Skip to content

27.02.2015

В ПОИСКАХ ЧУДЕСНОГО

В наше время люди обладают четырьмя путями к Неведомому, четырьмя формами понимания мира. Это религия, философия, наука и искусство; они уже очень давно разошлись друг с другом. Сам факт такого расхождения указывает на их отдаленность от первоначального источника, т.е. от эзотеризма. В древнем Египте, в Греции, в Индии бывало время, когда все четыре пути составляли одно целое.  

Если  припомнить  приведенный  мною  в  "Tertium Organum"  принцип  Аввы  Дорофея  и воспользоваться  им  при  рассмотрении  религии,  философии,  науки  и  искусства,  то  нетрудно понять, почему формы нашего миропонимания не могут служить путем к истине. Они навсегда разбиты, разобщены, вечно противоречат друг другу, полны внутренних неувязок. Очевидно, что чем  более  разбиты  и  разобщены  они  друг  с  другом,  тем  далее  уклоняются  от  истины.  Истина находится в центре, где сливаются все четыре пути. Следовательно, чем ближе окажутся они друг к другу, тем ближе они к истине; а чем далее будут отходить друг от друга, тем далее уйдут и от истины.  Более  того,  разделения,  возникающие  внутри  каждого  из  путей,  т.е.  подразделения  на системы,  шкалы,  церкви  и  доктрины,  указывают  на  большую  удаленность  от  истины;  и  мы действительно видим, что число подразделений в каждой области, в каждой сфере человеческой деятельности  никоим  образом  не  уменьшается,  а  наоборот  возрастает.  Это,  в  свою  очередь, указывает  нам, – если  мы  способны  видеть, – на  то,  что  общая  направленность  человеческого мышления ведет не к истине, а в совершенно противоположном направлении.  

Если мы попытаемся выяснить смысл четырех путей духовной жизни человечества, то сразу же увидим, что они распадаются на две категории: философия и наука – это интеллектуальные пути, а религия  и  искусство – пути  эмоциональные.  Кроме  того,  каждый  из  путей  соответствует определенному  интеллектуальному  или  эмоциональному  типу  человека.  Но  такое  деление  не объясняет  всего  того,  что  в  сфере  религии,  искусства  или  знания  может  показаться  нам непонятным  или  загадочным,  ибо  в  каждой  из  этих  сфер  человеческой  деятельности  имеются такие феномены и аспекты, которые совершенно несоизмеримы и не поглощаются друг другом.

Тем не менее, лишь тогда, когда они сочетаются в одном целом, они перестают искажать истину и уводить человека с правильного пути.  

Разумеется,  многие  горячо  запротестуют  и  даже  восстанут  против  утверждения  о  том,  что религия,  философия,  наука  и  искусство  являются  родственными,  равноценными  и  одинаково несовершенными путями обретения истины.  

Религиозному  человеку  эта  мысль  покажется  неуважением  к  религии;  ученому – оскорбительной для науки; художник усмотрит в ней насмешку над искусством; а философ найдет ее наивной, основанной на непонимании того, что такое философия.  

Попробуем найти основания для разделения "четырех путей" в настоящее время.  

Религия основана на Откровении.  

Откровение – это нечто, проистекающее непосредственно из Высшего сознания или от более высоких сил. Нет религии без идеи Откровения. В религии всегда существует что-то недоступное познанию обычного ума и обычного мышления. По этой причине никакие усилия по созданию интеллектуальными методами новой религии искусственного, синтетического характера ни к чему не  приводили  и  ни  к  чему  привести  не  могут.  Результатом  оказывается  не  религия,  а  плохая философия.  Все  реформистские  движения  и  стремления  упростить  или  рационализировать религию приносят отрицательные результаты. С другой стороны, "Откровение" или то, что дано в Откровении,  должно  превосходить  любое  иное  знание.  И  когда  мы  обнаруживаем,  что  религия

(как  это  часто  бывает)  на  сотни  и  даже  на  тысячи  лет  отстает  от  науки  и  философии,  то  мы приходим к выводу, что перед нами не религия, а псевдо-религия, иссохший труп того, что когда-то было или могло быть религией. К несчастью, все религии, известные нам в своей церковной форме, представляют собой "псевдо-религии".  

