Skip to content

09.10.2015

Дискретность непрерывности

442-8534

Со мной поделился проблемами жизни один «очень продвинутый духовно» человек!
Суть его претензий к существованию была настолько легка и незначительна, что это делало огромную честь его многолетним практикам!
Она заключалась в следующем:
Этот человек был деятелем и испытывал по этому поводу смертельную скуку!
Затем он стал быть недеятелем, но в недеянии было скучно ровно столько же, как и в деятельности!
Потом он осознал, что недеяние тоже есть вид деятельности, но это нисколько не повлияло на чувство глубинной тоски и скуки от существования!
Десять лет назад, беседуя с этим товарищем, я рассказал ему о том, что непрерывность не может быть прочувствована и прожита! Она может быть понята, как-то описана и сформулирована!
Но он мне твердил об обратном: о том, что непрерывность может быть только пережита, а описана и сформулирована быть не может, ибо всё будет ошибочным!
Этот достойный садхак так и на понял простой, на первый взгляд, вещи!
Понимание само по себе очень дискретная штука! А описать непрерывность непрерывностью невозможно.
Непрерывность описывается исключительно дискретностью.
Разбираться в том, что дискретность есть единственная форма существования непрерывности, садхак не смог…
Концепцию недеяния он накрепко связал с концепцией несуществования, и выработал «образ несуществования», с помощью которого и «размывал» долгие годы собственное существование!
По его словам, он «видел Пустоту»! А также видел пустотность всех вещей, исчезающих в собственной причине!
Но «причину себя» садхак уловить никак не мог!
И тогда он собрал ещё один новый образ — «отсутствие причины существования себя»!
Он говорил, что удерживая этот образ в своём внимании, он навсегда «выбил» опору своего бытия, и стало быть, стал свободен и возможно просветлён!
Три года назад, он «пребывал в пустоте непрерывно», о чём радостно сообщал мне!
Я предложил ему покончить жизнь самоубийством, чтобы убедиться в дискретности «его пустоты»!
После чего, я был предан его личной анафеме, как злостное недоразумение природы!
Через три года садхака, наконец-то, настигла «великая скука»!
Эту скуку он даже «не мог исследовать»! Потому что само исследование являлось той же скукой!
Тогда он пошёл на решительный последний шаг! Он «принял свою скуку»!
Скука была принята, но никуда не исчезла!
Тогда он заметался в идее, что он и есть скука! И пришёл к истине «я-есть»!
Все бы было хорошо, но форма существования его «я-есть» не устраивала!
Хотя и желания менять форму или что-либо ещё, тоже уже не было!
Я предложил ему понимать скуку, как форму дискретности, ибо уже ничего не мог поделать!
Как только садхак стал рассматривать скуку, как дискретность, то тут же его стали посещать страстные желания самоубийства, которым препятствовало еле живое понимание «я-есть»!
Тогда я, забавляясь от всей души, подал ему идею о том, что «я-есть» — тоже некий виртуальный образ, собирающий сам себя! А скука может исчезнуть после того, как он поймёт, как «отливаются» самоосознающие себя «болванки его существования» и научится (подобно его прошлым многолетним медитациям на мысль и пространство между мыслями) видеть, что «болванки существования» совершенно ничем не отличаются от «пространства несуществования», в котором эти болванки и отливаются!
Несмотря на то, что это были «те же яйца, только в профиль», садхак вдуг воспылал неким «новым пониманием»!
«Я есть» и «Я -не существую» оказались вовсе не двумя сторонами одной медали!
«Я есть» по ободку плавно перекатывалось в «Я не существую», одновременно осуществляя инверсию «деятеля» и «не деятеля»!
А основой существования ободка служила монета «дискретности», которая катилась или плавала в непрерывности внимания!
Внимание оказалось совершенно не принадлежащим садхаку, и вовсе никакой функцией «его сознания»!
Когда садхак стал пропадать и появляться всё вновь и вновь, то он уже не ощущал, что это круг порочной сансары!
Цикличность двух состояний была формой существования внимания, которое никогда и никому не принадлежало!
Именно поэтому, вопрос о самоубийстве сразу отпал! Ибо совершенно стало понятно, что создать вечное «я-есть» или «я-не существую» невозможно, ибо это уже есть и функционирует вне времени и пространстве!
Именно тогда, скука садхака стала восприниматься, как «ДИСКРЕТНОСТЬ НЕПРЕРЫВНОСТИ»!
И это состояние, которое и было, и не было — стало ЕДИНСТВЕННЫМ СОСТОЯНИЕМ!
То есть никаких других состояний никогда не было!
И как только это состояние стало единственным, оно перестало быть каким-то состоянием, и слово «быть» или «не быть» потеряло всякое значение и понятие!
При этом тот, кто это воспринимал также и «был» и «не был»!
«Просветление» тоже пропало, оставшись неким отсветом ободка монеты, никогда не разрываемом!
Непрерывность ободка обеспечивалась существованием монеты, и в этом была прекрасная не обременяющая никого, такая же блистающая дискретность!
В настоящий момент, мой старый приятель, живёт на загородной даче круглый год, не участвует ни в каких диспутах, не читает газет, колет дрова и носит воду из колодца!
У него живёт замечательный кот Узелок, по кличке Узи!
Узи ничего не смыслет в «дискретностях и непрерывностях», но что самое главное — ему никогда не бывает скучно!
Союз двух нерефлексирующих по собственному существованию существ, безупречен!
Именно поэтому, теперь, я обоих называю одинаково!
Просто Узи! Мне совершенно всё равно, кто из них откликнется на имя….



« »

Share your thoughts, post a comment.

(required)
(required)

Note: HTML is allowed. Your email address will never be published.

Subscribe to comments