Skip to content

08.12.2014

ПУТЕВОДНАЯ НИТЬ — Картина мира, методология познания и картография сознания

   Человек познай себя и ты станешь равен богам.
Дельфийский оракул

Гармония — необходимая предпосылка
успешной деятельности человека, группы, общества.
И основы ее формируются в период предшествующий рождению
.
Влад ВЕЛЕС

Эра Водолея — старое должно уйти, новое — родиться. И новое — это Богочеловечество!
Жлобчен Бурчеев

   Всегда были люди, которые, стремясь постичь смысл жизни, отправлялись в далекие путешествия твердо веря, что за морями и горами есть волшебная страна, в которой дано смертному обрести блага земные и небесные, постичь скрытое за очевидным. Очень часто путеводной нитью к этой стране было напутствие: "Пойди туда, не знаю куда, принеси то, не знаю что". И ещё понимание того, что этот удивительный мир устроен так, что во что веришь, то и повстречаешь на своём пути. Долог и труден путь в эту страну и не каждый способен пройти его до конца — кто-то падал духом, кто-то, растратив силы, спешил вернуться восвояси. Только немногим удалось найти дорогу — ведь секрет заключается в том, что каждым должен пройти своим путем. И награда, если человек идет за наградами, будет в соответствии с тем, как далеко он сможет пройти по этому пути.

   * * *

   Один из таких путей вновь открыл Станислав Гроф. Свою психотерапевтическую работу он начинал как убежденный фрейдист, преисполненный энтузиазма по поводу кажущейся объяснительной мощи психоанализа, но разочарованный и озадаченный его психотерапевтической неэффективностью. Побудительным мотивом начать собственные исследования, послужил конфликт с собственным бессознательным во время участия, в качестве добровольца, в исследовательской программе. Результатом такого участия явилось осознание того, что личные усилия позволяют ускорить, усилить и углубить терапевтический процесс, способствуя преодолению болезненного разрыва между теорией и практикой психоанализа.

   Приступив к исследованиям в этой области, Станислав Гроф с очевидностью обнаружил, что не только практика, но и сама теория психоанализа нуждается в решительном изменении. Без какого-либо программирования пациенты выходили за рамки биографических областей и касались таких сфер психики, которые не обозначены в психоанализе и академической психологии. Более того, основные терапевтические изменения происходили не в контексте работы с травматическими событиями детства, а в последующих мощных трансбиографических переживаниях, которые традиционная психиатрия предпочитает рассматривать как симптомы психических заболеваний и которые она пытается подавить всеми возможными средствами.

   Поскольку проводимые исследования связаны с использованием препарата, оказывающего мощное воздействие на состояние сознания, правомочно возникновение вопроса о том, до какой степени его применение в качестве источника данных для разработки психологической теории оказывается правомерным. Среди профессионалов преобладала тенденция рассматривать LSD-состояние как "токсический психоз", а переживания, индуцированные этим препаратом, как химическую фантасмагорию, которая не имеет ничего общего с реальным функционированием сознания.

   Однако, систематизация клинических исследований показала, что препарат и аналогичные по действию психоделики являются в действительности неспецифическими усилителями ментального процесса. Их воздействие не создает наблюдаемого переживания, а лишь активизирует глубинные уровни подсознательного и делает содержание этих уровней доступным для осознания. Поэтому наблюдения, характерные для этих сеансов, обоснованно значимы для составления картографии психики человека и понимания принципов ее функционирования.

   Этот вывод был подтвержден использованием метода холотропной терапии, основным элементом которой является реберсинг, с помощью которого оказалось возможным получить феномены, неотличимые от психоделических состояний, не прибегая к фармакологическим средствам, а лишь изменяя частоту дыхания в сочетании с соответствующей музыкой и определенной техникой работы с телом. Если явления, описанные ниже, могут быть вызваны столь физиологичным способом, как гипервентиляция, то в первую очередь это говорит о том, что они отражают свойства, присущие нашей психике.

   Принципы холотропной терапии исключительно просты. Участнику предлагается принять удобную позу, закрыть глаза и сфокусировать внимание на дыхании и физических ощущениях, начав дышать несколько чаще и глубже относительно привычного ритма дыхания.

