Skip to content

20.08.2016

СОЗДАНИЕ ТЕХНОЛОГИЙ ОПЕРЕЖАЮЩИХ СВОЁ ВРЕМЯ: — ПРИМЕРЫ ИЗ ИСТОРИИ

Чудесное оружие Третьего Рейха. Часть III.

Во время Второй мировой войны в нескольких секретных центрах Третьего Рейха (Штецин, Дортмунд, Эссен, Пенемюнде, Прага, Бреслау и др.) было разработано несколько моделей летательных аппаратов, являвшихся прототипами совершенно новой аэрокосмической системы. Работы проводились в рамках программы по созданию “чудо-оружия” и являлись практическим воплощением т.н. “концепции качественного превосходства”

Часть III. Исчезнувшие технологии

“КОЛОКОЛ” И “ЗИМНЯЯ ГАВАНЬ” – БЛИЗНЕЦЫ-БРАТЬЯ?

Есть многие вещи, которые мы не в состоянии понять. Но их необходимо использовать, в том числе силами дилетантов.

Генрих Гиммлер

Письмо министру культуры Бадена, Вакеру, 1938

Из показаний обергруппенфюрера СС Якоба Шпорренберга, польской и советской разведкам стало известно о существовании проекта “Колокол”, явившегося на свет в результате слияния совершенно секретных проектов “Фонарь” и “Хронос”.

Работы в рамках проекта “Колокол” начались в середине 1944 года на закрытом объекте СС, расположенном неподалеку от Лейбуса (Люблин). После вступления советских войск в Польшу, проект был перемещен в замок, близ деревни Фуэрштенштайн (Кшац), неподалеку от Вальденбурга, а оттуда на шахту рядом с Людвигсдорфом (Людвиковичи), в двадцати километрах от другой окраины Вальденбурга, на северных отрогах Судет [i].

В рамках проекта “Колокол” проводились эксперименты с неким объектом в форме колокола, изготовленным из твердого, тяжелого металла и наполненным похожей на ртуть жидкостью фиолетового цвета. Жидкость хранилась в высоком тонком термосе высотой в один метр, упакованном в свинцовую оболочку толщиной в три сантиметра. Эксперименты проводились под толстым керамическим колпаком, при этом два цилиндра быстро вращались в противоположных направлениях. Похожее на ртуть вещество условно называли “Ксерум-525”. В прочие используемые вещества входили перекиси тория и берилла, они условно назывались “легким металлом”.

Помещение, в котором проводились эксперименты, располагалось в подземной галерее. Его площадь составляла около тридцати квадратных метров, стены были покрыты керамическими плитками с толстой резиновой подкладкой. После окончания каждого эксперимента в течение сорока пяти минут помещение обрабатывалось соленым раствором. Обработку помещения проводили узники концентрационного лагеря Гросс-Розен. Резиновые подкладки заменяли через каждые два или три эксперимента, использованные сжигали в специальной печи. Примерно после десяти испытаний помещение было разобрано, а его содержимое уничтожено. Сохранился только сам “Колокол”.

Каждый эксперимент длился примерно одну минуту. В активном состоянии “Колокол” испускал бледно-голубой свет, ученые держались от него на расстоянии 150-200 метров. Электрическое оборудование в этом радиусе обычно ломалось или происходило короткое замыкание.

В радиусе действия “Колокола” помещались различные растения, животные и живые ткани. Во время первой серии испытаний, проводившейся с ноября по декабрь 1944 года, почти все опытные образцы были уничтожены – жидкости, в том числе кровь, сворачивались и разделялись на очищенные фракции. В тканях растений происходил распад или исчезновение хлорофилла, через четыре-пять часов растения приобретали полностью белый цвет. Через восемь-четырнадцать часов наступало полное разложение, но в отличие от обычного, оно не сопровождалось запахом. К концу этого периода растения обычно превращались в нечто, похожее по консистенции на колесную мазь.

Известно, что первая команда исследователей распалась из-за смерти пяти ученых из семи. Во второй серии экспериментов, начатой в январе 1945 года, вред, наносимый животным, был несколько снижен благодаря различным модификациям оборудования. Люди, участвовавшие в экспериментах, жаловались на недомогание, несмотря на защитную одежду. Отмечались нарушения сна, потеря памяти и равновесия, мышечные спазмы, возникновение неприятного металлического привкуса во рту.

Перед самым окончанием войны “специальная эвакуационная команда” СС вывезла “Колокол” и всю документацию в неизвестном направлении [ii]. Ученые (шестьдесят два человека), принимавшие участие в проекте, были расстреляны солдатами СС между 28 апреля и 4 мая 1945 года.

В документах, с которыми имел возможность ознакомиться польский исследователь Игорь Витковский, упоминалось об участии в проекте “Колокол” профессора Герлаха – руководителя германского “Уранового клуба”, координировавшего усилия научных групп, работавших в области атомного проекта Третьего Рейха. Также упоминался доктор Эрнст Гравиц (Grawitz 08.06.1899–24.04.1945) [iii], обергруппенфюрер СС и генерал Войск СС, глава Медицинской службы СС, руководитель Главного управления Германского Красного Креста. Именно Эрнст Гарвиц курировал исследовательскую работу в различных институтах СС, в том числе эксперименты в концентрационных лагерях [iv].

Однако, по словам Витковского, в описаниях, сделанных учеными, работавшими с “Колоколом”, не использовались термины ядерной физики, а во время самих экспериментов не употреблялись радиоактивные материалы. Шпорренберг запомнил термины “вихревая компрессия” и “разделение магнитных полей”.

Некоторый свет на этот вопрос проливает то обстоятельство, что в деятельности профессора Герлаха имеются эпизоды, которые дают основания отнести его к разряду ученых, занимавшихся вопросами… гравитации, несмотря на его основную специализацию. В 20–30-х годах Герлах занимался проблемами “поляризации спина”, “резонансом спина” и свойствами магнитных полей, имеющими мало общего с ядерной физикой, однако, касающимися некоторых неисследованных свойств гравитации. Герлаху (совместно с Отто Штерном) принадлежит экспериментальное доказательство существования спина электрона, датированное 1922 годом. Студентом Герлаха, О. Гильгенбергом (Мюнхен), была опубликована статья под названием “О гравитации, вихревых потоках и волнах во вращающейся среде”. Однако после войны и до самой смерти в 1979 году Герлах ни разу не возвращался к этой теме, словно ему запретили говорить о ней.

Тогда же, в середине 20-х годов, на другом континенте талантливый американский физик и изобретатель Томас Таунсенд Браун (Thomas Townsend Brown, 1905-1985) обнаружил взаимосвязь между электрическим зарядом и гравитационной массой. Итогом его экспериментов стало открытие, известное теперь как Эффект Бифельда-Брауна (Biefield-Brown Effect), которое заключалось в том, что электрический конденсатор будет перемещаться в сторону положительного полюса и будет сохранять это движение, пока не разрядится.

Основной вывод, следующий из теории Брауна, звучит следующим образом – существует электромагнитный фактор корреляции между гравитационной массой и инерционной массой, который в определенных электромагнитных условиях, может быть уменьшен, аннулирован, инвертирован или увеличен [v].

