Skip to content

01.02.2016

ИЗВЕСТНОЕ, НЕИЗВЕСТНОЕ И НЕПОЗНАВАЕМОЕ В КОНТЕКСТЕ ПРОИСХОДЯЩЕГО

11.10.16 - 1 (2)

«Слово «аретея» – греческий синоним латинского «виртус». Аретея – это практическая виртуалистика.
В других видах практики либо не признается существование разных реальностей, и поэтому причина и следствие рассматриваются как относящиеся к одной и той же реальности, либо, если признается существование разных реальностей, то причина помещается либо в реальность более низкого уровня (редукционизм), либо в реальность предельно высокого уровня (трансцендирование).
В виртуалистике и соответственно в ее практической части, аретее, источник действия предполагается находящимся в реальности следующего, более высокого (а не предельно высокого) уровня относительно рассматриваемого события. В этой более высокой реальности находится не причина, а собственно виртус (virtus) – сила, вызывающая это событие, т.е. казус. В той же реальности, к которой принадлежит казус, есть совокупность многих причин и условий, обеспечивающих осуществление этого события. Такая модель позволяет выйти за пределы бесконечного ряда причин и следствий, вызвавших данное событие.
«Виртус–казус» есть категориальная оппозиция, несводимая к константным категориальным оппозициям «причина–следствие», «причина–условие», «сущность–явление».

Интересно что этот самый казус порождает сила. Источник силы находится уровнем выше (в константной реальности) порождаемый же его силой казус в реальности уровнем ниже (виртуальной). Тут более внятно описывается по средством чего сообщаются пузыри в (нет лучше не пенопласте а) в пене. Есть некая сила virtus, которая может порождать и управлять казусами (событиями)находящимися в реальности, которая расположена уровнем ниже. Трансцендентное убирается. Казалось бы строится мотрешечная модель (опять восток, матрешка это Японское изобретение), но мы помним, что эти реальности могут меняться местами и тогда уже виртуальная реальность становиться константной по отношению к той, которая была константной по отношению к ней ранее. Так что вертикали удается избежать, а где вертикаль там и трансцендентное. Читаем дальше.«Аретея основана на вполне определенной философии (онтологии, эпистемологии, методологии и т.д.), строится на соответствующих философским представлениям теоретических моделях и соответствующих теоретическим моделям экспериментальных исследованиях. Таким образом, аретея – тип практики, имеющий философское и научное (теоретическое и экспериментальное) основание. Философское и научное обоснование обеспечивает эффективность практических действий.
Таким образом, аретея – это не метод, не методика, а тип практики.
В силу свойства интерактивности возможно управляющее воздействие со стороны виртуальной реальности на константную и, следовательно, возможно виртуальное управление событиями в константной реальности.
Виртуальная модель может включать в себя неограниченное количество различных уровней реальностей как одного и того же типа, так и разного типа. Это дает возможность разрабатывать методы виртуального управления как внутри однотипных реальностей, так и между любыми возможными типами реальностей.»

Тут речь уже идет о управлении особого типа. Не буду настаивать на этой своей гипотезе, но мне то кажется, что то что тут описывается, можно назвать «Методы управления в нисходящем потоке» Когда есть история и время идет развитие – одни методы управления, когда нет истории и порвана цепь времен (вспоминаем Гамлета) нет развития тогда – другие методы управления — виртуальные. Сломали систему, «сломали хребет» как говорил Яковлев что началось? Начался регресс. Что делать в регрессе? Ну вот это самое. Собственно институт виртуалистики занимается практиками регресса, управлением регресса и т.д. Институт виртуалистики создает новую науку которая работает в нисходящем регрессивном потоке. И тогда понятно зачем так яростно его отстаивал Фролов. Но это моя гипотеза. Едем дальше.

