Skip to content

02.05.2016

НОВОЕ — ЭТО ХОРОШО ЗАБЫТОЕ СТАРОЕ

Башня ворот Тяньаньмэнь, название которой буквально означает "Ворота небесного спокойствия", некогда служила парадным въездом в императорский дворец. Ныне же она красуется на государственном гербе Китайской Народной Республики. Ибо именно на ней находились руководители победившей революции, когда 1 октября 1949 года Мао Цзэдун провозгласил рождение КНР и заявил миру: "Отныне китайский народ поднялся с колен и распрямил плечи".
Башня южных дворцовых ворот дала имя раскинувшейся перед ней крупнейшей площади мира. За шесть последних десятилетий она украсилась новыми архитектурными доминантами. С востока обрамлением площади стал Музей революции и Мавзолей Мао Цзэдуна. С запада — здание Всекитайского собрания народных представителей, то есть парламента КНР.

Центр площади украсила вертикальная каменная плита Памятника народным героям. Рядом установлен флагшток, на котором каждый день торжественно поднимают государственный флаг КНР. Именно здесь встречают с почетным караулом руководителей зарубежных государств, прибывающих с официальными визитами.

Словом, площадь Тяньаньмэнь — поистине историческая святыня для жителей Поднебесной. Но вот пару лет назад на восточной стороне площади появилась бронзовая статуя Конфуция. Первая достопримечательность в центре Пекина, не связанная с революционной историей, не могла появиться случайно. Несомненно, возросшее внимание к конфуцианству имеет свои причины. С именем мудреца, жившего двадцать пять веков назад, связаны стремление к гармонии и культ учености.

Когда XXI век побудил человечество переходить к экономике знаний, конфуцианские традиции дали китайцам важное преимущество. У них поистине на генетическом уровне укоренилось убеждение, что именно образование способно возвысить человека в обществе, то есть служить социальным лифтом.

Во-вторых, успехи реформ сократили число китайцев в абсолютной бедности с 25 до 2 процентов населения. Однако историческая победа над нищетой увеличила разрыв между разбогатевшими приморскими провинциями и еще не выбравшейся из отсталости глубинкой, на долю которой приходится три четверти территории и почти половина населения. Термин "гармонизация" стал ключевым словом в политическом лексиконе нынешнего китайского руководства.

За пять веков до Христа

Конфуций появился на исторической арене двадцать пять веков назад, когда главным стремлением людей была жажда мира и порядка. Проблемы управления государством, отношение верхов и низов общества, нравственные нормы — вот стержень конфуцианства.

По мнению мыслителя, соблюдение правил поведения должно быть нарочито заметным со стороны. Он обозначил такие внешние приметы иероглифом "ли" (ритуал). А несведущие иностранцы прозвали все это "китайскими церемониями".

Мудрец из Поднебесной, живший в 551-479 годах до нашей эры, первым высказал мысль, которая через пять веков стала одной из ключевых заповедей христианства: "Чего не пожелаешь себе — не делай людям". Христос лишь поменял местами начало и конец данной фразы.

"Государь должен быть государем, а подданный — подданным. Отец должен быть отцом, а сын — сыном". Эта фраза Конфуция имела в эпоху раннего феодализма прогрессивное звучание. Ведь она означала, что на преданность подданных вправе рассчитывать лишь справедливый государь, а на сыновнюю почтительность — лишь хороший отец.

Неудивительно, что гуманистическая сущность этого изречения вступила в противоречие с феодальным деспотизмом императора Цинь Шихуана, который впервые объединил Поднебесную и начал строить Великую китайскую стену. В 213 году до нашей эры он повелел сжечь сочинения уже покойного тогда мудреца и заживо похоронил 420 популяризаторов его учения. Однако уже при следующей, Ханьской династии конфуцианство было не только реабилитировано, но и стало официальной идеологией почти на два тысячелетия.

А присущий конфуцианству культ учености внес в систему власти элемент если не демократии, то меритократии. Всех государственных служащих отбирали на основе открытых конкурсных экзаменов на уровнях уездов, провинций и, наконец, столицы.

Претенденты состязались в знании конфуцианских канонических текстов и умении руководствоваться ими при решении насущных житейских проблем. Такая система отбора людей во власть существовала вплоть до 1911 года, когда была свергнута последняя императорская династия. Так что механизм отбора народных талантов отработан в Китае не веками, а тысячелетиями.

Впрочем, и для современных китайцев изречения Конфуция остаются хрестоматийными истинами. Например: "Учиться и ежечасно применять усвоенное — разве не радость?", "Хочешь знать будущее — изучай прошлое".

Возросший ныне интерес к Конфуцию не случаен. Как уже отмечалось, во внутренней политике пекинские лидеры считают приоритетной задачей гармонизировать плоды реформ, то есть сократить разрыв в уровнях развития города и села, приморья и глубинки. Во внешней политике они выступают за то, чтобы все государства научились гармонизировать свои интересы, то есть "не делать другим того, чего не пожелали бы себе". Конфуцианство стало модным и потому, что свойственный ему культ учености обрел особую важность при переходе к инновационной экономике.

Фигура Конфуция стала использоваться Пекином как воплощение китайской цивилизации и вклад в общечеловеческую культуру. Пекин начал создавать за рубежом культурно-лингвистические "Институты Конфуция". Их общее число уже перевалило за три сотни.

Так в дополнение к портрету "великого кормчего" Мао на башне ворот Тяньаньмэнь на главной площади Пекина пару лет назад появилась бронзовая статуя Конфуция.

 

_________________________________
__________________________________________________________



« »

Share your thoughts, post a comment.

(required)
(required)

Note: HTML is allowed. Your email address will never be published.

Subscribe to comments