Skip to content

04.06.2016

ТАЙНЫ И ЗАГАДКИ

12477900_600

Пожалуй наиболее известной надписью в Центральном Разведывательном Управлении США, штаб-квартира которого располагается, как мы все знаем, в Ленгли — штат Вирджиния, являются библейские слова выщербленные в мраморе главного холла: «And ye shall know the truth, and the truth shall make you free» (И да узришь ты истину, и истина сделает тебя свободным, Иоанн 8:32) Однако есть и  другой текст, который стал предметом всеобщего ажиотажа и интереса; текст, являющийся квинтэссенцией всего происходящего в стенах ЦРУ — это 865 символов кажущихся абсолютной бессмыслицей, выдавленной в медном листе толщиной 1,3 см.

Инсталляция Kryptos, созданная человеком по имени Джеймс Санборн (James Sanborn), обосновалась при дворе ЦРУ в уже далеком 1988, когда за основным зданием началась постройка нового и более современного офиса. Агентству нужна была уличная скульптура между двумя постройками, поэтому выбор пал на образец искусства «для всех», который на самом деле никто и никогда не сможет «увидеть». Санборн не просто так назвал свое творение греческим словом «скрытый», ведь эта работа — ярчайшая иллюстрация скрытности, тайности, интимности и иллюзорности человеческой жизни, текст которой является одним из самых идеальных кодов на сегодняшний день.

Несмотря на то, что с момента установки прошло 20 лет, текст послания все еще далек от расшифровки. Мировое сообщество криптоаналитиков, наравне с работниками ЦРУ и ФБР, за все это время разобрали только первые три секции из четырех. Как ни странно — это ни на йоту не приблизило их к конечной цели, ведь острая проза, открывающаяся после дешифровки, делает загадку еще более запутанной. До сих пор не расшифрованными остаются 97 символов последней части (известной как К4), и чем дольше продолжается этот «забег», тем больше люди сходят с ума от бессилия.

Джим Сэнборн (Jim Sanborn), создатель Криптоса

 

И на то есть определенные причины. Вне зависимости от того, как тот или иной человек воспринимает сам Kryptos, он есть воплощение природы ЦРУ — ведь он был создан именно для того, чтобы показать всем и каждому, почему тайны и уловки так завораживают нас.

«Все дело в силе тайности» — говорит сам Санборн, проживающий вдвоем со своей женой на целом острове. Он высок и крепок и выглядит гораздо моложе своих 63 лет. Позади дома стоит последняя его работа — огромная 9-метровая копия первого в мире ускорителя частиц, в окружении оригинальных деталей проекта «Манхэттен». Атомарные «снасти» отлично вписываются в общую концепцию творчества Санборна, которую он сам называет «сосредоточение невидимых сил».

Kryptos – пожалуй самое сильное заявление автора о том, чего мы не знаем и не видим в этом мире касательно вещей, которые, казалось бы, прямо перед нашими глазами. Вся скульптура — это не только огромная, S-образная медная пластина с выдавленными символами, стоящая ровно за счет части ствола красного дерева. Внизу разбросаны массивные куски гранита, формирующие небольшой фонтан. И несмотря на то, что большая часть инсталляции находится около кафетерии ЦРУ, где аналитики и шпионы могут наслаждаться ее видом во время принятия пищи на свежем воздухе, Kryptos раскрывает свою тайну полностью другой стороной — лицом к новому зданию.

 

Вильям Вебстеру (William Webster), бывший директор ЦРУ

Джеймса Санборна иногда называют агентом Дьявола, потому что он никогда не расскажет свою тайну. Сердце Kryptos, медная пластина, как говорит автор: «со временем сама выдаст все секреты окружающим».

Когда Санборн начинал работу над заказом, он не знал практически ничего о криптографии. Поэтому когда Эд Шейдт, который только что закончил свою деятельность как глава криптографического центра Лэнгли, предложил Джеймсу свои услуги, тот буквально расцвел от радости. Однако и Эд Шейдт служил двум хозяевам все время кооперации с Санборном: с одной стороны, ему было необходимо поддерживать секреты Управления, а с другой, вместе с человеком который не имеет ни малейшего понятия о криптографии создать уникальный кусок кода и скульптуры.

Все началось с малого — Шейдт обучил Санборна элементарным техникам криптографии, начиная от позднего 19-го века и заканчивая методиками Второй Мировой. После экспериментов с различными способами шифрования, в том числе поли-буквенными замещениями, смещения матриц и транспонирования оба мастера (каждый в своем деле) пришли к выводу, что идеальным будет прибегнуть к способам «старой школы» — ремесленной криптографии. Они оба считали, что это заставит попотеть специалистов и создаст некоторое давление на работников ЦРУ, которые по-праву считали себя одними из лучших мастеров шифра. Однако все эти решения Санборн принял один и не делился ими с Шейдтом. «Я думал, что первые три секции будут расшифрованы за недели, возможно месяцы» — говорит автор. Шейдт же считал, что вся головоломка будет решена менее, чем за 7 лет. Ошибались они оба.