   Предварительно участник сеанса проходит психологическую подготовку, состоящую в том, что ему разъясняется необходимость поддержания аналитической активности в процессе сеанса, принятия любых переживаний с полным доверием и без каких-либо оценок. Для этого рекомендуется также воздерживаться от прямого реагирования или каких-либо других попыток вмешательства и воздействия на возникающие переживания. Отношение должно быть сходным тому, которое рекомендуется в некоторых медитативных практиках — наблюдать переживания, регистрировать их, но не удерживать: дать им начаться, достичь кульминации и закончиться.

   Через некоторое время после начала сеанса, длительность которого для различных людей различна, человек начинает испытывать сильные эмоциональные переживания, одновременно активизируются характерные паттерны мышечной защиты.

   По мере продолжения дыхания эмоциональное и физическое напряжения нарастают до момента спонтанного расслабления и разрешения. Как правило, физическое напряжение наблюдается в тех областях тела, куда тантрическая традиция помещает центры психической энергии.

   Эти напряжения проявляются в форме опоясывающих давлений или даже болей в голове или глазах, сдавливания горла и сжатия челюстей, тесноты в груди, сдавливания живота и т.д. Наблюдаются сопутствующие напряжения в руках и ногах, кистях и стопах, шее, плечах, пояснице. В практической работе участники сеансов демонстрируют индивидуальный набор переживаний и ощущений, что обусловлено целым рядом причин.

   В традиционной психиатрии, находящейся под влиянием медицинской модели, реакция на гипервентиляцию, в частности, известный "короноидальный спазм" — сокращение мышц рук и ног — рассматривается как принудительная физиологическая реакция на быстрое, интенсивное дыхание и определяется как "синдром гипервентиляции". Он ассоциируется с тревожными состояниями и в обычной практике снимается транквилизаторами, внутривенными вливаниями кальция, закрыванием бумажным пакетом, если возникает непроизвольный приступ у невротических и особенно истерических больных.

   Использование гипервентиляции для терапии и самоанализа опровергает традиционный подход. Во всех группах, с которыми нам приходилось работать, всегда находились люди, которые реагировали на гипервентиляцию прогрессирующей релаксацией, ощущением расширения, выхода за привычные пределы и визуализацией света невероятной красоты. Они заканчивали сеанс глубоким трансцендентным переживанием космического единства. Для тех, у кого возникли физические напряжения и тяжелые эмоции, продолжение ускоренного дыхания оканчивалось вполне характерным состоянием разрешения, которое сменялось глубокой релаксацией, умиротворенностью и безмятежностью.

   Довольно часто сеанс завершается инсайтом — глубоким мистическим состоянием, которое может оказывать длительное благотворное воздействие и иметь большое значение для того, кто его пережил.

   Во время гипервентиляции, по мере того, как эмоциональные и физические напряжения усиливаются и разрешаются, человек может испытать различные сильные переживания. Можно заново пережить биографически значимые эпизоды младенчества, детства и последующей жизни, столкнуться с различными аспектами воспоминаний, связанных с биологическим рождением, испытать глубокое переживание встречи со смертью или столкнуться с различного рода трансперсональными явлениями.

   В холономической терапии само по себе воздействие гипервентиляции может быть дополнительно усилено использованием специальной музыки или других вариантов звуковой технологии, используемой в различных культурах с целью введения в измененные состояния сознания. Групповая практика также является одним из способов интенсификации процесса. Огромное значение в смысле расширения опыта ролевого поведения имеет ситуация, в которой "наблюдающие" становятся "переживающими" и наоборот соответственно.

   В идеальном варианте активное дыхание само по себе приводит к разрешению всего материала бессознательного, который оказался высвобожденным и всплыл на поверхность, т.е. стал доступен. Если сеанс заканчивается, а остаточные напряжения и неприятные эмоции сохраняются, то возможно облегченное разрешение методом направленной работы с телом.

   Основной принцип работы на этом этапе сводится к тому, чтобы побудить нуждающегося в помощи человека следовать всем возникающим эмоциям, ощущениям и физическим проявлениям энергии и найти соответствующий способ их выражения через мимику, звуки, движения, позы и т.д., при этом, не пытаясь анализировать и тем более оценивать происходящее. Эта работа продолжается до тех пор, пока не наступит разрешение и релаксация. Функция ситтера состоит в том, чтобы следовать за этим энергетическим потоком и побуждать участника к максимальному его проявлению.  