«В частности, это означает, что психические структуры могут управлять физиологией человека и даже его генетическим аппаратом. Рассмотрение «болезни» в качестве казуса позволило разработать чрезвычайно эффективные немедикаментозные способы избавления человека от страданий, считающихся морфологическими: язвенная болезнь, бронхиальная астма, алкоголизм, наркомания и т.д. С виртуальной точки зрения, тело человека является конструктивным материалом для психических виртусов, поэтому в виртуалистике может быть поставлена задача разработки методов регенерации больных и утраченных органов человека. Такой ракурс антропологии приводит к переосмыслению вопросов о здоровье, бессмертии и физическом самовоспроизведении человека и соответственно к появлению новой этики (психоэтики).
К настоящему времени на основании виртуальной модели разработан новый тип психологии: виртуальная психология, преодолевающая традиционное субъект–объектное различение на социальное–психическое и психическое–телесное.
Виртуалистика дает теоретическое и методическое обоснование для адекватного применения систем компьютерной виртуальной реальности. Для виртуалистики компьютерная виртуальная реальность есть одна из технологий аретеи (практической виртуалистики). Виртуалистика дает возможность адекватного включения технологии компьютерных виртуальных реальностей во все сферы человеческой жизни: воспитание, образование, медицина, политика и проч. Уже сейчас существуют проекты компьютерных программ, аретирующих человека без непосредственного участия аретевта.
Аретея может быть применена во всех сферах жизни человека, поскольку везде возможно применение категориального различения на константное и виртуальное.»

Ни че замах? Мне кажется некоторые наработки этого института могут быть применены для объяснения некоторых феноменов, например компьютерных игр, еще я считаю что на подобных виртуальных технологиях (сознательно или нет) построено общество потребления. Современное отношение покупателя к товару может быть лучше понято. Что это за сила заставляющая покупать то что не нужно? Что такое брэнд как псевдообраз? Думаю, что это этот самый виртус. Как оптика, а не практика я считаю такой взгляд продуктивным ибо нам нужно же понимать как устроенна жизнь (а точнее пост жизнь) в регрессе. Понять Гитлера это одно, начать строить конслагеря другое. Но посмотрев на реальность через втртуальные очки, необходимо суметь их снять и описать реальность уже не виртуально, в противном случае переняв полностью чужой язык ты сам станешь виртуалистом и не сможешь снять виртуальные очки.

«Выделение виртуальной и константной реальностей – проблема методологическая. Выделить эти два типа реальностей можно в любом событии. Уже проведенные теоретические и аретические исследования в области медицины, психологии, педагогики, экологии, политологии, менеджмента, искусства, компьютерной техники, философии показали продуктивность виртуалистики. Сфера применения виртуалистики будет расширяться – вскоре будут построены виртуальные социология, история, физика, химия, геология, география, космология и проч. Виртуальные теоретические модели как тип мировоззрения будут проникать в чисто практические сферы: международные отношения, самолетостроение, муниципальное управление, практика индивидуального оздоровления и т.д. Собственно, это уже происходит, и не только в результате непосредственного воздействия виртуалистики, но и в силу естественного перехода от традиционного (константного) мировоззрения к такому, в котором единичное, спонтанное, развивающееся становится предметом специального рассмотрения.
Необходимость выделения виртуального обусловлена повышением значимости явлений спонтанных, единичных, развивающихся. Если раньше виртуальным можно было пренебречь, то теперь во многих сферах жизни оно становится сопоставимым по своей значимости с константным. Соотносительная значимость виртуального и константного в мире изменилась, т.е. мир изменился. Мир стал виртуальным в том смысле, что виртуальное приобрело статус, которым невозможно пренебречь. Это и привело к появлению и нового типа философии, и новых подходов в науке, и новых практик.
В обозримом будущем мир в целом и каждый его фрагмент будет все более виртуализироваться, т.е. будет происходить повышение значимости виртуальности.
Виртуалистика – новое мировоззрение, соответствующее наступающей эпохе цивилизации, причем не только западной или восточной, но и любой из существующих на Земле.
Данный манифест провозглашен 22 мая 2001 г. в г. Москве, Россия, в созданных в этот же день Национальном обществе виртуалистики и Национальном комитете по виртуалистике в лице А.Н.Михайлова, Т.В.Носовой, М.А.Пронина, Г.П.Юрьева.»