 

За время двухлетнего строительства были моменты интриги и паранойи, так как поддерживать баланс между целью и клиентом всегда сложно. «Нам приходилось играть на тайной стороне» — говорит Эд Шейдт о безымянных людях с теле-объективами и высокочувствительными микрофонами. «Были и люди пытавшиеся забраться по лестнице на стену моей студии для того, чтобы сделать снимки интерьера» — вспоминает Санборн. В какой-то момент он даже пришел к выводу, что фракции внутри самой ЦРУ хотят уничтожить проект, так как иногда возникали совершенно необъяснимые сложности. «К примеру», говорит Санборн: «один раз огромный грузовик полный камней для внутреннего двора исчез. Просто пропал. И не был никогда найден. Я видел его вечером, вернулся утром — а его нет. Никто и никогда не сказал мне, что именно с ним случилось».

Санборн закончил скульптуру вовремя — к открытию нового здания в ноябре 1990. Медная таблица была установлена, и то на что рассчитывали автор и его советник, произошло с точностью до мелочи. Когда мир криптографии узнал о новом вызове в свою сторону, лучшие специалисты по дешифрованию сели за работу. Каково же было удивление Санборна, когда за первые 7 лет не были «вскрыты» секции К1, К2 и К3. Первый победитель, работник ЦРУ именем Дэвид Стейн, провел 400 часов личного времени над секциями и действительно отнесся к раскрытию кода как к религиозному откровению. В феврале 1998 он представил свое открытие всем сотрудникам ЦРУ в большой аудитории и… ни единого слова не утекло в прессу. Шестнадцать месяцев спустя, авторитетный Джеймс Гиллогли, криптоаналитик из Лос-Анджелеса, используя свой Pentium II и им же написанный софт вскрыл все те же три секции. Когда новость об успехе Гиллогли просочилась в СМИ, ЦРУ рассекретила и данные об исследовании Стейна. Таким образом в мире появилось 2 человека, вне зависимости друг от друга сломавших код первых трех секций.

 

В первой секции, К1, используется модифицированный шифр Виженера. Это шифровка путем замещения — каждая буква соответствует другой букве и может быть «решена» только с наличием правильных букв алфавита по правой стороне. Ключевыми словами, которые помогли определить замещение, являются KRYPTOS и PALIMPSEST. А ошибочное слово в данном случае — IQLUSION может являться ключом к раскрытию К4.

К2, как и первая секция, зашифрована используя буквы справа. Единственной уловкой, которой воспользовался Санборн, является втискивание символа Х между некоторыми предложениями, что делает процесс вскрытия более сложным из-за необходимости осознавать «лишний символ». Ключевыми словами здесь являются KRYPTOS и ABSCISSA, а ошибочное слово — UNDERGRUUND.

Другая криптографическая методика была применена в К3, третьей секции — это транспозиция. Все символы связаны и могут быть расшифрованы только открытием комплексных матриц и математических методов, описывающих их позицию. Там есть все то же ошибочное ключевое слово — DESPARATLY, а последнее предложение CAN YOU SEE ANYTHING? закрыто в смысловые скобки символами Х и Q.

Санборн изначально сделал четвертую секцию, К4, куда более устойчивой ко взлому. Целое предложение К3 намекает на то, что текст К4 — это не стандартный английский (если вообще английский) и потребует второго уровня криптоанализа. Ошибочные слова могут быть ключом к раскрытию секции, но скорее всего для раскрытия четвертой секции придется принять во внимание и другие «якоря» инсталляции — азбуку Морзе на одном из камней, компас и, возможно, даже маленький фонтанчик.

Считать, что решение первых трех секций привело бы к стремительному раскрытию четвертой в корне неверно, и в этом быстро убедились все те, кто пытал счастья у медной таблички. Частичные решения лишь запутывали общую тайну и интригу.

К1 — это текст написанный самим Санборном: «Between subtle shading and the absence of light lies the nuance of iqlusion.» В данном случае слово iqlusion – намеренная ошибка, а вся секция переводится на русский язык как: «Между затемнением и отсутствием света лежит нюанс иллюзии».

К2 — это текст телеграфной передачи, в котором есть и координаты, и данные о магнитном поле, передачи информации. Точки координат ведут к месту в нескольких сотнях шагов от места инсталляции — там нет ничего интересного. Ее дешифрованный текст:

IT WAS TOTALLY INVISIBLE. HOW’S THAT POSSIBLE? THEY USED THE EARTH’S MAGNETIC FIELD. X THE INFORMATION WAS GATHERED AND TRANSMITTED UNDERGRUUND TO AN UNKNOWN LOCATION. X DOES LANGLEY KNOW ABOUT THIS? THEY SHOULD. IT’S BURIED OUT THERE SOMEWHERE. X WHO KNOWS THE EXACT LOCATION? ONLY W.W. THIS WAS HIS LAST MESSAGE. X THIRTY-EIGHT DEGREES FIFTY-SEVEN MINUTES SIX POINT FIVE SECONDS NORTH SEVENTY-SEVEN DEGREES EIGHT MINUTES FORTY-FOUR SECONDS WEST ID BY ROWS.

 

Здесь,