Skip to content

27.08.2011

Портрет Учителя в интерьере Вселенной

Казалось это было только вчера — люди, занимающиеся нетрадиционными подходами к решению проблем бытия, собрались вместе, пытаясь объединить усилия и знания об окружающем мире. Прямо на наших глазах новая наука эниология, изучающую энергоинформационные взаимодействия в природе и окружающей среде, обретала свои очертания. Результатом этих усилия явилось образование Международной академии энергоинформационных наук. Речь пойдет о президенте Украинского территориального отделения этой организации академике Владимире Легасове.

Учитель — человек кроткий. Тихий человек. Если ему не мешать, он рисует. Из-под его пера появляются какие-то игры, сложные и многоступенчатые. Всегда — разные. Говорит, что он их видит. Я же вижу только три повторяющихся элемента — звезду, хвост кометы и птицу. Может быть, остальное я не хочу видеть?  Сколько раз в жизни встречаешь людей, которых совершенно сознательно хочешь назвать словом Учитель с большой буквы? Не часто таких людей встречаешь. Со мной, например, это случилось раза три за всю жизнь. И заканчивалось годами ученичества.

Как узнать, что пришел Учитель? По восторгу, вере, ощущению будущего. По сиянию, которое видишь. Учитель всегда приходит в сиянии. Первым Учителем была женщина. Меня, видите ли, воспитали в рамках материализма, атеизма и рационализма. Это значит — чего нельзя потрогать, того вовсе и нет. А самого главного в жизни потрогать нельзя — любовь, например, или восторг узнавания, или закон природы. Потрогать их нельзя, а они есть.

Говоря по-нынешнему, эта женщина была культурологом. В скучной обыденности социализма она учила скепсису. Это было важно — как иначе противостоять тотальной пропаганде? Но она не стала бы для меня Учителем, если бы проповедовала только отрицание. Она взяла меня за руку и по бурному потоку жизни перевела из мира формул и доказательств в пространство текстов и идей. Магия слова, восторги смыслов, постижение образов были наградой этого тяжелого ученичества. 0на унижала своих учеников, она их третировала, испытывала и требовала преданности и совершенства. Она имела на это право. Ее звали Майя Каганская, и сейчас она учит других в Иерусалимском университете.

Но все же она отрицала слишком многое. Когда готов ученик, приходит Учитель — так говорили на Востоке. Этот человек боготворил российскую словесность. Высокий, сероглазый человек с трубкой. Он безжалостно уличал меня в безграмотности, бездарности и лени. Он требовал текстов на уровне едва ли не классики. Каждая страница переписывалась до десяти раз. Это тоже было суровое ученичество. Сами понимаете — эстет, знаток слова, стилист. И если у меня сегодня есть несколько изданных книг, а еще три-четыре неизданных, то это сделал он, Учитель. Его зовут Владимир Попов. Еженедельно, во вторник и четверг после обеда, его с восторгом слушали миллионы людей Украины по программе "Промінь". И он для них в самом деле был лучом света в тусклой действительности.

Но и этому ученичеству пришел конец. Оно не открывало мне места в существующей тогда реальности. Ведь мой Учитель не поощрял путь диссидентства, но и не прощал социалистического лицемерия. Получалась дорога в никуда. А она появилась, как щебет птицы после дождя, как звон дождя после зноя, как белый "Кадиллак" на пыльной проселочной дороге. Она учила жить в обществе таком, какое есть. Она находила в нем радость, помогала хорошему, не замечая плохого. Она писала о ракетах Королева и вычислительных машинах академика Глушкова, об экспериментах Натальи Бехтеревой и операциях Николая Амосова. Она дружила с академиком Борисом Патоном, который, в свою очередь, говорил: "С людьми надо работать такими, какие они есть".

Она открыла мне мир московской прессы. Она уничтожила мою робость. Ошибки, беспокоилась я. На это есть корректор, отвечала она. Стиль нехорош, нервничала я. Для этого — литературный редактор, говорила она. Ее интересовал смысл, и ради него наши общие статьи я переписывала много раз.

Она открыла мне мир столичных изданий с его динамичностью, конкуренцией и требовательностью к смыслу. Это была дорога в "Известия", "Неделю", "Науку и жизнь". Ее звали Евгения Манучарова. Она не вынесла перемен. Звезда ее души теплым оранжевым цветом мерцает надо мной всегда. Она была бесстрашна, но боялась болезни и смерти. Этот страх унаследовала я. Когда в сумеречном мире чернобыльской аварии, митингов, распада огромного государства страх этот достиг апогея, пришел Учитель.

