Skip to content

27.09.2012

Любовь и оргазм

0K-4-eFFdjk

«Если мужчина главенствует в доме – его считают диктатором; если он играет пассивную и подчиненную роль – его критикуют за несоответствие своему предназначению; он как будто должен балансировать на канате. Заметим, что если в семье возникают подобные проблемы, то их причину следует обычно искать в нарушениях сексуальных отношений мужа и жены и в недостатке ясности по поводу сексуальных ожиданий партнеров. Мужчина, распоряжающийся в доме, обычно сознательно берет на себя эту роль, так как уверен, что удел женщины – подчинение, как сексуальное, так и личное: ведь «тот, кто в штанах – тот и хозяин» – так думает он и считает, что спорить здесь не о чем.

Есть и другой тип мужчины: тот, который позволяет женщине управлять семейными отношениями; он исходит из ошибочного мнения о том, что его обязанность – «обслуживать» женщину, т. е. удовлетворять ее. Такую пассивную позицию часто оправдывают тем, что она позволяет мужчине и женщине бескорыстно выражать свои чувства – «проявлять альтруизм». На самом деле здесь путаются два понятия: уважение прав женщины и ее эгоизм, и делается это под фальшивым предлогом необходимости удовлетворить сексуального партнера ради сохранения семейных отношений. Это – невротическая позиция, и проистекает она от непонимания биологических факторов, определяющих взаимодействие полов.

«Психосексуальное развитие индивидуума можно разделить на три периода: догенитальный, латентный и генитальный.Такое деление соответствует ходу важных биологических изменений, происходящих в организме в течение каждого периода.

Догенитальный период включает время от рождения ребенка до достижения им возраста примерно 6 лет. В этом возрасте прорезываются постоянные зубы, т. е. происходит событие, которое, говоря вообще, можно считать окончанием детства. Не случайно именно в это время ребенка отправляют в школу, поскольку с ним происходят определенные эмоциональные изменения. В догенитальный период происходит и постепенная интеграция движений и ощущений тела и их координация для обслуживания целенаправленной деятельности. Одновременно с этим осуществляется слияние догенитальных либидных импульсов в единое стремление к удовольствию, концентрирующееся в генитальной области. По завершении этого периода устанавливается первенство генитальных импульсов, т. е. генитальная область теперь преобладает над всеми другими эрогенными зонами тела в качестве главного источника эротического удовольствия. Таким образом, к концу этого периода ребенок расстается с желанием орального удовлетворения и не нуждается больше в грудном кормлении, в соске-пустышке и т. п. Заканчивается и обучение правильному отправлению естественных надобностей, и функция вы вода экскрементов уже не привлекает к себе внимания ребенка. Психологически ребенок отлучается от матери. Он может уверенно стоять на ногах, и у него развивается координация движений, позволяющая ему функционировать в качестве независимого организма вне семьи. Функции отношений с действительностью приурочены к двум противолежащим областям тела: наверху – к голове (к уму) и внизу – к гениталиям.

Во второй половине догенитального периода ребенок осознает существование своей генитальной области и удовольствие, которое он может получить от мастурбации. В этот период возрастает количество случаев мастурбации, сексуальных игр с другими детьми и проявления сексуального любопытства. Интерес ребенка к сексуальной функции способствует принятию им реальности и уменьшает его зависимость от матери в получении эротического удовлетворения. Мастурбация еще не имеет значения как способ разрядки возбуждения, применяемый взрослыми; это, скорее, возможность получения приятного возбуждения, вроде ощущения, переживаемого всем телом. У девочек мастурбация направлена не на клитор, еще не достигший нормальных размеров, а захватывает всю генитальную область. Мальчик пробует трогать пенис, но не пытается его гладить, с целью достижения кульминации.