   Новые измерения сознания   

   Для психологии и психотерапии одним из наиболее значимых результатов психоделических исследований и холономической терапии явилось формирование нового образа психики человека. Выводы, вытекающие из работ С.Грофа, непосредственно приложимы и к другим областям знаний о человеке, таким как юнгианская психология, антропология, танатология, которыми накоплен большой объем экспериментальных данных, несовместимых с механическим видением мира.

   Традиционно принятую область биографических воспоминаний новая картография дополняет перинатальной областью психики, сосредоточенной на рождении и смерти, и трансперсональной сферой, соотнесенной с широким спектром переживаний, традиционно рассматриваемых как религиозные, духовные, оккультные или мистические.

   Поскольку бессознательное имеет сложное многоуровневое и многомерное голографическое устройство, оно представляет собой неделимый данный в опыте континуум. Таким образом, попытка однозначного разделения и линейного описания, необходимых в дидактических целях, приводит к определенной степени упрощения и искусственности.

   Методы, прокладывающие доступ к бессознательному, стремятся в первую очередь активизировать чувственные органы. Поэтому для многих людей анализ глубинных слоев психики начинается с различных неспецифических чувственных переживаний, таких, как визуализация основных цветов и геометрических узоров, различения звенящих и гудящих звуков, тактильных ощущений в различных частях тела, а также ощущения запахов и вкусов. Через этот сенсорный барьер необходимо перешагнуть всякому, кто хочет научиться путешествовать во вселенной своей психики.

   Продолжением процесса является следующая область — уровень биографических воспоминаний и индивидуальное бессознательное. Большая часть традиционных подходов психотерапии ограничилась именно этим уровнем психики. Литература, посвященная нюансам психодинамики биографического уровня, огромна. К сожалению, различные школы, противореча друг другу, совершенно по-разному трактуют основные вопросы роста психопатологии, подходы и методы эффективной психотерапии, что считать значимыми факторами психотерапии и т.д.

   Переживания, относящиеся к этой области, включают различные биографические события и обстоятельства жизни человека от рождения до настоящего момента. На этом уровне самоанализа все неразрешенные конфликты, вытесненные воспоминания, которые остались неинтегрированными, тот или иной психологический гештальт могут возникнуть из бессознательного и стать содержанием переживания.

   Этот материал, выявленный в практической работе, в значительной мере согласуется с фрейдистской теорией и ее производными, однако имеются два серьезных отличия. Глубинная психотерапевтическая работа позволяет не только вспомнить и реконструировать биографический материал, но и фактически заново его пережить! Переживание включает не только эмоции, но и кинестетические ощущения, зрительные образы извлеченного материала, воспринимаемого не только зрением, но и другими органами чувств. При этом наблюдается полная возрастная регрессия к той стадии развития, при которой происходили эти события.

   Другое существенное отличие вербального метода психотерапии от практического состоит в оценке роли прямой физической травматизации в жизни пациента. В традиционной психологии и психотерапии исключительное значение придается психологическим травмам, физические же травмы не рассматриваются вообще как факторы, способные оказывать прямое влияние на психологическое развитие человека и принимать участие в психогенезе эмоциональных и психосоматических расстройств.

   Это как раз противоположно тому, что наблюдается в глубокой практической работе, когда воспоминания о физических травмах оказываются первостепенно значимыми. В измененных состояниях сознания, вызываемых с помощью холономической терапии и других вариантах практической работы с использованием методов сильного воздействия, при повторном переживании некоторых обстоятельств жизни наиболее типичными оказываются ситуации утопления, значение которых превосхоит все, что относится к обычным психотравмам. Остаточные эмоции и физические ощущения, связанные с ситуациями, опасными для жизни или целостности организма, как выясняется, играют существенную роль в развитии различных форм психопатологии, что пока еще не признается академической наукой.

   Переживание серьезной физической травматизации представляет собой естественный переход от биографического уровня к следующей за ним области, основным содержанием которой является явление рождения и смерти. Эти переживания включают события постнатальной жизни и, следовательно, биографичны по своей природе. Но тот факт, что они подводят человека близко к смерти и вызывают крайний дискомфорт и боль, сближает их с родовой травмой. И вполне понятно, что воспоминания о болезнях и травмах, связанных с серьезными затруднениями дыхания, такими, как пневмония, дифтерия, коклюш или асфикция, становятся чрезвычайно значимыми.   