Философия основывается на размышлении, логике, мысли, на синтезе того, что мы знаем, на анализе  того,  чего  мы  не  знаем.  Границы  философии  должны  охватывать  полное  содержание науки, религии и искусства. Но где обрести такую философию? Все, что нам известно в настоящее время под именем философии, представляет собой не философию, а "критическую литературу" или выражение личных мнений, нацеленных, главным образом, на опровержение и уничтожение других  личных  мнений.  Или,  что  еще  хуже,  философия  превращается  в  самодовлеющую диалектику,  окруженную  непроходимым  барьером  терминологии,  которая  непонятна  для непосвященных, и разрешающую все мировые проблемы без каких бы то ни было доказательств своих объяснений, без того, чтобы сделать их понятными простым смертным.  

Наука  основывается  на  опыте  и  наблюдении.  Она  не  должна  чего-либо  бояться,  не  должна иметь  никаких  догм,  не  должна  создавать  для  себя  никаких "табу".  Однако  современная  наука резко отсекла себя от религии и от "мистики"; тем самым она установила определенное "табу" и потому  сделалась  случайным  и  ненадежным  инструментом  мышления.  Наличие  этого "табу" заставляет ее закрывать глаза на целую серию необъяснимых и непонятных феноменов, лишает ее целостности  и  единства;  в  результате  получается,  что,  как  говорил  тургеневский  Базаров, "есть науки, как есть ремесла; а наука вообще не существует вовсе."  

Искусство основано на эмоциональном понимании, на чувстве неведомого, чего-то такого, что лежит по ту сторону видимого и ощутимого, на переживании творческой силы, т.е. способности перестраивать  в  видимых  или  слышимых  формах  присущие  художнику  ощущения,  чувства, впечатления  и  настроения;  в  особенности  же  оно  основано  на  некоем  мимолетном  чувстве, которое, в сущности, есть переживание гармонической взаимосвязи и единства всего, на чувстве "души" предметов и явлений. Подобно науке и философии, искусство – это определенный путь познания. Творя, художник узнает много такого, чего не знал раньше. Но то искусство, которое не ведет в сферы Неведомого и не приносит нового знания, – лишь пародия на искусство; а еще чаще оно не доходит и до уровня пародии, выступая в роли коммерции или производства.  

Псевдо-религия, псевдо-философия, псевдо-наука и псевдо-искусство – вот практически и все, что  мы  знаем.  Мы  вскормлены  на  заменителях,  на "маргарине"  во  всех  его  обликах  и  формах.

Лишь очень немногие из нас знакомы со вкусом подлинных вещей.  

Однако  между  подлинной  религией,  подлинным  искусством  и  подлинной  наукой,  с  одной стороны,  и "заменителями",  которые  мы  называем  религией,  искусством  и  наукой,  с  другой, существует  множество  промежуточных  стадий,  соответствующих  разным  уровням  развития человека  с  различным  пониманием,  присущим  каждому  уровню.  Причина  существования  этих уровней заключается в наличии глубокого, коренного неравенства между людьми. Определить это неравенство очень трудно; религии, как и все прочее, различаются в соответствии с ним. Нельзя, например,  утверждать,  что  существует  язычество  или  христианство,  но  можно  утверждать,  что существуют  язычники  и  христиане.  Христианство  может  оказаться  языческим,  а  язычество – христианским. Иными словами, для многих людей христианство становится языческим, т.е. они превращают христианство в язычество совершенно так же, как превратили бы в язычество любую

иную религию. Во всякой религии существуют разные уровни понимания; всякую религию можно понимать  так  или  иначе.  Буквальное  понимание,  обожествление  слова,  формы,  ритуала, превращает  в  язычество  самую  возвышенную,  самую  тонкую  религию.  Способность  к эмоциональному  распознаванию,  к  пониманию  сущности,  духа,  символики,  проявление мистических чувств – все это в состоянии сделать любую религию возвышенной, несмотря на то, что по внешности она может казаться примитивным, диким или полудиким культом.  

Разница  заключается,  таким  образом,  не  в  идеях,  а  в  тех  людях,  которые  усваивают  и

воспроизводят идеи; то же самое справедливо и для искусства, философии, науки. Одна и та же идея  понимается  людьми  разных  уровней  по-разному,  и  нередко  случается,  что  их  понимание оказывается  диаметрально  противоположным.  Если  мы  усвоим  это,  нам  станет  ясно,  что невозможно говорить о религии, искусстве, науке и т.д. У разных людей – разные науки, разные искусства и т.п. Если бы мы знали, как и чем отличаются друг от друга разные типы людей, мы поняли  бы,  как  и  в  каком  отношении  отличаются  друг  от  друга  их  религия,  философия,  наука, искусство.   