В этот период задача родителей состоит в исполнении оральных потребностей ребенка: в питании, в проявлениях внимания и нежности, в обеспечении безопасности и т. п., составляющих нарцисстическое обеспечение, необходимое для роста и развития личности и сознания собственного «Я». Если имеет место жесткая депривация, то ребенок фиксируется на предгенитальном (оральном) уровне, а в его личности появляются тенденции к «прилипчивости» и к зависимости; после, став взрослым, он стремится использовать свои сексуальные и личные отношения для получения поддержки собственного (неадекватного) «Я», а потребность в телесном контакте во время секса затрудняет у него желание оргастической разрядки, превращая его в «сенсуалиста». К сожалению, в наше время утрачен единственный естественный способ выполнения указанных потребностей ребенка, т. е. способ кормления грудью, во время которого ребенок получает и пищу, и внимание, и нежность, и ощущение безопасности. Контакты с телом матери способствуют развитию тела ребенка, как и его «Эго». Ребенок открывает для себя свое тело, т. е. развивает свое представление о нем, переживая удовольствие от контактов с телом матери. По окончании этой стадии развития ребенок обычно осваивается со своим телом, в смысле восприятия и координации движений.»

«Большинство современных психиатров и психоаналитиков уверенно, что к 6 годам личность индивидуума полностью детерминирована, а это значит, что корни всех нарушений личности нужно искать в травматических переживаниях, имевших место в догенитальный период; поэтому безразличие к чувствам ребенка является, пожалуй, самым важным нарушением его нужд. Например, родители часто не обращают внимания на то, что ребенку нравится, а что не нравится в еде, и это может принести немалый вред. Если заставлять ребенка есть то, что он не хочет, то он переживает это как пренебрежение его личностью. Введение в его тело разных тампонов, клизм и т. п. предметов – это не что иное как насилие над ним. Пренебрежение его боязнью и его криками говорит об отсутствии уважения к его чувствам. Каждое такое переживание уменьшает уверенность ребенка в том, что его ценят, любят и желают ему добра.

«Догенитальный период оканчивается психологическим феноменом, известным как Эдипов комплекс. Например, девочка осознает свою женственность и чувствует сексуальное (не генитальное) влечение к отцу, т. е. радуется физической близости с ним иначе, чем близости с матерью; мальчик переживает такие же чувства по отношению к матери. Фактически, установление генитальной первоочередности (см. выше) связано с пиком сексуального чувства, распределенного по телу, при несколько повышенной концентрации его на гениталиях. В результате мальчику может прийти мысль занять место отца в качестве возлюбленного своей матери; а у девочки подобным же образом возникает чувство соперничества с матерью по отношению к отцу как к сексуальному объекту.»

«Ребенок пяти-шести лет вполне осознает взрослую сексуальность в своих фантазиях и представлениях. Однако его фантазии соответствуют его сексуальным переживаниям, которые, не допуская взаимодействия со взрослым, распределены по всему телу и не слишком сильно сконцентрированы на генитальном аппарате. Поэтому желание девочки «выйти замуж за отца» не подразумевает сексуальной связи с ним, а содержит только желание быть близкой и любимой. Двукратный расцвет сексуального чувства – сначала в догенитальный период, а потом – в юности, подобен явлению двукратного роста зубов. Психологическое значение этого явления изучено пока не полностью.»

«Если родители считают роль женщины второстепенной, то девушка может попытаться компенсировать чувство отверженности путем отождествления себя с мальчиками или склонностью к мужественности. В ней развивается агрессивная напористость в ущерб терпимости, жесткость – вместо мягкости, готовность дать отпор, а не желание сотрудничать. Это обращает поток ее чувств (или психической энергии) наружу, а не внутрь, и генитальное возбуждение, вместо того, чтобы, обходя клитор, фокусироваться на вагине, – наоборот, фиксируется на поверхности клитора. Благодаря этому органу она может чувствовать свою тождественность с мужчиной, но ее вагина остается неоживленной и неотзывчивой. Искажаются критерии оценки ее отличия от мужчин, которое сводится к разнице между главенствующим мужчиной (имеющим крупный пенис) и меньшим, подчиненным «мужчиной» (с малым «пенисом», т. е. с клитором), т.е. мужчина и женщина не оцениваются как равные.

