Skip to content

15.02.2013

ПЕРСОНА, КАК КУКЛА ВУДУ. И КТО ЕЁ АВТОР? — АВТОРА НА СЦЕНУ!!

+]

О слиянии границ многие говорят, но не все понимают, что это такое.

А некоторые думают, что это вообще — абстракция. Вот есть физическое тело, которое для других неприкосновенно, и есть у этого тела некоторые права, утвержденные Конституцией, которые это тело теоретически может реализовать, а практически не всегда, потому что ей другие тела мешают. И все. Никакого слияния границ нет.

Однако, при сильном слиянии границ человек теряет права даже на свое тело. Выглядит это так, что он как бы добровольно позволяет делать со своим телом все, что угодно, даже калечить и убивать. То есть когда человек свои физические границы защищает, отстаивает, у него и с личными границами все нормально, а вот если ему кажется, что второй обладает правами на его тело и может делать с ним, что хочет, значит произошло слияние границ. Человек воспринимает второго как часть своего Я, слил с ним личные границы, и считает, что его телом, а так же его имуществом, и тем более его поведением, речью может распоряжаться другой. Вот что такое слияние границ.

Здесь нужно сразу же сказать, что слияние границ — само по себе неплохо, иногда даже очень хорошо. Без способности человека к слиянию границ не была бы возможна культура, не развивался бы социум, и собственного человека как такового тоже не было бы. Отличие полезного слияния границ от вредного только в степени контроля над этим, и сейчас этот момент я попытаюсь объяснить.

Представьте себе, что к вам в дом приходят гости. Дом — это вообще годный символ личности. Гости — прекрасные и любимые вами люди. Вы предлагаете им лучшую еду, которая у вас есть. Вы сажаете их на лучшее место. Вы отдаете им лучшую кровать. Вы стараетесь организовать время, проведенное ими в вашем доме так, чтобы им было весело, приятно, комфортно. Вы в прямом смысле слова делаете их центральными фигурами. Вы их любите и рады, что они пришли к вам.

Вот это слияние границ. На короткое или долгое время кто-то становится главным на вашей территории, вы так радуетесь близости, что ставите этого кого-то в центральную часть жизни. Но если вы хорошо контролируете этот процесс и способны действовать осознанно, ничего плохого не произойдет, а будет только хорошее. Гости очень бережно и очень благодарно отнесутся ко всему, что вы им дадите. Они привезли вам подарки от всей души. Они постараются принести вам за время визита только радость. И главное, они точно так же ждут вас у себя в гостях и будут встречать, стараясь изо всех сил вас порадовать. Это взаимное, контролируемое слияние границ. Здоровая любовь, баланс.

А теперь давайте посмотрим на болезненное слияние. Болезненное — это когда некто, с кем вы сливаете границы, относится к вам плохо, разрушает вас, использует, не отвечает взаимностью, то есть закрывает для вас свои границы.

Это как наглый гость, который пришел в дом и ведет себя по хамски, а вы не можете его выгнать. Но отличие между гостем в доме и персоной в поле слияния в том, что гость — это реальный человек, он несет ответственность за свое хамское поведение, а вот персона в поле — это ваше произведение. Вы создаете персону и сливаете с ней границы, любите ее, окружаете ее восхищением и вниманием, а реальный человек может сторониться вас или уступать и соглашаться на близость. Он может пытаться быть вежливым, но не может, потому что не способен дать вам взаимности, в силу отсутствия собственного интереса, он отталкивает вас и говорит о плохом к вам отношении, поэтому такой гость все равно разрушает ваш дом, если вы его туда привели и отпустить не можете.

И вот существуют два вида болезненного слияния.

1. Когда хозяин вроде и хочет выгнать наглого гостя, но почему-то не может, боится, но не физической угрозы.

2. Когда хозяин не видит, что наглый гость — наглый, не замечает, что тот разрушает дом.

То есть в случае №1 контролирующее Я еще сохраняется, замечает часть, но почему-то не может сопротивляться, оно уже слишком слабо.

А в случае №2 контролирующего Я вообще уже нет.

Его трон заняло Я персоны. Только учтите, пожалуйста, не Я другого человек заняло трон, другому человеку такая власть над нелюбимым ни к чему, неприятна, обременительна, сознательно он к ней не стремится, да он и не знает почти ничего об этом и использовать не может (если он не хищник). Трон заняла персона с сильно раздувшейся значимостью. По сути демон. Нечто нечеловеческой природы, которое, тем не менее, управляет человеком, и подчиняет его себе, заставляет его саморазрушаться и катиться ко дну. А вы думали, что демонов не существует? Они существуют, просто это не материальные чертики с рожками, а полевые образования, то есть производные человеческой психики, ее аддикции. Но об этом как-нибудь потом.

