нём хранилось не меньше нашего: только знания эти были другими, интуитивно-ведовскими. Сохранившиеся непревзойдённые шедевры пещерной фресковой живописи и скульптуры отражают богатую, духовно насыщенную жизнь этих людей, протекавшую под знаком Естественной Религии.

А кроме того – откуда взялся кроманьонец: ведь из неандертальцев он явно не происходит – нет переходных форм, да и времени для такого превращения черезчур мало? Опять загадка…

Даже если допустить возможность правдоподобного определения основных факторов, благоприятствовавших увеличению размеров человеческого мозга, остаётся без ответа вопрос: почему это увеличение происходило в таком невероятно быстром темпе? Ведь эволюция высших животных занимала длительные периоды в десятки миллионов лет. А тут всего за миллион лет (малый промежуток времени в истории развития вида) объём черепной коробки увеличился почти вчетверо, а количество нервных клеток и усложнение мозга – в десятки раз!

Некоторые учёные, в том числе Карл Саган, считают, что деторождение, связанное с болью только у человека, есть следствие недавнего увеличения объема черепа. Деторождение потому и вызывает боль, что эволюция человеческого мозга проходила поразительно быстро и в самое недавнее время. В своей книге «Драконы Эдема» Саган приводит слова американского анатома Херрика: «Этот взрывоподобный рост в самом конце развития вида – один из наиболее драматических случаев эволюционного преобразования, известных сравнительной анатомии». Возможно, что болезненность деторождения – это своеобразная плата за цефализацию, ставшую ведущим процессом для человека: человеческий организм не смог приспособиться к столь стремительной эволюции мозга.

***

Идею цефализации (от греческого «цефалос» — мозг) выдвинул американский учёный Джеймс Дан (1813 – 1895), изучавший динамику эволюции Жизни на Земле.

Смысл понятия «цефализация» — увеличение объема головного мозга, числа нейронов, усложнение и централизация нервной системы. Феномен цефализации – наиболее яркое и впечатляющее проявление направленного изменения живых существ – представляет собой чрезвычайно важную и загадочную проблему. Каковы причины и движущие силы этого эволюционного процесса? Почему животные встали на путь цефализации? Как объяснить целесообразную тенденцию биологической эволюции?

Ни сам Дарвин, ни его последователи, ни мутационная гипотеза Г. де Фриза, ни номогенетические разработки Л.С. Берга, ни сторонники так называемой «теории синтетической эволюции» не смогли объяснить этот феномен Живой Природы. Основной трудностью истолкования всего пути эволюции лишь с помощью естественного отбора и фактора случайности, является совершенная необъяснимость стремления к усложнению организмов, целенаправленности движения в сторону цефализации, т.е. увеличения объема мозга живых существ.

Простейшие микроорганизмы, вирусы и бактерии прекрасно чувствовали и чувствуют себя на Земле, удивительным образом приспосабливаясь к любым условиям уже несколько миллиардов лет. С какой стати им было эволюционировать? И вообще, зачем Природе нужно было совершать столь огромный путь эволюционного развития? Если бы эволюция действительно шла по пути выживания наиболее приспособившихся, то «наша» планета и поныне была бы заселена исключительно плодовитыми бактериями.

Однако, почему-то, начиная с кембрийского периода палеозойской эры, с появления зародышей нервной системы, в течение последующих пятисот миллионов лет наблюдается последовательный и, по всей видимости, целенаправленный процесс совершенствования нервной, мозговой ткани живых существ, приведший, в конце концов, к появлению человека. Жизнь процветала и без человека, так кому и зачем понадобился человеческий разум с его особенными силами? Может быть, Разуму Планетарному?

Возможно ли, чтобы в людях проявилась способность Земли, как целостного Организма, порождать мыслящие медиумические существа, посредствам которых Она познаёт Самоё Себя? Вряд ли; полагать так – значит чересчур самонадеянно преувеличивать собственную значимость для Земли. Она ведь прекрасно обходилась и снова может обойтись без хомо сапиенса, который не только не обязателен для существования биосферы, но, как оказалось, явился пагубной помехой её нормальной жизнедеятельности.

