Skip to content

17.03.2013

НАЧАЛО ПУТИ ВНУТРЬ

Родник и ауфтакт. — О движении в первый раз как об органе. — Пятое измерение. — Миф о памяти-кладовке. — Любимых помнят, не уча на память. — О постоянстве в любви. — "Дядя, сломай игрушку!" — Иисус Христос — бесконечность личностей. — О разных интересах "внутреннего человека". — Психологические позы. — "Двойной" человек. — Мантра для засыпания. — Кусочки судьбы. — О пользе воображения для здоровья. — Правило чистого помысла и талант. — Границы мистики. — Высокие состояния.— Мыслечувствование. — Настройка мозга. — Немного о тотальном рационализме. — Многоканальность бытийствования. — Э. Левинас и роль "другого". — Похвала диалектике. — О всемогущих движениях. — Три кита педагогики М. Вагеншайна. — Фокусирование…во рту. — "Манки" не для охотников. — Культура — пятое измерение.

Позвольте мне начать от родника и, как говорится, "con amore" — с любовью. От истока же начинать очень трудно, потому что он совершенно не дает представления о будущем того ручейка, который может превратиться в большую реку. Поэтому сейчас многие не представляют себе, насколько трудно определить то, что они могут в оптимальном случае иметь как свое будущее, как свою духовность или результат работы, начинаемой от маленького родничка, который равен этому мигу, этому пространственно-временному кусочку, когда я здесь и сейчас говорю с вами.
Итак, мы начинаем автодидактику, как гамму с ноты "до" или "ре" — от истока. Этот источник не простой и, к сожалению, не всем понятный даже, но он равносилен тому, что музыканты называют ауфтактом, тем первоначальным движением, которое включает в себя целый космос, потому что все предыдущее, что было перед этим ауфтактом, этим взмахом дирижерской руки, весь предшествующий опыт, безусловно, личность включает опосредованным, компактным образом в это движение.
А теперь давайте подумаем про себя каждый, как бы сосредоточившись на уединении, на публичном одиночестве своем, на своей предсудьбе, — я считаю, что судьба пока еще впереди у всех нас, — а что же мы делали до этого, всегда ли мы были себе идентичны, всегда ли мы могли сказать, что живем талантливо, пусть даже шепотом, про себя, в самых глубинах "я". Думаю, что очень трудно многим из вас утвердительно ответить на этот вопрос -вопрос о самоосознании себя.
Человек, который не самоосознает себя, конечно же, не сможет применять массу приемов, уже разработанных человечеством для того, чтобы хорошо усваивать какие-либо знания и предметы. Очень важно при этом понимать одну простую истину, к пониманию которой пришел еще Аристотель: "Все есть движение, состоя шее из трех стадий". Сегодня чуть позже мы расшифруем эту мысль, занимаясь замечательной вещью — осознанием движений, которые мы называем мышечными. Потом, конечно же, поговорим о движениях, связанных с понятием, обычно обозначаемым немецким словом "Gestalt" — "образ", т. е. движениях образных, гештальтных. Эти движения знакомы каждому человеку, потому что именно способность к имагинации отличает человека от животного. Воображение (лат. "imaginatio") и имагинативная сфера способны помочь человеку не только в излечении от очень серьезных болезней, но и в запоминании огромных объемов информации. Имагинация в автодидактике — одно из важнейших понятий, которое должно помочь нам в работе со своим организмом, со своим мозгом.
О мозге сейчас очень много пишут. Я думаю, что даже затрагивать эту тему опасно, потому что трактовки, которые мы имеем в распоряжении, могут завести нас в тупик. Ясно только одно, что те знания на уровне нейрофизиологии, биологии, психобиологии и других современных наук, которые отпочковались от общей биологии и, может быть, даже от кибернетики в какой-то своей части, способны поставить невероятное количество материала, которое можно использовать каждому из нас наедине с собой, когда мы оцениваем сейчас, что же было до этого момента, правильно ли я соотносил себя с миром, то ли я делал, когда брал в руки учебник, для чего я хотел знать; не зависит ли это целеположение, целепостановление от того, что я собой представляю, кто я такой, могу ли я распорядиться каким-то знанием, или мне это только кажется. Такие вопросы не возникают у поверхностных людей — да простят мне некоторые, кто, может быть, и не считает себя поверхностным, но и не задает себе таких вопросов, бывают исключения. И вместе с тем, как правило, тот человек, у которого подобные вопросы возникают, находится на полпути к интроспекции, к интроспективно-психологическим находкам.
Любопытно, что интроспективная психология, которая занимается ревизией того истинного, что творится в тебе на уровне феноменальном, исследуя ноумен, ноуменальный мир, мир представлений, у нас очень слабо развита, и потому нам (я имею в виду нас, западных людей, с тотально-рационалистическим типом мышления) необходимо было бы поставить акцент на развитии именно этой науки. Если попытаться начать заниматься каким-то предметом, не понимая, что необходимо пользоваться собой, глядя на себя как бы со стороны, создастся ситуация, по крайней мере, смехотворная, потому что заниматься не сознавая этого -все равно что отчуждать себя от себя гораздо в большей степени, чем это может показаться сначала, то есть в той трагической степени, когда человек уходит в совершенно другие пределы, оставаясь на витальном, организменном уровне и не привлекая самое главное, что есть у человека — культуру.
Мы условились в автодидактике называть культуру пятым измерением. Пятое измерение должно стать основным строительным материалом в создании таких "технологических" систем, которые помогли бы нам мыслить, которые помогли бы отставить на второй план проблему запоминания.
В последние несколько десятков лет широкое распространение получил термин "информационный бум": как же — информация нас задавила, почти что информационный цунами. Сколько красивых виньеток придумано журналистами, которые не только нас украсили досужими выдумками, но и общественное сознание и подсознание отяготили глубокой убежденностью в том, что традиционно понимаемая память-хранилище существует на самом деле. А ученые думают совершенно по-другому. Памяти нет в том виде, в котором ее представляют поверхностно мыслящие люди. Память существует только лишь как компонент мышления. К сожалению, путаница между просто обыденным сознанием и определенным образом развивающимся обыденным сознанием, пускай всегда отстающим от передового научного сознания, вызывает очень много кривотолков. И то, кривоистолкованное, что мы имеем сегодня в педагогике, зачастую мешает нам заниматься математикой, например, или английским языком, таким популярным нынче из-за "фискального" его значения. Таким образом, множество вещей, связываемых в педагогике с памятью, требуют пересмотра. Картина, которую мы несколькими штрихами попытаемся сейчас изобразить, как изображает художник углем на холсте (представляя, кстати, больше, чем рисуя), должна быть совершенно иной.
Итак, как в реальном виде происходит процесс запоминания? Оказывается, в тот момент, когда человек что-то действительно запоминает, он испытывает удивительный восторг. Почему удивительный? Потому что он связан с поэзией, то есть с удивлением. И потому что для человека, воспитанного в обществе, где господствует тотальный (в буквальном смысле этого слова, то есть полностью охвативший всех нас) рационализм, этот восторг может показаться на самом деле весьма странным.
На Востоке, в странах, где живы давние традиции дуалистического философствования, таких как Китай, например, где конфуцианство отнюдь не сдает своих позиций, а его интроспективный антипод — даосизм (потому что конфуцианство можно было бы назвать светским даосизмом) демонстрирует потрясающие приемы и способы мыслить, восторг и удивление в процессе запоминания показались бы не только закономерными, но и необходимыми. Я пока что не буду ставить это как тему для рассуждений и спора, хотя предлагаю вам поинтересоваться этими вопросами в той степени, в какой это доступно каждому из вас.
И вот я сижу сейчас — в восьмом ряду, на восьмом месте, — оцениваю, представляю. И думаю: слышал ли я об этом? На самом деле мне необходимо сегодня переоценивать мои представления о памяти? Что мне это даст? Или, как нынче говорят, что я буду "с этого иметь"? Отвечаю прямо. От того, что я сниму проблему памяти, осуществится освобождение моего сознания и, главное, подсознания. Я получу социально-этический выигрыш, я, наконец, не буду скрывать свою полную или частичную безграмотность в какой-то области, оправдывая ее отсутствием или дефектом памяти. Цитирую: "Я не знаю английского, потому что у меня нет чудовищной памяти, как у некоторых"… Потрясающая уловка! Причем уловка весьма распространенная. Мне не хочется цитировать много, но вы, наверное, поняли, что и среди вас есть кто-то, кто прячется за фразой об отсутствии памяти. Однако, память не может отсутствовать у умного человека, потому что, если он мыслит, он обязательно помнит. Значит, наша задача состоит не в том, чтобы тренировать память, как атлет тренирует тело, — мы должны правильно организовать процесс мышления.
Когда процесс мышления эффективнее?

