Skip to content

22.02.2015

КАК ОСТАНОВИТЬ, ЗАТОРМОЗИТЬ РАЗВИТИЕ ЦЕЛОЙ СТРАНЫ? — ПРОСТО!

1274220744_alexander-lyamkin-01

Здание одной из лучших в России, а может быть, и в мире собрание книг — фундаментальная библиотека Института научной информации по общественным наукам (ИНИОН) РАН — сгорело. «Потери огромны», говорят сотрудники библиотеки, а ее директор уже назвал произошедшее «драмой для российской науки». Однако, судя по всему, многое все-таки удалось спасти. 

Накануне вечером в фундаментальной библиотеке института (ИНИОН) РАН в Москве на Нахимовском проспекте произошел пожар. Как сообщили в ГУ МЧС, возгорание возникло на третьем этаже, который частично выгорел, но «большую часть здания удалось отстоять от огня».

«Сколько людей там работали над своими научными трудами! Сколько часов я там провела, отыскивая материалы для своих сценариев!»

ИНИОН считается крупнейшим научным информационным центром России в области социальных и гуманитарных наук. Его библиотека насчитывает 14,2 миллиона экземпляров на древних, современных восточных, европейских и русском языках, в том числе редкие издания XVI – начала XX веков. В библиотеке имеются самые полные, а в отдельных случаях единственные в России собрания документов Лиги наций, ООН и ЮНЕСКО, парламентские отчеты США (с 1789 года), Англии (с 1803 года), Италии (с 1897 года) и одна из крупнейших в России коллекций книг на славянских языках.

В 1970-е годы ИНИОН стал получать литературу из 115 стран, в том числе более 4 тысяч иностранных журналов. Институт выполнял функции информационно-библиотечного обслуживания как отдельных читателей, так и организаций. В 1997 году в Институте была проведена организационная реформа. На основе отделов были образованы более крупные центры социальных и гуманитарных научно-информационных исследований, Центр научно-информационных исследований глобальных и региональных проблем, Центр научно-информационных исследований по науке, образованию и технологиям и Центр информатизации.

Сотрудники института и спасатели пока не берутся говорить о том, что бесценные рукописи утеряны безвозвратно. Но если даже огонь не тронул рукописи, есть вероятность, что пожарные залили некоторые бесценные экземпляры водой. Также очевидно, что ученые не смогут трудиться в здании библиотеки, пока там не починят крышу.

Как передает НТВ, сотрудники библиотеки с трудом сдерживали слезы. Многие проработали в институте всю жизнь. Когда вспыхнул пожар, в библиотеке находились лишь охранники. Они спешно покинули помещения. В тот момент никто и не думал, как спасти миллионы редких изданий.

Само помещение книгохранилища, по словам руководства института, не пострадало от огня. Стеллажи с рукописями находятся в безопасности, но так или иначе нуждаются в реставрации. Как заявил директор библиотеки Юрий Пивоваров, «слава Богу, наши героические пожарные спасли лучшую в Европе библиотеку по общественным наукам». «То, что здесь произошло, — это трагедия, драма для российской науки», — сказал Пивоваров.

По его мнению, сотрудники МЧС совершили подвиг – победили огонь и с помощью специального вентилятора для удаления дыма спасли бесценные книги. Сейчас пол на главном входе в библиотеку весь залит водой, из-за дыма тяжело дышать.

Орлов пояснил, что любая научная работа в гуманитарной сфере начинается с каталога ИНИОН и в нем же заканчивается. «Утрата ИНИОН – это как если бы была утрачена Севрская палата мер и весов. Больше нет точки отсчета, эталона, нормы, стандарта. Теперь я буду говорить, что сантиметр – это фаланга моего мизинца, а Вася – что длина мочки его уха, а Петя – что длина шерстинки его собаки. Мы возвращаемся в достандартизированную эру, в эру натурального обмена случайно сохраненными отрывочными знаниями», — полагает Орлов.