   Встреча с рождением и смертью: динамика основных перинатальных матриц

   Наиболее характерным аспектом переживаний, возникающих на этом уровне, является фокусирование на физической и эмоциональной боли, старении, умирании и смерти. Осознание смерти находит свое выражение в глубоко переживаемой встрече с ней, биологические и эмоциональные составляющие которой очень реальны и убедительны. Глубинная конфронтация со смертью, характерная для этого опыта, оказывается тесно переплетенной с множеством разнообразных явлений, относящихся с очевидностью, к процессу биологического рождения. Переживая агонию и умирание человек одновременно испытывает состояние напряженного борения за возможность быть рожденным или рождать.

   В этом смысле вполне естественны идентификация с плодом и переживание различных сторон процесса биологического рождения, сопровождаемого вполне специфическими деталями, убедительность которых можно со всей определенностью доказать. Составляющая смерти внутри этих переживаний представлена как одновременная или чередующаяся идентификация с болезнью, агонией или умиранием человека. Хотя весь спектр наблюдаемой феноменологии нельзя свести к повторному проживанию процесса биологического рождения, родовая травма, как оказывается, является эпицентром переживаний этого уровня бессознательного. Поэтому С.Гроф называет его перинатальным. В отличие от традиционного использования этого термина в акушерстве, им в данном случае обозначаются соответствующие переживания.

   Связь между биологическим рождением и перинатальными переживаниями, о которых идет речь, достаточно глубока и своеобразна. Это позволяет, основываясь на знании клинических стадий процесса рождения, понимать динамику перинатального уровня бессознательного и делать определенные предсказания относительно динамики процесса смерти-рождения для конкретного человека.

   Переживания смерти и возрождения, отражающие перинатальный уровень бессознательного, обширны и многообразны. Последовательность их появления относительно различных стадий и граней процесса рождения, как правило смешанная и представлена в форме трансперсональных переживаний мифологического, мистического, архетипического, исторического, социополитического, антропологического или филогенетического характера. Они представляются четырьмя перинатальными матрицами.   

   Матрица 1. МИРОВОЕ ЕДИНСТВО. Это очень важное перинатальное переживание связано с первоначальным союзом с матерью, со стадией внутриутробного существования, когда мать и дитя образуют симбиотическое единство. Если не возникают вредные воздействия, то условия существования плода близки к оптимальным, обеспечивающим безопасность и непрерывное удовлетворение потребностей. Основные качества этого переживания — преодоление субьектно-обьектной дихотомии, переживание мира, безмятежности, покоя и океанического экстаза. К этой же матрице относятся такие чувства, как нерушимость, святость, посвященность, трансцендентность пространства и времени, а также прозрение космического единства всего живого.

   Специфическое содержание этого опыта выражается в ситуациях, для которых характерно отсутствие границ и препятствий, например, таких, как идентификация с океаном, акватическими формами жизни или межзвездным пространством. Сюда же относятся образы природы, визуализируемые в ее лучшем проявлении, архетипические видения небес и рая. Здесь важно отметить, что только эпизоды безмятежной эмбриональной жизни сопровождаются подобными переживаниями. Волнения внутриутробного существования ассоциируются с образами, выражающими подводную опасность, загрязнение, проявление недоброжелательности и коварства.   

   Матрица 2.ГИБЕЛЬ МИРА. Этот паттерн связан с переживаниями, возникающими в самом начале процесса рождения, когда существовавшая до этого момента гармония начинает разрушаться. Сначала разрушение вызывается тревожными химическими сигналами, затем — механическими сокращениями маточной мускулатуры. Эта ситуация субъективно переживается как надвигающаяся тревога витальной опасности. Возникающая подавляющая тревога приводит к появлению параноидальных форм мышления и восприятия. Интенсификация этого состояния, как правило, заканчивается переживанием гигантского водоворота или вихря, который безжалостно всасывает человека и его мир в свой центр. Типичной вариацией этой темы является переживание заглатывания человека каким-либо архетипическим животным, попадания в щупальцы осьминога или запутывания в паутине гигантских паучих… Менее драматичной формой этой же темы оказываются сошествие в подземный (низший) мир или встреча с демоническими существами. Переживание безысходности или ада.