Когда нам интересно.
А теперь представьте педагогику, которая строится на том, чтобы всегда делать интересным то, что делается. Представьте это счастье, этот рай, это удивительное положение вещей, когда ты -свободный человек — мыслишь, запоминая, и понимаешь, что обязательно запомнишь, если тебе будет интересно; когда ты распоряжаешься собой в соответствии со своим рефлексом свободы, о котором, кстати, многие педагоги просто забыли, но, к счастью, напоминают психиатры, свидетельствуя об угрожающей астенизации школьников.
И вот, сидя наедине со своими горестными размышлениями о том, что "я никогда не запомню этого огромного количества иероглифов в страшных книгах этих, простите ради Бога, китайцев — как они не понимают, они же культурные люди, разве можно иероглифику сохранять?", прихожу к выводу о том, что это учить не надо.

Это нужно любить.
Мне очень нравится один маленький пример. Я как-то спросил знакомого мальчика: "Ты маму изучал?" — "Нет…" — "А ты ее помнишь?" — "Да…" Вот как, оказывается, связаны мышление и любовь! И, кстати, поэзия в педагогическом процессе гораздо большее значение имеет, чем то, которое ей обычно придается. На это в свое время обратил внимание еще Рудольф Штейнер — замечательный мыслитель, которого в наши времена, так скажем, в нашем зоне, а не в нашу эпоху, просто забыли, потому что мы, по-моему, прошли так много разных этапов во времени за другие народы, что этот советский зон стал просто суперобъемным -самый настоящий пример объемного времени, наш подарок человечеству, результат экспериментов на самих себе.
Так вот, мы сейчас убеждаемся в том, что интерес нужен для того, чтобы мы, наконец, как следует задумались. Хотя и сам интерес, между прочим, тоже не рассматривается нами так, как его следовало бы рассматривать — то есть честно, по совести.
Что же такое — "интерес"? Прежде всего то, к чему мы приходим как к желаемому. Это уже предмет какой-то предлюбви, или хотя бы симпатии. Почему возникает такой первичный интерес, мы не будем исследовать сейчас, ибо нам нужно сделать другое. Нам необходимо выяснить: всегда ли нам интересно что-то вообще интересное или, другими словами, постоянно ли влюбленная