Skip to content

07.05.2013

Рудольф Штайнер. Евангелие от Луки. 10-й доклад, часть 1

Сегодня мы займемся вопросом, как привести приобретенные нами за эти дни познания к вершине всего, к Мистерии Голгофы, каковой она нам предстанет именно из духовного исследования, ведомого Евангелием от Луки. Мы вчера попытались настоятельным образом описать, что, собственно, имело место в тот момент развития человечества, когда Христос три года ходил по земле, и мы попытались в предыдущих докладах охарактеризовать, как вообще это событие осуществилось через слияние тех духовных течений, которые мы рассматривали. Именно Евангелие от Луки описывает земную миссию Христа Иисуса особенно удивительным образом, но понять это описание можно лишь в свете того познания, которое черпается в Акаша-хронике. Можно спросить: почему, несмотря на то, что буддийское духовное течение целиком, органически слилось с христианским учением, в последнем нет никаких указаний на великий закон кармы, управляющий ходом отдельных человеческих воплощений.

Но было бы недоразумением думать, что откровения Евангелие от Луки не содержит в себе учения о карме. Оно в нем есть. Для того чтобы понять вполне верно то, о чем мы будем говорить, надо уяснить себе, что потребности человеческой души в различные времена различны и что великие миссионеры мирового развития всегда имеют задачу давать людям абсолютную истину не в ее абстрактной форме, а так, чтобы люди, находящиеся на различных ступенях развития, могли ее понять; они должны говорить людям так, чтобы они могли воспринять известную сумму истинного в определенную эпоху. То, что человечество восприняло благодаря импульсу, данному Буддой в связи с учением сострадания и любви и «восьмичленным путем», может привести к исполненному мудрости познанию учения о карме. И если человек, исходя из «восьмичленного пути», не приходит к учению о перевоплощении, то это означает лишь неумение искать в собственной душе.Мы говорили, что через 3000 лет от настоящего момента большая часть человечества достигнет возможности развивать из собственной души учение о «восьмичленном пути» и — сегодня можно это прибавить — учение о карме и перевоплощении. Но это придет весьма постепенно. Столь же мало как растение, вслед за тем как семечко посажено в землю, может сразу развить цветок, но должно, по непреложным законам, сначала развивать листок за листом, так и духовное воспитание человечества идет от ступени к ступени и в нужный момент является нужное. Если современный человек при помощи способностей, открытых в нем духовной наукой, погрузится в собственную душу, то он постигнет учение о карме и перевоплощении как непреложные. В наше время души уже созрели и нашли возможность в себе самих находить учение о карме и перевоплощении.

Но было бы плохо, если бы это учение было экзотерически возвещено несколько веков тому назад; для развития человечества было бы плохо, если бы то, что является ныне содержанием духоведения, то, по чему томятся человеческие души и с которым связано исследование евангельских подоснов, было в открытой форме возвещено человечеству пару веков тому назад. Ибо для того, чтобы воспринять учение о карме и перевоплощении, необходимо наличие жажды по духовному и соответствующих способностей. Для этого было необходимо, чтобы человеческие души прошли ряд перевоплощений в после пришествия Христа и приобрели душевный опыт, дающий необходимую зрелость для восприятия учения о карме и перевоплощении. Если бы в первые века христианства это учение о карме и перевоплощении проповедовалось так же открыто, как ныне, то это означало бы, что с развитием человечества случилось то же, что с растением, на котором вместо появления первых листков расцвели бы цветы.

Человечество только теперь созрело настолько, чтобы принять духовное содержание учения о карме и перевоплощении. Поэтому не следует удивляться тому, что в том, что в течение веков заимствовалось человеком из Евангелий, содержится многое такое, что дает совершенно неверное представление о христианстве. Можно сказать, что в известном отношении Евангелие было даровано человеку слишком рано, ибо лишь в настоящий момент человечество созрело, чтобы в своей душе развивать способности, необходимые для познания истинной сущности Евангелий. Было совершенно необходимо, чтобы все возвещенное Христом Иисусом вполне соответствовало тогдашнему состоянию человеческого развития и настроению человеческой души. Потому-то тогда давалось не абстрактное учение о перевоплощении и карме, а человеческая душа пронизывалась чувствами, благодаря которым она настолько созрела, что могла воспринять учение о карме и перевоплощении. В то время надо было говорить то, что лишь постепенно должно было привести человечество к познанию этого учения, но не само учение.