А может быть, движущее начало целенаправленной цефализации выходит за пределы планетарных явлений и связано с Силами, действующими в Мироздании? Ведь удивительная история развития Жизни на Земле неотделима от Жизни всего Космоса.

Красота и гармония Мира, поразительная закономерность и целесообразность величественных явлений Природы, издревле побуждают человека признать существование некоего, непостижимого для человеческого рассудка и потому им обожествляемого, Высшего Начала и преклониться перед Ним. Не следует только считать Бесконечный Вселенский Разум чем-то похожим на конечный человеческий, а затем гадать, что и зачем мог бы сделать или пожелать этот Большой человек. «Истинное разрешение Тайны находится в безличностной Божественной Мудрости, в её Идеации, отображённой через Материю», — указывает Блаватская.

Какова же всё-таки та преднамеренная цель, к которой стремится Природа? Наиболее вдумчивые мыслители даже и не пытаются ответить на этот вопрос. И правильно делают. Ибо ответить может лишь сама Природа. Только Она, как известно, всеведуща и всегда права. А потому Язычники, убеждённые в МАТЕРИНСКОЙ МУДРОСТИ И ЛЮБВИ, полностью доверяют ВЫСШЕЙ СПРАВЕДЛИВОСТИ.

***

Сегодня ясно, что три «кита» классического дарвинизма – естественный отбор, наследственность и изменчивость – не выдержали натиск новых факторов, добытых генетикой, молекулярной биологией, теорией информации. В свете новых и новейших открытий отбору следует отвести совсем не такую главенствующую, как у Дарвина, роль в эволюции. Богатую пищу для размышлений в этом направлении даёт книга известного биолога А. Лима-де-Фариа «Эволюция без отбора. Автоэволюция формы и функции» (М., 1991), содержащая, помимо огромного фактического материала, глубокомысленные философские обобщения.

К тому же, находки последних десятилетий привели к открытию не пресловутого «недостающего звена», а целой недостающей цепи в антропогенезе, чем ещё более усложнили и без того запутанную гипотезу. Открытия эти выводят передовых учёных на уровень пантеистического, биотеистического осмысления проблемы эволюционизма. Признание ими некоторых дарвиновских положений является скорее вопросом вежливого уважения, а не научного доказательства.

Мысль Е. П. Блаватской о том, что никакие «самопроизвольные изменения» и «случайные наследственные отклонения» (мутации) не могли сами по себе привести к образованию столь поразительно сложного и дивно слаженного мира Живой Природы и столь изумительного органа, как человеческий мозг, получает ныне независимые подтверждения со стороны всё большего числа учёных.

Счастливые случайности здесь исключены: случайно нельзя изобрести компьютер, а ведь человеческий мозг – устройство, несравненно более совершенное, чем любой, самый «умный» компьютер. Да что говорить: даже единственная ЖИВАЯ клетка устроена неизмеримо разумнее и сложнее всякой ЭВМ.

***

Ещё Гераклит сказал, что «многознание Уму не научает». Наука полезна именно тем, что она даёт возможность мыслящему человеку осознать всю ограниченность её кругозора, тщетность её усилий дать вразумительные ответы на основные загадки бытия и, тем самым, подвигает людей на религиозно-философское осмысление этих загадок.

Полтора века назад крупнейший немецкий физиолог и физик Эмиль Дюбуа-Раймон сформулировал семь мировых загадок, которые навсегда останутся для нас неразрешёнными. Четвёртой по счёту, принципиально неразрешимой загадкой он назвал целесообразность Природы, а пятой – проблему соотношения психических явлений (сознания) с мозговыми физиологическими процессами. В своей работе «О границах познания Природы» он говорит: «В отношении к загадкам телесного мира естествоиспытатель давно уже привык с мужественным ограничением высказывать своё «не знаем». По отношению же к загадкам, что такое материя и сила и каким образом они могут мыслить, он раз и навсегда должен решиться на гораздо более тяжёлое признание, выражаемое приговором: не узнаём!»

Учёный как в воду глядел. Тысячи замученных павловских собачек что-либо прояснили в психофизиологической проблеме?