Был темный декабрьский вечер. В теплой, хорошо освещенной комнате вдруг стало сумеречно, зашумели кронами сосны, черным глянцем сверкнул студеный ручей, а на прогалине распустились белые плотные чашечки подснежников.

Запах леса, обнажившейся из-под снега земли, студеной воды стоял вокруг. Средоточием всего этого был человек, весь из чистоты и холода. Я не хотела ни первого, ни второго. Я стала его искушать. И отнюдь не только, скажем, личным обаянием. Может быть, славой, суетностью. Говоря по-американски, я создавала проекты. Его личной силе я противопоставила свою примитивную хитрость — мне не хотелось нового ученичества.

Но жизнь слишком быстро менялась, нездоровилось, было вообще страшно. Это еще до него. А когда он ушел, началась новая жизнь. То есть, стало еще страшнее. И оставалось только одно — делать, что он говорит. И чем больше я делала, тем страшнее мне становилось. Это был выход за пределы очевидного, полет в беспредельность. Эту "беспредельность" он называл Космосом, своим истинным "я", новой "реальной реальностью" духа — по-разному называл.

Сейчас я опишу несколько теорий или, скажем, концепций, которые могут отождествляться с его системой обучения. Ну, например, можно говорить о вере в инкарнацию, свойственную восточным религиозным культам. Это — когда человек, умирая, оставляет свое тело земле, а его душа или, если хотите, энергетическая оболочка, устремляется во Вселенную, чтобы в новом теле вернуться на Землю. Кем? А кем угодно — кошкой, насекомым, цветком, принцем или нищим. В зависимости от того, как ты прожил свою предыдущую земную жизнь.

В Европе в это верили розенкрейцеры — одна из первых масонских лож, наследующая представления восточных систем мировосприятия. Можно верить в судьбу, а можно в то, что Земля — это гигантский биокомпьютер, где записано все, что происходит в нашей биосфере. Не случайно концепцию биосферы придумал Владимир Вернадский. Он был не только одним из крупнейших в мире ученых, принадлежащих России и Украине, но и одним из руководителей многих масонских лож Российской империи, в которых, как известно, культивировался космизм.

Мой Учитель знает бездну таких теорий, верований и убеждений. А еще — традиционную и новую психологию, которая исходит из того, что не только кора головного мозга руководит поведением человека, а, прежде всего, подкорка, подсознание, с которым желательно уметь обращаться, если хочешь владеть собой и жизнью. Поэтому оптимизация психосоматических функций — сильнейшая сторона его деятельности. И не говорите мне, что это для "сирых и слабых". Это — для всех, потому что требования к себе предъявляют все — и бомжи, и президенты. Потому что неправильные, неправедные привычки и убеждения заводятся в нас, как сорняки на ухоженном поле. Но уничтожать их не следует — но силу надо повернуть во благо. Его способность к видению человека подкреплена искусством понимания. Потому что даже мысли свои мы не всегда осознаем, а не то что бы — свои привычки без чьей-либо помощи и влияния изменить.

Его глубочайшее знание человека я наверняка толкую и слишком рационально, и превратно. Или точнее — мелко и однозначно. Ну, например, зачем бесконечно совершенствоваться, делать усилия, если человек все равно умирает? Казалось бы, ответ прост и рационален. Все в природе подчиняется закону энтропии — то есть постоянному разрушению. А человек — в первую очередь. Что противопоставить ей? Да все то же — наше усилие к совершенствованию. Но зачем, если человек все равно умирает? На главные вопросы бытия уже давным-давно ответил поэт — "нет, весь я не умру, душа в заветной лире мой прах переживет и тленья избежит". Заметьте, не просто душа, но "душа в заветной лире". Или в дереве, саде, идее. Так отвечу я, и это всего лишь нравоучение, банальность.

Важно состояние тела, скажет Учитель. А почему? Да потому, что они неразрывны — тело и душа, — пока они вместе. Они находятся в неустойчивом динамическом равновесии. И чем совершеннее тело, тем свободнее, вольнее душа. Не в здоровом теле — здоровый дух, как вот уже половину века утверждает "санпросвет", а при здоровой душе — здоровое тело.

