Skip to content

31.08.2016

ДОБРАЯ СИЛА ТОСКИ

Каждый хоть раз в жизни попадал в положение и отношения, с которыми, как казалось, справиться не под силу. И каждого хоть однажды настигала безнадежная тоска.

Ко мне многие годы обращаются за советом или помощью люди в тоске. Здоровые и больные.

Сегодня — разговор о тоске — здорового человека,

…Опять накатило. Снова — в лихорадке. Снова не спишь ночами. Такой тоски, кажется, не выдержать! Сердце разорвется… сосуды лопнут… с ума сойдешь!

Может, мне уехать куда?!..
Отвлекаешь себя делом — все валится из рук.

Бросаешься в новые общения, встречи, связи — все чуждо и пусто до тошноты.

Тычешься в книжки — не понимаешь.
К чему ни обратишься, все теряет краски и смысл.

Может быть, мне иголки помогут?..
Или бы загипнотизировал кто?!…

Не вырваться!
Нет, я возьму себя в руки! Я сильный человек!

Борешься с… собой! Не получается… В отчаянии напиваешься… реланиума. Тупеешь — и звонишь врачу…

Я сижу рядом с тобой, пока ты сетуешь, пересказываешь обстоятельства, далекие-далекие, чуть не из детства, или совсем недавние, последних месяцев, последней ночи…Сижу рядом и вспоминаю, что, когда я был в таком же положении, как ты, то никаких советов не хотел.

А сколько я мог бы надавать тебе советов! Я ведь знаю твое состояние, как самую знакомую мне часть меня.

Я вижу, что все, что ты делаешь, растравляет, удлиняет, усиливает и углубляет твою боль. А когда она отступает, ты страшишься ее возврата. И тем кличешь ее в новой силе.

Об этом я уже и писал.

Ты изливаешь свою тоску, злость, восторг… И мое знание, что на избавление от самых невыносимых твоих терзаний (когда освобождение станет для тебя желаннее этой муки) достаточно от силы четыре дня и четыре ночи, — это мое знание кажется мне скучным, пошлым и ненужным. В твоем состоянии я советов не хотел, помощи не искал…

Я воевал с тоской, с наплывом воспоминаний, заново перекраивая в мыслях все, что было, что могло быть и чему бы быть не надо… Я гнал боль, а она меня. Я оказывался у друга, мы курили в ванной комнате, и он играл со мной в карты ночи напролет (я и в обычном-то состоянии картежник никудышный); потом он шел
на работу, а я…

В последнее утро я заснул, презирая себя за живучесть. А потом наступил покой и… пустота.

Тогда пришли эти стихи:

На даче с осени вдруг воцарит покой,
Гниющих листьев запустенье…
Как полоумный страж слепой,
Замок блестит, храня сиденье

от стула, старую кровать
без сетки, дрань из одеяла,
да кучу мусора…. Не мало —
бедняге век перебирать!

Дом оголен, и в просветленьи
Внушает мудрость докторов,
Что лето — бред и прегрешенье
И только праведный — здоров.

Здоров. А лето — заблужденье
Цветенья, щебета, плодов,
И беготни весь день, и бденья
Таких протяжных вечеров…

Здоров. А лето — прегрешенье,
Но ветер будит вновь и вновь
В нем эха долгое смятенье,
Как жизнь, как стоны, как любовь.

Здоров, но почему-то снится
Ему в спокойствии пустом,
Как в эти стекла билась птица,
С жары впорхнувшая. Потом

Дом, испустивши грешный вздох,
Затих, покоем усмиренный,
Теперь уж больше не влюбленный,
Остужен, праведен,… заглох!

Так мы от смуты наважденья,
Вновь веруя в грехи свои,
Сбегаем в тишь выздоровленья —
От слез, от жизни, от любви!

Покой, злость независимости ото всех, от себя — пусто…

В тоске я был живой, мятущийся. А теперь, словно и не было меня, ни в теперешнем, ни в будущем. Оказывается, я верил, что гоню тоску, а в действительности упивался ею, цеплялся за нее, бередил — и надеялся. Потом надежд не стало…

Чтобы ожить, обрести снова надежду — понадобилось время.
Обо всем этом я думал, слушая тебя, глядя на тебя. Сочувствуя твоей муке.Все живое в тебе цепляется за любой намек, могущий оживить, усилить тоску, которая теперь и есть ты.

Мне было понятно, что страх и безликий рационализм — ни к чему не привязанный «разум» — требуют отказываться от боли, «выбросить из головы и из сердца».

Понятно, что этот же «разум» не дает использовать меня как человека, рядом с кем можно глубже вникнуть в себя, в смысл происходящего.

Этот «трезвый разум» заставляет требовать, чтобы я — врач «вырезал» из тебя эту «безумную», самую живую сейчас часть тебя. Чтобы помог превратиться в машинально «выполняющего свой долг» функционера. «Разум» принуждает тебя отказаться от человеческого подхода к себе и ко мне — ко всем.

Вслушиваясь, пытаясь ощутить твой потаенный поиск, я всем своим телом думаю и ищу, какое мое участие не помешает тебе и поддержит твое движение. Я страшусь пустых «правильных» слов. Я чувствую, что в твоем неосознанном, неподконтрольном рассудку желании удержать тоску — правота за тобой!

Из тех, кто переживал тоску, одни с ней боролись — и ломались, заболевали. Другие отдавались тоске, переживали ее, в ней крепли — становились зрелыми людьми.

Одни, убегая от тоски, навсегда убегали от реальности. Других она окунала в жизнь, давала им силы растить себя и осваивать мир.