Во время своих ранних экспериментов Браун столкнулся с тем, что в рентгеновской трубке Кулиджа под воздействием высокого напряжения наблюдалась тяга. Движение было вызвано электричеством, проходящим сквозь трубку. Браун продолжил опыты и разработал устройство, названное им “гравитор” – электрический конденсатор, запаянный в бакелитовый футляр, который при подключении к источнику питания в сто киловольт демонстрировал потерю веса на один процент.

 

 

 

В 1929 году Браун описал свои опыты в статье под названием “Как я контролирую гравитацию”: “В действительности “гравитатор” является необыкновенно эффективным двигателем. В отличие от других двигателей он действует не на принципах электромагнетизма, а на принципах электрогравитации. В простом “гравитаторе” нет движущихся частей, но, очевидно, он способен к движению изнутри. Он необычайно эффективен по той причине, что не требует механизмов, осей пропеллеров или колес для создания движущей силы. У него нет внутреннего механического сопротивления и заметного разогрева. Наперекор обычным представлениям о том, что гравитационный двигатель должен обязательно действовать вертикально, мною доказано, что данный двигатель действует одинаково хорошо в любых направлениях”.

Способность манипулировать энергией на всех осях открывало “гравитатору” путь в авиацию. В процессе исследований, Браун пришел к выводу, что наиболее эффективной формой для производства электрогравитационного подъема является форма идеального диска или блюдца [vi].

Управление движением предполагалось производить посредством разделения диска на сегменты, каждый из которых может быть заряжен отдельно. Таким образом, перемещая заряд по краю диска, возможно заставить аппарат передвигаться в любом направлении [vii].

Демонстрационные полеты экспериментальных дисков Брауна, диаметром 1 метр и более, вокруг высокой мачты с подачей электропитания по проводам, показали, что перед ведущим краем диска создается область низкого давления. Эта область, подобно буферному крылу, смещает воздух перед летящим диском, что исключает возникновение сверхзвукового барьера и нагрев корпуса диска. Выступая перед учеными и представителями авиационной промышленности, Браун уже тогда отмечал, что сопутствующие полету электромагнитные процессы вызывают не только свечение диска, но и негативное воздействие на животных и растения [viii] .

Известно, что в 1932 году Браун служил штатным физиком в военно-морской экспедиции по исследованию… гравитации в Вест-Индии. К 1940 году Браун назначен руководителем Военно-морского бюро по исследованию и развитию способов корабельного траления мин. В этот период он проводит эксперименты по уничтожению магнитного поля (“размагничиванию”) кораблей. В 1942 году Браун назначен главой Военно-технической школы по исследованию радиолокации Атлантического флота и Гироскопической службы (Норфолк, Вирджиния). Достоверно не известно, над чем конкретно в тот период работал Браун, однако уже на следующий год у него происходит тяжелое нервное расстройство и он увольняется из ВМС. Однако уже в 1944 году он вновь возвращается к работе в качестве консультанта по радиолокации (Беррбэнк, Калифорния) в подразделении компании “Локхид”-“Вега”. В конце войны Браун переезжает в Перл-Харбор (Гавайи), где приступает к интенсивным работам в области электрогравиации [ix].

В 1945 году на Гавайях Браун продемонстрировал действие “гравитатора” и летающих дисков адмиралу Артуру У. Рэдфорду, главнокомандующему Тихоокеанским флотом США. В это время Браун работает консультантом на военно-морской базе Перл-Харбор.

Судя по всему, демонстрация не вызвала удивления у военно-морских сил, хотя официальных свидетельств на этот счет не сохранилось.

Сразу после эксперимента в Перл-Харборе из комнаты Брауна были похищены все записи. Однако несколько дней спустя они были возвращены.

С 1945 по 1952 год о деятельности Брауна почти ничего не известно, кроме того, что он возвращается в Лос-Анджелес, где основывает Фонд Таунсенда Брауна. В 1952 году Фонд незапланированно посетил генерал-майор американских ВВС Виктор Э. Бетрандиас. После его визита в Фонд Таунсенда Брауна состоялся телефонный разговор между Бетрандиасом и генералом ВВС США Крейгом. В распоряжении Ника Кука оказалась пленка с записью этого крайне любопытного разговора:

Бетрандиас: – Это невероятно, но в пятницу я вместе с человеком по имени Лер побывал в Фонде Таунсенда Брауна, и вы мне не поверите, но я видел модель летающей тарелки.

Крейг: – Не может быть.

Бетрандиас: – Я подумал, что стоит сообщить об этом. Сотрудники Фонда долго возражали против моего визита, и эта организация меня испугала (выделено нами – А.К.), потому что ее возглавляет группа частных лиц. Я пробыл там примерно с половины второго до пяти вечера, увидел две модели, которые оказали на меня такое колоссальное впечатление (выделено нами – А.К.), что я решил, что нам нужно узнать, кто эти люди и законно ли их объединение. Сейчас эти разработки на той стадии, на которой была в самом начале работа по созданию атомной бомбы (выделено нами – А.К.).

Крейг: – Ясно.

Бетрандиас: – Мне сказали, что я не должен ничего рассказывать об увиденном, но боюсь, что я во все это поверил, потому что в этом Фонде не школьники сидят. Они занимают довольно хорошо оборудованное помещение в Лос-Анджелесе. Я подумал, что мне следует связаться с вами.

Крейг: – Да, я этим займусь, посмотрим, что мне удастся выяснить.

Скорее всего, генерал-майор Бетрандиас столкнулся с разработками Фонда Брауна в рамках проекта “Winterhaven” (“Зимняя гавань”), по созданию электрогравитационного боевого летательного аппарата в форме диска, способного развивать скорость в три маха [x], что было вдвое больше скорости самого мощного реактивного перехватчика того времени. Судя по всему, к моменту визита Бетрандиаса проект находился на стадии подготовки к официальной передаче военному ведомству.

В тексте проекта “Winterhaven” Браун следующим образом описывает тестовые модели своих дисков: “Они не содержат движущихся частей и, находясь в полете, могут не вращаться. В атмосфере они испускают голубовато-красное электрическое корональное свечение (выделено нами – А.К.) и издают слабый шипящий звук”.

Браун сформулировал метод генерации требуемого высокого напряжения для свободно летящего диска посредством “газово-реактивного генератора”. Это был реактивный двигатель, модифицированный до электростатического генератора, способного передавать корпусу самолета до пятнадцати миллионов вольт. Таким образом, проект был готов к переходу от чертежной доски к фазе технологической демонстрации.

Через несколько дней после разговора генерал-майора Бетрандиаса с генералом Крейгом в дело вступило Управление специальных расследований ВВС США. Управление обнародовало копию доклада, подготовленного Управлением морских исследований ВМС США “Расследование деятельности Фонда Таунсенда Брауна”. Доклад лег на стол заместителю главного инспектора ВВС США генерал-майору Джозефу Ф. Кэрроллу [xi]. На его основании ВВС и его заклятый конкурент – ВМС США, официально поставили крест на разработках Брауна, мотивируя это тем, что эффект обусловлен “электрическим ветром” [xii].

Однако есть основания полагать, что работы Брауна были отвергнуты отнюдь не по причине их научной несостоятельности, а потому, что их принципы и даже сам предмет исследовательской деятельности были уже хорошо известны!

В этом свете становится понятным эпизод с похищением записей Брауна. Вероятно, кто-то хотел убедиться, что разработки Брауна основываются исключительно на его собственном теоретическом и практическом материале, и не являются результатом утечки некой секретной информации.