Все, что я могу объяснить с убогой, рациональной однозначностью здравого смысла или официальной науки, понимает, знает и чувствует мой Учитель на многих недоступных мне уровнях. Он этому знанию, и только ему, посвятил свою жизнь.Он говорит: " У тебя есть тело, — но ты выше своего тела, у тебя есть эмоции, — но ты выше своих эмоций, у тебя есть разум, — но ты выше своего разума". Тогда я где? Это значит, что внутри каждого из нас есть нечто, связанное с общим. И это общее так же важно, как и то, что внутри нас. И к этому общему надо обращаться. Мир устроен так, что он реагирует на твои желания. Попроси — и получишь, но сначало нужно, как бы, научиться хотеть… Так говорит мой Учитель.

В этих его объяснениях нет ничего исключительного. Очень часто он пренебрежительно называет их "объяснялками". Древнейшие религии мира сходно толковали проблемы человека. Он заставляет эти объяснения почувствовать. Мой Учитель прекрасен. Он велик ростом, шелковые темные волосы обрамляют его матовое лицо, темные борода и усы скрывают его черты от нескромного взгляда, бледно-алые губы приоткрываются в улыбке, а узкие желтые монголоидные глаза заставляют не нарушать дистанцию.

Скажете — рисую икону? Но у него был тоже свой Учитель. И он для него был прекрасен. Это всего лишь преемственность восприятия.

И если темной осенней порой я встречаю человека, который говорит, что жизнь ужасна и бессмысленна, что точат тоска и болезни, что завтра будет хуже, чем вчера, а зарплату "никогда, никогда, никогда" не выплатят… Если я сильна и здорова, то говорю вослед за своим Учителем: каковы ваши мысли, такова и ваша жизнь, ведь мы сами выбираем себе мысли. Но если я слаба и уязвима, то оставляю этого человека, потому что "зараза" этих мыслей убьет меня. Но, как правило, я стараюсь помочь — так велит Учитель.

Однако стараться — еще не уметь. Он умеет почти всегда, а я — очень редко. Но даже радость попытки остается со мной. Уязвимость… Это плата за чувствительность, говорит Учитель. Надо смывать с себя грязь, очищаться светом. Это его любимая идея — идея Великого золотого потока.

Он верит или знает, а это почти одно и то же, что в определенном состоянии тела и духа золотой поток тонких энергий Космоса проникает в наше тело, вымывая из него все больное, вредное и ненужное.., Он так и говорит — "все остальное, вредное и ненужное, как грязная вода по ногам, уходит в землю на переработку во имя нежности добра и света". Это нельзя сразу понять, тем более почувствовать. Когда тело центрировано, то есть вытянуто и устремлено вверх, остановлен внутренний диалог, то есть беспрерывное обсуждение с самим собой своих проблем, целительная душевная чистота и тишина как бы притягивают энергию Космоса. И она, орошая динамическое единство и тела, и духа, которым является каждый из нас, вымывает темные и грязные напряжения, завихрения, флуктуации.

На грани грубых энергий нашего мира и тонких энергий Космоса должен жить человек. И там, и здесь. Так говорит мой Учитель. Не верите? И правильно делаете, потому что надо это почувствовать. Потому что надо ощутить игру этих энергий, их переход из одного качества в другое, поймать намек, сновидение, предчувствие в котором загадка и разгадка сути бытия.

Но кто же не поверит, что мышцы наши бывают напряжены, что спазм сосудов, органов и чего угодно в человеческом теле — чистейшая реальность? Это подтвердит любой врач, обозначив такие состояния как функциональные расстройства. Традиционной медициной они практически не излечиваются. Повторяясь много раз в ответ на некие факторы жизни или собственные мысли, эти состояния постепенно переходят в органические недуги. Это сугубо материалистическое, рациональное объяснение.

Выпрямив и расслабив тело, войдя в состояние сначала пустоты и расслабленности вы снимете напряжение, "вымоете" его из своего тела. И если напряжение уйдет из больного органа, то он, невероятно, но может выздороветь.

Это одна из многих систем регуляции человеческого тела и духа, которую предпочитает мой Учитель. Это его любимая система — с нее он начинает обучение и ею завершает его. Он заставляет зажечь пронзительные звезды в энергетических центрах тела, вытянуться так, чтобы они оказались на прямой линии, а потом расправить крылья и взлететь на энергетических нитях Мирозданья.