Говорил ли это Христос Иисус или те, которые были с Ним? — Чтобы ответить на это, надо дать Евангелию от Луки верным образом предстать перед нашей душой, и мы сейчас же поймем, каким образом проповедовался тогда людям закон кармы. «Блаженны нищие духом, ибо ваше есть Царствие Божие. Блаженны алчущие ныне, ибо насытитесь. Блаженны плачущие ныне, ибо воссмеетесь. Блаженны вы, когда возненавидят вас люди и когда отлучат вас и будут поносить, и пронесут имя ваше, как бесчестное, за Сына Человеческого. Возрадуйтесь в тот день и возвеселитесь, ибо велика вам награда на небесах». (Лк. 6, 20-23). В этих словах мы имеем учение о компенсации; Христос Иисус, не сообщая учения о карме и перевоплощении в его абстрактной форме, внедряет эмоционально в душу чувственную уверенностью в том, что тот, кто голодает в том или ином отношении, будет позже за это вознагражден. В человеческую душу должно было проникнуть чувство такой уверенности. И души, жившие тогда и проникнувшиеся этим учением в такой форме, воплотившись вновь, первыми созрели настолько, чтобы воспринять как мудрость учение о карме и перевоплощении.

В то время в человеческие души должно было проникнуть то, что в них должно было созревать. Теперь наступило совершенно иное, новое время, в течение которого люди работают над развитием до степени полной зрелости своего Я, своего самосознания. В то время как раньше человек воспринимал откровения, действовавшие в его астральном, эфирном и физическом телах, теперь его Я должно было стать самосознающим. Для этого оно должно было постепенно наполниться силами, которые оно должно было удержать. Лишь одно Я, странствовавшее тогда по земле в теле, достаточно подготовленном, могло осуществить в себе всеобъемлющий Принцип Христа: это была индивидуальность Заратустры, воплощенная в натановском Иисусе. Остальные люди должны были постепенно, следуя Христу, развивать в себе то, что тогда существовало на земле в течение трех лет, заключенное в одной личности. Лишь импульс, лишь зародыш мог быть дарован тогда Христом Иисусом человечеству. И этот зародыш должен был постепенно расти и развиваться. Высшие силы всегда заботились о том, чтобы в определенное время в развитии Земли появлялись те, которые давали человечеству известный импульс, который оно воспринимало позднее, когда достигало соответствующей зрелости. Христос заботился о том, чтобы человечество непосредственно после Его появления на земле получило соответствующее откровение, которое могло бы быть понято им. Он должен был также позаботиться и о том, чтобы впоследствии, по мере созревания душ, на земле появлялись бы индивидуальности, которые оказывали бы помощь человеческим душам в духовном воспитании.

То, каким образом Христос позаботился о временах, следовавших за событием Голгофы, — это изображает нам автор Евангелия от Иоанна. Он показывает нам, как сам Христос пробудил в Лазаре ту индивидуальность, которая затем уже работала под именем Иоанна и от которой изошло учение в той форме, как это описано в цикле моих докладов о Евангелии от Иоанна*(*См. «Евангелие от Иоанна в его отношении к трем другим Евангелиям, в особенности к Евангелию от Луки» (GA, т. 112)). Но Христос должен был позаботиться о том, чтобы позднее могла прийти на землю та индивидуальность, которая должна была принести в дальнейшее человеческое развитие то, что лишь позже могло быть усвоено человечеством. Для этого Христос должен был воскресить некую индивидуальность. Как это случилось, достоверно описывает нам автор Евангелия от Луки. В то время, как он говорит, что желает передать то, что рассказывали о палестинском событии имагинативные и инспиративные ясновидящие, он в то же время указывает на то, что будет некогда возвещено кем-то другим. И чтобы описать нам это исполненное тайны явление, автор Евангелия от Луки приводит случай такого воскрешения. (Лк. 7, 11 — 17).

