Skip to content

07.06.2016

ГЕНЕРАТОР НОВЫХ ПРЕДПОСЫЛОК

"Гегель" — прогрессор семантических полей

Семантическое поле слова — это множество слов, тесно связанных с ним родовидовыми и ассоциативными связями.
Например, для слова "человек" в его поле могут входить имена знакомых Вам людей, качества "человечный — бесчеловечный" и "свой — чужой", глаголы "очеловечивать", "уважать" и "презирать", названия значимых фактов, ссылки на примеры из литературных произведений и т.п.

Термин "семантическое поле" возник в лингвистике в связи с построением тезаурусов (ассоциативных словарей языка), но впоследствии стал широко использоваться для обозначения психологически реального объединения лексических единиц, соотносимых с той или иной областью человеческого опыта.

Чтобы уяснить, что скрывается за "психологически реальным объединением" слов, давайте проведем мысленный эксперимент. Пусть некто столкнулся с новым для него явлением.
Первым шагом к его пониманию и подчинению своим интересам будет фиксация этого явления в слове-имени.
Затем этот некто знакомится с явлением, фиксируя его состав и структуру, полезные и вредные свойства, способы включения в свою практику. Фиксации выражаются словами, что расширяет и обогащает семантическое поле слова, служащего именем данного явления.
Чем богаче и слаженнее такое поле, тем точнее, изощреннее, эффективнее наш некто сможет включать явление в свою практику и сообщать о нем другим людям. Это и есть психологическая реальность семантического поля — множества связанных между собой слов, которыми некто отражает реальное явление и включает его в свою и общественную практику.

После такого пояснения у многих возникает вопрос: а чем семантическое поле отличается от понятия?
Ответ: иногда ничем, а почти всегда очень многим.
Дело в том, что понятие — термин знания, что подразумевает существование определения. Связи понятий отражаются в моделях и закономерностях, а в более общем плане задаются теорией.
Если Вы ученый-теоретик, то семантические поля для Вас — вербализованные модели, с которыми проводите мысленные эксперименты.
Но подавляющее большинство людей — да и тот же теоретик за границами своей лаборатории — в своей практике не занимаются определениями и не строят теории, поскольку не озабочены синтезом рафинированного знания. Модели мира, с которыми они работают в процессах мышления и деятельности, в основном не вербализованы, т.е. не выражены в словах, а слова используются только как сигналы управления, оформления и коммуникации.

Линвистическая трактовка семантических полей обычно ограничивается орфографическими и грамматическими вариациями слов, т.е. отношениями между словами в языковой практике, полностью отчужденной от смыслов, передаваемых в сообщениях.
Между тем, самое интересное для мышления возникает как раз при разработке содержательных смысловых полей.
И здесь самое время обратиться к наследию Георга Вильгельма Фридриха Гегеля (1770-1831), автора величайшей философии диалектики и признанного знатока текучих понятий, т.е. слов, меняющих значение в ходе мышления. Предложенные им эвристики, т.е. схемы рассуждений, обеспечивают быстрое развитие семантических полей, выступая в отношении к ним как бы в роли прогрессора (термин, вошедший в обиход с легкой руки братьев Стругацких).

Знаменитая и общеизвестная гегелевская эвристика "тезис — антитезис — синтез" побуждает мыслителя к внутренней полемике: сначала он обдумывает некоторое истинное положение (тезис), потом рассматривает как истину обратное утверждение (антитезис) и завершает спор нахождением более глубокой истины (синтез), бросающей новый свет на противоречащие тезисы и дающей им общее основание.

Гегелевская триада настолько чужеродна науке, не терпящей противоречий, что все упоминания гегелевской эвристики триадой и ограничиваются. Однако Гегель в своей философской системе (а позже и Маркс в "Капитале") дал образцы ее многократного самоприменения и ввел понятие узловой линии мер: на этой линии каждый синтез дает узелок меры, и таких узелков может быть множество (по Гегелю, мера как синтез качества и количества есть завершенное бытие).

В предлагаемом Вашему вниманию вопроснике реализована 3-звенная узловая линия мер, т.е. в ней триада проходится трижды.
Конечно, поначалу проходить ее всю довольно утомительно — для многих задач достаточно одной триады.
Например, именно так мы поступаем, когда пытаемся встать над конфликтной ситуацией.
Но для тренинга оперативной памяти и лучшей проработки семантического поля имеет смысл стремиться проходить всю линию целиком — ведь тогда Вы получаете 7 понятий, а именно такое количество и является предельным для поля внимания среднестатистического человека (закон, открытый Миллером в 1956 году: поле внимания способно удерживать 5±2 символов).

Итак, что прилагается:
* простой и аскетичный вопросник (сделан в среде HiAsm) — 32,5 Кб
* красивый и сложный (сделан в среде BlackBox) вместе с примером заполнения для поля "Чтение" — 774 Кб
* библиотека семантических полей (под среду BlackBox): "Яблоко" (пародия на упрощенный метод), "Любовь", "Зареалье", "Познание", "Справедливость" — 22,3 Кб

В завершение темы хотелось бы выйти за установленный в ней предел. Да, поле внимания вмещает не более 7 символов. Но во-первых, информационную емкость этих символов можно увеличивать (например, гегелевский синтез как символ содержит в свернутом виде тезис и антитезис), а во-вторых, семантические сети совсем необязательно целиком удерживать в поле внимания — достаточно отразить их в тексте, а еще лучше, в схеме, и через такое посредничество оперировать практически неограниченным числом символов.
Триада схематически изображается треугольником, а конструируемые ею семантические поля образуют красивые узоры, один из которых приведен в качестве иллюстрации. О построении такого "Цветка Жизни" — на страничке http://zarealie.narod.ru/u12f_.htm

И последнее замечание. Есть ли другие способы построения семантических полей, отличные от треугольников триад? Конечно, да! Просто треугольник — простейшая из геометрических фигур, а гегелевская триада самая известная и разработанная. Другой знаменитый пример — пентаграмма У-Син, наследие китайской культуры (вторая иллюстрация). Если же отвлечься от геометрических аналогий и красоты схем, то для любой работы ее семантическое поле может задано сетевым графиком этой работы; поле географического пункта — картой местности, где он расположен; поле детали — чертежом устройства, в который она включена; и т.п.
Красота и уникальность полей, сформированных триадами, в том что те дают быстрое развитие и пополнение представлений за счет выявления и разрешения имеющихся в них противоречий.

 

Написал
feod (Ю.Феодоритов)



« »
Read more from ДАЙДЖЕСТ

Share your thoughts, post a comment.

(required)
(required)

Note: HTML is allowed. Your email address will never be published.

Subscribe to comments