Skip to content

18.07.2015

ПРОТИВОСТОЯНИЕ

Предопределение

У всякого народа своя судьба. Живут люди, множатся, превозмогают стихию, кочуют по земле-матушке, сталкиваются с чужими племенами, образуют и разрушают государства. Народы знакомятся, перенимают обычаи, роднятся, дружат, соперничают, воюют, мирятся. Иные ведут себя беспечно, словно дети. Другие взрослеют рано и их педантизм, и пунктуальность становятся притчей во языцех. Более сильные народы живут дольше, их движения и предания составляют основу мировой истории. Слабые растворяются во времени и в чужих племенах, порой не оставляя после себя даже воспоминаний.

Предначертанное всякому народу открывает течение времени. И оно же скрывает в своей глубине-пучине этот самый уже пройденный путь от потомков. До поры им кажется понятным, почему пути-судьбинушки их предков легли именно Там и Так, как судят об этом люди, как записывают это летописцы и историки. Но вдруг выясняется, что сказания о прошлом фальшивы, все описываемое происходило совсем иначе, а за общеизвестными фактами скрыта совсем иная подоплека. И низвергаются прежние герои, и возвеличивается доселе считавшееся ничтожным. Надолго ли?

У всякого человека тоже свой путь. Подобно песчинке в круговороте урагана, словно льдинка в снежной лавине один головокружительно несется вместе со своим народом. Другому угораздит родиться, когда его племя, подобно застоявшейся воде, утрачивает свой блеск и свежесть. И живет он в будто застывшем мире, пока под напором молодых сил не рухнут преграды и не рванет, сметая все на своем пути, людской поток к новой участи. И забурлит до того безмятежное течение истории на порогах, а то обернется водопадным ревом. Не всякому удается пройти подобные испытания и встретить спокойную старость. Всякому человеку в этом потоке уготована собственная неповторимая линия жизни. Она может быть намертво слитой с общим народным движением. А иной человек по воле рока выпадает из него и подхватывается иными силами, чужими народами. Жребий, ему выпавший, становится участью его потомков, которые оказываются порой в чуждом своему собственному многовековому природному прошлому потоке. Неисповедимы пути Господни! Только он один ведает, что ждет человека в судьбе, какой и за что будет ее кончина. То ли смерть дана будет в наказание, то ли в утешение, во избавление от страданий и мук. То ли отзовется печалью в народе, то ли придет она за ним на радость прочему люду. Но дана ли нам мудрость отделить праведность от грешного, вечное от сиюминутного?

Каждое поколение имеет право на свой взгляд в прошлое, на свои оценки, на свою попытку прорваться сквозь умолчание, ложь, полуправду, забвение, заблуждения. И почему мы должны отказываться от этого права? Быть может, осмысливая страницы русской, впрочем, не только отечественной, но и связанной с ней мировой истории, найдем ответ на вопрос, почему же народ наш и страна в XX столетии не жил, а мучался, почему терял свою силу и свои богатства, завещанные нам предками? Ведь только в прошлом найти можно верный намек и добрый урок.

Волею случая мне пришлось углубиться в изучение российско-индийских отношений, узнать множество сказаний, судеб, эпизодов, историй. Чуть ниже приведу одну из таких легенд, особенно поразивших меня. И оказывалось, что предопределение, судьба, логика истории издавна подталкивали две цивилизации, два мира, две державы — Россию и Индию — навстречу друг другу. Они, словно две сестры, имеют много общего. Обе многолюдны и многоязычны, обширны в пространстве и не обделены богатством, имеют народы талантливые и деятельные. Потому и судьбы их во многом схожи: алчные племена зарятся на плоды деятельности трудолюбивых народов, стремятся похитить или отнять богатства, а тружеников сделать рабами. Годы поражений сменяются триумфом побед, счастье возвращается в страны, города, дома и семьи. Общность народов проявилась не только в схожести судеб и национальных характеров, даже в языках — русском и индийском — узрели мужи ученые родство. И получалось, что движение это навстречу друг другу имело под собой более существенную, глубинную и не враз осознаваемую подоплеку. Это было сближение родственных народов.

К обоюдному сожалению русского и индийского народов их пути-дороги тесно сплетаются лишь во второй половине XX столетия. А до этого в обозримых веках близости не получалось. Потерялись сестры в веках-столетиях? Когда же в середине ушедшего тысячелетия пришло время вновь встретиться, на путях сближения оказались преграды. Не столько природа — горы и пустыни, не столько необозримые пространства и племена, осевшие на них, разделили славян и индусов. Главным препятствием оказалась Британия, на столетия водрузившая над Индостаном свой флаг. Англия там нашла свою главную кормушку, а в стремлениях сближения России и Индии узрела угрозу своим интересам.