И вот посмотрите, насколько большая разница здорового слияния с сохранением контролирующего Я и болезненного, то есть с частичной утратой Я и особенно с полной.

В случае полного сохранения контролирующего Я человек всегда может заметить, что другой не наслаждается близостью с ним и не будет ею пичкать. Не будет навязываться и кормить демьяновой ухой. И унижаться не будет. Его самоуважение полностью сохранено. Как бы он сам ни любил, ему хорошо понятно, что одной его любви для близости мало, потому что второй — не предмет. Это какой-то предмет мы можем очень сильно захотеть и стараться взять, а человека нет. Человек — это субъект, то есть если и предмет, то предмет имеющий другого хозяина, не нас и взять его просто так нельзя. Поэтому любые «хочу» «люблю» для человека, сохранившего субъектность, это всего лишь половина условий для близости, и если его не хотят, не любят, ничего не поделаешь, сиди и хоти в одиночестве.

Посмотрите, когда и как начинается потеря самоуважения, а с ним и своего контролирующего Я.

Это начинается с того, что человек игнорирует границы, игнорирует отдельность, субъектность: сначала чужую, а потом и свою.

Человек видит, что в гости к нему не стремятся, не наслаждаются близостью, не инициируют ничего, но начинает затаскивать человека, тянуть, думая, что сейчас его можно немного уговорить, втащить, удержать, а потом он распробует все на вкус, осмотрится и ему понравится.

Внимание, посмотрите. Это самая начальная стадия утрата самоуважения. Вот это вот пропихивание, протискивание, продавливание. И одновременно — это утрата уважения к чужим границам. Это всегда одновременно происходит: потеря уважения к себе и уважения к другому. Вы решаете, что человек «недопонял», «сам не знает, что это ему надо, надо донести», «не разглядел, надо показать получше», «не услышал, надо повторить еще и еще раз». Это еще очень маленькая потеря себя, но она уже есть. Вы отказываете другому человеку в полной адекватности и в праве решать самому. Ошибся он или нет, не ваше дело, увидел или ослеп не заметил вас, тоже не ваше дело. Это не дает вам право хватать его и заставлять видеть и слышать то, чего вы сами хотите. Не надо растолковывать, доказывать, доносить и маячить перед глазами того, кто вас сторонится, все это — вторжение в границы. Это можно делать в критических ситуациях только с очень близкими людьми, и то редко и осторожно, а с чужими вообще нельзя.

И вот с этого все начинается. Утрата чувства границ, утрата четкого представления, что ваше, а что не ваше, это и есть начало болезненного слияния. На первой стадии вы еще догадываетесь, что так нельзя, что вы навязываетесь или унижаетесь, терпите то, что не хотите терпеть. Но почему-то вам сложно противостоять желанию. Вы говорите себе «ну еще немного», вы даете отсрочку балансу, соглашаетесь на дисбаланс и ждете, что потом вас оценят, вас полюбят, к вам привяжутся и тогда ваша значимость станет равной. Но из позиции плюс никто никогда вас не оценит! Из позиции плюс все ваши «красивые» вложения выглядят уродливо и жалко. Все подстройки снизу работают только тогда, когда вы потом быстро уходите и на расстоянии вас можно рассмотреть. То есть сначала снижается дисбаланс (из-за долгой дистанции), а потом уже ваши вложения покажутся красивыми. Вблизи вложения минуса выглядят жалко!

Соглашаться на подстройку снизу можно только в одном случае, при выполнении трех условий: 1)если это недолго и красиво, как акция 2)если это нисколько не демьянова уха 3)если после этого вы готовы физически дистанцироваться и дать человеку свободу решать. Если вы не можете никуда исчезнуть, если вы связаны, не делайте этого никогда. При несоблюдении хотя бы одного условия, вы теряете самоуважение. А иногда и при соблюдении можете потерять. И как только вы потеряете свое Я, вам станет трудно адекватно мыслить и адекватно поступать, потому что центр ваш сместится и вы будете видеть все очень искаженно. Дисбаланс вреден, имейте в виду. С дисбалансом нужно бороться, его важно уменьшать или расставаться, если ничего серьезного (вроде детей) не держит, но и если держит, а уменьшить нельзя, тоже расставаться.

