Skip to content

15.01.2011

ПОЕДИНОК АСТРОЛОГОВ

Любую деятельность, связанную с силовой коррекцией естественных поведенческих реакций человека, я считаю проявлением применения психотронного оружия в самом широком смысле этого термина. То есть система идеологической обработки масс в том числе религия, школьная программа, да и просто реклама на телевидении или в метро являются своего рода ору дием, с помощью которого можно изменить психику и, соответственно, поведение любого индивидуума. Причем сила воли конкретного человека не имеет никакого значения: всегда найдется способ («лазейка») подавить эту волю и навязать свою. К числу психотронных орудий мы можем смело отнести и различные иррациональные системы, в частности астрологию. Действительно, астрологи берут на себя смелость утверждать, что путем достаточно сложных вычислений они способны угадать «волю звезд» и предсказать таким образом будущее. Вера же отдельных людей в достоверность подобных предсказаний может изменить их поведение, привести к принятию решений, которые при ином подходе могли бы быть совершенно другими.

    Наиболее известный пример применения астрологии как оружия относится к кратковременной истории Третьего рейха, идеология которого во многом строилась на базисе оккультных наук. Германия 30-х годов была самой настоящей Меккой астрологов. На регулярных международных астрологических конгрессах немецкими астрологами подавались «научно обоснованные» теории превосходства немецкой расы и «тысячелетнего Рейха».

    Авторитетность этих высказываний подкреплялась действительными достижениями немецкой астрологии. В астрологических ложах Бельгии, Голландии, Англии, Франции при анализе грядущей мировой войны астрологи под влиянием коллег, настроенных пронацистски, склонялись к мнению, что победит Германия. Этому способствовали также четверостишия (катрены) Нострадамуса, умело препарированные швейцарским астрологом Карлом Крафтом (1900—1945), работавшим в департаменте пропаганды Геббельса. Крафт стал пользоваться особым доверием Гитлера после того, как ему удалось предсказать, что в начале ноября 1939 года фюреру грозит покушение на его жизнь. Действительно, 8 ноября 1939 года в мюнхенском пивном зале «Бюргербраукеллер», где Гитлер произносил речь, взорвалась мощная бомба, но Гитлер закончил свое выступление на десять минут раньше запланированного срока и покинул зал до взрыва. Сначала, конечно же, за Крафта взялось гестапо, с целью выяснить его причастность к заговору. Ему, однако, удалось доказать свою непричастность к покушению. И через некоторое время Гитлер ставит Крафта во главе группы «придворных астрологов».

    В 1940 году под властью немцев оказались Бельгия, Нидерланды и большая часть Франции. Над Англией тоже нависает угроза вторжения. В этой ситуации премьер-министр Великобритании Уинстон Черчилль готов был ухватиться за любую соломинку. Такой соломинкой оказалась астрология. Английская разведка доносила, что Гитлер шагу не делает, не посоветовавшись с астрологами. И Черчиллю пришло на ум узнать, а что именно советуют Гитлеру астрологи.

    Для этого он пригласил на службу известного европейского астролога Луи де Воля (1903—1961). (Между прочим, швейцарец Карл Крафт и венгр Луи де Воль преподавали астрологию в одном и том же Биорадиологическом институте в Германии.) Рассказывают, что между Черчиллем и де Волем состоялся следующий разговор:

    «…— Знаете такого астролога — Крафта? — спрашивает
    Черчилль.
    — Как не знать,— отвечает ему де Воль,— это мой коллега, вместе работали.
    — А можно ли средствами астрологии узнать,— гнет свою линию Черчилль,— какие прогнозы Крафт дает Гитлеру?
    — Конечно, можно,— отвечает де Воль,— то, что видит один астролог, способен увидеть и другой, иначе астрология не была бы наукой!»

    Черчилля очень интересовало, что думают немецкие астрологи о месте возможной высадки англичан на континенте. Астрологическая картина была такова, что наивероятнейшим местом открытия второго фронта представлялись Балканы. Стратегически этот вариант тоже был вполне обоснован: изрезанная береговая линия и близость к жизненно важным центрам врага — румынской нефти и ракетным заводам Южной Германии.