Основатель современной нейрофизиологии, Нобелевский лауреат Чарлз Шеррингтон, прославившийся тончайшими экспериментальными исследованиями мозга, в 1950 г. удручённо сказал: «Две тысячи лет назад Аристотель задавался вопросом: как же сознание прикрепляется к телу? Мы всё ещё задаём тот же вопрос».

Другой крупнейший нейрофизиолог века, Джон Экклз, получивший Нобелевскую премию за исследования физиологии нервных клеток, в своей книге «Тайна человека» утверждает: «Становление каждой уникальной индивидуальности лежит за пределами научных исследований».

Ещё один Нобелевский лауреат, Ф. Крик отмечает: «Наша способность к самообману по поводу работы собственного мозга почти безгранична, главным образом потому, что часть, о которой мы можем сообщить, составляет лишь ничтожную долю того, что происходит у нас в голове». Примерно то же самое говорит выдающийся канадский нейрохирург У. Пенфилд в своей книге «Тайны мозга».

Да, принципы работы мозга по-прежнему остаются для учёных неразрешимой загадкой. Морфологи, физиологи, медики, биохимики, биофизики, психологи, специалисты смежных областей знания, используя кибернетический термин, продолжают называть мозг «чёрным ящиком», имеющим только некоторые «входы» и «выходы», т.е. устройством, способным обрабатывать поступающую в него информацию, хотя его строение и функции, благодаря которым выполняется эта операция, остаются непознанными.

В человеческом мозге примерно 10 миллиардов нейронов, обусловливающих все известные и неизвестные его возможности. Много это или мало? Почему это количество способно вместить в себя весь окружающий нас Мир и даже больше?

По мнению математиков, в шеренге настоящих числовых великанов – триллион, квадриллион, квинтиллион, секстиллион… — миллиарды кажутся лилипутами. Вот гугол, заметит математик, — это действительно большое число. Гугол – это десять в сотой степени, нечто невообразимое. Какое количество песчинок, снежинок, мгновений не выдумывай, превзойти гугол вроде бы невозможно. Так, по подсчётам физиков, количество так называемых элементарных частиц во Вселенной не больше десяти в восемьдесят восьмой степени – намного меньше гугола.

И всё же есть в Живой Природе явление, посрамляющее даже чудовищный гугол. Это – сети нервных клеток нашего мозга. Его кора соткана из миллиардов нейронов, каждый из которых, в свою очередь, обладает сотнями и тысячами контактных аппаратов – синапсов. Так образуется единая супергиганская нейронная сеть. О тончайшей структуре нервной ткани и о способах связи нейронов между собой и с глиальными клетками почти ничего не известно. Известно лишь то, что число связей, действующих в сети, учитывая скорость их возникновения (её среднее значение – тысячная доля секунды) – УМОПОМРАЧИТЕЛЬНО И БЕССЧЁТНО.

Тем более обескураживает, как человек такой мозг, – этот божественный дар Природы, умудрился обратить против Неё и во вред самому себе, доведя планету до экологической катастрофы? Как говорится; умная голова, да дураку дана…

***

Интеллектуальные ресурсы мозга колоссальны. Он обладает практически неисчерпаемыми возможностями, и учёные не перестают этому удивляться. Наука встаёт в тупик, сталкиваясь с чудесным феноменом так называемых «людей-счётчиков», побеждающих в соревнованиях с ЭВМ. Иными словами, наш мозг наделён такими недюжинными, сказочными способностями, о которых мы даже не подозреваем. Подлинные резервы мозга и очень многие его свойства нам неизвестны. Известно лишь, что мозг загружен только на ничтожную часть своих скрытых потенциальных возможностей (примерно на 5 процентов), которые, однако, могут иногда вдруг проявиться при вхождении человека в некоторые необычайные состояния (экстаз, транс, сомнамбулизм, лунатизм и т. д.).

Наш мозг, с его способностью к отвлечённому мышлению, словно запрограммирован на нечто неизмеримо большее, чем требуется для повседневной жизни, для заурядного выживания и продолжения рода.

А наша память? Учёные признаются, что до сих пор не знают, где и как мозг хранит информацию, т. е. как устроена и работает память. Специалисты утверждают, что информационная ёмкость человеческой памяти составляет значение порядка 100 миллиардов битов информации. Вместилище нашей памяти огромно, но ещё более поразительна наша способность отыскивать в ней то, что нам надо.