В пользу этой версии свидетельствует содержание секретного Меморандума начальника Управления материально-технического обеспечения (АМС) ВВС США, генерал-лейтенанта Н.Ф. Туайнинга (Nathan F. Twining), направленного начальнику штаба ВВС США генерал-лейтенанту Bэндeнбepгу (Hoyt S. Vandenberg), (копия – начальнику Управления воздушной разведки бригадному генералу Дж. Шульгену).

В этом документе Туайнинг излагает заключение относительно многочисленных случаев наблюдения над территорией США странных летающих объектов (т.н. “летающих дисков”):

23.09.1947 Секретно

Штаб-квартира материально-технического командования ВВС

Содержание: Мнение АМС о “летающих дисках”

Для начальника штаба ВВС

Вашингтон, 25, О.К.

Также: Бригадному генералу Дж. Шульгену

АС/АS-2

1. В ответ на запрос АC/АS-2 сообщаем точку зрения Управления относительно так называемых “летающих дисков”. Это мнение основывается на данных сообщений, представленных АC/АS-2, и предварительных исследованиях сотрудников Т-2 и Лаборатории летательных аппаратов Технического подразделения Т-3. К этому мнению пришли на совещании сотрудников Института авиационных технологий, Подразделения технической разведки Т-2, начальника Отдела механики и представителей Лаборатории по изучения самолетной, пропеллерной и двигательной тематики Технического подразделения Т-3.

2. Мнение заключается в следующем:

а) Рассматриваемое явление является чем-то реальным, а не иллюзией или вымыслом (выделено нами – А.К.).

в) Объекты, вероятно, имеют форму диска, и такие видимые размеры, что представляются столь же большими, как и летательные аппараты, сделанные людьми.

с) Возможно, что некоторые случаи объясняются естественными причинами, такими, как метеоры.

d) Описываемые характеристики действий, такие, как очень большая скорость подъема, маневренность (особенно при движении по окружности), и действия, которые должны рассматриваться как бегство при визуальном контакте с дружеским самолетом или радарами, делают правдоподобной возможность того, что некоторые объекты, управляются либо вручную, либо автоматически, либо дистанционно. Обычное описание объектов следующее:

— Металлическая или отражающая свет поверхность.

— Отсутствие следа, за исключением тех редких случаев, когда объект выполнял сложные маневры, демонстрируя высокие летные данные.

— Округлые или эллиптические формы, плоские снизу и куполообразные сверху.

— В некоторых сообщениях указывалось на наличие четко соблюдаемого строя, состоящего из нескольких (3-9) объектов.

— Обычно объекты беззвучны, исключая три случая, когда отмечался грохочущий звук.

— Обычная скорость полета лежит в пределах 550 км/час. С использованием современных знаний, при условии организации детальных исследований, возможно создание пилотируемого аппарата, имеющего сходное общее описание, данное в пп. 1-6, который мог бы иметь дальность полета до 12000 км и скорость, близкую к скорости звука.

3. Любые исследования в данной области с целью технического решения проблемы требуют огромных затрат времени и финансов, значительно превосходящих стоимость существующих проектов, и поэтому могут быть начаты только как самостоятельный проект, не связанный с существующими (выделено нами – А.К.).

В результате проведенного рассмотрения можно высказать следующее:

1. Существует вероятность, что эти объекты созданы в США и являются результатом сверхсекретных разработок, не известных АC/АS и Командованию.

2. Пока отсутствуют физические доказательства в виде обломков потерпевших крушение объектов, продолжает существовать неуверенность в реальности этих объектов.

3. Существует вероятность, что иностранная держава имеет двигательные установки, возможно, ядерные, принципы которых неизвестны США.

4. Рекомендуется чтобы Штаб-квартира ВВС издала директиву, определяющую очередность, степень важности и кодовое название детальной исследовательской программы по данному вопросу, чтобы начать подготовку полного обзора всей имеющейся в наличии и относящейся к делу информации, которую затем предоставить основным исследовательским подразделениям ВС США для выдачи рекомендаций и комментариев по данному вопросу. В течение 15 дней после получения данных предварительный отчет и через 30 дней — окончательный детальный отчет.

В ожидании разрабатываемых инструкций Материально-техническому командованию ВВС следует по собственной инициативе продолжать исследование явлений данного класса. Подробная анкета регистрации информации будет разработана в ближайшее время и немедленно разослана через каналы связи.

Н.Ф. Туайнинг,

генерал-лейтенант, Командующий

(Копия из национального архива) [xiii]

Таким образом, Туайнинг официально признал, что в небе США реально присутствуют некие управляемые объекты в форме диска, приближающиеся по размерам к обычному летательному аппарату, обладающие большой маневренностью, характерным отсутствием следа в небе и бесшумным двигателем. А также то, что производство летательного аппарата, обладающего подобными характеристиками, соответствует имеющимся в распоряжении США знаниям.

Тот факт, что 1947 год изобиловал сообщениями о необычных летательных аппаратах, подтверждает документ вышедший из недр ВВС США с грифом “совершенно секретно”, под названием “Анализ происшествий с летающими объектами в США”, датированный 10 декабря 1948 года. В этом документе можно найти следующий примечательный комментарий: “Ряд докладов, касающихся неопознанных летающих объектов, сделаны летчиками-наблюдателями. Вследствие своей технической подготовки и опыта, они не производят впечатления людей, попавших под влияние беспочвенной сенсации или имеющих склонность докладывать о необъяснимых феноменах как о новых типах воздушных аппаратов” [xiv].

С заключением генерала Туайнинга перекликается записка, приложенная к секретному “Бюллетеню Бюро” (имеется в виду Федеральное Бюро Расследований США, Federal Bureau of Investigation – FBI) от 30 июля 1947 года, направленному во все местные отделения Бюро с предписанием о тесном сотрудничестве с ВВС США в вопросе расследования случаев наблюдения необычных летающих объектов над территорией США. Текст записки гласит: “Военно-воздушные силы конфиденциально извещают, что есть возможность выпустить из самолета на небольших высотах три или более соединенных проводом дисков и что эти диски приобретут огромную скорость и будут снижаться к земле по дуге (выделено нами – А.К.)” [xv].

