Skip to content

20.02.2016

БЫТЬ ЧЕЛОВЕКОМ — ЧАСТЬ II.

a5c8054c0bd83c1b92-45484370

Часть 2. История и современность. Идем в тупик?

Пришло время важнейшего выбора судьбы и пути развития человечества. Выбора между добром и злом. Один исход — социальный прогресс, движение к нравственному идеалу. Другой — путь социальной деградации, потребительской биологизации жизни, распада единства человеческого вида.

Большинству человечества всех стран, народов и цивилизаций в этой борьбе противостоит паразитическое меньшинство, «клуб бенефициаров». Его интерес состоит в том, чтобы паразитировать бесконечно долго, а средство для этого — установление абсолютной, неограниченной власти. Большинство человечества обрекается им на порабощение. Речь не только о физическом рабстве по образцам Древнего мира, о закабалении наемного работника капиталистом, но о полном порабощении в интеллектуальном и духовном смысле. Финалом будет установление системы тотального неравенства, когда «сверх-люди» из «клуба бенефициаров», кем они себя считают, будут господствовать над остальными людьми, как низшим биологическим видом. На пороге человечества новая фашизация мира.

Исторически менялись формы эксплуатации, развивались технологии принуждения. Древнейшей формой принуждения была физическая власть рабовладельца над телом раба. Раб считался вещью, «говорящим орудием труда». Его было можно продать, изувечить, убить. Казалось, власть рабовладельца абсолютна. Но это была власть только над телом раба, но не над его сознанием. И этот простой факт обеспечил возможность исторических перемен.

Следующим этапом претензий на превосходство стал контроль меньшинства над жизненно необходимыми ресурсами. Бывший раб теперь был вынужден добровольно идти в услужение к бывшему рабовладельцу, чтобы прокормить себя и свою семью. Первоначально в качестве жизненно необходимого ресурса выступала земля. Крестьянин, работая на земле, часть результатов труда отдавал в пользу феодала. В связи с развитием индустриального сектора производства структура ресурсов усложнилась. Рабочий идет в наем к капиталисту, принимая как данность систему эксплуатации. На этом этапе действуют преимущественно не силовые, а уже экономические рычаги принуждения.

Карл Маркс довел описание эволюции систем эксплуатации до указанного исторического момента. Как человек девятнадцатого столетия, он не мог знать о возникших позже новых формах порабощения, явлении социального паразитизма и, тем более, глобального социального паразитизма. На принципиально новый уровень историческое противостояние меньшинства и большинства человечества было выведено учреждением спустя почти треть века после смерти Маркса Федеральной Резервной системы США.

Человек при капитализме вынужден продавать свой труд, чтобы получить эквивалент необходимого для его жизни блага – деньги. Капиталист выплачивает ему их, продавая соответствующие товары на рынке. Но откуда берутся сами деньги? Первоначально они выступали равноценным с самими товарами средством их обмена. Но затем превратились в необеспеченный трудом ресурс, стоимость которого произвольно номинируется эмитентом. Но эмитент — это совсем не обязательно государство, как всеобщий и ответственный представитель. Право денежной эмиссии, присвоенное группами частных лиц, стало в новых условиях инструментом глобальной эксплуатации. Геополитически она неразрывна с мировой гегемонией США. Сама гегемония США есть средство для того, чтобы американский доллар оставался инструментом глобального социального паразитизма.

Но и на этом эволюция технологий присвоения не заканчивается. Бумажные деньги замещаются электронными. В перспективе виден вызов введения универсальной индивидуальной электронной карты. За комфортностью новой услуги просматривается установление полного контроля над человечеством со стороны тех, в чьих руках будут находиться ключи от единой информационной коммуникационной сети. Порабощение в перспективе может приобрести абсолютный характер. Контроль будет установлен не только над телом человека, но и над его сознанием. Рабовладельческий строй может вернуться в более ужасном варианте, чем в эпоху греко-римской античности.

«Клуб бенефициаров» действует скоординировано и системно, что всегда демонстрировало меньшинство, чтобы получить и удерживать власть над большинством. Первоначально группы паразитических меньшинств действовали в локальных масштабах отдельных государств. Но по мере роста планетарных коммуникаций – торговых, финансовых, культурных, информационных – формируется мировой паразитический класс («клуб бенефициаров»). Он стоит над государствами и правительствами. Национальные правительства зачастую выступают марионетками расположенных за кулисами мировой политики «бенефициаров».