Кладовые памяти кажутся поистине бездонными; особенно памяти глубинной, подсознательной, или родовой, загадочными генетическими путями передающейся по наследству и хранящейся где-то в подспудных слоях психики. Учёные, исследующие её феноменальные возможности, были ошеломлены: испытуемые под гипнозом «вспоминали» давно исчезнувшие мёртвые языки, переживали события далёких веков и даже свои прошлые воплощения.

Недавно учёные из Университета Райс в Хьюстоне под руководством профессора психологии Тони Ро провели интереснейшие эксперименты, после чего Ро сделал заявление: «Полученные данные демонстрируют, что в мозгу существуют альтернативные подсознательные области обработки информации». Что это, как не научное подтверждение древнейшего оккультного положения, гласящего, что та глубинная человеческая индивидуальность, тот феномен человеческого «я», который в религиозном смысле называется душой, не исчерпывается сознанием, которое является лишь поверхностным, «дневным» слоем психики?

Есть в человеке Нечто такое, для чего рационалистическая наука не нашла равноценного, равнозначного, равносильного определения в своём сундуке машинообразных павловских безусловных, условных и второсигнальных рефлексов. Нечто такое, что «ни в сказке сказать, ни пером описать». Про это «Нечто» учёные знают лишь, чем оно не является. Совсем недавно Национальная инженерная академия США опубликовала список величайших , важнейших научных задач XXl века, в котором призывает учёных не ослаблять усилий в попытках разгадать тайны мозга, как будто субъективная реальность, ментальная суть того понятия, которое тысячелетиями вкладывалось в слово «душа», может быть объектом научного исследования.

***

Врачи, психологи и писатели-фантасты нередко говорят о ТАИНСТВЕННЫХ явлениях человеческой психики, словно другие явления им понятны. Однако… Как происходит процесс мышления? Как возникают сигналы в нейроне? Каковы связи сознания и подсознания с мозгом и между собой? Какова природа психической деятельности? Каков её материальный субстрат? На сей счёт бытуют лишь всякого рода зыбкие и противоречивые предположения.

Конечно, учёные кое-что знают о мозге. Но то ли это знание, которое может дать ответ на кардинальный вопрос: где и как рождается мысль, возникает чувство, хранятся и оживают воспоминания?

Наука постигла лишь необычайную сложность интимных «механизмов» мышления, сознания, памяти, где что ни проблема, то тайна. Неизвестно даже, как в мозгу происходит нейродинамический процесс узнавания или воссоздания образа по неполной информации. При этом не надо забывать, что привычные и общеупотребительные слова «сознание», «мышление», «воля», «эмоции», «воображение», «побуждение» и т. д., ровным счётом ничего не объясняют, ничего не говорят ни уму, ни сердцу, а сами нуждаются в объяснении, являясь лишь удобными упрощёнными наименованиями, прикрывающими зияющие пробелы в современной психологии.

Работа сердечной мышцы относится к бессознательной деятельности человеческого организма. Но представители самой низшей в Индии школы йогов – «хатха-йоги» умеют сознательно, волевым усилием управлять своим кровообращением. Воля, как и мысль – сила психическая, нематериальная (в привычном для нас значении слова «материя»): как же она воздействует на материальное тело? Как именно происходит волевое управление не управляемым сознанием процессом; через какие «подпроцессы»? Что представляет собою тот посредник, через которого передаётся мысленный приказ сердцу замедлить своё биение?

На какую неуловимую промежуточную субстанцию в организме действует непосредственно воля? И какая субстанция передаёт волевой императив нервной системе, которая, в свою очередь, каким-то образом воздействует на сердечную мышцу? Увы, о природе взаимоотношений между психическим и физическим мы практически почти ничего не знаем.

Впрочем, не на все мышцы волевой приказ действует. Известная мужская мышца ему не подчиняется («…не стоит, хоть отруби!»); но зато она может возбуждаться самопроизвольно и своевольно, независимо от головного сознания и воли. Это ещё более удивительно, если только задуматься и попробовать отыскать связующее звено между бесплотным женским образом в мозгу мужчины (каким «третьим глазом» он его видит?) и наглядным плотским изменением, вызванным этим образом. Такого «недостающего звена» учёные найти не могут.