Одна из трудностей, с которой сталкиваются специалисты при изучении развития женской сексуальности, проистекает от механистического взгляда на секс. Приводится довод, что в стенках вагины нет нервных окончаний, являющихся элементарными органами чувствительности, и поэтому вагина лишена ощущений, тогда как в клиторе много чувствительных нервных окончаний (как и в пенисе), поэтому именно он является наиболее чувствительным органом у женщины. Однако чувствительность к прикосновениям – это явление телесного характера, и она становится сексуальным чувством только тогда, когда возбуждение охватывает все тело и глубоко в него проникает. Это относится и к мужчинам, поскольку у них сексуальный подъем представляет собой эмоциональное явление, захватывающее все тело и не ограниченное эрекцией пениса. Вагина – не обычный орган; это также и вход в тело женщины. Только с ее помощью женщина может дать полный отклик мужчине. Сексуальность же – это в первую очередь функция движения, и только после этого – функция эротического контакта, так как самые глубокие переживания мужчина и женщина испытывают благодаря сексуальным движениям как тем, что совершаются намеренно, так и непреднамеренным. Ни одному другому типу физических отношений между двумя людьми не свойственны одно временно тесный контакт и сильное движение, характерные для нормального полового взаимодействия. Ни орально-генитальные контакты, ни контакты с помощью рук, ни другие подобные формы сексуальной деятельности не обеспечивают такой физической близости и свободы движений, которая переживается путем нормальных отношений с использованием пениса и вагины. Поэтому можно утверждать, что только такие отношения обеспечивают состояние и расположение партнеров, дающие полную оргастическую разрядку как мужчине, так и женщине.

«Как же сказываются на описанном развитии различия между мужчиной и женщиной? Прежде всего, тот факт, что у мужчины возбуждение фокусируется в одном пункте и направляется наружу, обусловливает его наклонность к более быстрому генитальному подъему, чем у женщины. Это можно сравнить с поведением электростатического заряда, который быстрее фокусируется и разряжается из одной точки, чем с поверхности. Во-вторых, сам факт наличия органа пенетрации предполагает, что именно мужчина должен проявить инициативу в совершении полового акта. И, в-третьих, тело мужчины – более мускулистое, поэтому он проявляет большую сексуальную агрессию.

Слово «агрессия» применяется здесь как психиатрический термин, обозначающий «продвижение вперед», «приближение», «самоутверждение», и противоположный по смыслу термину «пассивность»; он не содержит значения враждебности. Таким образом, агрессия индивидуума считается в психиатрии положительным качеством и обозначает его способность «продвигаться» к объектам» внешнего мира. Движение – это функция мускулатуры, и поскольку мужчина обладает более развитыми мышцами, чем женщина, то можно предполагать, что в его природе функция движения значит больше, чем у женщины. Существуют довольно интересные рассуждения о таких качествах мужчины, как поток энергии, направленный наружу, и увеличенное развитие мышц. Во всех мифологиях мужское или маскулинное начало считалось воплощением духа движения, а женское или фемининное начало рассматривалось как воспринимающее и преобразующее этот дух. Фемининные функции восприятия, вмещения и преобразования необходимы и в половом акте, и для производства потомства.