Может быть, у вас слишком много энергии? Тогда отдайте ее другим, делу, самоусовершенствованию — чему угодно. И не скупитесь — добрые намерения прорастут делами плоды, которых с определенностью возвратится к вам. Это вполне христианская доктрина, отблески которой можно найти и в деловых советах Дейла Карнеги. Надо только попробовать. И проблема неуправляемой, дикой энергии, состояние претензий к миру, мироощущение зверя в клетке — все это уйдет. "Много энергии" так же опасно для каждого из нас, как и "мало". Не облагороженная культурой, знанием, интересом или целью, она разрушит и вас, и все вокруг. Так говорит мой Учитель.

Он верит, что в сказках, пословицах и поговорках человечества сокрыты реальные ситуации и мудрость, смысл которых зачастую утерян. Например, "пойди туда — не знаю куда, принеси то — не знаю что". Эти слова омрачили мое младенчество — я не понимала, что они значат. Но к юности явился текст английского писателя Алана Силлитоу, который сказал: "Я никогда не буду знать, что мне нужно, пока этого у меня не будет". То есть, вы можете быть счастливы какой-то ситуацией только когда она уже есть, когда вы сами ее нашли и ощутили счастье. Но можно пройти много путей, которые вам указали, и нигде не почувствовать радости, никогда не повстречать птицу удачи и светлячок нежности. А потом не признаваться в том, что вы ее не чувствуете, а потом лениться менять ситуацию… И в этом темном лесу псевдожизни бродить до скончания веков.

Учитель не стар и не молод, потому что мудрость, которой он владеет, не имеет возраста. Он не говорит мудрые слова, он заставляет мудрость явиться в вашей душе. Учитель не лечит, он учит, как жить без болезни или с ней, если она неизлечима. Он учит безмятежности в собственном доме и миру с самим собой.

Мне не выразить даже самой малой частицы мудрости Учителя. Даже если предположить, что вся система знаний об энергоинформационных системах, эниологии, ложна, если это просто собрание забавных историй о ведьмах, колдунах, медиумах, летающих тарелках, дальновидении, управлении людьми без слов и контакта, о масонах, сектах, воздействии нейролептиков и многом другом, то знание Учителя об этих явлениях — безгранично. Но что-то не похоже, чтобы это были выдумки — официальная медицина, психология и психиатрия все больше обращаются к этой стороне знания, эмпирически используя, статистически обрабатывая результаты и вводя в практику лечения и воспитания.

Мой Учитель настаивает на пути совершенствования. Есть среди нас счастливчики. "Дерзкие и красивые", они алгоритм совершенствования носят как бы в самих себе, в любом возрасте и при любых обстоятельствах. Они совершенствуют свое тело, душу, все вокруг себя и дело, которым занимаются.

Они имеют личную силу. Где ее взять тем, у кого ее нет? Да все там же, в золотом потоке Космоса. Как? Это знает мой Учитель. А мои заметки — только бедные осколки его системы. Но и они дали мне многое. Как и все, я чаще всего и ленива, и не любопытна. Но иной раз прикоснется волшебная палочка феи, и музыка бытия снова зазвучит в душе.

Мой Учитель — это академик Владимир Легасов. По иронии судьбы школа "Личная сила" моего Учителя, а именно так он называет свои занятия, оказалась в традиционной цитадели рационализма. Здесь, в этой школе, как в Ноевом ковчеге, есть все — бедные и не очень, сильные и слабые, безработные и сверхзанятые, обремененные семейством и бежавшие от него. У Учителя для них всех вместе и для каждого в отдельности есть Слово…
Я же, в изумлении "листая жизнь мою", вижу, что счастлива была вовсе не тогда, когда этого ожидала. Оказалось, нет большей радости, чем обрести Учителя.

Если в первом из моих учителей были могучая сила разрушения сложившихся ценностей, величие утверждения русского слова — во втором, радость примирения с жизнью — в третьем, то свободу мне дал мой последний Учитель. Не случайно его книга, которая вот- вот увидит свет, называется "Путь Свободы — Тайна за семью печатями или Мужская сторона силы ".

Вы уже знаете: автора зовут Владимир Легасов. Человек рождается, живет и умирает один. Но не совсем. В этой простой и жесткой реальности присутствует еще нечто. И это нечто есть Бог или, если хотите, великая сфера Космоса вокруг нас.А все остальное — рядом, только рядом. И не более того. Мужество осознать, почувствовать и принять эту простую реальность и означает сделаться свободным.

Так говорит мой Учитель. Спросите его сами…

Виктория ГАЛУЗИНСКАЯ.
Научный обозреватель "КН"



« »

Share your thoughts, post a comment.

(required)
(required)

Note: HTML is allowed. Your email address will never be published.

Subscribe to comments