    Де Воль сообщил Черчиллю, что астрологи укажут Гитлеру на Грецию. Любопытно, что в это же время английский генеральный штаб разрабатывал именно балканскую версию. Но как Только Черчилль узнал, что говорят Гитлеру астрологи, он распорядился начать разработку варианта «Северная Африка — Сицилия — Италия». Одновременно английской контрразведке было дано указание поддерживать Гитлера в его заблуждении. этой целью «халатно» оставлялись на виду военные карты, распускались среди английского населения слухи об интенсивной подготовке к греческой кампании. А для большей убедигельности на голландское побережье был подброшен труп якобы английского морского офицера, в планшете которого находились подробные планы высадки на Балканах. Таким образом, Гитлер получил от шефа немецкой разведки Канариса «объективное» подтверждение мыслям астрологов о готовящейся высадке англичан на Балканах. В результате лучшие из своих незадействованных дивизий Гитлер держал на Балканах, поджинеприятеля.

    Тем временем в Северной Африке развернулись серьезные боевые действия. Немецкими войсками командовал генерал-фельдмаршал Роммель (род. 15.11.1891), а союзными — генерал Монтгомери (род. 17.11.1887). Гороскопы военачальников (оба Скорпионы) были изучены в Англии де Волем, а в Германии — Крафтом, и оба астролога пришли к заключению, что гороскоп Монтгомери сильнее. Однако Крафту не удалось убедить вышестоящее руководство в необходимости замены Роммеля более подходящим генералом. Роммель остался на своем посту и проиграл битву под Эль-Аламейном. В результате весь север Африки оказался свободным от нацистов; союзники высадились в Сицилии, прошли ее церемониальным маршем, перебрались на носок итальянского «сапога» и, не встретив серьезного сопротивления, дошли почти до Рима. В Италии в это время не было ни одной немецкой дивизии! И только когда Гитлер срочно перебросил в Италию несколько десантных частей, фронт удалось удержать.

    Вот так окончилась своеобразная астрологическая дуэль Черчилль — Гитлер, несомненно повлияв на ход Второй мировой войны. Крафту этот поединок стоил головы: его обвинили в пособничестве врагу, отправили в Бухенвальд и впоследствии расстреляли. Де Воль, естественно, получил повышение в чине. Роммель оказался замешанным в неудачном антигитлеровском путче и в октябре 1944-го покончил жизнь самоубийством. Монтгомери стал фельдмаршалом и лордом Эль-Аламейнским, активно участвовал в боях во Франции.

    Не избегла астрологического влияния и советская Россия. О том, какую роль играли прорицатели у нас, рассказывает Сергей Алексеевич Вронский, президент Межрегиональной федерации астрологов, доктор философии и медицины.

    Его отец, Алексей Алексеевич, был царским генералом, начальником шифровального отдела Генерального Штаба, то есть имел непосредственное отношение к спецслужбам. В 1917 году, во время Октябрьской революции, Сергей был совсем маленьким мальчиком. Однако он смутно вспоминает тот день, когда в их дом ворвалась группа вооруженных людей. Его отец, мама, братья и сестры находились в комнате и упаковывали чемоданы для отъезда во Францию. У отца был документ, подписанный Лениным, разрешающий семье выезд за границу. Но даже этот документ не избавил семью от уничтожения. Все его родные были расстреляны. Погиб также сын бонны, которого приняли за Сергея.

    В этот момент Сергей находился на улице. Услышав выстрелы, побежал домой, но на полпути во дворе его остановила бонна и отправила к соседям, где мальчик оставался до самых похорон.

    Семья Сергея Вронского была очень богата. Детей воспитывали гувернантки — француженка, немка и англичанка. Каждая из них говорила с Сергеем на своем языке, и уже в детстве он владел тремя иностранными языками. Всего в семье было десять детей, но остались в живых только те братья и сестры, которые в то время уже учились во Франции и Германии. Два брата и две сестры погибли.

