Skip to content

25.05.2014

ТОЧКА ЗРЕНИЯ И ЕЕ АБЕРРАЦИИ. Часть II.

0_118ebd_95b90019_orig

В плену парадигм: немного теории и практики (часть 2)

Ошибаются многие, но это не значит, что они правы
Б.Вербер
Итак, М.Бунге дал целесообразное описание составляющих компонентов парадигмы[1], совпадающих, впрочем, с инструментарием, используемым не только при научном осмыслении задачи. Так, по мнению этого ученого, парадигма может быть описана нижеследующей формулой (заметим, весьма продуктивной и для других сфер деятельности[2]!):
П=<B, H, P, A, M>,
где П (парадигма) складывающаяся из: B (body) – тела, основы фонового знания, включающего в себя философские принципы, научные концепции, исходные данные; из H (hypothes) – множество гипотез; из P (problematics) – проблематики; из A (aim) – познавательной цели; и, наконец, из M (methodies) – совокупность релевантных процедур. Иными словами, парадигма является одновременно совокупностью теоретических предложений и их методологических следствий.По мнению М.Бунге,  сдвиг парадигмы происходит в случае радикальных изменений в гипотезах (H) и проблематике (P). Процесс происходит следующим образом: индивидуум, имеющий не только широкий кругозор, но и развитую когнитивную способность сталкиваться одновременно с множеством познавательных проблем (P), сумеет сформулировать уникальный исходный вопрос (H), то это может привести к появлению новой неожиданной идеи, порожденной сдвигом парадигмы.
Возникает закономерный вопрос: как часто мы наблюдаем некого исследователя, который, обладая широким кругозором, вдруг решает сформулировать уникальный исходный вопрос, столкнувшись с множеством познавательных проблем?!  Да и вообще, как он будет формулировать этот исходный вопрос, находясь внутри парадигмы, то есть будучи ограниченным ее влиянием?!Одним из традиционных подходов постижения нового в социуме – есть обучение[3]. Но с точки зрения изменения парадигмы это малоперспективный подход, так как влияет в основном на B (body), на фоновое знание, которое растет с катастрофической скоростью и не верифицируется в принципе[4], короче оно необъятно (!) и все.  И в этом фоновом знании сегодня легко и просто найти факты «подтверждающие» правоту исследователя, да, и горе-исследователя тоже. А если этих фактов все же нет – их можно просто выдумать[5]: благо инструментов генерации, а потом усиления определенной точки зрения достаточно (см. «Меняю окна Овертона на витражи» http://antimrak.livejournal.com/8880.html).

На практике, по нашему мнению, наиболее действенным способом изменения парадигмы является подход изменения совокупности релевантных процедур M (methodies) исследования, то есть уход на первом этапе от вопроса «ЧТО делаем», а привлечение внимания к вопросу «КАК делаем».

Возможные сценарии:
M изменения → B актуализация → P новые ракурсы→ H новые идеи → А новые цели (изменение стратегии исследования)
M изменения → P новые ракурсы→ H новые идеи → B актуализация → А новые цели (изменение стратегии и системы исследования)
M изменения →А новые цели → P новые возможности → H новое понимание → B новое знание (кардинальные изменения в исследованиях)

Стоит понимать, что в основе «М изменений[6]» лежит изменение исследовательской культуры и внутренней мотивации исследователя избегать ошибок и искажений.

К практическим аспектам, а что если…..

Ø Постоянные упоминания историками при анализе древних сообществ «наличие Бога, как возможность объяснить необъяснимое (непознанный мир)» на ранних стадиях развития науки — неверно?! Может это  искажение? А общение с некими сверхсилами (например, под названием Бог) имело место быть в какой-то утерянной современностью форме, и они просто ««закрылись на замок» до определенного срока[7]»? Эта форма взаимодействия утратилась, что и привело к стремительному переходу все к более и более «искусственному человеческому миру», в котором каждый новый гаджет – «суть-костыли», «симулякр подражания сверхсиле».

Ø Отсылки к древним философам (Платону, Аристотелю и пр.) как значимым первоисточникам? Но почему мы считаем, что эти знания в те времена были самими ценными[8] и значимыми? Разве история более поздних времен не учит нас тому, что самое ценное ЧАСТО погибает в пылу пожаров и войн?

Собственно говоря, таких вопросов можно задавать очень много. Важно появление сознательного стремления у исследователя к устранению ошибок, к пониманию, что «все теории  представляют собой гипотезы – все могут быть опровергнуты[9]». Ведь опираясь на ошибочные суждения, мы будем экстраполировать ошибочные выводы, создавать почву для развития новых и новых искажений и заблуждений, для новых ошибочных действий.
«Карта не есть территория[10]»,  и умозаключения не являются историей, они лишь позволяют осмысливать исторические события на каком-то уровне понимания. Современный мир накопил тома заблуждений и ошибочных установок – необходим новый механизм проверки данных, способный найти общее в рассуждениях, вписать данные в единые, но индивидуальныемодели познания, необходимы новые системы самопроверок и коллективных сверок полученных результатов.  Нужна новая методология (methodies) оценки результатов жизнедеятельности исторических эпох. Ведь, «подлинные открытия – это не поиск новых земель, а обретение нового видения» — писал когда-то Марсель Пруст.

Рис. 1. Изменение ментальных парадигм следует рассматривать в качестве мощного потенциала развития человека и общества

[1] [Цит. по Разработка и апробация метода теоретической истории, под редакцией Н.С.Розова. – Новосибирск: Наука, 2001., с.24-25]
[2] В частности управления и инновационной деятельности
[3] Школа, университет, мастер-классы, тренинги, система непрерывного образования и пр.
[4] Фейк и современная медийная действительность – это друзья-товарищи.
[5] См. например «Ре-конструкция стратегии» Стивена Каммингса глава 3 «Традиционная (но сфабрикованная) история менеджмента», с.136-220.
[6] «М изменения», то есть методологические изменения подразумевают, например, культуру дивергентного мышления, при котором исследователь в голове держит 2 и более различных сценария развития исторического процесса и прекрасно себя ощущает, оценивая преимущества и недостатки  той и другой  модели. Или подходы ТРИЗ, которые позволяют фокусироваться на наиболее значимых структурных элементах и их взаимосвязях в системе, а не на куче разрозненных фактов и т.д.
[7] И.В.Ульрих «Жизнь человека: введение в метаисторию», с. 54.
[8] Ведь, например, на сегодняшний день мы все чаще встречаемся с «системой упрощения знаний», чтоб не сказать выхолащивания сути знаний.
[9] К.Р.Поппер «Объективное знание», с.38.
[10] Одно из основополагающих выражений Альфреда Корсибского, которые раскрывает суть ограниченности возможностей человека при передаче информации другому человеку

« »

Share your thoughts, post a comment.

(required)
(required)

Note: HTML is allowed. Your email address will never be published.

Subscribe to comments