Можно выразить эту идею более ясно. Если мы возьмем в качестве примера религию, можно сказать,  что  все  обычные  подразделения  религии,  например,  христианство,  буддизм,  ислам, иудаизм, а также существующие внутри христианства подразделения – православные, католицизм, протестантство, – и  дальнейшие  подразделения  внутри  каждой  веры,  такие  как  секты  и  т.п. – являются, так сказать, подразделениями на одном и том же уровне. Необходимо понять, что кроме этих  подразделений  существуют  подразделения  по  разным  уровням:  есть  христианство  одного уровня понимания и чувства – и есть христианство другого уровня понимания и чувства, начиная

с очень низкого внешнего ритуала, или лицемерного уровня, который переходит в преследование всех  инакомыслящих,  до  очень  высокого  уровня  самого  Иисуса  Христа.  И  вот  эти-то подразделения  и  уровни  нам  известны;  мы  можем  понять  их  идею  только  тогда,  когда  усвоим идею внутреннего круга. Это значит, что если мы признаем, что в истоке всего лежит истина, что существуют  разные  уровни  и  разные  степени  искажения  истины,  мы  увидим,  что  истина постепенно привносится и на наш уровень, хотя, разумеется, в совершенно неузнаваемой форме.  

Идея  эзотеризма  также  приходит  к  людям  в  форме  псевдо-эзотеризма,  псевдо-оккультизма.

Причина этого опять-таки вышеупомянутая разница в уровнях самих людей. Большинство людей способно  воспринять  истину  только  в  форме  лжи.  Но  в  то  время  как  многие  из  них довольствуются  ложью,  некоторые  начинают  искать  дальше  и  в  конце  концов  могут  прийти  к истине.  Церковное  христианство  исказило  идеи  Христа;  однако  некоторые, "чистые  сердцем" люди, начав с церковного христианства, могут путем чувства прийти к правильному пониманию первоначальной истины. Нам трудно понять, что мы окружены искажениями и подменами, что, кроме искажений и подмен, извне мы не можем получить ничего.  

Нам трудно понять это, ибо главная тенденция современной мысли как раз в том и состоит, что явления рассматриваются в порядке, противоположном только что изложенному. Мы привыкли воспринимать  любую  идею,  любое  явление (будь  то  в  области  религии,  искусства  или общественной  жизни)  как  нечто,  являющееся  сначала  в  грубой,  примитивной  форме,  в  форме простейшего  приспособления  к  органическим  условиям,  в  форме  грубых  диких  инстинктов, страха,  желания  или  памяти  о  чем-то  еще  более  элементарном  и  примитивном,  животном, растительном,  зародышевом;  затем  это  явление  постепенно  развивается,  становится  более утонченным  и  усложненным,  вовлекает  в  себя  различные  стороны  жизни  и,  таким  образом, приближается к идеальной форме.  

Конечно,  такая  тенденция  мысли  прямо  противоположна  идее  эзотеризма,  согласно  которой огромное  большинство  наших  идей  представляет  собой  не  продукт  эволюции,  а  продукт вырождения  мыслей,  когда-то  существовавших  или  где-то  еще  существующих  в  гораздо  более высоких, чистых и совершенных формах.  

Для современного образа мышления все это – полная бессмыслица. Мы настолько уверены в том, что именно мы – высочайший продукт эволюции, что мы все знаем, что на этой земле нет и не  может  быть  какого-либо  значительного  явления (такого,  как  школы,  группы  или  системы), которое не было бы до сих пор нам известно, нами признано или открыто, что нам нелегко даже признать логическую допустимость подобной идеи.  

Если мы пожелаем усвоить элементы этой идеи, мы должны понять, что они несовместимы с идеей  эволюции  в  обычном  понимании  этого  слова.  Невозможно  считать  нашу  цивилизацию, нашу  культуру  единственным  в  своем  роде,  высочайшим  явлением,  ее  следует  рассматривать лишь как одну из множества культур, сменяющих друг друга на земле. Более того, все культуры, каждая по-своему, искажали идею эзотеризма, которая лежит в их основании; и ни одна из них не поднялась до уровня своего источника.  

Однако такой взгляд оказался бы чересчур революционным, потому что потряс бы основы всей современной  мысли,  потребовал  бы  пересмотра  всей  системы  мировой  философии,  сделал  бы бесполезными и даже вредными целые библиотеки книг, написанных на основе теории эволюции.

И  в  первую  очередь,  потребовал  бы ухода  со  сцены  целой  плеяды "великих  людей"  прошлого, настоящего и будущего. Вот почему этому взгляду не суждено стать популярным, и ему едва ли удастся занять место рядом с другими системами мысли.

 П.Д.УСПЕНСКИЙ



« »

Share your thoughts, post a comment.

(required)
(required)

Note: HTML is allowed. Your email address will never be published.

Subscribe to comments