    Интерес к оккультным наукам у Сергея Вронского пробудила бабушка. Она была не только изумительной красавицей, но и совершенно незаурядной женщиной — умной, обаятельной, с высшим образованием, полученным в Германии и во Франции. Она в совершенстве владела оккультными науками — астрологией, хиромантией, магией и многими другими сокровенными знаниями. Бабушка притягивала людей своей добротой и бескорыстной помощью. Она — княжна из Черногории — вышла замуж за дедушку Сергея в 16-летнем возрасте. Они оба объехали много стран, пока в конце концов не остановились в Латвии и не выбрали своим постоянным местом жительства Ригу. А выбран этот город был согласно наилучшим показаниям гороскопов обоих. После гражданской войны в России, через общество Международэго Красного Креста, когда они узнали о существовании внука Сергея, что он жив, здоров и находится вместе со своей бонной Амелитой во Франции, они вызвали их и поселили у себя. Бабушка очень полюбила внука и стала передавать ему свои знания. Уже в семилетнем возрасте Сергей умело составлял гороскопы для своих однокашников, учителей и знакомых, начал овладевать гипнозом и психотерапией, магией и спиритизмом. Все события детства, вместе взятые, убедили его в том, что все в жизни человека должно происходить только так, как это указано в гороскопе.

    В 1933 году Сергей Вронский уехал в Германию на учебу, а перед самой войной, в 1938 году, его дедушка и бабушка, вместе с прибалтийскими немцами, эмигрировали сначала в Германию, затем — во Францию, а перед оккупацией немцами Парижа — в США. С тех пор связь между ними прервалась.

    Во время учебы в Берлине Сергея познакомили с Йоханом Кохом — человеком, которому было суждено сыграть в судьбе Вронского значительную роль. Придя к Коху, Сергей увидел открывшего дверь молодого человека. Тот с минуту непонимающе смотрел на него, хотя и был предупрежден письмом, а потом вдруг с рыданиями бросился на грудь Сергею. Плача и всхлипывая, повторял: «Сам Господь послал тебя ко мне». Оказалось, что накануне венчания его невеста попала в автокатастрофу и погибла. И удивление было вызвано тем, что Сергей как две капли воды лицом походил на только что преданную земле невесту Йохана. Поэтому понятно чувство, с которым он буквально ухватился за «близнеца» и не отпускал от себя, поселив в своих апартаментах.

    Сергей понравился Йохану и аристократическими манерами, и своими душевными качествами. Они сошлись характерами, хорошо понимая друг друга, что еще более сблизило их. Кох представил Сергея своему брату Вальтеру, известному тогда немецкому астрологу, что потом помогло Вронскому при поступлении в Биорадиологический институт. В этом институте серьезно изучали астрологию, а среди преподавателей были тибетские ламы, иглотерапевты из Китая, индусские йоги, знатоки различных видов борьбы из Японии, шаманы из арабских стран.

    Выпускники, обладавшие широким спектром нетрадиционных знаний: астрология, экстрасенсорика, магия, гипнология, психотерапия, восточная медицина, шаманство, знахарство,— предназначались для обслуживания элиты Третьего рейха.

    После прихода Гитлера к власти Сергей Вронский становится коммунистом и примерно с того же времени начинает работать на советскую разведку. По его словам, он вступил в Компартию Германии 12 сентября 1933 года в небольшом городке Новавес, расположенном на полпути между Берлином и Потсдамом. Здесь, в помещении детсада, на конспиративном собрании местной ячейки компартии его единогласно принимают в ряды КПГ. Свое вступление в партию он аргументирует тремя причинами: во-первых, тем, что является коммунистом по убеждению, во-вторых, тем, что является русским патриотом, и, в-третьих, тем, что Компартия Германии является родственной той партии, которая находится у власти в СССР и, кроме того, она наиболее активно борется с фашизмом. Среди лиц, давших ему рекомендации, Вронский вспоминает латышей Вилиса Лациса, Рубенса Гайлиса и немцев Иоганнеса Коха, Рихарда Зорге, Фрица Петерса. Эти же люди позднее привлекли Сергея Вронского к работе на советскую разведку.

