Skip to content

25.07.2014

ЖИЗНЬ КАК ИГРА?

С тех самых пор, как человек научился мыслить, в нем не угасая, живет стремление познать «бытие». Философы всех времен пытались постичь смысл жизни и ее движущую силу. Многим из них пришлось отдать свои жизни в борьбе с авторитетными представителями господствующих религиозно-философских школ.

Не подлежит сомнению, что именно благодаря религии человек смог подняться из глубин варварства к относительно терпимым межличностным отношениям. Но по мере того как религии привлекали к себе все большее количество людей и все более возрастал их вес в обществе, их идеи становились все более консервативными, враждебными всему, что противоречило им, по сути. Они все больше уподоблялись некой догматической постройке, где не оставлено места для инакомыслия. Законы морали и этические нормы, принятые в определенной группе людей и основанные на философских идеях конкретной религии, зачастую предполагали безусловное их признание остальной частью человечества. Под предлогом «цель оправдывает средства» не допускалось существования никакой иной правды. Даже единоверцы могли быть подвергнуты проверке на предмет личной преданности идее, а в сомнительных случаях даже могли быть физически уничтожены.

В области религии с давних пор от человека требовалось одно — «верить». В основу был положен постулат о том, что духовная сфера представляет собой нечто непознаваемое. Иммануилу Канту великолепно удалось внести в это ясность утверждением, что есть познаваемое и непознаваемое. Он говорил, что непознаваемое «никогда не будет кем-либо познано». Но пытливый ум задается вопросом: если это непознаваемое «нельзя почувствовать или познать», то каким образом можно знать, что существует нечто, не могущее быть познанным?

Общим знаменателем всех религий является вера в духовный мир, в духовную природу человека и, в большинстве случаев, — в Творца Вселенной. В поисках правды все более отчетливо проявлялось стремление разорвать извечный круговорот жизни и смерти. Долгое время считалось, что человек имеет душу, но дарвинизм поставил этот постулат под сомнение. Существует ли душа? Существует ли Бог? Возникла теория о происхождении человека как случайного продукта химических реакций.

Современный человек деградировал до уровня потребителя своих собственных продуктов, он задавлен своими собственными изобретениями, он живет в постоянном страхе, что однажды эти самые изобретения выйдут из-под его контроля. Древний принцип властителей — «хлеба и зрелищ», выражаясь по-современному — «денег и развлечений» — этот принцип держит человека в непрерывном напряжении. Его мировоззрение формируется главным образом средствами массовой информации. Материальные потребности приобретают чрезмерно большое значение, а духовные уродуются и принижаются.

Страх перед завтрашним днем, элементарное стремление выжить, каждодневная борьба за хлеб насущный — все это уже давно позади, по крайней мере, для населения технически высокоразвитых регионов. Возрастающее количество свободного времени позволяет, с одной стороны, больше думать о себе, наполнять свою жизнь смыслом, духовно раскрепощаться; с другой стороны — активно участвовать в устранении проблем, которые видит перед собой человечество.

Пропасть между высокими технологиями и духовным и социальным развитием человека становится все глубже. Мы научились манипулировать генами, промышленные роботы взяли на себя функции, которые раньше выполняли рабочие. Большинство из нас уже не знает, что такое ежедневная борьба за выживание, с которой имели дело наши недавние предки. Тем не менее, постоянно ощущается какая-то пустота и чувство неудовлетворенности. Один умный человек как-то сказал: «Мы захлебываемся информацией, но жаждем знания».

Будет ли человек в состоянии и в будущем удерживать под контролем свои собственные изобретения? По-видимому, прав Карл-Фридрих фон Вайцзекер в своем утверждении, что никакая культура не может быть стабильной достаточно длительное время, если ее технические средства развиты на один или более порядков сильнее, чем осознание целей, этими средствами достигаемых.

***

Кто-то однажды сказал, что существует три вида людей:

те, кто влияет, на происходящее,

те, кто присматривается к происходящему

и те, кто удивляется происходящему.

Если сравнить жизнь с игрой, то ее участников можно разбить на следующие категории: «хозяин игры», «игроки», «помощники игроков», «игровые фигуры» и «битые фигуры».

Игра включает в себя свободы, барьеры и цели, достижение которых и является смыслом игры. Чем серьезнее игра, чем больше усилий приходится прилагать для продвижения к цели, тем больше эта игра становится похожа на обыкновенную работу или даже борьбу за существование. Игра перестает быть игрой, если она больше не доставляет удовольствия.