И так мир стремительно виртуализируется. «в силу естественного перехода от традиционного (константного) мировоззрения к такому, в котором единичное, спонтанное, развивающееся становится предметом специального рассмотрения.» Виртуализируется он естественно сам по себе, а не его виртуализипуют. А что касается единичного то… Вспоминается определение Жана-Франсуа Лиотара о том что Постмодерн — ситуация, когда «целостностям уже не верят…, наступает эпоха раскрепощения частей» Я вспоминаю серию статей в газете Суть времени под общим названием «Концептуализация не бытия». Рекомендую ознакомиться: http://www.stihi.ru/2015/07/30/7563 Так там то же разные деятели философы постмодернисты говорят о неотвратимости виртуализации. Фильм Матрица и так далее. Не сам по себе мир виртуализируется, а его виртуализируют. (помним что в манифесте говорят что виртуальные компьютерные технологии одна из практик аритеи). Виртуализация как гниение. Темные пятна виртуализации на теле мира расширяются и в них работают свои законы. К примеру в рамках виртуалистики рассматривается проблема профессиональной деятельности. Если в восходящем потоке количество переходит в качество, происходит качественный скачек от неумел к умею то виртуалистика рассматривает тот же мост, но говорит, что это воля исходящая от некой константной реальности порождает виртуальную (то бишь это самое умею). Это совсем другой процесс. Эта штука может быть применена и к другим регрессивным явлениям. Еще можно обратить внимание на то, что в центре всего тут воля как и у Ницше. Она есть единственная порождающая сила. Вот еще несколько цитат с официального сайта.

«Обладая оригинальными теоретическими разработками в научной психологии, Центр имеет возможность разрабатывать процедуры объективного экспериментального анализа и управления виртуальными событиями в психической сфере.»

Можно сказать, что практика на самом деле видится не как труд в классическом прежде всего Марксистком понимании, а как психопрактика. Если привести сознание в нужное состояние, то все получится. Для этого перевода в правильное состояние нужно усилие. Но целью является именно это состояние, а не продукт деятельности. Ибо продукт подразумевает целепологание, а так же взаимодействие с невиртуализированной реальностью. Труд подразумевает древо. Деятельность без древа выглядит иначе, примерно так как тут описано. Я как нибудь отдельно проанализирую некоторые феномены используя этот мировоззренческий аппарат, а так же противоположный дабы показать разницу, здесь этому не место. Я говорил что для меня существует два смысловых поля. Левое и правое. Левое поле классическое, другое превращенное порождающее мир кавычек. Применительно к труду можно сказать что есть труд и «труд». Виртуалистика описывает именно механизмы осуществления «труда». И так со всем чем угодно. Вот кстати на кого опираются в своих и впрямь мистических исследованиях ученые виртуалисты.

«Ведущаяся в Центре философская работа включает в себя анализ духовного опыта человечества, представленного, в частности, системами таких мыслителей как Василий Великий, Исаак Сирин, Я.Беме, Э.Сведенборг, Фома Аквинский и др.»

«Теоретические и экспериментальные знания позволяют перевести на научную основу многие реалии, относимые до сих пор к области мистики или практическогов искусства (измененные состояния сознания, катарсис, творческие способности, медитация, экстрасенсорика и т.п.), и предложить продуктивные гипотезы для дисциплин, имеющих дело с аномалиями человеческой психики (психиатрия, патопсихология, наркология и т.д.).»

Все достаточно откровенно.

«Виртуальный подход является новым парадигмальным направлением, обоснованным Н.А.Носовым в докторской диссертации и в ряде монографий и сборников статей. Виртуальный подход включает в сферу научного анализа процессуально-событийный аспект реальности, существующими научными средствами и, соответственно, не концептуализируемый современной наукой.»

А тут очень пунктирно, но сказано про анализ «процессуально-событийный аспект реальности». Читатель наверное заметил повальное увлечение процессом и забывание о результате. Так вот если читателю это не понятно, то он просто не может ухватить то, что ухватывает виртуалистика…

«Для иллюстрации эффективности разработанных практических методов достаточно сказать, что при их использовании процент излечения больных алкоголизмом, находящихся на третьей стадии заболевания, составляет 33% при амбулаторном лечении, тогда как в мировой практике такие больные считаются неизлечимыми.»