19 августа 1947 года состоялся примечательный разговор между специальным агентом ФБР С.У. Рейнольдсом, направленным в ВВС США для проведения дальнейшего расследования и полковником разведки ВВС США, чье имя до сих пор не подлежит оглашению, во время которого обсуждалась проблема “секретного оружия”. Итогом этой беседы стала Докладная записка под заголовком “Летающие диски”. Приведем наиболее интересные выдержки из текста записки: “Специальный агент С.У. Рейнольдс из группы связи при обсуждении вышеозаглавленного феномена с подполковником [X] из разведки Военно-воздушных сил подчеркнул вероятность того, что летающие диски являются в действительности очень сильно засекреченным экспериментом армии или военно-морского флота. Г-н Рейнольдс был очень удивлен, когда полковник [X] не только согласился с тем, что эта вероятность существует, но конфиденциально заявил, что такое является правдоподобным. Полковник [X] указал, что г-н [вычеркнуто], который является ученым и сотрудничает с разведкой ВВС, был того же мнения (выделено нами – А.К.). Полковник [X] заявил, что основывает свои предположения на следующем: он обратил внимание, что, когда сообщалось о летающих объектах, виденных над Швецией, “высокое начальство” из военного ведомства оказывало огромное давление на разведку ВВС, чтобы проводилось расследование и собиралась информация с целью идентификации этих наблюдений. Полковник [X] заявил, что мы, в свою очередь, сообщили о наблюдении неизвестных объектов над Соединенными Штатами, а “высокое начальство” оказалось абсолютно незаинтересованным этой информацией. Это заставило его поверить, что “наверху” знали достаточно об этих объектах, чтобы не выразить своего интереса (выделено нами – А.К.). Полковник [X] указал далее, что исследуемые объекты видело много людей, которые являются, по его словам, “опытными наблюдателями”, такими, как воздушные пилоты. Он также указал, что некоторые из этих людей заслуживают доверия. Из всего сказанного он заключил, что об этих объектах кто-то в правительстве знает все (выделено нами – А.К.)”. В заключение беседы полковник [X] сообщил, что разведке ВВС придется “чрезвычайно трудно”, если докажут, что эти тарелки имеют американское происхождение [xvi].

 

 

 

В этом же ряду находится и следующий документ из архива ФБР, посвященный ранней оценке “ситуации с летающими дисками”. На нем отсутствуют дата и подписи, однако его расположение во временной последовательности архива указывают на то, что он был составлен еще в конце июля 1947 года, непосредственно после сбора и анализа первых сообщений. В частности там говорится:

“После детального изучения докладов, отобранных по принципу надежности и достоверности, было сделано несколько выводов:

а) Ситуация с летающими дисками не является плодом воображения или неправильной интерпретации природных феноменов. Летающие объекты действительно существуют.

б) Отсутствие запросов от высшего руководства, по сравнению со срочными и настоятельными запросами, проходившими сверху в связи с другими, более ранними событиями, придает дополнительный вес предположению о том, что это отечественный проект, о котором знает президент и другие лица, отвечающие за безопасность страны (выделено нами – А.К.)” [xvii].

Таким образом, в Бюро подозревали, что многочисленные инциденты с летающими дисками имеют отношение к некой секретной правительственной программе США [xviii], более того в ФБР подозревали, что ВВС в тайне от них проводят некие самостоятельные операции.

[i] Кук Н. Охота за точкой “zero”. М., 2005. С. 264–265, 269.

[ii] Согласно имеющимся свидетельствам, они были вывезены на корабле. (Там же. С. 259)

[iii] Там же. С. 269–271.

[iv] http://staffel.h10.ru/F_Grawitz.htm.

[v] Забелышенский В. НЛО и антигравитация. // http://anomalia.narod.ru/book.htm.

[vi] В своих экспериментах Браун использовал модели объектов в форме треугольника, квадрата, усеченного по углам квадрата с гранями и собственно блюдца (Там же).

[vii] Кук Н. Охота за точкой “zero”. С. 40–41.

[viii] Забелышенский В. НЛО и антигравитация.

[ix] Там же. С. 42–43, 48–49.

[x] Один Мах (число Маха) – скорость распространения звука в воздухе, 330 метров в секунду или 1200 км/час.

[xi] Кук Н. Охота за точкой “zero”. С. 49–55.

[xii] Характерно, что в докладе было “упущено” то немаловажное обстоятельство, что Браун настаивал на использовании очень высокого напряжения для реализации электрогравитационного эффекта. Так, во время работ над проектом “Winterhaven” он использовал диски диаметром десять футов, передавая на них напряжение в 500 киловольт, в то время как ВВС во время испытаний использовали не более 19 киловольт. И даже несмотря на это явное несоответствие, два эксперимента все же показали “аномальные” результаты, однако никаких попыток объяснить их сделано не было (Там же. С. 204).

[xiii] Документ подготовлен для Н. Туайнинга полковником Говардом Мак Коем, руководившим Отделом технической разведки Т-2 (Technical Intelligence). Впервые опубликован в книге: Condon, Edward U.: Scientific Study of Unidentified Flying Objects, New York 1969, pp. 894–895. Air Materiel Command (AMC) – одно из девяти управлений ВВС (Army Air Forces). В Управление входило много различных отделов, в том числе Отдел технической разведки Т-2, занимавшийся эксплуатацией немецких и японских технологий и разведкой в области авиационной техники. Именно Т-2 участвовал в проектах “Overcast” и “Paperclip” по идентификации и захвату немецких ученых и инженеров. С осени 1947 года по приказу заместителя начальника штаба, занимавшегося вопросами разведки (Assistant-Chief of Air Staff for Intelligence, сокращенно AC/AS-2) Отдел Т-2 занимался исключительно разведкой. В 1948 году Т-2 становится Центром технической разведки ВВС (Air Technical Intelligence Center – ATIC) и выводится из подчинения Управления материально-технического обеспечения ВВС США. В июле 1961 года ATIC переименовывается в Отдел зарубежных технологий (Foreign Technology Division) и передается в Отдел А-2 (Directorate of Intelligence) при Генштабе ВВС США.

(Шуринов Б.А. Загадка Розуэлла. Смоленск, 1997. // http://ufo.metrocom.ru/book2/shuri2.htm)

[xiv] Редферн Н. Секретные досье ФБР. Челябинск, 1999. С. 17.

[xv] Там же. С. 24.

[xvi] Там же. С. 37–38.

[xvii] Маккаби Б. НЛО и ФБР: Секретные материалы правительства США. М., 2001. С. 28.

[xviii] В этой связи стоит упомянуть и точку зрения полковника Клайда Гессера, главного инженера американского проекта по созданию летательных аппаратов с ядерным двигателем NEPA (проект стартовал в 1946 году в Оук Ридж), согласно которой, неопознанные летательные аппараты в воздушном пространстве США являлись советскими ракетами или реактивными аппаратами с ядерным двигателем. По его словам: “уже четыре года назад было известно, что русские экспериментируют с какими-то летающими дисками… Кроме того, представители ЦРУ в Центральной Европе и Южной Азии свидетельствуют, что русские проводили эксперименты с тарелкообразными летательными аппаратами или управляемыми снарядами, которые могут преодолевать огромные расстояния, а затем возвращаться на базу”. Стоит также отметить, что, по словам Гессера, появление неопознанных летательных аппаратов “дало толчок исследовательской программе ВВС по созданию летательных аппаратов с ядерным двигателем”. А 3 января 1952 года бригадный генерал Уильям М. Гарленд, занимавший должность заместителя директора группы разведки ВВС США (АFI), собиравшей аналитическую информацию, связанную с военными разработками в области аэронавтики, написал секретный Меморандум “Предполагаемые действия для определения природы и происхождения феноменов, связанных с сообщениями о необычных летающих объектах”, адресованный генералу Сэмфорду, в котором в частности говорилось: “В свете указанных фактов и постоянных сообщений о необычных летающих объектах над разными участками территории США, особенно восточного и западного побережья, а также окрестностей секретных правительственных учреждений, связанных с производством и испытанием атомного оружия, необходимо предпринять решительные меры для определения природы этих объектов и по возможности их происхождения. Поскольку достоверно известно, что русские не проводили испытания атомного оружия до 1949 года, не исключена возможность, что СССР в ускоренном темпе развивал конструкторские схемы немецких летательных аппаратов с целью получить надежное средство доставки оружия массового уничтожения (выделено нами – А.К.). Иными словами, Советы могут обладать лучшими средствами доставки без достаточного количества вооружений, в то время как мы имеем превосходящее вооружение при сравнительно худших средствах доставки. <…> Одним из основных принципов советской международной политики было достижение технологического превосходства над западными странами, и немцы могли дать им такую возможность (выделено нами – А.К.)” (Маккаби Б. НЛО и ФБР: Секретные материалы правительства США. С. 90, 253).

