Skip to content

02.09.2014

ЖИВЫЕ КАРТИНКИ

Оксана Гривина — один из самых талантливых иллюстраторов России, образец для подражания для многих коллег по цеху, также избравших «наивный» стиль иллюстрации.

И им опять есть чему поучиться у своего авторитета: Оксане мало просто рисовать красивые картинки, теперь она иллюстратор-программист, создающий «живые книги» для iPad. Редкое и безумно интересное сочетание, которое дает массу новых возможностей для раскрытия своего таланта.
Оксана рассказала AdMe.ru о своей работе, своей страсти, о творческом кризисе, о том, как и для чего она работает иллюстратором, программистом, сценаристом и режиссером.

часть 1. Иллюстрация

В 2003 году я решила стать иллюстратором. Мне уже было 28, за плечами — техническое и экономическое высшие, работа дизайнером — и графическим, и веб, и даже промышленным. Ни на одной работе, впрочем не задерживалась больше полугода — становилось скучно.
Известно, что дизайнеру не обязательно уметь рисовать, вот я и не умела. Хотя в моей недолгой работе промдизайнером (в студии Лебедева) рисовать хочешь-не хочешь пришлось, в дополнение к 3D-моделированию, чем я в основном и занималась.
Ради справедливости хочу отметить, что промдизайн стал для меня единственным с треском заваленным занятием в моей жизни )
Вот там, в студии, рисуя эскизы вилок-чашек-светильников-модемов-и-бог-знает-чего-еще, я поняла, что рисовать, наверное, неплохо. И в очередной раз сменила направление деятельности.

 

Научиться рисовать самостоятельно — это сложная задача. Много спорят о том, нужно или не нужно художнику образование. Я до сих уверена, что непременно нужно (вероятно, потому что у меня его нет).
Начинать мне представляется правильным с азов, со всех этих «разместите на листе 20 точек двадцатью разными способами». Такой подход (когда учат мыслить своей головой сразу, а не с четвертого курса) формирует правильную работу мозгов, дает необходимый инструмент и свободу в выражении своих мыслей и чувств на бумаге (условно говоря, на бумаге). Мне этого часто не хватает.

 

Мне же пришлось хромать по этой дорожке самой и очень кружным путем. Но одно было хорошо: каждой картинкой я загоралась, болела, не могла оторваться, пока не свалюсь. Однажды рисовала 39 часов без перерыва — это были одни из первых моих векторных работ — это было захватывающе!

 

 

 

 

Часто у меня спрашивают, что делать начинающим иллюстраторам. Как-то не могу придумать ничего лучше, чем советовать всегда наблюдать за окружающими тебя вещами и рисовать как можно больше. Нет, правда, других секретов я не знаю.
Мне представляется очень важным умение нарисовать предмет так, чтобы глаз обманулся, чтобы самому казалось, что он объемный и настоящий. Очень мне в этом помогло понимание основ рендеринга в 3D — отражение, преломление, диффузия, каустика… То есть, скажем, если нужно нарисовать какую-нибудь стеклянную банку, я постараюсь нарисовать все отражения и преломления пусть и не 100% точно, но достоверно, так, что будет похоже на стеклянную банку.

 

Что касается выражения лиц — я подолгу (прямо до нескольких дней сначала) пыталась нарисовать определенную эмоцию, и все это время непроизвольно сидела с тем же самым лицом. Потом, конечно, стало получаться быстрее)

 

Проработала я фриланс-иллюстратором уже 8 лет.