   Этот опыт логически соответствует полностью развившейся первой клинической стадии родового процесса. В это время плод испытывает периодические сжатия, вызываемые маточными спазмами, так как шейка матки закрыта и выхода из нее пет. Человек чувствует себя застрявшим, заключенным, находящимся в ловушке, в кошмарном мире замкнутого пространства, и полностью теряет связь с линейным временем. Ситуация переживается как совершенно невыносимая, бесконечная и безнадежная. Поэтому вполне естественно, что люди, переживающие ее, часто идентфицируют себя с узниками темниц или концлагерей, жертвами инквизиции, обитателями приютов для душевнобольных или же грешниками в аду или архетипическими   фигурами осужденных на вечные муки. На фоне глубокого экзистенционального кризиса, который обычно сопутствует этой стадии, существование кажется бессмысленным фарсом или театром абсурда.    

   Матрица 3.ТИТАНИЧЕСКАЯ БОРЬБА.  Переживание борения Смерть -Возрождение.Большинство аспектов переживаний этой матритрицы может быть осмыслено при сопоставлении их со второй клинической стадией процесса рождения. На этой стадии маточные схватки продолжаются, но шейка теперь раскрыта, и плод может постепенно продвигаться по родовым каналам. Это требует огромных усилий в борьбе за выживание, преодоления механических давлений, недостатка кислорода (апоксии) и удушья. На последних фазах рождения плод может испытывать непосредственный контакт с биологическими материалами родового процесса, такими, как кровь, слизь, моча и фекалии.

   С точки зрения опыта этот паттерн очень многообразен и разветвлен. Помимо фактического реалистичного переживания различных аспектов борьбы в родовых каналах, он включает широкий спектр разнообразных явлений, тематически связанных с таким опытом. Они содержат анатомические, физиологические и биохимические аспекты родового процесса. Наиболее важными из них являются элементы титанической борьбы, садомазохические переживания, интенсивное сексуальное напряжение, демонические эпизоды, скатологические сцены и встреча с огнем. Все это имеет место в контексте борьбы смерть — возрождение.   

   Матрица 4.ВОЗРОЖДЕНИЕ. По своему содержанию эта перинатальная матрица связана с третьей клинической стадией родового процесса — фактическим рождением ребенка. На этой финальной стадии агонизирующий процесс родовой борьбы завершается; проталкивание сквозь родовые каналы достигает своей кульминации и наивысший предельный накал боли, напряжения и сексуального возбуждения сменяется неожиданным облегчением и релаксацией. После обрезания пуповины физическое отделение от матери завершается и ребенок начинает свою новую жизнь как анатомически независимое существо.

   Так же как и в других матрицах, одни из относящихся сюда переживаний являются точным повторением биологических событий процесса рождения, другие — акушерского вмешательства. Символическим дубликатом последней стадии рождения оказывается переживание смерти-возрождения. Парадоксально, но за этим феноменальным освобождением следует переживание надвигающейся катастрофы гигантских масштабов. Довольно часто это приводит к тому, что человек решительно отказывается от дальнейшей работы. Если же ее удается продолжить, возникают переживания, основным содержанием которых становится аннигиляция на всех мыслимых уровнях: физическое уничтожение, эмоциональная катастрофа, интеллектуальное поражение, моральное банкротство, осуждение на вечные муки. Такое переживание "смерти эго" способствует внезапному и безжалостному разрушению всех условных связей в жизни человека.

   Опыт тотальной аннигиляции и "попадания на космическое дно" немедленно сменяется видениями ослепительного белого или золотистого света невероятной красоты и блеска. Это может сопровождаться появлением божественных архетипических существ, радужного спектра, сложных узоров павлиньего оперения. При этом человек переживает глубокое чувство эмоционального и духовного освобождения, искупления и спасения. Он освобождается от тревоги, беспокойства, депрессий и вины, чувствует себя очищенным и облегченным. Это сопровождается потоком положительных эмоций по отношению к себе, другим людям, жизни в целом. Мир кажется прекрасным и безопасным, и возрастает радость бытия.   

   Путешествия за пределами мозга: трансперсональные размерности психики   

   Последовательность переживаний смерти и возрождения в практической работе обычно открывает выход в трансбиографическую область психики человека, которую лучше было бы назвать трансперсональной. Перинатальный уровень бессознательного определённо является промежуточным между перинатальной и трансперсональной областями, или между индивидуальным и коллективным бессознательным. В большинстве случаев трансперсональный опыт предваряется драматической встречей с рождением и смертью. Однако возможны также и альтернативные случаи: иногда удается пробиться к непосредственно трансперсональным элементам и сюжетам, минуя конфронтацию на перинатальном уровне. Общим знаменателем этой группы многообразных и разветвленных переживаний является ощущение выхода сознания за привычные границы эго, времени и сознания.