Sonderstab генерала Каммлера

В 1944 году контроль за всеми высокотехнологичными военными разработками, в том числе и всеми видами секретного оружия, полностью перешел в ведение СС, в лице специального представителя Гиммлера, обергруппенфюрера СС и генерала Войск СС Ганса Каммлера, который курировал проект по созданию немецкого атомного оружия

Гейдрих и Каммлер были блондинами, голубоглазыми, с продолговатой формой головы, неизменно строго одетые и прекрасно воспитанные; оба были способны в любой момент к нетрадиционным решениям, которые оба умели с редкостной настойчивостью проводить в жизнь, преодолевая любые препятствия. Выдвижение Каммлера было весьма примечательным. Вопреки всем идеологическим безумствам Гиммлер при решении кадровых вопросов не придавал значения прежней партийной принадлежности сотрудников. Решающими для него были хватка, быстрая сообразительность и сверхисполнительность. <…> В нашей совместной работе новый доверенный человек Гиммлера показал себя ни с чем не считающейся, холодной машиной, фанатиком в достижении поставленной цели, которую он умел тщательнейшим образом и не чураясь никаких средств просчитывать далеко вперед. Гиммлер заваливал его заданиями, при всяком удобном случае брал его с собой к Гитлеру. <…> Мне импонировала холодная деловитость Каммлера, который во многих случаях оказывался моим партнером, по предназначаемой ему роли – моим конкурентом, а по своему восхождению и стилю работы во многом – моим зеркальным отражением. Он также происходил из солидной буржуазной среды, получил высшее образование, обратил на себя внимание в строительной промышленности и сделал быструю карьеру в областях, далеких от своей непосредственной специальности.

Альберт Шпеер “Воспоминания”

Ганс Каммлер (Kammler р. 26.08.1901) вступил в СС 20 мая 1933 года. С 1 июня 1941 года и до конца войны руководил строительными проектами СС (с 1 февраля 1942 года – глава управленческой группы С (строительство) Главного экономического управления СС). Ему принадлежало авторство плана пятилетней программы по организации концентрационных лагерей СС на оккупированных территориях СССР и Норвегии. Каммлер принимал участие в проектировании лагеря смерти Аушвиц (Освенцим).

1 сентября 1943 года Каммлер назначен особоуполномоченным рейхсфюрера СС по программе “А-4” (“оружие возмездия”); отвечал за строительные работы и поставки рабочей силы из концентрационных лагерей [i].

В марте 1944 года Каммлер в качестве представителя Гиммлера входит в “авиационный штаб”, состоящий из высших чиновников Люфтваффе и Министерства вооружения. Рейхсмаршал Герман Геринг, глава Люфтваффе и номинальный преемник Гитлера, поручает ему переместить все стратегические авиационные объекты под землю [ii]. С 1 марта 1944 Каммлер руководит строительством подземных заводов по производству истребителей [iii].

Через три месяца Гиммлер доложил Гитлеру, что за восемь недель было построено десять (!) подземных авиационных заводов общей площадью в десятки тысяч квадратных метров [iv].

Чтобы в полной мере представить себе размах, с которым действовал генерал Каммлер, остановимся на этой стороне его деятельности подробнее.

29 августа 1945 года генерал Мак Дональд отправил в штаб-квартиру ВВС США в Европе список шести подземных заводов, на которые к тому моменту удалось проникнуть. На каждом из них до самого последнего дня войны выпускались авиационные двигатели и другое специальное оборудование для Люфтваффе! Каждый из этих заводов занимал от пяти до двадцати шести километров в длину. Размеры туннелей составляли от четырех до двадцати метров в ширину и от пяти до пятнадцати метров в высоту; размеры цехов – от 13000 до 25000 квадратных метров.

Однако, уже в середине октября в “Предварительном донесении о подземных заводах и лабораториях Германии и Австрии”, направленном в штаб ВВС США, констатировалось, что последняя проверка “выявила большое количество немецких подземных заводов, чем предполагалось ранее”. Подземные сооружения были обнаружены не только в Германии и Австрии, но и во Франции, Италии, Венгрии и Чехословакии. Далее в донесении говорилось: “Хотя немцы до марта 1944 года не занимались масштабным строительством подземных заводов, к концу войны им удалось запустить около ста сорока трех таких заводов”. Было обнаружено еще 107 заводов, построенных или заложенных в конце войны, к этому можно прибавить еще 600 пещер и шахт, многие из которых были превращены в конвейеры и лаборатории по выпуску вооружения. “Можно только предполагать, что бы произошло, если бы немцы ушли под землю перед началом войны” – заключает автор донесения, явно пораженный размахом немецкого подземного строительства.

8 августа 1944 года, вслед за назначением Гиммлера на пост руководителя министерства вооружения, Каммлер становится генеральным руководителем проекта “V-2” (“А-4”). Он управляет всем процессом – начиная с производства и размещения и заканчивая ведением боевых действий против Англии и Нидерландов. Именно он непосредственно руководит ракетными атаками. Эта позиция, благодаря его неизменному вниманию к деталям [v], дает возможность Каммлеру изучить весь процесс управления стратегической программой вооружения – возможность, которая до этого не представлялась никому в Третьем Рейхе [vi]!

С 31 января 1945 года Каммлер уже уполномоченный Вождя по разработке реактивных двигателей, а также руководитель всех (!) ракетных программ – как оборонительных, так и наступательных [vii]. А 6 февраля 1945 года Гитлер пожизненно перекладывает на него всю ответственность за воздушное вооружение (истребители, ракеты, бомбардировщики).

Генерал Каммлер становится человеком, которого многие члены партии считают самым могущественным и влиятельным государственным чиновником вне кабинета Гитлера [viii].

И, наконец, с 13 февраля 1945 он возглавляет Спецштаб Каммлера (Sonderstab Kammler), отвечавший за все (!) высокотехнологичные военные разработки (баллистические ракеты, реактивные самолёты, ядерные исследования), имея в своём распоряжении около 175000 узников концлагерей [ix].

В начале апреля 1945 года, когда советская армия находилась уже на подступах к Берлину, Гитлер и Гиммлер передали под прямое руководство Каммлера все секретные системы вооружения Третьего Рейха, аналогов которым не было ни у одной из стран участниц антигитлеровской коалиции. Крайне любопытна, если не сказать, удивительна уверенность руководства Рейха в том, что Каммлеру удастся сотворить чудо. 3 апреля 1945 года Йозеф Геббельс пишет в своем дневнике: “Фюрер вел длительные переговоры с обергруппенфюрером Каммлером, который несет ответственность за реформу Люфтваффе. Каммлер справляется со своими обязанностями великолепно, и на него возлагаются большие надежды” [x].