Как же получается, что маленький отказ человеку в полной субъектности, вот это вот: «он просто не видит меня, я дам ему себя рассмотреть и он меня оценит!» приводит постепенно к отказу от своей субъектности? Почти все начинают с овеществления человека, но приходят к тому, что овеществляют себя.

Сначала: «да я его уговорю, я его смогу убедить, я ему докажу, он увидит» — это признание за человеком ограниченного права решать, а за собой права навязывать свою волю другому. А потом происходит следующее. Человек отказывается видеть и не идет на уговоры, он демонстрирует свою большую волю (у плюса она всегда больше), свою независимость, свои прочные границы, свою силу, и тогда второй, который уже присвоил первого, отказывается от части своей воли и начинает выполнять условия другого, на которых тот согласен его терпеть рядом. Происходит буквально порабощение одного другим.

И вот здесь часто начинается коллапс в голове плюса. Он видит, что перед ним открываются, к нему очень тянутся, и он воспринимает это как картину большой, красивой и настоящей любви, как ее обычно рисуют (правда там — взаимную). Поэтому ему очень сложно отпихнуть этого человека, ему кажется, что он отпхнет что-то хорошее, а еще его унизит, разрушит или поранит. Он соглашается с ним взаимодействовать. Он действительно верит, что можно объяснить и реализовать некоторые условия, на которых общение станет приятно обоим. В общем, в силу вступает закон дисбаланса.

Как человек переходит от стадии частичной потери Я (когда он вроде и понимает, что все плохо, но уйти не может, потому что надеется и верит, что станет хорошо, боится пережить потерю, боится боли расставания) к полной потере Я, когда он вообще уже не может оценить, плохо с ним обращаются или хорошо, ему кажется, что во всем плохом виноват он сам?

Вот так вот постепенно, как называли это нацисты, «пошаговой адаптацией». Только обычно никакого нациста с другой стороны нет, никто его специально не гнет, никто не пытается захватывать над ним власть больше и больше, он сам себя сливает, потому что любое пробуждение Я вызывает диссонанс и внутренний конфликт, и он сам стремится избавиться от самоуважения окончательно, чтобы ничто не болело и не тревожило, не мешало погружаться в слияние.

Обратите внимание, как люди переживают измену того, с кем они в слиянии. Они сначала ищут способы убедить себя, что измены не было, потом стараются доказать себе, что измена была случайной или по их вине, а потом пытаются работать над ревностью и рвутся к общению с теми парами, для которых свободная любовь — норма. То есть люди часто стремятся избавиться от противоречия между самоуважением и несчастной любовью, убив самоуважение или изменив себе.

То же самое происходит и при любом слиянии с человеком, который не любит, но которого удается держать в дисбалансе. Постепенно, пошагово, любящий старается отказываться от самоуважения, которое портит настроение и постоянно напоминает о том, что его не любят. Он сам душит его, а потом обвиняет второго, что тот дескать его прогибал, заставлял растворяться. Да, второй часто тоже старается избавиться от претензий и конфликтов, поэтому помогает первому стать покорней, тише, убить гордость, которая постоянно восстает и требует то, что плюс дать не может (не может он дать взаимности!), и плюсу кажется, что если минус избавится от своей требовательности, то с ним можно будет жить, то есть мечта минуса воплотится. И так иногда происходит окончательное убийство самоуважения минуса.

То есть дисбаланс так искажает поле, что оба стараются этот дисбаланс сделать сильней, чтобы привести к точке равновесия: минус должен превратиться в абсолютное ничто и перестать что-то требовать от плюса, просто стать ковриком у ног или как писали многие поэты «шарфиком на любимой груди», не мешать, не отсвечивать, не быть, просто присутствовать и наслаждаться тихой близостью, тогда плюс его сможет терпеть (как ему кажется). Дисбаланс уничтожает Я минуса, стремясь оставить в поле только одно Я — Я плюса. Это итог любого болезненного слияния, если оно растет: в замкнутой, единой системе остается только один центр, а второй погибает. Поэтому нормальная здоровая любовь — это всегда взаимодействие двух систем, связанных, но отдельных, со своими центрами, которые способны сливать границы и разделять их как вдох и выдох.

Вот почему самоуважение в любви так важно, терять его нельзя, его нужно развивать. Как это делать на практике, расскажу в следующих постах.


« »

Share your thoughts, post a comment.

(required)
(required)

Note: HTML is allowed. Your email address will never be published.

Subscribe to comments