 

 

 

 

 

 

 

часть 2. Программирование

В школе я училась в инженерном классе, это класс, над которым шефствует политехнический институт (потом ставший техническим университетом), с углубленным изучением математики, физики и программирования. Кроме того, наша классная руководительница была преподавателем информатики, и компьютерный класс был нашим кабинетом, так что можно было зависать там, сколько хочешь. Компы были ЕС-1841, с черно-белым экраном, без жесткого диска. Зато жесткий диск был на головном компьютере, и каждые 15 минут мы по команде преподавателя сохранялись по сетке на ее комп. Тогда я хорошо познакомилась со ставшим потом близким явлением под названием «Чоооорт…. не сохранилось!..»
Программировали мы тогда на бейсике (это были 90-92 годы). Каждый, в общем, выбирал проект по душе. Кто-то писал БД, кто-то программы для решения математических задач. Я поставила себе цель нарисовать картину, кто бы сомневался. Первая компьютерная графика в моем исполнении выглядела так: после запуска программа начинала поочередно рисовать линии, фигуры, делать серые заливки по заранее написанному коду. То есть реально для каждой линии, окружности или точки нужно было указать координату, радиус, цвет, толщину и пр. Ваком отдыхает, но самые теплые воспоминания. Да, на картине был изображен особняк.
Изображение не сохранилось.

 

 

 

 

 

 

 

 

С появлением айпада мне, как и почти всем рисующим людям, захотелось делать живые книги. Настолько захотелось, что я немедленно села за изучение всех необходимых дисциплин. До появления первого своего приложения уложилась в 10 месяцев. Это была «оживленная» старая американская книжка The Rocket Book — чтобы нарисовать что-то свое, терпения не хватало, хотелось быстрее что-то выпустить.
Параллельно с этим я предложила Лебедеву оживить свою книжку 2006 года «Мучавка и Великан», на что ушло 11 месяцев — приложение вышло в июле этого года .

 

 

 

Моя роль в этом проекте была нелегкая. Для начала я полностью перерисовала все иллюстрации (кто хоть раз иллюстрировал книгу, знает, какая это большая работа), уложилась в полтора месяца, до сих пор не понимаю как. При перерисовке я думала над сценарием, добавляла новые фишки и элементы в каждую сцену, отделяла персонажей и объекты, расчленяла их для последующей анимации и отвечала за все визуальное наполнение приложения. Задача неимоверно осложнялась тем, что никто не мог рассказать мне о технических тонкостях, работать приходилось вслепую, переделывать по 20 раз многие вещи. Кроме того, никто не знал, в каком виде нужно предоставлять программисту сценарий — приходилось изобретать на ходу все эти стрелочки, пометки, описания звуков, эффектов, функционала. Ведь это очень сложно — объяснить другому человеку, что за картинка у тебя в голове, как ты представляшь, должен ходить персонаж, с какой скоростью передвигать ножки-ручки, наклоняться, на какой угол у него вращается при этом голова, что за дополнительные штучки должны быть в сцене и как они должны работать.

 

В общем, нормальная такая сценаристско-режиссерская работа.
Ваня Старченков, программист этого проекта, к счастью, смог разобраться в этом адском сценарии, хотя я была просто невыносима, требуя по много раз переделывать одни и те же движения. Часть действий я потом уже просто писала кодом в задании, предварительно настроив все значения.

 

 

В своем жж я написала несколько постов по мотивам вопросов: «А это ты сама спрограммировала?», «О, а как, расскажи, что нужно делать, я тоже хочу!», «Там же несложно, наверное, в какой программе ты делала?» ) Ну я и написала, с чего начать, если вы совсем не программист, каких ошибок избегать, какие книжки читать, какие форумы, что такое Objective-C и Cocos2D, советовала, что делать, если вы бьетесь головой об стол, не в силах понять, о чем идет речь )
Сейчас вышло мое третье собственное приложение, «Живая Азбука» .

 

Оно получилось, как это часто бывает, из отходов производства. Прошлой весной нескольким иллюстраторам предложили нарисовать плакат-алфавит, для привития, так сказать, детям хорошего вкуса. Плакат я нарисовала, а организаторы проекта надолго пропали. Спустя полгода я решила, что раз лежит без дела столько картинок, можно из них сделать приложение. А сам плакат можно бесплатно скачивать всем желающим, на условиях, конечно, исключительно некоммерческого использования.