По всей видимости, пути, которыми психические факторы воздействуют на физиологию и биохимию, могут быть только биополевые. «Материя» мысли (воли) может иметь только тонкоматериальную полевую структуру. Проблему может разрешить только признание существования невещественного организма, «эфирного двойника» внутри человека, который и является своего рода медиумическим посредником.

Новые и новейшие открытия в области биоэнергетики утверждают, что «механизм» мышления не может находиться на атомно-молекулярном уровне, осуществляемом известными нам «элементарными» частицами. Его следует искать в более глубинных, бестелесных, энергетических недрах материи. Многие физики правомерно считают, что само понятие «материя» должно употребляться в кавычках, поскольку современная наука представляет её в виде энергетических сгустков-узлов. Основой Мироздания является не атомы, состоящие из призрачных «волночастиц», а энергетически-информационные поля; хотя, что такое эти «поля», никто толком не знает. Отрадно, однако, что всё же наука на новом витке спирали познаний возвращается к древним религиозно-философским воззрениям. Об этом свидетельствуют даже названия вышедших на Западе в последнее время книг: Майкл Толбот «Мистицизм и новая физика», Фритьоф Капра «Дао физики», Гэри Зукав «Танцующие мастера у-ли» и другие.

Одухотворённые натурфилософские учения панвитализма и панпсихизма нашли блестящее подтверждение в исследованиях биополевой структуры мозга, проводимых выдающимся советским учёным В. П. Казначеевым (см. его монографию «Биоинформационная функция естественных электромагнитных полей». Новосибирск, 1985), а также Н. П. Бехтеревой, А. К. Манеевым и другими. Признание правоты гипотезы, разрабатывающей биополевую модель мышления, позволило бы по-новому, совсем с другой точки зрения рассматривать все проблемы, связанные с биологическими науками. И тогда можно приблизиться к постижению многих парапсихологических и биомагнетических феноменов.

Сложнейший философский вопрос естествознания: способен ли мозг постичь, «объяснить» самого себя? Вероятно, мы сталкиваемся здесь с принципиальной преградой, из-за которой человек действительно скорее разберётся в том, что происходит в немыслимо далёких скоплениях галактик, нежели в скоплениях нейронов, находящихся в его черепной коробке. Внутренний мир человека лежит не только за пределами научных исследований, но и вообще за пределами рассудочного понимания: он постигается другой ветвью человеческого познания – мистическим ведением.

***

Каково положение человека в зоологической системе? Его разум – настолько уникальное явление, что последователь Дарвина, известный англ. естествоиспытатель Т. Гексли предлагал выделить человека в самостоятельное царство Психозоа – наряду с царствами животных и растений.

Необычайные свойства человеческого мозга, отличающие человека от всех других живых существ, столь поразительны, что в средние века служили достаточным доказательством того, что человек – особая, привилегированная часть «божественного творения».

Разумеется, человек не есть результат особого творения. «Он есть произведение постепенно совершенствующейся Природы, подобно любой живой единице на этой Земле. Но это касается лишь человеческого физического строения. То, что живёт и мыслит в человеке и переживает эту оболочку, образцовое произведение эволюции, — есть «Вечный Странник», — указывает Блаватская.

Ещё знаменитый биолог Ж.-Б. Ламарк (1744-1829) считал, что происхождение физического тела человека от животного – это лишь первая часть его исторического развития; вторая – появление у него богоподобного разума – произошла при «Божественном участии». Хотя это и огромный скачок по сравнению со взглядами, производившими Адама из куска глины, а Еву – из ребра Адама, всё же ссылка на персону «господа-бога» мало что проясняет, поскольку сама по себе требует куда более сложного обоснования – самого «бога» (что это или кто это), его сущности, происхождения, занятий и т.д.:

…нет причины нам искать большого ранга и по мне шматина глины не важней орангутанга. (А.К. Толстой)