Для сравнения можно взять шахматную доску и посмотреть на людей как на фигуры. На первый взгляд такое сравнение может показаться зловещим, но ведь история дает нам немало примеров, дающих право на подобное отождествление. Задача фигуры — выполнять определенные действия. При этом она не преследует каких-либо собственных целей, а лишь реагирует на приказы «сверху». Иногда игровые фигуры попадают в ситуации, смысла которых не могут понять, если конечно не попытаются проникнуть в суть игры. Но по разным объективным обстоятельствам им все же приходится отказываться от попыток выяснить свою роль в игре. В реальной жизни это становится причиной личных страданий, преступности и наркомании, безумств и войн. Неужели люди смиряются с мыслью о том, что их, как стадо баранов, в любой момент могут отвести на бойню? Похоже, что переворот в сознании наступает в основном только тогда, когда тирания или диктатура достигают своей высшей точки, то есть тогда, когда наступает предел человеческому терпению.

Давайте посмотрим на шахматную доску и представим себя шахматной фигурой. Мы оглядываемся вокруг и видим в непосредственном окружении одни только фигуры. Одна шахматная фигура не может охватить взглядом всего игрового поля. Делать ходы — это прерогатива «внешних сил». Мы смотрим вокруг и спрашиваем себя: зачем все эти безумства? Почему не успокоится Ближний Восток? Зачем все эти наркотики? Зачем войны? Зачем психические заболевания? Зачем преступность? Я не хочу всего этого. Я хочу жить в мире. Мои друзья и другие люди, с которыми я встречаюсь и знакомлюсь, — они тоже не хотят этого. Кто-нибудь может дать ответ? Есть люди, которые задают себе эти вопросы, а есть и такие, кто этого не делает, — то ли из страха перед правдой, то ли повинуясь инстинкту самосохранения. Их доводы могут казаться вполне обоснованными: я хочу жить беззаботно, и меня все это не волнует… Здесь я все равно не могу ничего изменить.

Отвечая на поставленные выше вопросы, попытаемся составить (чисто гипотетически) политический портрет участников игры:

• битые фигуры: биты «в игре за общество»;

• действующие игровые фигуры. Они не задаются серьезными вопросами, они используют и/или создают собственную маленькую игру в семье, на работе и т.п. События их жизни подчиняются тому, что называется судьбой или божьей волей — это нечто, чего «я не могу изменить»;

• помощники игроков. Они действуют по правилам, которые им диктуют игроки.

Можно ли отнести в эту категорию наши правительства? Такая постановка вопроса может показаться несколько странной, но давайте подумаем, найдется ли правительство, которое может свободно принимать решения, касающиеся его страны? Кредиты-то предоставляются только тем, кто принимает правила игры.

А теперь об игроках.

Наблюдая за действиями людей, можно заметить, что большая их часть своими поступками и намерениями способствует всему доброму и подавляет все злое.

Могут быть намерения и другого рода, направленные на уничтожение всего доброго, на осуществление контроля над людьми.

Уже сейчас имеются научные разработки о том, как манипулировать человеческим разумом, кромсать мозг, превращать людей в зомби, что в век электроники принимает все более устрашающие масштабы. Создается впечатление, будто действительно идет борьба за Землю.

При более внимательном рассмотрении становится очевидным, что разворачивается борьба за разум человека с целью осуществления контроля над ним. Сущность большинства религий — главенствующая роль Творца. Бог создал людей. Мы его творения. Иногда он сожалел об этом и уничтожал какую-то часть человечества. Вывод из всего этого сделать несложно.

Есть только один Бог, и если ты в этом сомневаешься, — ты пропал. Ты никогда не сможешь до конца постичь это утверждение — на то ты, и есть всего лишь человек. Я даю тебе законы, по которым ты должен жить. И чтобы доказать, что Я, кроме всего прочего, еще и вездесущ, Я выступаю под различными именами: Бог, Иегова, Аллах…

Это может звучать саркастически и провокационно, но разве не тому же принципу подчиняются «фигуры» в игре?

Направления философии, которые не основывались на понятии Бога как единственного Творца, уничтожались, по крайней мере, в западном мире. Инквизиция — лучший тому пример. Она устраняла сторонников тех философий, которые не разделяли взгляды господствующего течения в религии и выдвигали на первый план человека как духовное существо.

На всем протяжении тысячелетней истории человечества «игроки» действовали не так, как обычные люди. Очевидно, речь здесь идет об особого рода «сознании» и способностях.

На всем пути развития человека его постоянно дурачили. Ему подсовывали богов как единственное «почему», определяющее всю его судьбу. Людей, которые стремились познать это «почему», начиная с Адама и Евы, ставили на место с помощью соответствующих средств. Можно ли и сегодня поддерживать эту веру в бога? Кто эти божества — творцы человечества — и что у них на уме? Следует иметь в виду, что человек, возможно, еще не достиг высшей ступени сознания и что есть еще и другие уровни игры, которые сознательно от него скрываются.

Б. Виттенбург



« »

Share your thoughts, post a comment.

(required)
(required)

Note: HTML is allowed. Your email address will never be published.

Subscribe to comments