Действительно, правота — за тобой. Ведь тоска — сейчас твоя жизнь. Уступая доводам «разума», гоня от себя тоску, ты борешься со своей жизнью, побеждаешь себя.

Беременная женщина тоже могла бы испугаться незнакомого состояния и «опухоли», которую надо убрать. Слава Богу, большинство женщин к беременности готовы, и у них хватает сил терпеливо дожидаться ее разрешения.

Тоска — энергия, как любая боль или радость. Энергию можно перенаправлять, использовать, превращать в добрую силу. И эта твоя боль должна стать силой, помогающей расти, открывать неведомые глубины в себе, в других.

Надо только не «сделать аборт». Набраться терпения дождаться всего, что тебе откроет тоска.

Я вдруг вспомнил, что, когда я не боролся с тоской, не использовал своих психологических уловок, — меня, казалось, разрывало.

Становилось страшно.

Но на высоте этого напряжения находилось решение. Приходил какой-то другой — собранный, сосредоточенный — деятельный покой. .

Пустоты не было и в помине — было удивление, которое никому я не хотел бы отдать!

Для меня действительно вновь воскресали «и слезы, и любовь».
Нет, я не буду давать тебе советов…
Хочешь, я почитаю тебе стихи?..

Три стихотворения и четыре строчки о тоске

Капризы

Я лягу, стану тосковать,
К тоске избуду недоверье,
От потолка, от белой двери,
Как в люльку, кинусь на кровать!

Свернусь в дородовый комок,
Оставлю беззащитной спину,
Глаза зажмурю, отодвину
Мир, чтоб достать меня не мог!

Устану так. Перевернусь.
Раскину руки по кровати.
Уставлюсь в потолок, в распятье
Сам для себя преображусь!

Упьюсь я мукой неудач,
Все боли растравлю и в кучу

Свалю все беды. Будет мучить
Меня сухой, беззвучный плач.

Измучусь, тьму сгущу кромешно,
Но за собой вдруг подгляжу,
Что тайно я давно слежу,
Идешь ли ты меня утешить?!

Ты не идешь!.. Моя тоска,
Как утро зимнее, светлеет,
И я встаю из колыбели,
Встаю! И ты опять близка!

Страхи

Я лягу, стану тосковать,
К тоске избуду недоверье,
К себе прислушаюсь на время,
Начну незнаемого ждать!

Отворочусь от маяты,
От рамы, снега, ветки, стекол…
Не тормоши меня, мой тополь,
Окутайся в туман и ты!

Но страшно! Доверять тоске
Мне чудится крушеньем веры!
Гудят натянутые нервы,
Как держат двери на замке.

Мне страшно! Доверять тоске —
Быть может предавать любимых!?..
Иль в скит сбежать — проститься с миром
Предаться вражеской руке?!

Мне страшно стекол пустоты,
Порухи планов и надежд,
Слепого хохота невежд
И самомненья глухоты.

Боюсь я, что кромешный ад
Святых запретов поруганья,
Безумья жуть и домоганье
Меня морокой совратят!..

Но правда манит! Я решусь!
В конце концов, не страх же — в судьи!
И, что поделать, будь, что будет —
Я погружаюсь в эту жуть!

…На стенке — вытертый ковер:
Узоров внешний строй и сказка…
Что мне сулит ее развязка?
За что с самим собой мой спор?

Но как! Куда же неудачи

Отходят вдруг? Тоски тюрьму

Принять готов, но почему

Мне ворс ковра вдруг стал так значим?

Как стал подробен потолок…
Карниз — так ново интересен!..
За шторой бахрому развесил
До лета мой всегдашний клен.

Она полощется в ветвях,
Их наготы не прикрывая,
А я в себя глядеть пытаюсь
Но, странно… растерявши страх!..

Утро тоски

Не лягу! Стану тосковать.
К тоске избуду недоверье.
Опять себя тоскою меря,
Себе попробую не лгать!

Значительностью дел своих
Не отвлеку себя от факта,
Что день и год похожи так, что
Как будто я и не жил их.

Похоже — не от полноты
Я так надсадно куролешу
Меж дел и губ чужих и спешных
С красивостью без красоты…

…За школой стежка на снегу
Чрез сад протоптана не мною…
А я — ни в след с чужой ногою,
Ни разминуться не могу!

Торю, торю «свои дороги»,
Не замечая, видит бог,
Что, не любя чужих дорог,
Я — тропок калика убогий…

Навстречу, с видом «так и надо»,
Но скинув ранец, «не спешит»
Мальчонка, опоздав, — души
И мне знакомая бравада.

Я так же верю, что успел,
И тешусь, гордо отставая,
Что догоню и не устал я,
Что я нарочно так хотел.

…Тоски, как счастья, маята,
Как топчешь снег по первопутку:
Чуть зябко, сумрачно и жутко,
И спит покамест суета…

Не лягу я! Зато по дню
Пойду чуть радостней и тише,
Не изменюсь, не стану выше
И ничего не изменю:

Не красить в седине виски,
Не верю в бунт перерожденья,
Ни в сказку первых дней творенья..
Я верю в судный день тоски!

…Зима. Огромные комки
В гнезде грачей на той березе.
Весна их скоро размимозит…
Благословляю день тоски!

 

И еще четыре строчки…

Иду и буду тосковать,
Тоске, как радости, доверя.
Тоской свое раздвину время,
И стану ждать…

20-23 февраля 1983года

М.Л. ПОКРАСС

 

_____________________________
_________________________________________________

 



« »

Share your thoughts, post a comment.

(required)
(required)

Note: HTML is allowed. Your email address will never be published.

Subscribe to comments