Итак, в Третьем Рейхе все сколько-нибудь перспективные открытия и разработки в области передовых технологий находятся в распоряжении СС [xi] в лице обергруппенфюрера СС генерала Ганса Каммлера. Тем удивительнее, что его имя почти не упоминается в стандартных ссылках на Люфтваффе или ее крупные программы. Однако, несмотря ни на что, Каммлер – во главе сверхсекретного исследовательского центра (“мозгового центра СС”), в задачи которого входит внедрение технологий для создания секретного оружия “второго поколения”.

Если четвертый вид нового оружия, о котором упоминал Гитлер в беседе с маршалом Антонеску 5 августа 1944 года и о котором вскользь упоминает Бержье [xii], существовал на самом деле, то он должен был находиться в ведении генерала СС Ганса Каммлера и его Sonderstab.

Воспользуемся результатами расследования проведенного Ником Куком, многолетним редактором и консультант известного справочно-обозревательного еженедельника “Jane's Defence Weekly”, посвященного военной технике и имеющего в военно-промышленных кругах заслуженную репутацию одного из наиболее солидных и авторитетных изданий. Благодаря своему положению Ник Кук располагает богатейшими связями и контактами среди правительственных чиновников и военных многих стран. Его расследование посвященное секретным аэрокосмическим проектам США, связанным с технологиями берущими свое начало в секретных лабораториях Третьего Рейха, заслуживает самого пристального внимания.

Известно, что Спецштаб Каммлера был организовал в секции компании “Шкода”, располагавшейся в германском протекторате Богемия и Моравия. Еще в марте 1942 года Гиммлер формально передал СС управление заводом “Шкода” – гигантским промышленным комплексом, расположенном в Пльзене и Брно. Причем Шпеер ничего не знал об этой операции, до тех пор, пока Гитлер не сообщил ему об этом как о свершившемся факте.

Правой рукой Каммлера стал генеральный директор “Шкоды”, почетный штандартенфюрер СС полковник Вильгельм Фосс. Они получили добро от Гитлера и Гиммлера на руководство специальным проектом, который был настолько засекречен и неподвластен официальному контролю, что казалось, что его просто не существует. Показательно, что ни глава Люфтваффе Геринг ни Шпеер не знали о существовании проекта.

Немногие избранные, знавшие о существовании управления по специальным проектам Каммлера, говорили о нем, как о самом передовом исследовательском центре на территории Третьего Рейха. Будучи совершенно независим от исследовательского отдела компании “Шкода”, он использовал ее как прикрытие.

Финансирование программ проходило через Фосса, который отчитывался непосредственно перед Гиммлером. По всей Германии были отобраны перспективные ученые, невзирая на степень политической лояльности режиму. Вокруг их работы было воздвигнуто тройное кольцо безопасности, которое обеспечивали специально отобранные функционалы контрразведки СС. Эти кольца безопасности были созданы вокруг заводов “Шкоды” в Пльзене, Брно и вокруг административного центра в Праге.

Уже после войны в беседах с журналистом, выпускником Кембриджа Томом Агостоном, Фосс описывал деятельность ученых из штаба Каммлера как не имеющую аналогов среди других видов технологий, появившихся в конце войны, в сравнении с которыми заурядными казались даже проекты “V-1” и “V-2”. В списке спецпроектов были ядерные установки для ракет и самолетов, передовые управляемые снаряды и зенитные лазеры [xiii].

Важный момент – испытания проводились не на самой “Шкоде”, а в полевых условиях. Таким образом, Спецштаб Каммлера функционировал как координационный исследовательский центр.

В данном контексте заслуживает упоминания и такой эффективный инструмент Каммлера, каким являлась организация СС “Исследования, открытия и патенты”, действовавшая независимо от Исследовательского совета Рейха. Возглавлявший ее обергруппенфюрер СС генерал Эмиль Мацув (командующий войсками СС Штеттинского округа), используя неограниченные возможности этой организации, мог узнать о любой значительной технологии, научной теории или патенте.

После встречи с Гитлером, состоявшейся как мы помним 3 апреля 1945 года, Каммлер перемещает свою штаб-квартиру (не путать со Спецштабом) из Берлина в Мюнхен. Перед тем как окончательно покинуть Берлин он наносит прощальный визит Шпееру, во время которого намекает ему, что тому также стоит перебраться в Мюнхен, а также, что “СС предпринимает попытки устранить фюрера”.

Затем Каммлер сообщает Шпееру, что планирует связаться с американцами и в обмен на гарантию свободы предложит им все – “реактивные самолеты, а также ракеты “А-4” и другие важные разработки”. А также то, что он собирает всех квалифицированных экспертов в Верхней Баварии, чтобы передать их армии США.

“Он предложил мне участвовать в его операции, – писал Шпеер, – которая, несомненно, сработает в мою пользу”.

Шпеер отказывается от предложения Каммлера.

Последний раз Каммлера видят в Обераммергау в гостинице “Ланг”. Нечаянным свидетелем разговора Каммлера с начальником его штаба, оберштурмбанфюрером СС Штарком стал Вернер фон Браун. По его словам они собирались сжечь свои мундиры и ненадолго затаиться в монастыре XIV века в Эттале, расположенном в нескольких километрах от Обераммергау [xiv].

Когда Каммлер говорил Шпееру о том, что предложит американцам реактивные самолеты и ракеты “А-4”, он не мог не понимать, что о них знают слишком многие и американцам и русским не составит труда завладеть соответствующими чертежами и учеными без его участия. То же самое относится и к “А-4”. Так, группа специалистов Ракетного центра в Пенемюнде во главе с генералом Дорнбергером и фон Брауном, сознательно готовились к сдаче американцам вместе с соответствующей документацией и образцами, причем без какого-либо участия Каммлера [xv]. Таким образом, по этим позициям серьезный торг был попросту невозможен. Для возможного диалога с такой одиозной фигурой как Каммлер необходимы более веские основания. Каммлер не похож на человека, который стал бы менять свою жизнь на технологии, которые и без него стали бы известны. Он должен был предложить нечто такое, что у контрагента (будь то американцы или русские) не осталось бы другого выбора, кроме как вступить с ним в переговоры.

В активе Каммлера остаются только “другие виды вооружения”, о которых он упоминал в разговоре со Шпеером.

Все говорит за то, что Каммлер хотел использовать Шпеера “в темную” – Шпеер знал о реактивных самолетах и ракетах “А-4”, но, как мы помним, совершенно не был в курсе разработок Спецштаба Каммлера. Скорее всего, только эти самые “другие виды вооружения” и могли бы стать подлинным предметом торга, но Шпееру знать об этом было совершенно не обязательно – с него было достаточно реактивных самолетов и ракет как предлога к началу переговоров. Если интересующий нас четвертый вид нового оружия существовал в реальности, он должен был входить именно в эту категорию “других видов вооружения”.

“Закладка” Каммлера сработала 21 мая 1945 года, когда на первом допросе в американской миссии по вопросам стратегической бомбардировки Шпеер на вопрос о технических деталях “V-2” ответил: “Спросите Каммлера. Все подробности у него” [xvi]. Судя по всему, Шпеер уверен, что Каммлер уже заключил договор с американцами!

Вскоре после окончания войны в руки американской контрразведки попадает правая рука Каммлера, Вильгельм Фосс. На допросе он сообщает о существовании Спецштаба Каммлера на заводе “Шкода”. Однако агенты остаются настолько бесстрастны к сообщению о специальной группе, обладающей необычайными военными секретами, что у него складывается впечатление, что им уже все известно.