 

Здесь была любимая мной работа в чистом виде: нарисовать-разрезать-скомпоновать текстуры-написать код.

Наверное, неплохо получилось, потому что приложение вышло в топ продаж аппстора.

 

часть 3. Все вместе

Разработка приложений и изучение программирования настолько увлекли меня, что в какой-то момент я возненавидела свою основную работу — фриланс-иллюстрацию и просто перестала рисовать.
Этому способствовала еще глобальная усталость от супер-продуктивной работы, чему виной был научный подход к организации труда. Расскажу, про что это я. Мне очень понравилась система организации времени, описанная Яной Франк. Всеобъемлющее планирование — не только рабочих дел, но и всех-всех остальных, даже самых маленьких. Дела разбиваются на «большие» (по 45 минут) и «маленькие» (по 15). Записываешь в ежедневник список всех больших и маленьких дел на этот день, и потом делишь свой час надвое: 45 минут я рисовала, отмечая в блокноте, кому и что, в 15 перерывных минут была смена деятельности.

 

Я избрала в качестве основного отдыха живопись Это было для меня новым занятием (ведь заказы я рисую только на компьютере, и никогда не рисовала на бумаге), очень захватывающим.

 

Или еще какие-то необходимые дела. Например, за 15 минут можно повесить сушиться белье, или поиграть в настольный теннис, или языки поучить. В конце дня записывала итог по проектам — наконец-то я была в курсе, за сколько, в среднем, рисую картинку такого-то размера и такой-то сложности, сколько зарабатываю в час, и какие точно расценки нужно выдвигать клиентам! В общем, я была такая занятая и такая молодец, что работала правильно, и получалось за день сделать столько, что сама удивлялась. Поток выполняемой работы сильно возрос, продуктивность тоже, и, как и следовало ожидать, напряженность.
Прожив по этой схеме часть 2009 года и весь 2010, я поняла, что просто умираю. Новый ежедневник на 2011 год я купила маленький и перестала считать часы. И почти перестала работать на заказ, только изучала программирование.
Это было очень мучительно и затратно: люди предлагают заказы, просят интервью, предлагают агентские услуги, а я ничего не могу ответить — и браться за все это никакой душевной возможности нет, и говорить, что я больше не работаю, нельзя. В общем, это был настоящий такой, полноценный творческий кризис. Только в какой-то момент, спустя пару месяцев полнейшей неработы по заказам, после отдыха от почти восьмилетнего марафона я поняла, что тянет что-то порисовать, для собственного удовольствия. Начала с рисования кисточкой запятых в скетчбуках:

 

Это было полное отключение мозгов на 15 минут — после полутора лет жизни по графику оказалось, что минуты легко считаются в голове: после ровно 45 минут рисования в компьютере без единого перерыва начинает болеть спина и хочется вырваться на волю, а после 15 минут релакса — работать.

Я переосмыслила стиль, поняла, что хочу, как и раньше делать веселые и радостные иллюстрации, и пришла в согласие со своим внутренним монстром.

 

 

 

 

 

 

часть 4. Что дальше

Мне очень нравится разработка приложений, и в идеале я вижу дальнейшую работу в ближайшие годы как «руководство небольшой командой разработчиков, режиссура, сценарии и иллюстрирование». Идей масса, и продуктивнее, конечно, распределять роли. Скажем, я не ожидала, что промоушн вышедшего приложения занимает столько времени! Или вот такой известный момент: когда уже все готово и сдано, обязательно всплывают баги и, может быть, необходимость поправок в управлениии, а голова уже полностью в следующем проекте — возвращаться к старым блохам очень скучно )

 

 

http://www.adme.ru/interview/zhivye-kartinki-oksany-grivinoj-291905/

_____________________________________
_________________________________________________________



« »

Share your thoughts, post a comment.

(required)
(required)

Note: HTML is allowed. Your email address will never be published.

Subscribe to comments