Рассказ о «воскрешении юноши из Наина» содержит в себе тайну об этом непрестанно действующем в христианстве начале. В то время как из рассказа о дочери Иаира которую позавчера, по крайней мере, намеком можно было пояснить, видно, что тайна, связанная с этим исцелением, была так глубока, что Христос Иисус позволяет лишь некоторым из близких Ему людей присутствовать при этом исцелении, запрещая им разглашать его, наоборот, пробуждение юноши из Наина происходит всенародно, и все говорят о нем. Первое исцеление показывает нам, что совершивший его проникал во все явления физической жизни. Другое исцеление было пробуждением, инициацией. Индивидуальность, жившая в теле наинского юноши, должна была пережить совершенно особую инициацию. Существуют различные виды посвящения. Один вид состоит в том, что в посвящаемом, непосредственно после процесса посвящения, вспыхивает познание высших миров; посвященный может сейчас же наблюдать явления и законы духовных миров. Другой вид посвящения состоит в том, что сперва в душу посвящаемого закладывается лишь зародыш и посвященному указанным образом приходится ожидать следующего воплощения, в течение которого этот зародыш развивается и превращает посвящаемого в посвященного в полном смысле этого слова.

Именно такое посвящение и пережил юноша из Наина. Тогда, во время палестинских событий, душа его была преображена, но она еще не обладала сознанием, простиравшимся вплоть до высших миров. И лишь в ближайшем воплощении проявилась в нем эта сила, заложенная тогда в его душу. В настоящем экзотерическом докладе не может быть названа та индивидуальность, о которой идет речь; можно лишь указать на то, что позже она, пробужденная Христом в наинском юноше, воплотилась в могущественном религиозном Учителе и что таким образом в последующие времена мог проявиться новый Учитель христианства, в котором были сокрыты силы, заложенные в него Христом Иисусом в начале нашей эры.
Таким образом, Христос позаботился о том, чтобы в последующие времена на земле появилась индивидуальность, продолжавшая проповедь христианства. Она была призвана к тому, чтобы впоследствии все более пронизывать христианство учением о перевоплощении и кармег связать христианство с тем учением, которое в те времена, когда Христос еще жил на земле, не могло быть возвещено как учение мудрости, ибо тогда человеческая душа должна была еще воспринять его эмоциональным образом.

В сущности, Христос Иисус достаточно ясно — также в смысле Евангелия от Луки — указывает на то, что в развитие человечества вступило нечто новое — сознательное бытие человеческого Я. Нужно лишь уметь читать Евангелие, чтобы увидеть, что Христос указывает на то, что раньше люди не видели духовного мира, проникающего в их собственное Я. Это духовное начало пронизывало их физическое, эфирное и астральное тела, но в том, как раньше божественно-духовные силы проникали в людей, была известная степень бессознательности. И теперь это должно было измениться. Раньше люди в том потоке, в котором непосредственно проявился Христос, воспринимали Синайский закон, на который реагировало лишь одно астральное тело; несмотря на то, что этот закон действовал на человека, это влияние не было непосредственным влиянием сил человеческого Я. Эти силы стали возможны лишь во времена Христа Иисуса, ибо лишь в этот момент люди пришли к сознанию своего Я. На это указывает Христос Иисус в Евангелии от Луки, говоря о том, что люди должны вполне созреть к восприятию совершенно нового принципа; на это и указывает Христос, говоря о своем предтече — Иоанне Крестителе. (Лк. 7, 18 — 35).

Как смотрел сам Христос на индивидуальность Иоанна Крестителя? Он говорил о том, что Иоанн был призван, чтобы до Его пришествия явить людям в чистейшей, благороднейшей форме учение пророков, т. е. то, что дошло из древней эпохи в чистом и благородном образе. В Иоанне Христос видел того, кто последний принес в чистой и благородной форме то, что уже принадлежало древним временам. «Закон и пророки» доходят вплоть до Иоанна. Он должен был еще раз явить людям то, что еще могло быть даровано человечеству древним учением и древним душевным содержанием. Как же действовало это древнее душевное содержание во времена, предшествовавшие вступлению Христова Импульса? Это станет когда-нибудь учением новейшего естествознания, если последнее отдастся инспирации духоведения несмотря на то, что пока оно кажется ему весьма странным. Мне придется здесь обратиться к чему-то, чего могу вообще только бегло коснуться, но что покажет вам, какие глубины естествознания призвана освещать духовная наука.