Фосс предлагает бросить все силы на поиски Каммлера, “пока его не схватили русские”, и вновь агенты не проявляют к его словам никакого интереса. И это люди, которые представляют стратегические интересы страны, “возглавлявшей крупнейшую грабительскую операцию того времени с участием армии флота и военно-воздушных сил, а также гражданских лиц” [xvii].

В этой связи на память приходит мгновенный рывок на восток 16-й бронетанковой дивизии Третьей армии Паттона. Полностью проигнорировав соглашения, подписанные между чешским правительством в эмиграции и Советским Союзом, войска 16-й бронетанковой дивизии, двигаясь на восток от Нордхаузена, 6 мая 1945 года пересекают чешскую границу и вступают в Пльзень, находящийся в самом сердце советской оккупационной зоны. Американские войска на шесть дней захватывают завод “Шкода”, пока 12 мая 1945 года там не появляются части Красной армии. После протестов со стороны Советского Союза Третья армия вынуждена уйти [xviii]. Согласимся, что шесть дней – немалый срок…

Еще одним звеном в цепи странных обстоятельств, связанных с историей генерала Каммлера является почти полное забвение самого его имени и роли в истории Третьего Рейха. Весьма странной представляется та необъяснимая легкость, с которой это имя было предано забвению сразу после окончания войны. А ведь, как мы помним, этот неординарный человек считался одним из самых могущественным и влиятельных государственных чиновников Третьего Рейха.

В процессе поисков сведений о Каммлере, уже упоминавшийся нами Том Агостон выяснил, что его имя даже не упоминалось на Нюрнбергском процессе – невероятный факт, если учесть какую важную роль играл этот человек в кругах приближенных к Гитлеру. Более того, нет никаких указаний на то, что его даже пытались искать, как прочих военных преступников.

В наши дни, когда Ник Кук попытался получить информацию о деятельности Каммлера за последние месяцы войны в Центре современных военных архивов в Колледж-Парке (Мэриленд), то обнаружил, что все документы по этому вопросу “уже были кем-то изъяты” [xix].

Существуют четыре противоречащих друг другу версии смерти генерала Каммлера. Согласно первой, он покончил с собой 9 мая 1945 года в лесу между Прагой и Пльзенем. По второй версии он погиб в тот же день под обстрелом, когда выбирался из подвала разрушенного бомбами дома. По третьей версии в тот же день он застрелился в лесу недалеко от Карлсбада. Четвертая версия, основана на двух документах, которыми располагало немецкое и австрийское общество Красного Креста сразу после войны. В первом документе, написанном родственником, о Каммлере говорилось как о “пропавшем без вести”. Согласно этому документу, последнее известие о Каммлере пришло из Эбензее в Штайермарке (Австрия). Во втором документе, основанном на показаниях неизвестных “товарищей”, утверждалось, что Каммлер мертв. Место захоронения указано не было.

Первые три варианта объединяет одна общая деталь – до капитуляции Каммлер находится в Праге или в ее окрестностях. Один из свидетелей, упомянутый Агостоном, – чиновник из пражского регионального управления строительного подразделения Главного экономического управления СС вспоминал: “Каммлер прибыл в Прагу в начале мая. Его не ожидали. Он не сообщил заранее о своем прибытии. Никто не знал, зачем он приехал, когда на подходе была Красная армия”.

У Каммлера была единственная веская причина для того, чтобы проделать этот путь – документация группы по специальным проектам, находящаяся на “Шкоде” и в ее административных офисах в Праге.

В Эбензее Каммлера также хорошо знали. Именно здесь в горах на берегу озера Траунзее, в 1943 году под его командованием была начата работа по созданию гигантского подземного комплекса для строительства МБР “А-9”/“А-10”, получившего кодовое наименование “Zement” [xx].

Туман отчасти начинает рассеиваться благодаря сведениям, предоставленным польским ученым Игорем Витковским, предпринявшим собственные изыскания в этой области. Согласно его источникам, во время допроса Рудольфа Шустера – высокопоставленного чиновника из министерства безопасности Третьего Рейха, на котором присутствовали глава польской военной миссии в Берлине генерал Якуб Правин и полковник Владислав Шиманский, были получены сведения о существовании т.н. “генерального плана – 1945”, и функционировавшей в его рамках “специальной эвакуационной команды”, в составе которой Шустер оказался 4 июня 1944 года. Эта информация вызвала нешуточную тревогу, поскольку Правину и Шиманскому удалось выяснить, что за “генеральным планом – 1945” стоял Мартин Борман.

В мае 1945 года англичанами был схвачен и передан польским властям обергруппенфюрер СС Якоб Шпорренберг, который, как выяснилось, с 28 июня 1944 года возглавлял часть “специальной эвакуационной команды”, подчинявшуюся гауляйтеру Нижней Силезии Карлу Ханке, который в свою очередь отчитывался непосредственно перед Мартином Борманом. Если бы англичане знали, чем на самом деле занимался Шпорренберг, они навряд ли выпустили бы его так легко. Шпорренберг был приговорен к смерти в 1952 году, но перед этим сообщил польскому суду, что отвечал за эвакуацию из Нижней Силезии высоких технологий, документов и персонала, а также участвовал в ликвидации шестидесяти двух ученых и лабораторных работников, работавших над сверхсекретным проектом СС на шахте недалеко от Людвигсдорфа – горной деревушки к юго-востоку от Вальденбурга, у чешской границы.

Шпорренберг отвечал за подразделение “команды”, в обязанности которого входил “северный маршрут” эвакуации через Норвегию, остававшуюся в руках немцев до конца войны.

Шпорренберга как и Каммлера ценили за выдающиеся организаторские способности. В 1944 году он был назначен заместителем командующего VI полка СС под руководством обергруппенфюрера Вальтера Крюгера. Крюгер же в свою очередь принимал непосредственное участие в сверхсекретных операциях СС в последние месяцы войны, в том числе по эвакуации богатств Третьего Рейха в Южную Америку и другие нейтральные или неприсоединившиеся страны, а также в программе эвакуации секретного оружия!

Сводная команда НКВД и польской разведки выяснила, что подразделением “эвакуационной команды” в Бреслау руководил оберштурмбанфюрер СС Отто Нейман, отвечавший за южное направление эвакуации (Испания, Южная Америка). Однако, самого Неймана задержать не удалось [xxi].

Руководитель “генерального плана” в Бреслау гауляйтер Ханке, 4 мая 1945 года вылетел из города, в который уже вошли части советской армии, и как можно уже догадаться, больше его никто не видел.

Таким образом, исчезновение Каммлера было всего лишь частью некой общей схемы, по которой он, Ханке, а также многие другие высокопоставленные эсэсовцы и члены партии, имевшие доступ к работам связанным с секретным оружием исчезли, растворившись без следа.