К тому же и из России Англия пыталась и по-прежнему пытается сделать еще одну во всем зависимую от нее колониальную державу. Россия сопротивлялась. Потому между ней и Англией с тех пор не стало мира. Хотя случался тот мир, что лучше доброй ссоры, бывали и сближения, дело доходило до союзнических (всегда лукавством наполненных) отношений. Наконец, между правящими Домами установилось родство. Родство заметим, уродливое и неестественное, ибо сутью отношений всегда оставалась вражда.

Особенно ясно это стало в эпоху Петра I. На историческую сцену молодой Петр явился, когда Россия окрепла. Объединившись вокруг Москвы, страна сбросила остатки оков татаро-монгольского ига, превратилась в централизованное государство. Страна успешно одолела смуты и мятежи, противостояла внешним угрозам и должна была занять подобающее ей место в сообществе великих держав. Молодой царь, как никакой другой русский вождь, пытался сблизить российские и европейские народы, решительно распахнув окно в Европу, в показавшуюся ему после заграничного путешествия передовую цивилизацию. Он искренне желал, чтобы наша держава была полноправным участником всех международных дел. Он желал процветания торговли и промышленности для взаимовыгодного обогащения России и европейских стран. Он желал завезти в Россию передовые технологии, современное по тому времени оборудование. Он посылал в Европу молодежь набираться уму-разуму. Замыслы были великими…

И что же? С распростертыми объятиями нас в Европе не ждали и преобразования, укрепляющие русскую державу, не очень-то приветствовали. В зарубежье нашей стране отводили роль дешевого поставщика хлеба, леса, пеньки, кож, сейчас газа и нефти, да прочего сырья. И видели в России рынок сбыта залежалого товара по выгодным ценам. А еще желали кровушки русской — требовали солдат — пушечного мяса — для ведения бесчисленных войн. Единственное же, что России можно было ожидать от Европы — кредиты под немыслимые проценты, под залог ее территорий, ее богатств. Расчленить Россию или, по крайней мере, низвести до положения колонии, сделать ее страной третьего мира — вот геополитический интерес держав, к которым Россия пришла учиться, с которыми собиралась строить партнерские отношения. Главным противником равноправного вхождения России в семью европейских народов как раз и стала Англия, решившая устроить мировой порядок по задуманным ею правилам, бесцеремонно взявшая на себя право решать судьбу и даже возможность существования государств, целых народов и наций.

Результатом этой вражды стало крушение сначала Российской, а вскоре и самой Британской империй. Сколько же за при этом было погублено жизней, сколько пущено по ветру богатства, сколько разрушено, уничтожено, утрачено… Не счесть потерь. А ведь всего утраченного вполне хватило бы на достойную жизнь народов обеих держав и взятых ими под опеку народов. Разве не понятно, что от вражды, притязаний и необоснованных претензий, в конечном счете, теряют все и теряют гораздо больше, чем обретают в равноправной дружбе и справедливом мире?

Подобное миропонимание свойственно русскому народу. За это, видимо, ему и была дарована шестая часть планеты. Давалось и больше — Аляска и западное побережье Америки, даже Берлин при Елизавете Петровне стал чуть ли не губернским городом Российской империи (Кенигсберг им остался), на Босфоре можно было не единожды утвердиться, сделав Черное внутренним российским морем. Давалось многое — наши предки даже отказывались брать. Под русское покровительство чужеземщина сдавалась в результате войн не захватнических, а освободительных. Военные территориальные приобретения России оказались результатом успешного отражения агрессий. На севере — Швеции, на западе — Польши и крестоносных орденов, на юге — степняков и Турции. Среднеазиатские земли были присоединены после отражения набегов на Россию и для предотвращения новых походов из киргизских степей, эмиратов, ханств, орд. Это присоединение стало также встречной реакцией на активизацию колониальной политики Англии в Центральной Азии. На землях, присоединенных к России, это отмечалось даже завзятыми ее врагами, прекращались войны и междоусобицы. Потому многие народы добровольно просили русского подданства, ибо в противном случае им грозило физическое уничтожение, участь исчезновения с исторической арены под давлением агрессивных соседей.

Русскому народу вручена была еще и миссия хранителя православия. Это дало ему не только обостренное чувство справедливости и терпимости, миролюбие, но выпестовало особую стойкость в преодолении невзгод и трудностей. Из стойкости этой произрастали бесстрашие и самоотверженность, независимость и неприхотливость, выносливость и чувство собственного достоинства. И потому оказываясь в самых немыслимых обстоятельствах, наши предки поступали в соответствии с национальным характером, удивляя силой Русского Духа. И не случайно память об одном из наших соотечественников, известном под именем Васишти Аджанубаху, сохранилась в легендах средневековой Индии.

 

С. ПОРОХОВ

________________________
_______________________________________________________

 



« »
Read more from ДАЙДЖЕСТ

Share your thoughts, post a comment.

(required)
(required)

Note: HTML is allowed. Your email address will never be published.

Subscribe to comments