Новейшее естествознание стремится ограниченными способностями человеческого мышления проникнуть в тайну человеческого бытия. Например, вы найдете в нем установленным, что взаимодействие мужского и женского зародышей приводит к образованию человека. Основным стремлением новейшего естествознания является стремление показать, каким образом, путем взаимодействия мужского и женского зародышей, образуется человек. Оно с помощью микроскопа пытается тщательно установить то, что проистекает из особенностей как мужского, так и женского зародышей, и бывает вполне удовлетворено, если находит мнимое доказательство того, каким путем образуется человек из взаимодействия мужского и женского зародышей. Но естествознание принуждено сознаться в том, что лишь часть человеческого существа определяется взаимодействием мужского и женского зародышей и что в настоящем цикле человеческого развития оно не может объяснить себе всего человека.

В каждом человеке есть нечто, что не зависит от зародыша, что является, так сказать, следствием «непорочного зачатия», т. е. тем, что изливается в зародыш из совершенно иных областей. С человеческим зародышем связывается нечто, хотя и не относящееся к его родителям, но, тем не менее, предопределенное ему, то, что изливается в его Я и что может быть облагорожено принятием Христова Импульса. Девственно рожденным в человеке является то, что в ходе развития человечества связывается с Христом. Когда-нибудь естествознание дойдет до понимания собственными средствами, что эта часть человеческого существа связана со знаменательным событием, разыгравшимся во времена Христа. До этого во внутреннем человека не могло быть ничего, что не произошло из человеческого зародыша. В ходе времен действительно произошло некое изменение человеческого Я. С тех пор человечество стало другим. Оно должно прибавить к основным частям простого человеческого зародыша то, что будет постепенно развиваться и облагораживаться путем восприятия Принципа Христа.

Этим мы приблизились к очень тонкой истине. Для того, кто знаком с современным естествознанием, особенно интересно и знаменательно, что уже существуют области, в которых естествоиспытатель, можно сказать, носом утыкается в тот факт, что в человеке есть нечто, происходящее не из человеческого зародыша. Условия для этого уже налицо. Но ум исследователя, к сожалению, не настолько проницателен, чтобы правильно оценить собственные наблюдения и опыты. Ибо в том, что объективно происходит в опыте, действует нечто большее, чем то, что признается в нем современным естествознанием. Потому-то оно не пошло бы далеко, если бы было предоставлено одной изобретательности исследователя. В то время как исследователь работает в лаборатории, клинике или кабинете за ним стоят руководящие и правящие миром силы, дающие выйти на поверхность тому, что оставалось бы непостижимым для самого исследователя. И вполне правильно будет сказать, что даже объективными исследованиями руководят высокие духовные индивидуальности, Мастера. Но обычно на все эти вещи не обращают внимания. Они будут приняты во внимание лишь тогда, когда познавательные способности исследователей будут проникнуты духовным учением антропософии.

Благодаря тому факту, который я только что упомянул, со способностями человека со времени появления на земле Христа произошла огромная перемена. До сих пор человек мог использовать лишь те способности, которые получались им от отцовского и материнского зародышей, ибо лишь они могли образовываться в человеке. Между рождением и смертью мы развиваем способности того, чем мы являемся в наших астральном, эфирном и физическом телах. До появления Христа орудия, которыми пользовался человек, были образованы из простого зародыша; лишь после прибавилось то, что было непорочно рождено и что не было связано с зародышем. Конечно, это может быть сильно испорчено, когда человек отдается исключительно материалистическим воззрениям. Если же он проникается теплотой Принципа Христа, оно может быть облагорожено, и он пронесет это тогда в следующие воплощения во все более и более чистых формах.

Нам должно быть понятно, что во всех откровениях, предшествовавших откровению Христа, содержался элемент, связанный с наследственными способностями, получаемыми человеком вместе с физическим зародышем. Христос должен был обращаться не к тем способностям, которые связаны с земным зародышем, а к тем, которые произошли из божественно-духовных миров. Все те, которые появлялись до Христа, могли взывать к людям, обращаясь лишь к тем человеческим способностям, которые были приобретены земным существом человека наследственно, от зародыша. Все пророки и проповедники, как бы высоки они ни были, даже если они являлись на землю как Бодхисатвы, должны были для того, чтобы проповедовать, пользоваться способностями человека, происшедшими от зародыша. Христос Иисус, наоборот, обращался к тому в человеке, что произошло не через зародыш, а через небесное царство. Именно на это указывает он в духе Евангелия от Луки, когда говорит ученикам о существе Иоанна Крестителя.

