Skip to content

12.12.2011

ПРИЧИНЫ, ПРИЧИНЫ, КРУГОМ ОДНИ ПРИЧИНЫ…

Психологические причины заболеваний и психотерапия психосоматических расстройств. Часть 2.

Итак, очевидно, что «выход там же, где и вход». Причем, исходя из психосоматической концепции, помощь психолога заключается не в лечении болезни (это медицинский подход), а в выявлении и устранении причины заболевания. В восстановлении способности человека решать задачи, которые ставит перед ним жизнь. Поэтому такая помощь, по идее, должна состоять из следующих этапов:
— Принятие психосоматической модели заболевания.
— Исследование позитивного смысла симптома, изменение отношения к нему.
— Накопление клиентом ресурса (сил, энергии, мотивации) для устранения психологической проблемы, в результате которой развилось заболевание, выбор и согласие клиента идти в этом направлении.
— Переход со второй линии защиты на первую: от симптома к переживанию. Осознание, выражение и проживание чувств, «запечатанных» в симптоме.
Выход с первой линии защиты на психосоциальный уровень: выбор средств, с помощью которых задача, решаемая симптомом, может решаться более здоровым образом. Если необходимо, овладение навыками (общения, выражения чувств, структурирования времени, профессиональными и т. д.). Словом, выход в жизнь.

Рассмотрим подробнее каждый из этих этапов.
Принятие психосоматической модели заболевания – это допустить, что причина заболевания лежит в области психики. И более того – что психологическая причина заболевания первична по сравнению с физиологией. В то время как «объективная» медицинская наука утверждает обратное. Это обязательное условие для того, чтобы психологическая помощь была действенной. Поскольку мы, психологи, в отличие от медицины и науки, имеем дело с областью «субъективного», где от веры, и нашей, и клиента, очень многое зависит.
Поэтому очень важно в самом начале работы выяснить, насколько человек верит в возможности психологической помощи. Естественно, психолог сам должен быть твердо уверен в своей компетенции и в том, что психосоматический подход работает. Но усилий его одного будет недостаточно. Только сотрудничество и активная позиция клиента! На это стоит потратить время.
Поиск позитивного смысла симптома, расшифровка «послания», которое он несёт. Эта работа имеет исследовательский характер. Мы изучаем историю возникновения заболевания, какие события происходили в жизни клиента в моменты проявления симптома, и главное – с какими переживаниями он связан, что не позволяет делать, или наоборот, что приходится делать в связи с ним. Для облегчения этого этапа мы можем использовать, помимо беседы и расспроса, специальные приемы: трансовые техники, разыгрывание ролей, рисование, воображение образов, написание сказок, разговор с воображаемым собеседником, концентрацию на ощущениях в теле, ассоциации, а также накопленные знания о связи проблем с локализацией симптомов. Уже в процессе этой работы клиент испытывает облегчение. Во-первых, поскольку симптом из врага, с которым борются, переходит в разряд союзника, к которому относятся если не с любовью, то по крайней мере с уважением. Во-вторых, когда человек осознает, что именно делает для него симптом, естественно возникает вопрос, как он может достигать тех же целей более «прямым» способом. Иногда уже этого бывает достаточно, особенно если симптом не имеет длительной хронической истории.
Впрочем, иногда человек понимает, что иметь симптом для него гораздо менее затратно, чем что-то менять, и тогда он осознанно выбирает жить с симптомом, изменив отношение к нему.
Выбор в пользу здоровья. Для тех, кто подошел близко к последнему рубежу – это буквально выбор между жизнью и смертью. И мы должны уважать этот выбор, каким бы он ни был. Наша задача – чтобы этот выбор был осознанным, с четким пониманием клиентом его целей и последствий. Надо иметь мужество, чтобы сказать человеку: «Вы умираете», конфронтировать с этим выбором. Но даже в менее драматичных случаях, выбор имеет колоссальное значение. Поскольку речь идет об оживлении неприятных переживаний, которые заменил симптом, и принятии человеком ответственности за свои изменения – возможно, ему придется делать что-то совсем непривычное. И без выбора и намерения клиента такая работа не случится. Равно без выбора и намерения со стороны психолога. Потому что именно ему периодически придется поддерживать веру и мотивацию клиента, встречаться с его сопротивлением и помогать идти по выбранному пути. И психолог сам обязан обладать ресурсом для этого, а также способами мобилизовать и восполнять ресурсы клиента. Здесь мы информируем клиента о том, какая работа ему предстоит, получаем согласие на эту работу, создаем дополнительную мотивацию (образ желаемого будущего и т. д.), помогаем собраться с силами для следующего этапа.
Здесь очень уместно обратиться к статье моего коллеги и ко-терапевта Лесмана Артёма «4 требования при работе с травмой», там очень хорошо сказано об этом этапе. Если им пренебречь, такая работа не будет иметь смысла и лишь создаст дополнительную нагрузку и усиление симптома.
Переход от симптома к переживанию. Встреча с чувствами, зашифрованными в послании симптома. До этого мы пришли к некоторому пониманию, про что симптом. Теперь наша задача – высвободить чувства, «запечатанные» в нём. Это процесс, связанный с оживлением боли, страха, гнева, печали, отвращения и других не самых радужных чувств. Мы должны быть готовы последовать за клиентом, наша задача при этом — помочь их выразить, не чуть-чуть, а от души, при этом – не уходя в аффект (неконтролируемый выплеск чувств, который не приводит к изменениям), оставаться в контакте с реальностью, осознавать происходящее, проговаривать чувства, обращать их адресату – тому человеку или событию, на которые они были направлены. Мы, психотерапевты, должны выбрать и предоставить клиенту максимально подходящие и максимально безопасные для него способы выразить эти чувства. Если возникает сопротивление, важно понимать его причины (позитивный смысл!) и находить способы обойти его.
Выход в жизнь с полученными изменениями. Освободиться от «застрявших» в теле чувств – огромное облегчение, однако не менее значимо – научиться решать жизненные задачи, перевести защиту на передний край, в сферу непосредственного поведения, реагирования на ситуацию. Для этого потребуются изменения в системе убеждений, способность слышать и осознавать свои чувства и потребности, умение взаимодействовать с людьми… словом, всё, о чем мы говорили в начале статьи. В противном случае, велика вероятность возвращения симптома. Но даже если такое возвращение происходит, мы уже знаем, о чём это, и можем скорректировать своё поведение. Этот этап большей частью проходит как самостоятельная работа клиента, психолог здесь зачастую выступает в качестве поддержки и сопровождения.