    В целом, весьма реалистично выглядит тот факт, что моло-дой русский эмигрант в начале тридцатых годов перешел на просоветские позиции и начал работать на советские спецслужбы. Кроме того, действительно именно латыши возглавляли в это время нелегальную резидентуру советской военной разведки в Германии. Впрочем, заметим, что о своей разведывательной деятельности Вронский распространяться явно не любит, предпочитая говорить о ней вскользь. Как бы то ни было, в доме у Йохана Коха состоялось знакомство Вронского с Рудольфом Гессом, в будущем — правой рукой Гитлера и одним из главных военных преступников фашистской Германии. Декретом Гитлера от 21 апреля 1933 года Гессу было предоставлено право принимать решения от имени Гитлера по всем вопросам, касающимся руководства партией. За короткий срок Гесс стремительно набрал политический вес: с 1 декабря 1933 года он становится имперским министром по обеспечению сотрудничества партии и штурмовых отрядов, с 4 февраля 1936 года назначается членом тайного совета верхушки, с 30 августа 1939 года уже становится членом совета министров по обороне, а 7 сентября 1939 года Гитлер объявляет Гесса своим преемником, после Геринга.

    Вронский и Рудольф Гесс сошлись на увлечении астрологией. Гесс стал первым учеником Сергея и оказался очень способным в познании астрологической науки. Общаясь, Вронский начал по-настоящему испытывать на нем свои способности гипноза и внушения. Задача состояла в том, чтобы добиться полного доверия Гесса. Не сразу, но это удалось сделать.

    Разобравшись, кто есть кто, Сергей вошел в круг его друзей и сослуживцев, которые чужих не подпускали на пушечный выстрел. Интуиция помогала ему разгадывать основанные на корысти и карьере интриги. На основе своих наблюдений и выводов Вронский давал советы Гессу, как с кем себя вести: кого остерегаться, а кого приблизить. «И он все внимательно слушал, потому что не раз убеждался в точности этих советов».

    Вронский предсказал Гессу раннюю смерть на виселице и, чтобы избежать трагедии, посоветовал ему скрыться.

    Дело происходило в начале 1941 года, когда Германия была на гребне своих успехов, печального конца никто, кроме астрологов, не предвидел. Гесс решил изменить свою судьбу — радикально преобразовать среду обитания в соответствии с рекомендациями астрологии. И вот 10 мая 1941 года, сев в одноместный «Мессершмитт-110», он полетел в Англию. Попал он, правда, в Шотландию, но это не суть важно. Неподалеку от Глазго Гесс выпрыгнул с парашютом и благополучно приземлился в имении герцога Гамильтона, назвав себя капитаном Хорном. Самолет, оставшись без управления, пролетел еще немного и разбился.

    Гесс стал военнопленным. Астрология вроде бы сработала: на Нюрнбергском процессе Гессу удалось избежать виселицы, которая была ему заменена пожизненным заключением.

    Однажды на вечеринку в дом Йохана Коха Рудольф Гесс привел Еву Браун. Она тогда еще не была знакома с Адольфом Гитлером. Ева сама напросилась в гости к «учителю» астрологии. Познакомившись с Вронским, смеясь, призналась: хотела, чтобы тот «погадал» и рассказал ей дальнейшую судьбу. Взяв все необходимые данные, Вронский составил гороскоп. Потом объявил: «Она будет очень большим человеком». Все рассмеялись, приняв эти слова за комплимент. А Вронский, когда веселье поутихло, конкретизируя, добавил: «Наверняка благодаря удачному замужеству». Тогда этому мало кто придал значение. Но когда Гитлер предложил Еве Браун руку и сердце, Гесс тотчас позвонил и сказал: «Твои слова исполнились». Он был потрясен точным прогнозированием ее судьбы. С этих пор Вронский стал его доверенным лицом.