«Я говорю вам, что среди тех, кто родился от женщины, не существует большего пророка, чем Иоанн», т. е. что его существо, каким он нам предстанет, может быть объяснено через физическое рождение от мужского и женского зародышей. Но далее Он говорит: «Мельчайшая часть того, что не рождено женщиной, связующая себя с людьми из Царства Божьего, больше нежели Иоанн». (Лк. 7, 28). Насколько глубоко все то, что связано с этими словами! Когда люди начнут изучать Библию, освещенную духоведением, они увидят, что в ней скрыты, между прочим, физиологические истины, которые значительнее всего того, что может ныне предъявить новейшее дилетантское учение о физиологии. В только что приведенных словах Христа лежит побуждение к признанию одной из величайших физиологических истин. Столь глубоки библейские истины.

То, что я только что сказал, было объяснено Христом иным образом и в иной форме. Он указывает, что то, что благодаря Ему должно вжиться в мир, является совершенно новым и иным, чем то, что было возвещено раньше, ибо это новое воспринимается способностями, рожденными из божественно-духовного мира, а не переданными наследственным путем. Он указывает на то, как тяжело человеку подниматься мало-помалу к познанию такого учения. Люди будут требовать возможности убедиться в этом так же, как они убеждались раньше. Но вместе с тем Христос говорит: «В том, что пришло в мир как новое, в этой новой истине вы не можете убедиться тем же образом, как вы это делали раньше, ибо свидетельство древней формы не может убедить вас в истинности новой формы». Способы и формы в смысле древней истины явлены нам в высшей степени в образе, символизируемом знамением Ионы, явлены постольку, поскольку они еще могут быть поняты человеком. В этом древнем образе символизируется, как человек постепенно поднимается в духовный мир или, выражаясь библейским термином, становится пророком. (Лк. 11, 29 — 32).

Это и есть древний способ подхода к инициации: сначала душа созревает, подготовляется все, что способствует этому созреванию; затем в течение трех с половиной дней человек находился в состоянии полного выключения из внешнего мира, и лишенный орудий познавания последнего. Потому те, кого приводили к духовным мирам, сперва тщательно к этому подготовлялись; их душа подготовлялась к познанию духовной жизни; затем на три с половиной дня они выключались из мира, будучи при этом удалены в такое место, где внешние чувства не могли ничего воспринять и где их тело пребывало в состоянии, подобном смерти; по истечении этих трех с половиной дней они пробуждались, и душа их возвращалась опять в их тело. Люди, пережившие это, приобретали способность после пробуждения помнить все свои впечатления о высших мирах и могли уже сами возвещать человечеству истину об этих мирах. Такова была великая тайна инициации. Постоянно в том или ином месте появлялись люди, способные возвещать духовные миры; все они пережили то, что обозначено Библией как «пребывание Ионы во чреве кита». (Иона, 2, 1). Когда такие люди появлялись перед народом, то они несли на себе знак, который несли те, кто как древние посвященные могли пережить реальность духовного мира, то есть «знак Ионы».

Это было одним из видов посвящения. Христос сказал: «В древнем смысле нет больше того знамения, чем знамение Ионы». (Лк. 11, 29). В другом месте Он, в смысле Евангелия от Луки, выражается еще яснее: «Есть еще способ проникновения в духовные миры, он является наследием древних времен и заключается в том, что человек без инициации, без собственной работы приобретает смутное, сумеречное ясновидение; такой человек подводится к духовным мирам путем откровения сверху». Этим Христос хотел указать на то, что рядом с только что описанным существует еще и другой способ посвящения: что существуют люди, которые вследствие определенных наследственных данных, без особого посвящения, в состоянии некоего высокого транса способны получать откровения с духовных высот. Христос Иисус указывал на то, что этот второй способ проникновения в духовный мир был наследием древнего времени. Он говорил: «Вспомните о царе Соломоне. Он был именно такой индивидуальностью, которая без собственной работы, путем откровения свыше проникала в духовный мир». Поэтому царица Савская, пришедшая к Соломону, является носительницей этой мудрости сверху, представительницей тех, кто обладал наследственным смутным, сумеречным ясновидением, которым обладали все люди в атлантическую эпоху. (Лк. 11, 31).

Базель, 26 сентября 1909 г.



« »

Share your thoughts, post a comment.

(required)
(required)

Note: HTML is allowed. Your email address will never be published.

Subscribe to comments