В качестве примера рассмотрим такое частое явление, как кожные аллергические реакции. Поскольку кожа – это граница контакта и взаимодействия человека с внешним миром, можно предположить, что данный симптом является реакцией на нарушение личных границ. Как реальное, так и существующее лишь в восприятии клиента, в результате искажений реальности, вызванных прошлым негативным опытом. Психологическая работа в этом случае может заключаться не только в том, чтобы обнаружить это, но и в том, чтобы:

— Помочь клиенту осознать связь между симптомом и его психологическими причинами. Зачастую это происходит еще вне консультации (именно поэтому и обращаются к психологу).

— Выявить, на что в своей жизни клиент реагирует таким образом. В каких обстоятельствах или ситуациях симптом проявляется или усиливается.

— Выявить, что именно ущемляется для клиента в этих ситуациях, какие потребности оказываются нарушены. Вполне возможно, что здесь мы выйдем на обстоятельства личной истории клиента, когда он обучился реагировать с помощью симптома, обнаружим ситуацию, которая сработала как «пусковой механизм» в прошлом и продолжает срабатывать в настоящем. Впрочем, такой явный выход в «трудное детство» происходит не всегда.

— Научить клиента различать, когда границы действительно нарушаются, а когда реакция происходит в результате активизации травматического опыта. Часто бывает, что нарушения границ в реальности не происходит, или человек не может различить, где проходят границы его ответственности, а где – уже ответственность и границы другого человека.

— Активизировать ресурсы клиента, его способность решать жизненные задачи и справляться с трудностями. Укрепить его Я, его способность ощущать собственные границы.

— Выявить, что может помочь клиенту отстаивать свои границы адекватным образом (достаточным, а не чрезмерным и не капитуляцией), а что мешает сейчас это делать. В случае выявления затруднений в здоровом отстаивании границ – проработка причин этих затруднений (иррациональные страхи, ограничивающие убеждения, родительские предписания и детские решения, травмирующий опыт и прочее).

— При необходимости, обучить навыкам уверенного (ассертивного) общения, например: понимать свои потребности; уметь заявить о них адекватным способом (с помощью я-высказывания, предъявления чувств, просьбы и т. д.); умение договариваться в случае конфликта интересов; умение адекватно защитить себя в случае намеренного нарушения границ окружающими, в том числе выходить из токсичных и разрушительных отношений; и т. д.

Я не устаю удивляться возможностям нашей психики и организма, и когда я вижу, как в результате этой работы меняется качество жизни человека, я испытываю большое воодушевление.

 

 

 



« »

Share your thoughts, post a comment.

(required)
(required)

Note: HTML is allowed. Your email address will never be published.

Subscribe to comments