   В обычных, или "нормальных", состояниях сознания мы чувствуем себя как бы существующими в пределах образа тела, и наше восприятие окружающего ограничено физическими и физиологическими возможностями органов чувств.

   Как внутреннее, так и внешнее наше восприятие ограничено привычными пределами времени и пространства. В обычных условиях мы живо переживаем с помощью наших органов чувств только те события, которые происходят в данный момент в окружающей обстановке. Мы можем вспоминать прошлое и заглядывать в будущее или создавать их в воображении; однако прошлое и будущее недоступны непосредственному опыту.

   В трансперсональных переживаниях, наблюдающихся на сеансах психоделической терапии, в процессе самоанализа методами нефармацевтических воздействий или протекающих спонтанно, можно, как оказывается, выходить за пределы указанных ограничений. Переживания этого рода можно разделить на три большие категории. К первой категории принадлежат те из них, которые связаны с выходом за пределы линейного времени и интерпретируются участниками сеансов как историческая регрессия или исследование биологического, культурного и духовного прошлого; или же как историческая прогрессия, заглядывание в будущее. Ко второй категории относятся переживания, которые, прежде всего, характеризуются выходом за обычные пределы пространства, а не времени. Третья категория характеризуется опытом, касающимся таких областей, которые в европейской культуре не считаются объективной реальностью.

   В необычных состояниях сознания многие люди переживают вполне конкретные и реалистичные эпизоды, которые они определяют как утробные и эмбриональные воспоминания. В этих состояниях нередки случаи, когда на уровне клеточного сознания происходит полная идентификация со спермой и яйцом в момент оплодотворения. Иногда события исторической регрессии уходят даже глубже, и человек с определенной достоверностью переживает события из жизни своих предков или даже такие, которые хранятся в информационных банках расового, или коллективного бессознательного. Время от времени встречаются сообщения о переживаниях, связанных с идентификацией с различными представителями животного мира, эволюционной родословной или содержащие эпизоды жизни прошлых воплощений…

   Трансперсональный опыт, включающий преодоление пространственных ограничений, наводит на мысль о том, что границы между человеком и остальным универсумом не фиксированны и не абсолютны. В определенных условиях оказывается возможной пространственная идентификация с любым объектом универсума, включая весь Космос.

   Сюда же относятся переживания слияния с другим человеком и образования двойственного единства или принятия образа другой личности; настроенность на сознание специфической группы людей или расширения собственного сознания до таких масштабов, что оно оказывается способным вместить все человечество. Аналогичным образом человек может выйти за границы специфических человеческих переживаний и идентифицировать себя с животными, растениями, процессами и объектами неорганического мира. В отдельных, крайних случаях возможно переживание сознания целой биосферы, нашей планеты или даже всей материальной Вселенной.

   В большой группе трансперсональных переживаний расширение сознания выходит за пределы воспринимаемого чувствами мира и привычного восприятия пространственно-временного континуума. Сюда относятся многочисленные образы архетипических персонажей и сюжетов, встреча с божествами или демонами различных культур и сложные мифологические эпизоды.

   Образы абстрактных архетипических паттернов, интуитивное понимание универсальных символов таких, как крест, свастика, пентаграмма, переживание меридианов и потока энергии Ци в соответствии с описаниями китайской философии и медицины или подъем Кундалини и активизация различных центров психической энергии — все это дополнительные примеры явлений этой категории. Двигаясь дальше, сознание человека может идентифицироваться с Космическим сознанием, или Универсальным Разумом. Пределом переживаний оказывается идентификация со Сверхкосмическим, или Метакосмическим, Вакуумом, таинственной изначальной Пустотой и Ничто, которое осознает самое себя и содержит все сущее в потенциальной форме.

   Трансперсональные переживания имеют много непривычных свойств, которые разрушают наиболее фундаментальные представления материалистической науки и механистического видения мира. Исследователи, которые серьезно изучали или переживали это увлекательное явление, начали понимать, что попытки традиционной психиатрии отбросить их как не относящиеся к делу продукты воображения или как беспорядочную фантасмагорию, генерированную патологическими процессами мозга, неосновательны и неадекватны. Любое непредубежденное изучение трансперсональной сферы психики должно прийти к заключению, что наблюдаемые здесь явления представляют собой вызов существующей научной парадигме.