На достижение их абсолютного господства брошены мировые финансы, мировые информационные ресурсы, глобальное военное и фактически жандармское присутствие. Это и есть однополярный мир, по сути. Мир, уводящий человека и человечество с пути человека истинного в тупик биологизаторства, превосходства, присвоения и неравенства.

Превратиться в двуполярный, воссоздав против системы зла систему добра, мир сможет, только обретя идеологию и путь строительства новой мировой системы человечества истинного. Зло торжествует только потому, что оно лучше организовано. Для людей доброй воли нужна своя, собственная система объединения и организация.

Истоки вожделения мирового господства восходят к глубокой древности. Истории известны имена великих завоевателей, вынашивавших замысел покорения мира – Александра Македонского, Чингисхана, Тамерлана… Современный проект мирового господства ведет свое происхождение от экспансионных идей Древнеримской империи. В Средние века они находят преемство в экспансии, осуществляемой под религиозным прикрытием. Не одно поколение сменилось в Эпоху крестовых походов в истории Европы. Покоренные народы принуждались к вере завоевателей, истреблялись еретики, тех, кто не покорялся, ждала смерть.

С началом трансатлантических завоеваний были сопряжены Великие географические открытия европейцев. Их жертвами стали целые народы и цивилизации на разных континентах. Наступил период колониализма. Научно-технический прогресс был использован как средство для гегемонии Запада. Геноцид индейского населения Америки, работорговля африканцами, голод в Индии, опиумные войны в Китае — известные вехи в истории колониализма.

Колониальные империи соперничали друг с другом в борьбе за мировую гегемонию. Незападный мир оказался поделен на колонии и сферы влияния. Наполеон — в девятнадцатом и Гитлер — в двадцатом столетии испытывали исторические версии проекта мирового господства. В 20-м веке «клубом бенефициаров» спровоцированы две мировые войны. Миллионы людей принесены в жертву ради концентрации финансовой власти в его руках. Нет никаких оснований сомневаться, что для достижения тотального господства он не пойдет на новые жертвы тех, кто не относится к категории избранных.

Стремление меньшинства к господству над большинством всегда получало в истории различные идеологические обоснования. Право господствовать обосновывалось антропологическим превосходством избранного меньшинства. В античном мире заявлялось превосходство автохтонов над варварами, свободных над рабами. В Средние века имели распространение представления о богоизбранности — групповом и индивидуальном. Развитие капиталистических отношений привело к новым избранным, уже как наиболее успешным в конкурентной борьбе индивидуумов, т.е. богатым и сверхбогатым. Бытие человечества стало пониматься как поле глобальной конкуренции. Именно тогда явно проступило биологизаторство жизни человечества.

Колониальная политика Нового времени сопряжена уже с идеологией расизма. Колониализм со временем был сменен неоколониализмом, а расизм неорасизмом, что поменяло формы, но не содержание претензий на превосходство и присвоение, социальный паразитизм. Вместо прямого обоснования биологического расового превосходства белого человека, появились теории, обосновывающие цивилизационное превосходство западных норм жизнеустройства.

Новым качеством в отношениях «господство-подчинение» стал фашизм. Фашистский опыт не является исключительным сбоем в культурной программе европейского человека, он отражает общую историческую линию идеологии антропологического превосходства. В 1945 году усилиями многих стран фашизм удалось остановить. Во многом благодаря существованию СССР и наличию советской идеологической альтернативы.

Альтернативность заключалась в идее интернационального равенства. Прошло семь десятилетий, и фашизм возрождается снова, и опять, как и семьдесят лет назад, поддерживается мировым «клубом бенефициаров». Фашизм выступает сегодня под иными и различными наименованиями, но суть явления, как претензия на превосходство одних людей над другими, от этого не меняется. Вновь возникает исторический запрос на ту силу, которая, как прежде СССР и страны союзники, была бы способна выступить противовесом фашизму. Миру нужна новая идеология и новая организация на пути к человечеству истинному.