Как это работает. Пронин описывает на лекции это так цитирую по памяти. Мол если у пьющего мужика все хорошо, жене нравятся пьющие потому что с ними весело, а единственный человек который мечтает что бы он бросил пить это его мама то бросит ли он когда нибудь пить? Задача же найти в себе этого не пьющего человека. При мерно такова логика. Это я уже сам говорю. Это не так, что мол посмотри это вредит здоровью, мама расстраивается и прочее. Это телеологический подход. А предлагается волевой, при чем воля не должна бороться сама с собой (опять кстати Ницше вспомнился) а просто сознание должно перейти на другие рельсы. Профессиональная деятельность как и болезни рассматриваются как порождения состояний сознания. Вопрос как с этих негативных состояний перескочить на позитивные. И главное что нужно сделать это захотеть этих позитивных ибо как в случае с пьянством человек на самом деле не считает это состояние негативным и в этом главная проблема.

«Одним из направлений Центра является проблематика компьютерных виртуальных реальностей и их философского смысла. Н.А.Носов одним из первых в России провел анализ и опубликовал его результаты по поводу роли виртуальных компьютеров в социуме и возможности создания так называемой киберкультуры, или виртуальной культуры.
Подход, разрабатываемый в Центре, позволяет интегрировать в единых моделях технические, биологические, гуманитарные и философские аспекты виртуальной проблематики, что дает возможность говорить о реализации комплексного, междисциплинарного подхода к проблеме изучения человека.»

Киберкультура! Во как!

Думаю читатель так же как и я уже обалдел от цитат. По сему статью Пронина МАГИЧЕСКАЯ СИЛА ПОРНОГРАФИИ: ВЗГЛЯД ВИРТУАЛЬНОЙ ПСИХОЛОГИИ НА ПРИРОДУ ЯВЛЕНИЯ http://1sexology.ru/2-virtus-addikcii/ предоставляю читателю изучить самому, как яркий пример подхода виртуалистики к тому пятну гнили, где соответствующие законы работают хорошо. Если в двух словах, то в этой статье автор анализирует (с помощью аппарата виртуалистики разумеется) природу зависимости человека от порнографии. Интересно то, что заявив о том что «мания сильнее воли» в противном случае это не зависимость, дальше Пронин приводит примеры экспериментов Носова над вполне здоровыми людьми. Например эксперимент вызова виртуального ощущения у подопытного, что он летит на самолете на самом же деле сидящем за столом. Это реально переживаемое человеком состояние вызывается с помощью образов транслируемых ему на экране. Мол то же самое и с запоем и с порнографией. Но непонятно где патология, а где нет. Например вся не виртуалисткая психология называется «константной», более того для ученых занятой ей существует когнитивная матрица, которую они не могут отрефлексировать и поэтому «с ними спорить бесполезно». То бишь человек находящийся в нашей (константной по ихнему) реальности приравнивается к патологически зависимому. Да не говориться, что в этическом плане это безразлично, но в онтологическом это именно так. Так же важнейшей характеристикой «виртуального человека» становиться неразличение. Он не может различить где образ, а где реальность. Так и хочется процитировать «подлинность от подделки». Интересно, что в эти «виртуальные люди» по логике статьи заносятся не только (аддикты) одержимые тем или иным «виртусом», но и остальные. Кто же из этих людей исключается, проще говоря возможен ли человек не виртуальный, не рассматривается, ибо сказано же «мир виртуален». В качестве подсистем реальности этого виртуального человека называются: Статусы (да да это именно статусы, а не абы что) телесности, сознания, личности и воли. Личность превратилась в статус… Виртусы же именно воздействуют на эти четыре подсистемы. Которые они, изменяя их, порождают либо приятные либо отрицательные переживания, которые в свою очередь порождают эффекты необычности и привлекательности либо не привлекательности. Сначала теряется различение, а после этого все события в жизни начинают делится на приятные и не приятные. Это ничего тебе читатель не напоминает? А изменения радиизменений, которые дают приятные эффекты и именно приятность эффектов является критерием измерения хорошести изменений. Как там сказала К. Собчак: «Челшовек, который не хочет меняться не должен жить». (цитирую по памяти) Но про людей подверженных зависимостям и не подверженных вот что говориться (вынужден процитировать, а то читатель не прочитав статью Пронина может мне не поверить).