К великому сожалению, судя по принудительному изучению в школах православной «культуры», власть имущие загоняют «рабов божьих» во времена дремучего средневекового мракобесия. Людей, правда, не сжигают, но инквизиторские костры из просветительских книг уже вовсю полыхают. На подходе – законодательное утверждение гениального проекта Козьмы Пруткова «О введении единомыслия в России». Не за горами и новый «обезьяний процесс», требование неукоснительного следования мёртвым библейским догмам из уст нынешних изуверов-лицедеев (бывших комсомольцев), в преизбытке обладающих всеми недостатками своих фанатических предтеч, вроде Аввакума или Саванаролы, но лишённых их единственного достоинства – готовности принять смерть во имя своих Идеалов.

***

Один из самых замечательных и загадочных феноменов Живой Природы – это закономерности эволюционного процесса, необратимость и поступательное направление биологической эволюции. Весь её ход убедительно свидетельствует о неуклонной и всё ускоряющейся тенденции развития нервной системы животных в сторону усиления разумности, сознания, мысли.

Темпы эволюции человека не сопоставимы с темпами эволюции других млекопитающих, причём речь идет о сверхбыстрой эволюции существ с достаточно медленной сменой поколений. Процесс становления человека уложился в чрезмерное сжатые, неправдоподобно малые, беспрецедентные сроки. Такое стремительное развитие не очень похоже на дарвиновскую схему естественного отбора, а скорее напоминает ортогенез – целенаправленную прямолинейную тенденцию к созданию «венца творения» — хомо сапиенса. Недаром крупнейший антрополог Ф. Вайденрайх был убеждённым ортогенетиком, а его коллега по изучению костных останков синантропа Тейяр де Шарден – в своём труде «Феномен человека» выступает финалистом, сторонником телеологического истолкования эволюции.

Напрасно ортодоксальные дарвинисты пытаются доказать, будто стихийная эволюция необычайно изобретательна на формы своей реализации: на самом деле она мертва, если её не направляют. Этапы эволюции отражают не повороты и зигзаги какого-то бездушного, бесцельного процесса, а изменения зиждительного замысла Высшего Разума Вселенной. В наше время можно, не делая никаких уступок библейскому креационизму и антропоморфизму, говорить о том, что эволюция, в том числе и всего живого на «нашей» планете, была «запрограммирована» этим Разумом.«Запрограммировано» появление новых видов живых существ, включая человека.

Здесь задействованы Творческие силы Матери-Природы, пестующие Жизнь. В архаической славянорусской традиции эти Силы именуются Рожаницами. Что из того, что мы Их не ведаем или не верим в Их существование? Инфузория тоже не подозревает, что за ней наблюдают в микроскоп. Так и за нами ведётся наблюдение «сверху». Не надо только приплетать сюда надприродного авраамического «бога». Для монотеистов Мир-механизм, для пантеистов — Организм. Жизненная эволюция идёт под влиянием ВНУТРЕННЕГО импульса.

Мы должны признать РАЗУМНОСТЬ как имманентное свойство Живой Природы, признать существование совечного и неотъемлемо присущего Ей особого Созидательного Начала (некоей потенции-силы-воли, если хотите, — Идеи), сознательно или бессознательно, но ЦЕЛЕСООБРАЗНО направляющего развитие живой материи.

Церковники пытаются использовать удивительнейшие, дивные примеры целесообразности в Природе в качестве телеологического «доказательства бытия бога», т.е. рассматривают целесообразность как нечто заданное, вложенное, якобы, откуда-то извне неким потусторонним сверхъестественным существом.

Нет, однако, да и быть не может никакого сверхъестественного «бога-отца»: Божество и Естество являют собою неразрывное Целое, имеют одну субстанцию, одну сущность. Это означает не то, что Божество тождественно с Природой как совокупностью единичных вещей и явлений, но то, что Оно тождественно с неперсонализированной Творческой Жизненной Силой, внутренне присущей Природе.

Единственная Божественная Реальность, включающая ВСЁ, — это Вселенская Жизненная Сила.

Доброслав


« »

Share your thoughts, post a comment.

(required)
(required)

Note: HTML is allowed. Your email address will never be published.

Subscribe to comments