Skip to content

01.08.2013

МЕТАЦИВИЛИЗАЦИЯ, РОЛЬ И МЕСТО РОССИИ В НЕЙ.

Россия в Мире или Мир внутри России

Русские привыкли стоять на твердой почве, как в жизни, так и в идеологии. Сегодня мы не можем похвалиться крепостью духа. Разброд и шатания, который уже раз, царят в настроениях общества, привыкшего за последние десятилетия доверять науке.

Наука, как ни парадоксально на первый взгляд такое утверждение, очень зависит от человеческого фактора. Сегодня идет дискуссия – правильно ли мы понимаем западную политическую науку, да и экономическую? Правильно ли такая наука описывает процессы, идущие в нашей стране?

Отклики на нашу статью «Может ли Россия войти в европейскую цивилизацию» заставили понять, что со стороны автора было не совсем правильным использовать «без предупреждения» западное толкование слова «цивилизация». Придется объясняться.

Западная наука утверждает, что человечество разбито на цивилизации, их роль в жизни планеты, историческая судьба и перспективы различны. Такие вот настроения господствуют в умах Запада эпохи «глобализации». Есть повод присмотреться внимательнее. Вот как все начиналось.

В 1871 году вышла в свет книга Николая Данилевского «Россия и Европа». Напомним, именно тогда русское общество входило в эпоху марксизма. Идеи Данилевского на родине многими не были восприняты, сочтены чудачеством. На Западе же сложилось иначе. Шпенглер и Тойнби; Нортроп, Шубарт и Сорокин – это самые известные представители данного направления. В 1964-ом Международное общество сравнительного изучения цивилизаций объявило Данилевского «пионером», заложившим основы анализа пространственно-временной локализации явлений культуры. Данилевский впервые отказался от линейной схемы общественного прогресса, связав подлинный прогресс с реализацией всех возможностей, «составляющих поприще исторической деятельности человечества». Отдельные потоки культур, сохраняющие свою самобытность в русле общего развития человечества, формирующие лицо человечества в сложных процессах взаимопроникновения, сотрудничества и соперничества. Таким он увидел ход мировой истории.

Данилевский никогда не отрицал того, что «самая общая группировка всех исторических явлений и фактов состоит в распределении их на периоды». Но указывал – полноценное понимание невозможно без учета различий культуры. Для характеристики введенных им культурно-исторических типов он указал на пять законов: 1) общий язык; 2) политическая самостоятельность; 3) уникальность начал (религии, нравов, обычаев, традиций, менталитета); 4) государственность (одно или несколько государств); 5) собственная цикличность развития.

Данилевский использовал понятие культурно-исторического типа, в его теории цивилизация была проявлением духа культуры. Это русская трактовка, когда цивилизацией называют высокий продукт культуры. Западные последователи понятия совместили. Речь идет об Арнольде Тойнби. Запад не любит признавать приоритеты русских. Название, выбранное английским джентльменом для одной из основных своих работ – «Мир и Запад», вот предел уважения в их культуре. Тойнби выделил только пять цивилизаций: западноевропейская, восточноевропейская, исламская, дальневосточная и индийская. С одной стороны выглядит правильно, объединял же Данилевский свои культурные типы в сообщества, вот и развитие идеи. С другой….

Сегодня ведущим идеологом данного направления на Западе вполне справедливо считают Самюэла Хантингтона – в совсем недавнем прошлом американского исследователя и стратега. Последователей и соратников много. Но как же переродилось в их руках учение о равноценных культурах! Схватка цивилизаций, именно так — в духе вульгаризированного Дарвина — они воспринимают происходящее. Западная цивилизация главная и основная, прочие отсталые, их задача подчиниться и влиться.

Несомненно, правы те, кто видят в этом вызов Запада остальному человечеству. Более того, вызов принят, и взаимные удары стали реальностью. Определенность привлекает и умы внутри России. Вызов брошен, ответ понятен – борьба. Казалось бы, что остается только лишь действовать. Но и вызов, и ответ ограничены рамками определенной идеологии. Есть и другое мнение.

Западный вариант теории цивилизаций неадекватен действительности, вдвойне неадекватно отвечать на вызов, оставаясь в его рамках.

Последователи Бжезинского и Хантингтона видят все человечество набором цивилизаций, которые несовместимы и готовы к схватке друг с другом. Понятно, что их сосуществование внутри одного государства для них немыслимо. На этом основании сочли неизбежной (и даже полезной) гибель сложных государств. Конкретно: Югославии и России. Первая объединяла католиков, православных и мусульман, вторая объединяет православных, мусульман и буддистов. По три цивилизации в государстве – абсолютная нестабильность по их мнению.

Судьба Югославии известна, однако, вспомним, как упорно «помогали» ей найти такую судьбу.

Правильный вопрос: зачем Западу «эпохи глобализации» потребовалась РУССКАЯ ИДЕОЛОГИЯ? Пусть и предельно вульгаризированная.

Несомненная цель глобализации – построение мировой «общечеловеческой» цивилизации. Стараясь вернуть первоначальное понимание Данилевского теории цивилизаций, в предыдущей статье мы ввели понятие метацивилизации. Европейская метацивилизация сейчас включает, по крайней мере, три родственных: русскую, американскую и центральноевропейскую. Мировая может быть названа высшей метацивилизацией, включающей самые разнородные. И пример такой высшей метацивилизации существует уже несколько столетий. Построившие ее люди в ходе своей деятельности интуитивно выработали правильную идеологию, начав с того, что не уничтожили ни одного народа или племени. Тогда мы видим правильный ответ на правильный вопрос. Возникает следующий – и кто тут в чем отстал?

Игорь Шушлибин



« »

Share your thoughts, post a comment.

(required)
(required)

Note: HTML is allowed. Your email address will never be published.

Subscribe to comments