«Оставляем открытым и выносим за скобки рассмотрение специфической структуры внутреннего мира аддикта – пространства психологического, субъектного, антропологического, духовного – как бы мы его ни называли. На языке виртуалистики структуру особи – ее онтографику и топологию. При одной ее структуре и/или топологии зависимость возможна, при другой таковая не возникает: при смене топологии внутреннего пространства (структуры души, психики, изгнания бесов и пр.) аддикт никогда не будет болеть никакими психосоматическими заболеваниями. Эта задача – объект аретеи, специального вида практики в виртуальной психологии, – выходит за рамки нашего рассмотрения.»

Что тут сказано? Что для того что бы зависимости не возникали, нужно изменить топологию пространства «особи». Одной из практик этого изменения является изгнание бесов. Все же практики в целостности направленные на изменение топологии особи называются, как мы уже видели выше, аретея. Если читатель внимателен (язык и главное логическая структура пассажей в статье, думаю что умышленно, замысловата) то сказано в этом абзаце именно это. То же Пронин говорит и в своей лекции. Задача этой самой аритеии привести человека в правильное «внутреннее пространство». Будучи в него приведенным он избавиться от зависимостей, в частности от психосоматических заболеваний. В любом случае речь идет о зависимости, а не о самих состояниях. То бишь результатом «излечения» аритеей станет не избавление от виртуальных состояний (это считается в принципе не возможным), а избавление от зависимости от них. Если логически продолжить то рискованно можно сказать, что речь идет о освобождении от зависимости от мира как такового ибо он весь виртуален и признается «целостным». Проще говоря, аритея избавляет от абсолютно любых зависимостей. А как же Родина, долг и все прочее? От них то же аритея избавляет? Но это рискованная логическая выкладка. Если идти дальше по этой выкладке то естественно выплывет опять Буддизм с его четырьмя «благородными истинами» первая из которых гласит: «жизнь есть страдание» , а другие говорят о том что от этого страдания можно избавится. Страдание же причиняет любое (хоть приятное хоть нет) взаимодействие с миром. По этому надо избавиться от страданий с помощью психопрактик. Но это все рискованные выкладки, так что едем дальше. В конце статьи Пронин предлагает примеры классификаций «полиантичных» объектов. Порнографические «полиантичные» объекты он классифицировать не стал, а вместо этого предложил классификацию физика Льва Давидовича Ландау.