Сложившаяся система мирового паразитизма имеет отчетливую геополитическую конфигурацию. В ней есть паразитический Центр, соотносящийся в основном с границами западной цивилизации. Есть Полупериферия — незападные цивилизации, выполняющие функцию материального обеспечения западного мира. И есть Периферия, мировая обочина — группы стран и народов, исключенных из системы глобального ресурсного распределения.

Согласие с политикой в рамках этого мироустройства означает работу на его воспроизводство. Принимая правила такого миропорядка национальные государства попадают в стратегическую ловушку, обрекая себя на периферийное положение. Периферийность влечет последствия не только экономические, но и в сфере культуры, образования, науки, принятых обществом ценностей.

Система мироустройства складывалась не одно столетие. Паразитические анклавы — разбойные и спекулятивные группировки — известны в истории любой из цивилизаций. С ними социально- и духовноориентированные силы общества всегда вели борьбу, вытесняя их наобочину истории. Однако, в истории Западной цивилизации случилось так, что паразитарные анклавы переместились в Центр и пришли к власти. Сформировался финансово-спекулятивный центр мира. Его географические перемещения в истории свидетельствуют, что мировой бенефицариат может использовать в своих целях любое государство, оставаясь сам космополитичным и стоящим над государственной властью и над государствами.

В Средние века в качестве прибежища такого центра выступала Северная Италия. В Новое время он перемещается в Голландию, а потом в Англию. С прошлого столетия геополитическим центром глобального социального паразитизма выступают Соединенные Штаты Америки. После Первой мировой войны США становятся главной экономической державой мира, после второй – центром мировой системы капитализма. Одержав победу в «Холодной войне» они заняли положение центра глобального однополярного мироустройства.

Вхождение современных государств западной цивилизации в круг мирового «клуба бенефициаров» не означает, что в него вошло большинство населения этих стран. Большинство североамериканцев и европейцев сами являются жертвами этого процесса. Их интересы и интересы паразитического меньшинства принципиально расходятся. Конечно, Западная цивилизация, как и другие цивилизации мира, исторически немало внесла и в чем-то вносит и сегодня свой вклад в нравственное развитие человечества. Однако, захват власти мировым бенефициариатом подводят Запад к внутреннему кризису и ценностной подмене. Подвергшееся ранее других расчеловечиванию западное сообщество более других нуждается в защите и восстановлении истинно человеческих ценностных потенциалов.

Отношениям «господство-подчинение» противостоит и противоречит процесс нравственного прогресса человечества. Поэтому мировой бенефициариат активно использует инструменты расчеловечивания человека. На массу воздействуют с целью ее биологизации. Расчеловечивание социума нацелено на низведение человека истинного, т.е. социального, до уровня человека биологического. Но именно в результате пропаганды и предпочтения гедонизма и потребления погибло большинство цивилизаций. Древние предания говорят о гибели в результате божьей кары погрязших в распутстве городов Содома и Гоморры, других праисторических культур. Ценностное разложение погубило Римскую империю, Вавилонию, Ассирию, Византию, иные, когда-то великие царства. Такие же вызовы гедонизма и потребительства поражают современное человечество.

Расчеловечивание элиты состоит в обретении и культивировании «норм» античеловека. Корпоративная идеология обосновывает избранничество меньшинства, а отсюда его «право» жить по иным принципам, чем те, которые предписаны большинству. Формируется ярусная система жизнеустройства, в которой предлагаются отличающиеся ценности и смыслы. Для нижних ярусов – толпы – устанавливаются нормы жизни биологического стада, для верхних — элиты – превосходства и права на присвоение.

Претензии на мировое господство выдвигали разные идеологические прикрытия. В современности это, прежде всего, знамя современного либерализма. Не надо путать его с исторически первородным либерализмом. Сейчас это существенно другие, лукавые содержание, технология и политика. Именно либерализм рассматривается нами в современную эпоху как главный идеологический оппонент.

Взятая за абсолютную основу, как таковая, идея свободы (liberty), идея «свободы от…» не может быть фундаментом социального строительства. Освобождаясь от государства, религии, групповых общностей, семьи, детей человек перестает быть существом социальным. Мир в либеральной реальности окажется миром конкурирующих друг с другом индивидуумов, миром биологическим. Преференции получит сильное меньшинство, избранные, отверженными окажутся слабые, т.е. большинство. Поэтому миру нужна иная свобода, «свобода для».