    Гесс лично распорядился выдать ему пропуск в ставку Гитлера. Там Сергей, единственный из студентов Биорадиологического института, был удостоен чести лечить биополем фашистских сановников. Не раз через Гесса его вызывал к себе и Гитлер, страдавший желудочно-кишечными и психическими расстройствами. Надо сказать, что эти недуги были коньком способного студента. Во время процедур Вронский порою слышал то, что было предназначено только для ушей фюрера. Возвратился Сергей Вронский в СССР не по собственной воле, а по приказу Сталина, который его вызвал якобы для награждения Звездой Героя. Тогда одновременно были отозваны сразу несколько разведчиков, многие годы работавшие на «Центр». Этому обстоятельству Вронский был весьма удивлен. Друзья, заподозрив неладное, отговаривали его возвращаться…

    Хорошее же место было ему уготовано в СССР — лагерь с усиленной охраной. После нескольких лет отсидки он понял, что лучше уйти отсюда. Для него это сделать было нетрудно: спокойно вышел из зоны, перешел границу и вновь оказался в Польше.

    Два раза в своей жизни Сергей Вронский избегал смерти — 1943 и 1977 году. И, пройдя через все чистилища ада, он вернулся на Родину. Ныне Сергей Алексеевич живет и работает в России, организована его школа. Он дает астрологические прогнозы для разных сфер общественной жизни: экономические, политические.

    Оговорюсь — все вышеизложенное известно только со слов самого Вронского или со слов его учеников и последователей. Никакими независимыми источниками эта информация не подтверждается. Так что возможны, как минимум, два варианта: первый — что все это бред то ли больного, то ли шарлатана; и второй вариант — что в основе своей рассказ Вронского верен, но, учитывая возраст рассказчика и давность происходившего, он, мягко говоря, несколько приукрашен. Надо сказать, что Сергей Вронский был не единственным советским разведчиком оккультистом, действовавшим во время Великой Отечественной войны в тылу врага. Существовали и другие знатоки оккультных наук, о которых мы наверняка знаем, что они работали на советскую разведку.

    Например, в знаменитой «Красной капелле» — резидентуре внешней разведки СССР в Германии, известной как группа Шульце-Бойзена — Харнака, увлечение оккультными науками и восточной философией было чрезвычайно распространено. В составе группы действовала даже профессиональная «ясновидящая» — Анна Краус.

    Дочь крестьянина, она родилась 27 октября 1884 года в небольшой деревне под Богеном в Восточной Пруссии. Окончила народную школу, затем торговое училище. Получив коммерческое образование, Анна переехала в 1905 году в Берлин, где начала работать по специальности. Довольно поздно, в 1911 году, она вышла замуж. Однако ее супруг погиб в самом начале Первой мировой войны. После Ноябрьской революции 1918 года Анна Краус открыла швейную мастерскую, которой руководила многие годы. В это время в ней пробуждается интерес к оккультным наукам. Она совершает вместе со своим другом путешествие по странам Азии. С 1936 года она является представителем фирмы по оптовой торговле лаками и красками.

    Одновременно с интересом к оккультизму Анна Краус проникается симпатией к коммунистическим идеям и к СССР. Этому способствует ее знакомство в 1926 году с журналистом Ионом Грауденцем (1884—1942), в 1922—1924 годах находившимся в качестве корреспондента информационного агентства «Юнайтед Пресс оф Америка» в Москве.

    Накануне войны, при посредничестве того же Иона Грауденца, Анна Краус вступила в ряды советской разведывательной организации, а конкретно — в группу обер-лейтенанта Харро Шульце-Бойзена. Действуя как тонкий психолог, она умело использовала свой дар предсказывать судьбу, чтобы выведывать у немецких офицеров и государственных служащих, а также иностранных дипломатов, находившихся в Берлине, секретную военную и политическую информацию, одновременно используя свои оккультные способности. Вот что пишет по этому поводу А. С. Бланк в своей книге «В сердце Третьего рейха»:

    «Важную информацию поставлял Шульце-Бойзену руководитель третьего отделения (оперативного отдела министерства авиации.— А. П.) полковник Гертс, ведавший хранением секретных и строго секретных документов. Эрвин Гертс не был коммунистом, но являлся яростным противником гитлеровского режима. Человек консервативных убеждений, он приходил в отчаяние, наблюдая за авантюристическими действиями фашистской клики. Запутавшись во внутренних противоречиях, Гертс метался в поисках выхода из создавшегося положения. Шульце-Бойзен осторожно посоветовал Гертсу Поведать о своих тревогах знаменитой ясновидящей Анне Краус.