   Хотя трансперсональные переживания возникают в процессе глубинного исследования психики, их невозможно объяснить просто как внутрипсихические явления в их обычном понимании. С одной стороны, они образуют непрерывный, данный в опыте континуум, содержащий переживания биографических и перинатальных событий; с другой — оказываются непосредственно доступными, без посредничества органов чувств, источники информации, безусловно внешние относительно установленных диапазонов органов восприятия личности.

   Самоотчеты людей, переживших эпизоды эмбрионального существования, моменты зачатия, элементы сознания на уровне клеток, ткани и органов, изобилуют медицински точными проникновениями в анатомические, физиологические и биохимические аспекты связанных с ними процессов. Переживания родовой, расовой памяти, а также воспоминания коллективного бессознательного в смысле Юнга, воспоминания о прошлых инкарнациях часто воспроизводят совершенно специфические детали архитектуры, костюмов, оружия, искусств, социальной структуры и религиозной практики соответствующих периодов, а иногда и конкретные исторические события.

   Люди, пережившие филогенетические связи или идентификацию с существующими формами жизни, не только нашли свой опыт необыкновенно убедительным и аутентичным, но и процессе этой работы также сумели глубоко проникнуть в психологию животных, этологию, понять их некоторые специфические привычки и особенности жизненных циклов. Наблюдались случаи, когда эти переживания сопровождались архаическим мускульным возбуждением, нехарактерным для человеческих существ, а иногда даже сложным комплексом движений, изображающих танец ухаживания.

   Те же, кому пришлось пережить эпизоды идентификации с растениями или их частями, неоднократно сообщали о своих удивительных прозрениях, касающихся таких ботанических процессов, как прорастание семени, фотосинтез в листьях, роль ауксина (ростового вещества) в процессе роста, водо- и минералообмен в корневой системе или опыление. Для переживаний, связанных с идентификацией с неживой материей или неорганическими процессами — океанской водой, огнем, молнией, вулканической деятельностью, золотом, бриллиантами, гранитом и даже со звездами, галактиками, атомами и молекулами, в равной степени свойственно чувство убежденности, уверенности.

   Имеется еще и другая группа интересных трансперсональных явлений, которые можно не только классифицировать, но также изучить экспериментально. Речь идет о телепатии, психодиагностике, яснослышании, предвидении, психометрии, опыте внетелесных состояний, путешествиях в состоянии ясновидения и других формах экстрасенсорного восприятия. При широком взгляде на вещи нет необходимости выделять так называемые паранормальные явления в особую категорию. Поскольку многие типы трансперсонального опыта, как правило, дают возможность получить информацию посредством экстрасенсорных каналов, четкие границы между психологей и парапсихологией исчезают или становятся весьма спорными, если существование трансперсональной области признается и допускается.

   Философский вызов, связанный с этой группой наблюдений, устрашающий уже сам по себе, усугубляется еще и тем, что в необычных состояниях сознания трансперсональные переживания, соответственно отражая материальный мир, оказываются глубоко связанными с другими проявлениями, содержание которых, согласно мировоззрению отечественной культуры, не является объективной реальностью.

   Трансперсональные переживания занимают очень специфическое положение в картографии психики человека. Коллективный — аналитический уровень и индивидуальное бессознательное определенно биографичны по своей природе. Перинатальная динамика оказывается промежуточной или пограничной между персональным и трансперсональным уровнями; это отражается в ее глубокой связи с рождением и смертью — началом и концом существования человека.

   Трансперсональные явления раскрывают связи между индивидуальностью и космосом, которые пока еще остаются за пределами понимания.

   Все, что мы можем сказать сейчас, сводится к тому, что где-то в процессе перинатального развертывания происходит нечто, по своему странному качеству напоминающее лист Мебиуса, в котором глубокое погружение в индивидуальное бессознательное оборачивается процессом, как бы, случайных событий, происходящих в масштабах целого Космоса, что лучше всего было бы назвать космическим сознанием или сверхсознательным разумом.

   

   По материалам Академии Духовного Единения Мира



« »
Read more from ДАЙДЖЕСТ

Share your thoughts, post a comment.

(required)
(required)

Note: HTML is allowed. Your email address will never be published.

Subscribe to comments