Я не собираюсь утверждать, что удел женщины – пассивность и подчиненность. Немало женщин (сознательно или бессознательно) отвергают свою сексуальную природу именно потому, что считают, будто она ставит их в подчиненное положение. Ни одна женщина не желает чувствовать себя объектом эксплуатации – сексуальной или любой другой. Повседневные наблюдения показывают, что в осуществлении сексуальных отношений женщины не менее активны, чем мужчины. У женщин есть свои способы проявления желания и стремления к сексуальному взаимодействию: взгляд, прикосновение, жест и в последнюю очередь – слово, поэтому в сексуальном соединении мужчины и женщины невозможно определить инициатора контакта. Однако, когда контакт произошел, мужчина обычно выступает как «преследователь», а женщина – как «преследуемая»; но при этом она располагает всеми средствами сохранения состояния возбуждения у мужчины и продолжения им «преследования». Женщина – такая же индивидуальность, как и мужчина, и поэтому она ненамного уступает ему в агрессивности, проявляемой в жизненных ситуациях. Ее мировоззрение можно назвать «агрессивно-рецептивным». Это выражение можно принять за «оксиморон», т. е. механическое соединение противоположных понятий (вроде «громового молчания»), но его смысл в том, что фемининная функция принятия не является пассивной, поскольку женщина так же стремится принять мужчину, как он – войти в нее; и хотя агрессивность женщины – более утонченная, она действует не менее эффективно, чем мужская.

С другой стороны, большинство мужчин с неодобрением относятся к женщинам, проявляющим чрезмерную сексуальную агрессивность и пытающимся взять на себя инициативу в сексуальных отношениях. Мужчины чувствуют, что им навязывают в таких случаях двусмысленную роль, и бессознательно сопротивляются этому, причем такое сопротивление уменьшает желание мужчины и может привести его к импотенции. Бывает и так (и довольно часто), что мужчины, личности которых свойственна пассивность, женятся на женщинах, обладающих чрезмерной агрессивностью. Теоретически это может показаться хорошей комбинацией, но на практике редко приводит к добру, потому что мужчина подсознательно отвергает притязания женщины на доминирующую роль, а она, в свою очередь, возмущается его пассивностью Она предъявляет повышенные требования к его умению проявить и утвердить себя, и это приводит к его дальнейшему отчуждению и снижению его интереса. В таких семьях часто развивается обоюдная фрустрация, ведущая к жестоким конфликтам, оканчивающимся хроническим пьянством или разводом.»

«Если движения женщины соответствуют движениям мужчины, то достижение им кульминации, сопровождаемое характерными движениями таза, обычно вызывает кульминацию и у нее. В нашей культуре одновременный оргазм – редкое явление, из-за невротических нарушений, мешающих нормальному сексуальному функционированию и проявлению сексуальных чувств.»

«За все годы моей клинической практики мне не встретилось ни одного случая, чтобы женщина обиделась на проявление сильного агрессивного намерения или чувства со стороны мужчины; напротив, она приветствует такие действия и осуждает проявления страха и слабости. Конечно, не имеется в виду применение физической силы: ведь мужчина, который бьет женщину, – просто трус (если только он не действует в целях самозащиты), но мужчина, позволяющий женщине себя ударить или насмехаться над ним, – глупец.

Есть еще одна область, в которой проявляются психологические различия между мужчиной и женщиной – это отношение к неверности. Женщина легче смиряется с сексуальной изменой, чем с проявлением со стороны мужа нежных чувств к другой женщине, тогда как с мужчиной все обстоит наоборот: мужа сильнее ранит сексуальная неверность жены, чем ее привязанность к другому мужчине. Конечно, это обобщение, но оно указывает на существование важного психологического различия. Сексуальная неверность жены угрожает мужественности мужчины и переживается им как оскорбление его гордости и достоинства, т. е. его способности удержать женщину и удовлетворить ее сексуально. Обманутый муж – объект насмешек, тогда как жена, оставленная ради другой женщины, вызывает сочувствие. С другой стороны, пока муж обеспечивает жене сохранение достойного общественного положения, общество относится к ней с уважением, а на его «шалости» смотрит сквозь пальцы.»



« »

Share your thoughts, post a comment.

(required)
(required)

Note: HTML is allowed. Your email address will never be published.

Subscribe to comments