Skip to content

08.01.2013

НАУКА, РЕЛИГИЯ, МИСТИЦИЗМ …

0_ac1e7_fd8e164a_orig

Наше понимание мистического зависит от объема знаний и понимания, которыми мы располагаем. Если мы не можем объяснить в рамках физической реальности некий процесс, явление, или концепцию, то описываем их как мистические. Многое из того, что считалось мистическим тысячу лет назад, сегодня считается наукой, и многое из того, что считается мистическим сегодня, будет четко пониматься наукой будущего.

Видение Большой картины требует больше, чем интеллектуальной мощи. Оно также требует преодоления укоренившейся системы верований. К этому не готовы многие люди, либо не способны; во всяком случае, небыстро или легко, если не совсем.

Обычно люди верят, что они знают практически все, что можно узнать, что последние несколько вещей, в которых нужно разобраться ― всего несколько шагов по сравнению с пройденным. Например, ученые конца 19-го столетия часто сокрушались очевидному факту, что всё важное в науке и технологии уже было изобретено. Немногим более столетия спустя это утверждение смехотворно. По определению очевидно, что ты не можешь осознавать того, чего ты не знаешь. Тем не менее, мы почти всегда позволяем нашему эго обманывать нас, что мы гораздо менее невежественны, чем на самом деле являемся. Как говорится, нет ничего более возмутительного и странного, чем истина.

Вера не требует доказательств и подтверждений ее правоты. Так как эта правильность — просто предполагаема, то и нет необходимости в фактических результатах (правильность не может быть буквально продемонстрирована — в этом и суть убеждений). Зрелые и непоколебимые системы убеждений, включая системы сформированные культурными, научными и религиозными убеждениями, обычно не имеют тенденций к изменению. Существует некое логическое препятствие для значительного изменения того, что, по определению, является идеальным и полноценным. В отличие от этого, знания, полученные в зрелом личном научном познании, пребывают в постоянном изменении.
Непредубежденный скептицизм и постоянный научный поиск новых данных помогают в этом убедиться. Поиск правды, по своей природе, это постоянное состояние открытия, доработки, оценки и переоценки, так как новые данные продолжают вливаться до тех пор, пока человек остается осознанным и заинтересованным в дальнейшем росте.Искренние искатели истины никогда не станут всезнайками — так как всегда найдется возможность совершенствования как вашей личности, так и ваших знаний. Когда вы будете всё знать, когда вы поверите, что получили ответы на все вопросы, тогда вы, на самом деле, всё потеряете — ничего не останется, кроме пустой ракушки.

Вам не нужны ни вера, ни неверие или религиозные верования, чтобы пойти по этому пути. Вам надо понять и принять возможность некой бОльшей реальности. После этого желание исследовать истину станет для вас достаточно мотивационным. К тому же, если эта другая «может быть возможная» реальность так же потенциально очень важна и значительна для ваших жизни и существования, то ничто не удержит вас от расходования своей энергии на постижение истинной сути жизни.

Вы можете и должны учиться у других насколько это возможно, но расти вы должны сами. Ускорить ваш прогресс может обучение у уже опытных людей. Однако, выбор людей, у которых вы лучше всего можете научиться, это повторяющийся процесс, который должен постоянно переоцениваться в свете получаемого вами опыта и достигаемых результатов. На разных этапах вашей жизни разные люди буду для вас наиболее полезны — в соответствии с вашим конкретным положением.

Не зацикливайтесь на шаблонах, привычках или ритуалах. Не обращайте внимания на группы или организации, говорящие вам что делать. Избегайте ловушек, основанных на вере. Будьте уверены в себе! Вы не только можете, но и должны сделать это в конце концов сами — быстро или медленно, легко или с большим усилием. Все мы постоянно развиваем свою сознательность. Эволюция принуждает выбирать и меняться. Невозможно остаться тем же человеком выбрав бездействие. Перемены — неизбежны. Перемены могут выражаться как в позитивном росте, так и в негативных ухудшениях. В конечном итоге ваш личный выбор определяет направление (позитивное или негативное) вашего роста.

Хороший учитель стимулирует вас, делает процесс обучения более интенсивным и сосредоточенным, а так же дает ученику возможность учиться более быстро. К сожалению, чем больше вы нуждаетесь в хорошем учителе, тем меньше у вас шансов отличить его от плохого.

Хороший учитель сфокусирует ваши усилия на ускорении вашего прогресса, а плохой — направит вас в другом направлении и замедлит ваш прогресс. Всегда оставайтесь скептиками, непредвзятыми и непредубежденными и, более того, пробуйте этот пуддинг — продолжайте требовать от себя результатов и оценивать свои текущие результаты. Если спустя 6 месяцев работы вы не увидите ощутимых результатов, то это значит, что вам надо серьезнее взяться за дело или изменить свой подход. Знания могут быть интересны и полезны, но никогда не следует отождествлять их с внутренним духовным ростом.