Свобода человека истинного есть его «несвобода», т.е. ограничения в коммуникации с себе подобными. Но это есть социальность! Лукавая абсолютизация примитивно понимаемой свободы на деле перечеркивает право быть действительно свободным, преодолеть реальные механизмы экономического и иного принуждения и подчинения человека. В античном и средневековом мире элита означала – «свободные». Но эта свобода обеспечивалась несвободой большинства – рабов, крепостных. Сегодня противостояние «свободных» и «несвободных» сохранено. Бедный человек, утверждают сторонники либерального подхода, не может быть свободным, свободным может быть только богатый. Но богатство в современной паразитической системе мира обеспечивается эксплуатацией бедных. Свобода богатых основывается на несвободе бедных.

Свобода и несвобода имеют и свое геополитическое отражение. Римско-эллинский мир представлялся как свободный и противопоставлялся несвободному варварскому миру. Свободный центр — несвободная периферия это, идущее с античных времен, противоположение воспроизводится и сегодня. Но свобода мирового Центра зиждится на несвободе мировой Периферии.

Современный либерализм используется как идеологическое оружие против незападных обществ. Происходит разрушение традиционных скреп общества, грабительское включение национальных рынков в мировой, где доминирует Запад. Содержание современной либеральной технологии и политики это «курс 12 Де» («де» — латинское отрицание). Деидеологизация, деэтатизация, деавтаркизация, десоциализация, деидентификация, децентрализация, деиндустриализация, демонетизация, деинтеграция, десакрализация, денационализация, детрадиционализация.

В сути современного либерализма обнаруживается облик уже знакомой идеологии — фашизма. Обе идеологии связаны генетически. Либерализм открывает дорогу претензии превосходства, властвованию сильных, богатого паразитирующего меньшинства, побеждающего в «конкурентной» борьбе большинство. Фашизм силой закрепляет превосходство, присвоение и неравенство технологически, институционально, геополитически и военнополитически.

История человечества представляет собой только малую часть эволюции жизни. В перспективе тысяч лет эволюция человеческого вида не остановится. Биологический генезис жизни, первый с момента появления человека, дополнился вторым — социальным.

Человек является социальным существом, и в этом сущностно отличается от животного. Социальная компонента жизни человечества по сравнению с биологической исторически только возрастает. В социализации, увеличении степени очеловеченности человека и состоит главное содержание прогресса. Но на фоне социального прогресса формируется следующий, более эволюционно высокий уровень жизни – духовный. Социогенез жизни человечества уступает место сологенезу. В религиозных традициях человечества этот процесс отражен как перспектива обожения человека, приход его к идеалу, образу и подобию.

Однако прогресс не прямолинеен. Прорывы в направлении к нравственному идеалу чередуются с ценностными откатами, периодами деградации.

Свою позитивную лепту в нравственный прогресс человечества исторически внесла каждая из цивилизаций. Человечество, расселившись когда-то по Земле, адаптировалось к средовым условиям существования. Результатом адаптации стала цивилизационная идентичность, уникальность и самобытность каждого из цивилизационных сообществ. Цивилизации различаются степенью предпочтения ценностей, составляющих в совокупности единый ценностный пакет очеловечения человека («белый ценностный пакет человечества»).

Существование цивилизаций, акцентированных в условиях ресурсных и иных ограничений и различий на разных ценностных составляющих, все равно в целом вело человечество в направлении нравственного развития. Через возникновение и развитие локальных цивилизаций осуществлялся общечеловеческий прогресс. Напротив, гибель цивилизаций, утрата отдельных цивилизационных специфик в общей картине отдаляли человечество от предназначенного ему эволюцией идеала.

Погибли Древнеегипетская, Хараппская, Шумерская, Вавилонская, Ассирийская, Хеттская, Древнеперсидская, Эллинская, Римская, Ацтекская, Инкская цивилизации. Современная экспансионистская глобализация создает угрозы для других, сохранивших до настоящего времени свою цивилизационную идентичность социальных общностей. Сбережение их, нахождение путей развития с опорой на традицию, а не в разрыве с ней, представляет актуальный вызов для человечества.

С.С. Сулакшин и В.Э. Багдасарян 


« »

Share your thoughts, post a comment.

(required)
(required)

Note: HTML is allowed. Your email address will never be published.

Subscribe to comments