«Присутственные места» были разделены: по пяти классам в порядке убывания качества (речь идет о тех чувствах, которые порождает организация. – М.П.):
1. Учреждение.
2. Заведение.
3. Лавочка.
4. Кабак.
5. Бардак.
Будучи патриотом своего института, он причислял Институт физических проблем, где проработал четверть века, к высшему разряду…
Большой любитель поговорить, Дау считал, что великолепный треп – это искусство. Была классификация разговоров:
I класс – беседы. Они вызывают прилив мыслей, придают ценность общению людей. Это творчество.
II класс – «пластинки», то есть разговоры, не требующие души. Их можно прокручивать сколько угодно раз. Для них хороши вечные темы – о любви, ревности, жадности, лени, о взаимоотношениях супругов. «Кто ваш любимый артист?» и тому подобное. Дау очень любил «разговоры-пластинки»: они удобны на отдыхе, в поезде, при знакомстве с девушками.
III класс – шум. Полное отсутствие живой мысли, искренности, а подчас и смысла. Дау уходил от таких разговоров. Они его раздражали» [11].
Итак, обращаю внимание читателя на то, что классификации Л.Д. Ландау виртуальны по своей природе, что не только не представляется странным, но, наоборот, даже закономерным для физика-теоретика, занимающегося объектами реальными, но не имеющими модуса вечности, зачастую не субстанциональными, обладающими динамичными и/или неравномерными свойствами. Собственно, парадигматические установки, из которых он исходил и в работе и в жизни, судя по его шуточным классификациям, – идентичны.
Например, его классификация разговоров явно носит постнеклассический характер: она построена на полноте включения в общение целевых, ценностных и телесных и душевных пространств человека. И именно полнота включения обеспечивает новое качество – творчество и искусство.
Конечно, Л.Д. Ландау здесь не первый и не последний. Всем известны народные классификации: «ни себе, ни людям», «ни Богу свечка, ни черту кочерга», «наш пострел везде поспел», «ласковая телятя двух маток сосет» и т.д.
Понимая герменевтику виртуальности жизни, Дау иногда «обижал дам»…
«Другая дама тоже обиделась на Дау. Она завела с ним разговор, что у нее с мужем чисто дружеские отношения, ничего больше. Дау никак не отреагировал на это, тогда она, чтобы выйти из неловкого положения, добавила, что имеет поклонника с громким именем и знакомого юношу, который любит ее со всем пылом двадцати лет.
– Для полного комплекта не хватает только исповедника, – кокетливо взглянув на академика, закончила она. – Жалкая роль, – возразил Дау.
– Да что вы! – ахнула дама. – Я так все хорошо придумала.
– Но это не вы придумали. У Островского есть купчиха, которая любила мужа для денег, дворника для удовольствия и офицера для чувств» [12].»

Обратим внимание, что классификация Ландау по Пронину соответствует модели виртуального человека. Помним про статусы телесности, сознания, личности и воли, здесь же говориться про целостность целевых, ценностных и телесных и душевных пространств человека. Что же касается дамы и Островского, то штука в том, что дама ничего не придумала, как впрочем не придумал и Островский. Вся ее «придумка» соответствует четырем подсистемам статусам, в которой (для души, она же статус то ли сознания то ли личности) не хватало исповедника. Пронин дальше говорит о соответствии классификаций самого Ландау определенным типам. А в самом конце рассказывается история подтверждающая тезис что например запой может вызвать абсолютно любой виртуальный образ из вне. Все таки процитирую:

«Работы Центра виртуалистики, посвященные изучению природы здоровья и болезни, показали, что любой объект из любой реальности может породить заболевание. Поэтому при разработке новых методов лечения алкоголизма [16], Н.А. Носов задался отнюдь не риторическим вопросом: «Если любой объект теоретически может вызвать алкогольный виртуал, то может ли, ну, например, камень породить приступ (запой) при алкоголизме?». Как говорят, «не прошло и трех дней», как Ю.Т. Яценко, с которой они делали первые шаги в области виртуальной медицины и психологии, описала случай течения алкоголизма, когда у больного императивный позыв к употреблению алкоголя вызывал вид бюста Ленина, т.е. камень. Данный факт был связан с тем, что пациент в начале течения болезни частенько распивал алкогольные напитки со своими товарищами после работы рядом с памятником Ленину.»

В заключение от себя отмечу, что виртуальные образы о которых идет речь в статье и художественные это принципиально разные вещи. Они по разному работают. Но восприниматься художественные образы могут как виртуальные, но не наоборот. Высокохудожественную картину с обнаженной женщиной можно (постаравшись) прочитать как эротическую. Порно фотографию прочитать как художественный образ нет. Ибо образ это окно в другой мир, в мир новизны в том числе. Либо окно есть либо нет, в не зависимости от качества окна. Виртуальный же образ, ни каким окном не является, а является запускателем соответствующих состояний. Образ может дышать новизной, виртуальный образ нет. Это важно понимать, ибо например если мы будем анализировать общество потребления то мы столкнемся с образами, например в рекламе. И их не надо путать с художественными. Вспомним что «ситуация постмодерна» это отсутствие новизны. Общество потребления это одно из детищ постмодерна. Виртуалистика же показывает с помощью каких токов (виртусов) работает постмодернисткая «движуха».

 

DANILA_USKOV



« »

Share your thoughts, post a comment.

(required)
(required)

Note: HTML is allowed. Your email address will never be published.

Subscribe to comments