По имеющимся в распоряжении Витковского сведениям, в рамках “специальной эвакуационной команды” была создана особая авиационная эскадрилья, состоящая из “Junkers Ju 290” и одного “Junkers Ju 390” – тяжелых транспортных самолетов. Эскадрилья была размещена в Опельне, в ста километрах от Бреслау. По утверждению свидетелей, на некоторых самолетах были желтые и голубые опознавательные знаки, т.е. их хотели выдать за шведские самолеты. Если эта информация соответствует действительности, то речь идет об эскадрилье “KG-200” – подразделении Люфтваффе по спецоперациям, чьи самолеты летали под флагами вражеских или нейтральных государств. Добавим, что шестимоторный “ Junkers Ju 390” являлся модификацией четырехмоторного “Junkers Ju 290”, и мог совершать длительные перелеты продолжительностью до тридцати двух часов [xxii]. Известен случай, когда, стартовав из Франции, “Ju 390” достиг американской территории чуть севернее Нью-Йорка и, не совершая посадки, вернулся обратно [xxiii]. В Люфтваффе такие самолеты называли “грузовиками”.

Имея в своем распоряжении подобные машины, “эвакуационная команда” могла переправить документы, персонал и оборудование куда угодно: Испания, Южная Америка, Аргентина [xxiv] …

Так, по воздушному мосту, созданному южным подразделением “команды” между еще оккупированными территориями Третьего Рейха и нейтральной, но симпатизирующей Германии Испанией, в последние месяцы войны удалось переправить 12000 тонн суперсовременного оборудования и документации, для чего были использованы все доступные воздушные средства Люфтваффе.

В конце войны у южного подразделения был еще один доступный, хотя и весьма опасный путь эвакуации, а именно – через северные порты Адриатического моря, остававшиеся в руках немцев до самой капитуляции.

В этом свете последний разговор Каммлера со Шпеером можно интерпретировать уже как превентивную попытку дезинформации агентов американских (а возможно, и не только американских) спецслужб, которые рано или поздно вышли бы на Шпеера. Цель провокации – выиграть время, необходимое для окончательной эвакуации, а заодно сформировать ложный след (связь с американскими спецслужбами), дабы вконец запутать и без того весьма непростую ситуацию.

Гораздо более печальной оказалась участь других “засвеченных” фигурантов этого дела.

Шпорренберг, возглавлявший программу эвакуации в Бреслау, сразу же после вынесения смертного приговора был переправлен в Советский Союз, где его следы теряются.

Шустер, руководивший транспортировкой, погиб “при загадочных обстоятельствах” в 1947 году. Допрашивавшие его офицеры польской разведки Шиманский и Правин, также скончались при странных обстоятельствах – Шиманский погиб в автокатастрофе, а Правин утонул [xxv].

Возникает вполне резонный вопрос, каково же было хотя бы приблизительное содержание этих загадочных проектов, вокруг которых сломано столько копий и человеческих жизней? Ответ на этот вопрос, возможно, прольет свет на природу искомого нами четвертого вида нового оружия Третьего Рейха. На него мы попробуем ответить в заключительной части нашего исследования.

[i] http://staffel.h10.ru/F_Kammler.htm.

[ii] Кук Н. Охота за точкой “zero”. С. 224.

[iii] http://staffel.h10.ru/F_Kammler.htm.

[iv] Кук Н. Охота за точкой “zero”. С. 224–225.

[v] Именно благодаря своей способности контролировать детали проекта, не ослабляя наблюдения за стратегическими целями, Каммлер привлек к себе внимание Гитлера (Кук Н. Охота за точкой “zero”. С. 225–226).

[vi] Кук Н. Охота за точкой “zero”. С. 102–103, 225.

[vii] http://staffel.h10.ru/F_Kammler.htm.

[viii] Кук Н. Охота за точкой “zero”. С. 225.

[ix] http://staffel.h10.ru/F_Kammler.htm.

[x] Кук Н. Охота за точкой “zero”. С. 226.

[xi] Здесь мы бы хотели указать на то, незаслуженно игнорируемое, и весьма немаловажное в данном контексте обстоятельство, что Вернер Гейзенберг еще в 30-х годах по прямому распоряжению Генриха Гиммлера был зачислен в состав научно-исследовательской структуры СС “Аненербе” (“Наследие предков”). Это событие поставило крест на попытке развернуть компанию против Гейзенберга, начатую с публикации статьи Йоханнеса Штарка о “белых евреях” в науке, вышедшей в официальном органе СС газете “Der Schwarze Korps” (“Черный корпус”) в июле 1937 года. (Васильченко А.В. Ананербе. “Наследие предков” без мифов и тайн. М., 2005. С. 102.).

[xii] “По требованию группы “Марко Поло”, был с воздуха атакован Сен-Ле, где хранились готовые “Фау-1”. За этим последовала серия массированных налетов, проводившихся как английской, так и американской авиацией. Множественные налеты были предприняты в период с 28 июля по 5 августа 1944 года. В борьбе с оружием “Фау” они играли не меньшую роль, чем разгром острова Пенемюнде. Заключительный рейд состоялся вечером 5 августа, когда, в частности, 441 английский самолет сбросил свыше 2000 фугасных бомб на Сен-Ле, почти полностью разрушив город и засыпав хранилища “Фау”. В погребах и подземельях Сен-Ле и Эссерана кроется еще одна неразрешенная тайна. Из немецких документов явствует, что под грибными питомниками, в которых были сложены “Фау-1”, находился нижний этаж подземелий и в нем – еще одно секретное оружие никому не ведомого типа. Нельзя рассматривать это как простое предположение; слишком много свидетельских показаний полностью совпадает. По крайней мере четыре образца оружия, о котором никто из нас не знает ничего, по-прежнему должны лежать под развалинами в нижних погребах Сен-Ле” (Бержье Ж. Секретные агенты против секретного оружия).

[xiii] В марте 1949 года, через несколько недель после интервью, Фосса вызвали на допрос в управление американской контрразведки, где он рассказал о масштабах научных исследований, проводимых специальной группой Каммлера. После чего ему ясно дали понять, чтобы он никогда ни с кем не говорил о штабе Каммлера и его программах. Фосс дал слово, умолчав о беседах с Агостоном. Вскоре он написал Агостону и попросил не писать на “щекотливую тему”. Агостон в свою очередь удовлетворил просьбу Фосса, но когда в 1974 году Фосс скончался, он вновь обратился к этой истории. Итогом его поисков стала книга “Ошибка! Как США выдали суперсекреты нацистов России”. В процессе поисков Агостон попытался получить записи допросов Фосса, которые должны были стать доступными в соответствии с американским законом о свободе информации. Однако ему сообщили, что записи недоступны, поскольку их вообще не было. (Кук Н. Охота за точкой “zero”. С. 231).

[xiv] Там же. С. 228–232, 234–235, 275.

[xv] Козырев В.М., Козырев М.Е. Рукотворные НЛО. С. 110.

[xvi] Кук Н. Охота за точкой “zero”. С. 247.

[xvii] Там же. С. 246.

[xviii] Там же. С. 246–247.

[xix] Там же. С. 254–255.

[xx] Там же. С. 255–257.

[xxi] После войны его якобы видели в Родезии (Там же. С. 264).

[xxii] Там же. С. 261–264, 266–269, 278–279.

[xxiii] http://www.cofe.ru/Avia/J/J-4.htm.

[xxiv] Кук Н. Охота за точкой “zero”. С. 280.

[xxv] Там же. С. 267.

 

 

 

ИЗ ИНЕТА

 

 

_____________________________________
_______________________________________________________

 



« »

Share your thoughts, post a comment.

(required)
(required)

Note: HTML is allowed. Your email address will never be published.

Subscribe to comments