Профессор НИУ ВШЭ Александр Филиппов назвал случившееся «ужасным горем». В своем Facebook он пишет, что ИНИОН сформировался в то время, когда идеологической борьбе придавали большое значение «и для нее средств не жалели». «Там накапливались сокровища долгие годы. Там можно отрыть было совершенно невероятные вещи. Старые книги, трофейные, новейшие полные собрания сочинений, книги на экзотических языках, огромные энциклопедии и словари, которых не было больше нигде. Подшивки журналов!.. Видал я библиотеки и получше, что и говорить. Но у нас ничего лучше не было. Не тешьте себя мыслями про РГБ, Историчку, ВГБИЛ. Каждая по-своему хороша. Но не дотягивает совершенно», — рассказал он.

Бывшая сотрудница этой библиотеки Ольга Балла считает произошедшее «культурной катастрофой». «Для меня здесь гибнет еще и очень родное, изначальное… Диссертаций я не писала, но по разным делам много раз потом бывала в ИНИОНе, и всякий раз возвращалось мне это мощное чувство начала и универсальности», — пишет она.

В свою очередь профессор Института журналистики и литературного творчества Константин Ковалев-Случевскийнапомнил, что «при советах именно там мы брали недоступное и запрещенное – в спецхране, изредка выуживая письма на эту возможность из института… труды по русской религиозно-философской мысли… и даже – Карла Маркса с его закрытой брошюрой Азиатский способ производства», весьма открывающей нашу советско-российскую действительность».

А дочь известного режиссера Павла Арманда сценарист Рене Арманд рассказала, что на третьем этаже, где начался и распространился пожар, «были прекрасные большие залы периодики, служебные кабинеты для сотрудников, библиотечные кабинеты истории, философии, экономики и т.п.» и «все это погибло».

«Точных данных нет, но похоже, что пожарные локализовали огонь раньше, чем он проник в хранилище на первом этаже. Страшно было подумать, что эти сокровища утрачены. И так потери огромны, например, шкафы с каталожными карточками на третьем этаже. Сколько людей там работали над своими научными трудами! Сколько часов я там провела, отыскивая материалы для своих сценариев! Очень-очень горько. Сколько блестящих комментариев мы там записывали!» — вспоминает она.

По ее словам, ИНИОН – это не просто научный институт с грандиозной библиотекой. «Он был площадкой для встреч ученых разных стран, здесь проходили конференции и семинары на самые актуальные темы», — добавила Арманд.

Отметим, что высказываются версии, что это мог быть поджог. Как пишет журналист Надежда Горбушина, в этом уверена сотрудница ИНИОНа – ее тетя. «Единственный пожар за 38 лет, который она помнит, случился, когда загорелся компьютер. Но выгорела только одна (!) комната. В данном случае речь идет о 2000 м2 и затем 5000 м2.», — пишет Горбушина.

Также в Facebook была создана группа, в которой добровольцы могут предложить свою помощь в ликвидации последствий пожара, пока от них требуется лишь вступление в группу.

Напомним, сообщение о пожаре поступило в Центр управления в кризисных ситуациях Москвы в пятницу в десять часов вечера. Огонь стремительно распространялся: сначала площадь пожара составляла 1,5 тыс. кв. метров, а затем возросла до 2 тыс. кв. метров. В результате частично обрушилась кровля на площади 1 тыс. кв. метров. Пожару был присвоен третий номер сложности (при пятом максимальном для Москвы).

Причины пожара пока устанавливаются, также оценивается причиненный ущерб. По предварительной версии, возгорание могло произойти из-за короткого замыкания.

После локализации пожара еще десять часов продолжалась «проливка» обрушившихся конструкций. Сведений о пострадавших не поступало. Утром в субботу представитель оперативного штаба на месте ЧС сообщил РИА «Новости», что на месте еще остаются 60 пожарных расчетов, которые пытаются полностью ликвидировать возгорание.

V2aJdYcR