    Анна Краус была беспартийной, но она искренне ненавидела фашизм и делала все, что было в ее силах, чтобы бороться против него. Краус хранила у себя нелегальные печатные материалы, укрывала от гестаповских ищеек бежавших из концентрационных лагерей антифашистов.

    В годы войны эта мужественная, уже немолодая женщина (Анне Краус в 1941 году было 57 лет) взяла на себя особые функции: она использовала свои способности в области психоанализа для нелегальной деятельности и получения важной информации. К числу ее клиентов принадлежали многие высокопоставпенные генералы и офицеры, чиновники и дипломаты. Услугами Краус пользовался даже японский посол в Берлине. Во время сеансов ясновидения, которые Краус проводила с большим мастерством и тонким пониманием психологии клиентов, они делились с ней своими сомнениями, часго выбалтывали строго охраняемые служебные секреты. И Анна немедленно передавала полученную информацию руководству организации.

    Благодаря сеансам астрологии организации удалось использовать и Эрвина Гертса. Будучи суеверным человеком, он по совету Шульце-Бойзена начал посещать ясновидящую фрау Анну, беседовал с ней на личные и даже служебные темы, поверял ей свои тайны.

    Анна Краус долго и внимательно беседовала со своим высокопоставленным клиентом. Гертс был предельно откровенен. После таких бесед она вместе с коммунистом-подпольщиком Йоном Грауденцем обрабатывала полученную от Гертса информацию и передавала ее руководству».

    14 сентября 1942 года, после провала «Красной капеллы», гестапо схватило Анну Краус. Имперский военный суд в феврале 1943 года приговорил гадалку к смертной казни. Она была казнена на гильотине в берлинской каторжной тюрьме Плетцензее.

    Вообще увлечение оккультизмом было весьма характерно как для самого Шульце-Бойзена, так и для группировавшихся вокруг него агентов. Сам Харро Шульце-Бойзен (1909—1942) в молодости являлся членом так называемого «Младогерман-ского ордена» — радикально-националистической организации, находившейся под весьма сильным влиянием оккультизма и мистицизма. Позднее, будучи редактором национал-большевистского журнала «Гегнер» («Противник»), он сгруппировал вокруг себя кружок молодых интеллектуалов, наиболее видными из которых были Курт Шумахер (1905—1942), скульптор, интересовавшийся мистическими сюжетами; Вальтер Кюхен-майстер (1897—1943), журналист и редактор ряда периодических изданий компартии, который, наряду со своей общественной деятельностью, писал серьезные исследования о немецких анабаптистах, а в последние годы жизни занимался биографией великого немецкого резчика по дереву и мистика Тильмана Римменшнайдера. Шульце-Бойзен, Шумахер и Кюхенмайстер и другие авторы «Гегнера» были чрезвычайно увлечены темой немецкого мистицизма, восточными эзотерическими учениями и современной им оккультной практикой. Не случайно позднее к ним примкнули такие близкие им по духу люди, как Филипп Шеффер (1894—1943) — крупный синолог, специалист в области восточных языков и философии, а также Ода Шотт-Мюллер (1905—1943) — своеобразная «Мата Хари» «Красной капеллы», знаменитая танцовщица, художница и скульптор, увлеченная восточной мистикой.

    Так что, как видим, среди астрологов и оккультистов времен Второй мировой войны встречались самые что ни на есть настоящие советские разведчики.

    Возможно, когда-нибудь мы узнаем больше подробностей о деятельности этих людей, о том, как их предсказания влияли на Большую Политику. Однако я не астролог и предсказывать, когда это произойдет, не возьмусь.

   

    Антон Первушин


« »

Share your thoughts, post a comment.

(required)
(required)

Note: HTML is allowed. Your email address will never be published.

Subscribe to comments