Изменения качества вашего бытия, роста качества вашей осознанности, эволюция вашего духа: вот те результаты, о которых я говорю — результаты бытия, а не интеллекта. Суть в том — кто вы есть, а не что вы знаете. Важны причины ваших действий, а не слова или сами действия. Когда вы измените свои намерения, деяния и бытие, вы начнете получать ощутимые результаты. Вас ожидают не письменные контрольные. Большие фактические (интеллектуальные) знания не помогут вам сдать тест на качество вашего существа. Вы таковы, каковы вы есть. Этого не скрыть, даже если вы умеете хорошо контроливать ваше поведение и ход мысли.

Вера — это вывод, базирующийся на мистической предпосылке. Учёные могут верить, что неведомое должно содержаться в наборе данных физической реальности и следовать обычкновенно-объективному и привычному порядку вещей, но эта вера или убеждения просто выражают более приемлемую форму мистицизма. Мистицизм, который поддерживает наши культурные верования принимается как очевидный факт. По определению, такое убеждение обязательно представляет собой наиболее объяснимое предположение, которое может сделать разумное культурное существо. Таким образом обыкновенный мистицизм отражает видоизменение культурных и персональных верований в сомнительную философскую основу. Мы видим, что объектная причинность западного материализма должна непременно развиться по спирали из основы мистического убеждения. И вот! Вера становится наукой и, как минимум, неотъемлемой частью научного подхода.

Результат этой нелогичной трансформации продолжается в цепной реакции. Затем наука становится истиной ― или, как минимум, единственным судьёй истины ― и ей дана работа определять реальность. Так, с западной перспективы, мир идей и концепций раздваивается, с одной стороны оказывается наука и истина, с другой ― философия и предположение. Хотя наука важна, так как производит чудесный набор полезных физических продуктов, философия превращена в нечто маргинальное, потому что не даёт ничего, кроме бесполезных аргументов. В последнем акте этого фарса мы видим науку, неспособную преодолеть барьер своей древности и не являющуюся больше полезной, религиозные парадигмы, ставшие пленницами ограничений, наложенных закоренелыми убеждениями. В то время как наука страдает от собственной близорукости, философия пытается в тщеславии имитировать научную иллюзию объективности в надежде соответствовать. Не напоминает ли это нелепо замысловатую французскую комедию?

Большинство из нас заполнены разнообразными убеждениями. Мы погружены в здравый смысл и в преобладающую мудрость нашей культуры, в преобладающую мудрость традиций, общества, профессии, семьи и друзей.

При встрече с чем-то сложным и незнакомым, как правило, необходимы повторения, прежде чем мы почувствуем себя комфортно. Точно так же, повторение часто необходимо, чтобы пробиться сквозь глубоко укоренившиеся способы мышления и бытия. У большинства из нас есть глубоко укоренившиеся шаблоны мышления и действий — знаем мы об этом или нет. То, что сидит так глубоко в нас ― его почти невозможно заметить, и оно становится частью невидимого внутреннего ядра нашей сущности. Фактически, эти тонкие системы убеждений ограничивают нашу личную реальность.

Фактом является и то, что большинство наших убеждений лежат там, где наш ум не может легко до них добраться. Находясь вне нашего осознания, они буквально определяют, и этим ограничивают то, что мы позволяем себе воспринимать и интерпретировать как реальность.

Дополнение:

Любая власть является, в первую очередь, условием, добровольно принятым обществом и в принципе не может быть основана на силе, потому как не может меньшинство, которым являются правители, противопоставить силу против большинства, которым является народ и армия.

Истинные причины власти заключаются не в принуждении к повиновению, а в обмане и внушении страха.
В древние времена для насаждения власти использовалась религия. Ложная идея, подкрепленная разыгранными перед толпой чудесами заставляла людей принять страх перед богом и как следствие страх перед властью, которая от бога.

Такой простейший обман позволял подчинить себе массы благодаря слабой информированности общества по поводу того, как устроен мир и спустя века с развитием науки религия сдала свои позиции как догматическое представление о мире и следовательно утратила свою власть.

На смену религии пришла догматическая наука, которая в противоположность ей утверждает случайность любых событий и самого происхождения мира, ставя людей перед « фактом» что мир это череда случайностей и единственно важной целью существования человеческого вида является выживание в абсолютном хаосе, а единственным спасением является научно технический прогресс. Это опять же обман и внушение страха, идея прямо противоположная религии но точно так же поддерживающая власть. Источник


« »

Share your thoughts, post a comment.

(required)
(required)

Note: HTML is allowed. Your email address will never be published.

Subscribe to comments